Получение парафиновых форм с материализованных органов 3. Получение парафиновых форм с материализованных органов

    Мы переходим теперь к опытам, которые я считаю за самые положительные и самые убедительные доказательства явления материализации. Речь идет уже не об отпечатках, но о формах целого материализованного органа, посредством которых получаются впоследствии гипсовые отливки, воспроизводящие с совершенной точностью все детали временно материализовавшегося тела. Операция эта производится следующим образом: приготовляются два сосуда - один с холодной водой, другой с горячей, на поверхности которой имеется слой растопленного парафина. Появляющаяся рука должна сперва окунуться на секунду в растопленный парафин и затем немедленно в холодную воду, и несколько раз сряду; таким образом, на руке образуется парафиновая перчатка некоторой толщины, и когда материализованная рука ее покидает, то в ведре с холодной водой остается ее точная форма, которая потом наливается гипсом; тогда распускают форму в горячей воде и получается точный отливок тела, наполнявшего форму. Подобный опыт, произведенный при надлежащих условиях предосторожности против возможного обмана, представляет нам абсолютное доказательство совершившегося явления в его полном и пребывающем изображении. Гартман с своей стороны ничего не говорит об этого рода опытах; единственное место, как будто до них относящееся, совсем не соответствует фактам, о которых я говорю. Вот это место: «Все те случаи, где допущение нетождественности медиума и явления основываются только на том, что медиум - материально заперт, должны быть обращены как недоказательные, и все сделанное явлением, должно быть в таких случаях приписано самому медиуму; сюда относятся напр., случаи, когда явление производит посредством растопленного парафина отпечатки своих ног, рук или лица и отдает их присутствующим» (т. VI, s. 526; т. IV, S. 545-548) (s. 112).
    Здесь первая цитата из «Ps. St.» (т. VI, s. 526) относится до нескольких строчек, в которых только говорится об оттиске лица в распущенном парафине, между тем как я говорю о полной форме какого-нибудь члена, что далеко не одно и то же; вторая цитата из «Ps. St.» (т. IV, S. 545-548) относится к материализации полной человеческой фигуры, а об отпечатках или слепках тут и речи нет. Нельзя не заметить, что в том же томе «Ps. St.» есть несколько статей г. Реймерса, в которых он излагает целый ряд опытов, произведенных с величайшим тщанием и относящихся к получению форм с материализованных рук, - и что Гартман обходит эти опыты полным молчанием! Мотивировать это умолчание тем аргументом, что медиум был «заперт» и что, следовательно, «все сделанное явлением должно быть приписано самому медиуму», здесь невозможно, ибо «допущение нетождественности медиума и явления» опирается совсем не на том единственном основании, что медиум был заперт, но на разнице между формой руки медиума и формой руки материализованной, разнице, констатированной посредством полученного отливка.
    Так как я считаю получение форм с материализованных органов за абсолютное доказательство реальной объективности явления материализации и, следовательно, за доказательство, что в этом явлении нет ничего галлюцинаторного, я должен представить обзор опытов этого рода со всей должной полнотой.
    Мысль получать такого рода слепки принадлежит м-ру Дентону,* известному в Америке геологу, который в 1875 году получил первые формы с пальцев.
    Факт этот был им описан в письме в «Banner of Light перепечатанном в «Medium»'e (1875, p. 674), оттуда мы и заимствуем следующее:

    «Я недавно узнал, что если окунуть палец в растопленный парафин и дать ему застыть, то он легко снимается с пальца и образует форму, которая, если ее наполнить гипсом, дает точный слепок с пальца.
    Вследствие этого я написал м-ру Джону Гарди, что нашел превосходный способ получения слепков, и просил у него разрешения устроить с м-с Гарди сеанс, чтобы попробовать получить слепки с так часто появлявшихся на ее сеансах материализованных рук. Но о способе их получения я ничего не упомянул.
    Согласно приглашению м-ра Гарди, я явился к нему на квартиру с запасом парафина и гипса, и, как только все приготовления были окончены, мы приступили к опытам.
    Посередине комнаты поставили большой стол и завесили его стеганым одеялом и чехлом с фортепиано для того, чтобы пространство под ним было как можно темнее. Под стол поставили ведро горячей воды с растопленным на ее поверхности парафином. М-с Гарди села к столу и положила на него руки; м-р Гарди и я поместились по обеим ее сторонам; кроме нас, в комнате никого не было.
    В непродолжительном времени нам послышался всплеск воды, и стуками потребовали, чтобы м-с Гарди просунула свою руку на несколько дюймов под стол, между одеялом и чехлом; сделав это, она в несколько приемов получила от 15 до 20 форм пальцев разной величины, начиная с детских и заканчивая исполинскими. На большей части этих форм, преимущественно на самых больших и на подходивших по величине к пальцам медиума, вполне ясно выступали все линии, черты и выпуклости, какие мы обыкновенно видим на человеческих пальцах. Самый огромный из них, который, как нам сказали, был большой палец «Большого Дика» (Big Dick), оказался шире моего большого пальца, между тем как самая маленькая форма, с совершенно отчетливым ногтем, представляла пухленький пальчик ребенка, по-видимому, не старше года.
    Во время получения этих форм рука медиума находилась, как мне положительно известно, не ближе двух футов от парафина. Большинство форм были еще теплы, когда м-с Гарди снимала их с протягиваемых ей под столом рук, и иногда парафин оказывался еще настолько мягким, что форма портилась.
    Мне хотелось бы обратить внимание братьев Эдди, «мальчика Аллена» и других медиумов для физических явлений на этот способ экспериментирования для убеждения скептиков в реальности появляющихся фигур и в их отдельности от медиума. Если бы могли получать формы рук, превосходящие по своей величине размер обыкновенной человеческой руки, - а в возможности этого я вполне убежден - то их можно было бы посылать отдаленным кружкам как неопровержимое фактическое доказательство.

    Уильям Дентон.
    Веллеслей. Масс. 14 сентября 1875 года».

    В позднейшем письме, помещенном в «Banner» от 5 апреля 1876 года, м-р Дентон, упоминая о своем первом опыте, прибавляет следующую важную подробность: «Во время этого сеанса мне случалось видеть показывавшиеся из-под стола пальцы, когда они были еще покрыты парафином».
    Письмо м-ра Гарди, мужа медиума, подтверждает тот факт и добавляет несколько не лишенных интереса подробностей, почему мы его здесь и перепечатываем из «Medium» (1875, р. 647).

    «15-го числа сего месяца я получил письмо от профессора У. Дентона, живущего в Веллеслее, в 10 милях от Б стона, и известного своими лекциями по геологии и спиритуализму. Он сообщал мне, что нашел средство получать самым простым способом слепки с материализованных рук или пальцев, если только при этом будет подходящий медиум, и спрашивал, не согласится ли м-с Гарди на подобный опыт. Я не медля ответил, что мы почли бы за счастье содействовать ему в опытах, имеющих целью доказать реальность материализации. Вслед за тем я получил от него уведомление, что он будет у нас на следующий день, 16-го. Он принес с собой свои материалы, о которых, равно как и об их употреблении, он нам ничего заранее не говорил, и мы тотчас же приступили к сеансу.
    Взяв обыкновенный стол, длиной в 4 фута и шириной в 2, мы обтянули его по бокам одеялами, чтобы туда не проникал свет. Тогда м-р Дентон внес обыкновенное ведро, почти доверху наполненное горячей водой, и впустил туда кусок парафина, который, разумеется, растопился и стал плавать на поверхности. М-р Дентон поставил ведро под стол, за которым сидела м-с Гарди; м-р Дентон и я сели около нее по обеим сторонам. В этом случае не было надобности составлять для контроля цепь, ибо руки лежали на столе и всякое движение было бы сейчас замечено. Через несколько минут послышался всплеск воды, и вскоре после того невидимые деятели сообщили нам об успехе и выразили желание, чтобы медиум взял что-то от них. Только тогда м-с Гарди просунула под стол руку, причем выше кисти она оставалась постоянно на виду. Пальцы ее ни разу не приближались к ведру более чем на два фута; опускавшиеся в парафин руки сами поднимались к медиуму, чтобы он снимал образовавшуюся на них парафиновую форму. Так получилось от 15 до 20 форм, в которых ясно обозначились не только ногти, но и все линии кожи. Эти пальцы были, по крайней мере, пяти различных размеров, в том числе находились три или четыре, принадлежавшие детям от году до трех лет. Остальные формы были гораздо большего размера, и, наконец, одна из них изображала большой палец такой величины, какой мы никогда не видывали, причем ноготь и все линии кожи были совершенно отчетливы.
    Все эти формы находятся теперь у м-ра Дентона, и он сообщит подробности этого опыта в ближайшем номере «Banner», за своей подписью. Факты эти говорят сами за себя и доказывают, что все идет вперед. Описанные выше явления происходили при дневном свете, только при опушенных шторах, без всякого кабинета и без закрывания медиума покрывалом; все происходило в комнате, где всякое движение каждого участвовавшего было ясно видно всем прочим.

    Джон Гарди. Бостон. 20 сентября 1875 года».

    Таким способом были последовательно получены в целом ряде сеансов формы рук и ног самых разнообразных строений. Условия этих опытов и полученные результаты оказались вполне удовлетворительными, но критика делала свое дело и усиливалась придумать, каким путем совершался тут обман, ибо без обмана, конечно, дело не обходилось. Стали толковать, что медиум мог приносить с собой готовые формы и выдавать их за образовавшиеся на сеансе. Тогда профессор Дентон прибегнул к следующему способу проверки: он взвешивал парафиновую массу до начала сеанса, а затем, по окончании его, взвешивал как полученные формы, так и оставшийся парафин, и сумма полученных тяжестей оказывалась равной тяжести всей массы употребляемого парафина. Опыт с взвешиванием был произведен неоднократно и в многочленных собраниях, комиссиями, члены которых были выбираемы самой публикой, - в Бостоне, Чарльзстоуне, Портленде, Балтиморе, Вашингтоне и др. гор. - и каждый раз с полным успехом. Критика нашла новое возражение: действуя руками и ногами, медиум мог удалить нужное количество парафина и как-нибудь скрыть его. Требовали посадить медиума в мешок. Было исполнено и это. На двадцати, или около того, публичных сеансах медиума сажали в мешок, который завязывался у него на шее; и каждый раз получался одинаковый результат, причем в происходило под надзором комиссии из публики. Но вскоре нашли и эту предосторожность недостаточной; стали говорить, что медиум может распороть и снова зашить часть шва в мешке и опять действовать руками, хотя члены комиссии ничего подобного никогда не замечали. Наконец придумали комбинацию, которая должна была служить решающим абсолютным доказательством: потребовали, чтобы форма получалась в запертом на ключ ящике. И так как в самом деле опыт, произведенный при таких условиях, должен считаться абсолютно доказательным, то я и привожу здесь описание его, по документу, подписанному членами комиссии и помещенному в «Banner of Light» от 27 мая 1876 года. Вот прежде всего описание ящика, нарочно изготовленного для опыта по указаниям доктора Гарднера:
    «Прямоугольный по форме ящик имеет 30 дюймов в длину и 24 в ширину. Дно, двухстворчатая крышка и четыре колонки по углам деревянные, так же как и часть стенок между крышкой и проволочной сеткой; вышина этих стенок 8 1/2 дюйма, и все они пробиты дырочками на расстоянии дюйма одна от другой; первоначально дырочки были в 1/2 дюйма в диаметре, но затем их уменьшили посредством заклейки до четверти дюйма. Проволока, обтягивающая ящик, состоит из одного куска, оба конца которого соединяются на одном из угольных столбиков и прикрываются сверху деревянным бруском, крепко прибитым к столбику. Крышка состоит из двух частей и раскрывается посередине. Одна половина крышки запирается с двух сторон на задвижки, приделанные по бокам, другая запиралась сперва только одним засовом. Проволока образует толстую крепкую сеть с петлями в 3/8 дюйма. После нескольких удачных опыте при которых мы не присутствовали, в ящике были замечены некоторые недостатки и его переделали, так что он отвечает всем требованиям. К крышке приделано с двух сторон по замку, с помощью которых она запирается совершенно плотно и крепко. Мы потому вдаемся в такое подробное описание ящика, что смотрим на него как на способ доказательства, совершенно исключающий всякий вопрос о благонадежности медиума» (перепечатано в «Spiritualist» от 9 июня 1876, р. 274).
    Перейдем теперь к протоколу опыта: «В понедельник 1-го мая 1876 года в комнате нижнего этажа квартиры, занимаемой м-ром Гарди, № 4, на Конкорд-сквере, находились: полковник Фридрих А. Поп из Бостона, Джон Уэтерби, И.С. Дрэпер, Ипс Сарджент, м-с Дора Брайтгэм и м-р и м-с Гарди. Ящик был подвергнут основательному осмотру. Полковник Поп, знающий толк в столярных работах, опрокинул ящик вверх дном и исследовал его со всех сторон, внутри и снаружи; остальные присутствовали при осмотре и потом повторили его сами. Особенно внимательно исследовали сетку, чтобы удостовериться, можно ли каким-нибудь железным инструментом раздвинуть петли настолько, чтобы они пропустили предмет толщиной более полдюйма, и затем незаметно их сдвинуть. При данных условиях это оказалось невыполнимым или, по крайней мере, не могло бы остаться незамеченным.
    «Когда все удостоверились в надежности ящика, м-р Уэтерби взял ведро чистой холодной воды, предварительно осмотренное всеми присутствующими, и поставил его в ящик. Полковник Поп взял ведро горячей воды, покрытой сверху жидким слоем растопленного парафина по освидетельствовании его поставил также в ящик. Крышку закрыли, задвинули засовами и заперли. Для полнейшего обеспечения наложили, сверх того, печати на обе замочные скважины, вдоль пазов крышки сверху и по бокам, хотя эта мера и была совершенно лишней: медиум все время оставался у нас на виду. В комнате было светло, и мы все видели сквозь сетку, что в ящике ничего другого, кроме ведер и их содержимого, не было.
   Чтобы дать требуемую для явления темноту, на ящик набросили суконную скатерть и в комнате несколько уменьшили свет, но его оставалось, однако, достаточно, чтобы видеть часы и различать лица и движения приствующих, в том числе и медиума. М-с Гарди села впереди кружка, перед узкой стороной ящика, а м-р Гарди все время находился в отдалении, позади всего общества
    Присутствовавшие сидели совершенно свободно; не было ни пения, ни шума, хотя разговор вполголоса и продолжался почти все время. М-с Гарди оставалась в нормальном состоянии, видимо спокойной и ничем не озабоченной. В кружке царствовала полная гармония; глаза всех были устремлены на медиума. Иногда обращались с вопросом к действующей силе, и ответ получался стуками.
    Наконец, минут через сорок, раздалось частое веселое постукивание, извещавшее об успехе. Все мы встали с своих мест, сняли с ящика сукно и, посмотрев сквозь проволочную сетку, увидали, что в ведре с холодной водой плавает цельная форма большой руки, затем освидетельствовали печати - они оказались неповрежденными. Мы снова тщательно осмотрели все стенки ящика: дерево и проволока - все было в целости и в порядке. Сняв печати, мы отперли замки, отодвинули засовы; подняв крышку, вынули из ящика ведро и взяли форму. Мы не видели и теперь не видим другого выхода, как прийти к заключению, что эта форма была сделана и положена в ведро какой-то силой, способной материализовать органы человеческого тела, совершенно отличного от тела медиума.
    В четверг 4 мая состоялся второй сеанс, на котором, кроме вышепоименованных лиц, присутствовали еще м-р И.У. Дэй (из редакции «Banner of Light») и м-р И.Ф. Альдерман. Условия были те же, а результат еще успешнее, чем на сеансе 1 мая, так как формы были гораздо больше и с более раздвинутыми пальцами. Перед сеансом и после него были приняты те же меры предосторожности: ящик был дважды всесторонне осмотрен всеми присутствующими лицами. Возникло сомнение относительно прочности петель на крышке, тогда принесли отвертку, винты испробовали и подвернули их еще крепче.
    Кроме формы в ведре, на дне ящика нашли еще часть другой.
    Мы пришли к следующим заключениям:
    1 Что точная форма человеческой руки в натуральную величину была произведена в запертом ящике какой-то неизвестной нам силой, обладающей разумностью и способностью к организации.
    2 Что условия опыта были таковы, что совершенно исключали вопрос о честности медиума, а результат вполне доказал подлинность его медиумической способности.
    3. Что вся обстановка была так проста и наглядна, что не допускала возможности обмана или самообмана, и что ввиду этого мы вправе считать факт этот абсолютно доказанным.
    4. Что этим опытом подтверждается давно известный исследователям факт явления временно материализующихся видимых и осязаемых рук, управляемых разумностью и проецируемых из невидимого организма.
    5. Что опыт с парафиновыми формами в связи с так называемой спиритической фотографией дает объективное доказательство деятельности разумной силы, не облеченной в видимый для нас организм, и представляет твердое основание для научного исследования.
    6. Что вопрос: «Как получилась эта форма внутри ящика?» приводит к заключениям, которые не могут не иметь важного значения для философии будущего, - для проблем психологии и физиологии, касающихся высшего призвания человека.

    Бостон, 24 мая 1876 года.
    J.F. Aldermann, 46, Congress Street, Boston.
    Mrs. Dora Brighth, 3, James Street, Franklin St.
    Lionel Frederick A. Pope, 69, Montgomery Street.
    John W. Day, 9, Montgomery Place.
    John Wetherbee, 48, Congress-Street.
    Epes Sargent, 67, Moreland Street.
    J.S. Draper, Wayland, Mass».

    В числе этих подписей мы видим и имя Ипса Сарджента, очень известное в американской литературе.
    Итак, мы имеем перед собой опыты, произведенные при условиях, которые должны вполне удовлетворить доктора Гартмана: медиум не уединяется; он сидит вместе со всеми присутствующими в освещенной комнате, и форма образуется в пространстве, недоступном для подделки подобного явления. Стало быть, мы имеем здесь абсолютное, объективное и пребывающее доказательство, что появляющиеся на медиумических сеансах руки не суть галлюцинации, но представляют явление совершенно реальное и объективное, наименование которого словом «материализация» имеет, по-видимому, некоторое основание, причем мы здесь нисколько не касаемся вопроса о сущности явления.
    Единственно возможное возражение против этого опыта - что он происходил в Америке, этой классической стране всякого шарлатанства. Возражение это имело бы вес, если бы относилось к какому-нибудь единичному, совершенно новому случаю, без всякого прецедента. Но для человека, ближе изучающего этот вопрос, описанный нами случай является только последним развитием целого ряда опытов, относящихся до этого же явления. Если, сверх того, принять в соображение, что в этих опытах участвовали профессор Дентон -изобретатель самого метода, д-р Гарднер, один из наиболее уважаемых представителей спиритуализма в Америке, которому принадлежит мысль о постройке ящика и под чьим председательством производились первые опыты (см. «Banner of Light» от 1 апреля 1876 года), - Ипс Сарджент - известный писатель и спиритуалист, который, посылая отчет комиссии в Лондонский «Spiritualist», писал к редактору: «Так как я сам присутствовал на этих сеансах, то могу вполне поручиться за совершенную точность их описания» («Spiritualist», 1876, р. 274), и, сверх того, сообщил тому же журналу мнение эксперта о подобного рода формах, именно скульптора О'Бриена* (см. «Spiritualist», 1876, т. I, р. 146) - то все это вместе взятое, дает помянутым опытам всю желаемую степень достоверности.
    Вообще же говоря, справедливо, что приходящие к нам из Америки известия часто преувеличены и неточны; поэтому-то в спиритических исследованиях своих я и предпочитаю, как это видно, пользоваться английским источниками, тем более что большинство лиц, принимающих в Англии деятельное участие в этом движении мне лично известны. Вот почему я и представлю здесь обстоятельный очерк опытов этого рода, произведенных в Англии, доказательность которых, быть может, еще более убедительна.


* Профессор Уильям Дентон умер в 1884 году от желтой горячки, в путешествии, предпринятом им с целью геологических исследований в Новой Гвинее. (См. «Psych. Studien», декабрь 1884, с. 579.)
* Мы приводим здесь целиком этот интересный документ.

    «Вашингтон. 30 января 1876 года.
    Вследствие обращенной ко мне просьбы, сим свидетельствую, что я формовщик и скульптор, состоящий в этой профессии в продолжение двадцати пяти лет, из числа которых я провел несколько лет в Италии для изучения великих мастеров живописи и ваяния, а настоящее время живу в Вашингтоне и имею мастерскую в доме № 345 по Pennsylvania avenue. Вечером 4 января я был приглашен явиться в одну частную квартиру (101,6 I Street, NY.) для осмотра гипсовых моделей рук, о которых я должен был высказать свое мнение. Господин, представленный мне как м-р Джон Гарди из Бостона, показал мне там семь гипсовых рук разной величины, которые я рассмотрел при ярком свете и с помощью лупы; каждая рука отличалась законченностью своей отделки, передававшей все анатомические подробности и линии на поверхности кожи с точностью, которую можно встретить разве только в моделях, отлитых в формах, полученных посредством наложения гипса или воска на руку или какую другую часть человеческого тела, и состоящих из отдельных частей, образующих одну составную форму. Вышесказанные модели не носили никаких следов отливки в составной, или, как у нас говорят, «разборной форме», но казались отлитыми целиком. Между этими моделями была одна, которая, как мне сказали, представляла руку покойного вице-президента Генри Вильсона и была получена уже спустя много времени после его смерти. По форме и величине модель чрезвычайно походила на его руку, которую мне пришлось видеть вскоре после его кончины, когда я приходил снимать единственную с него взятую маску; я тогда же хотел наложить гипс и на его руку, но мне помешали врачи, торопившиеся приступить к вскрытию тела.
    Согласно той же просьбе, охотно прибавляю, что если бы вышеупомянутый слепок с руки Вильсона был изготовлен при помощи наших формовальных инструментов, то, по моему мнению, сделало бы честь самому искусному художнику.
    Относительно этого пункта я даже смело утверждаю, что из ста известных скульпторов едва ли один может изваять такую руку во всех ее деталях, ибо в нашем искусстве не известно другого способа изготовления слепков, вроде показанных мне, как в составных или разборных формах; после чего отливки подвергаются окончательной отделке подчисткой, чтобы сгладить швы и другие признаки их изготовления, что в этом случае составило бы громадный труд, особенно если принять во внимание микроскопическое исследование, которому я их подверг; на отделку одного такого отлива (предполагая, что скульптор мог бы обойтись без помощи искусного гравера) потребовалось бы несколько дней работы. В тот же вечер, там же, вместе с этими моделями, мне показали две парафиновые перчатки или формы, в которых и получались, как мне говорили, эти отливки; я внимательно рассмотрел эти формы и нашел, что они без швов и должны были получиться цельными, напр., с превосходно сделанной модели руки, которую погружали бы несколько раз в полужидкое, подобное парафину, пристающее вещество и затем извлекли бы ее, оставив форму в виде перчатки; но сама форма этих перчаток (как и полученных в них отливков) с согнутыми пальцами и ладонью, на несколько дюймов шире запястья, делала, по моему мнению, невозможным снятие подобных перчаток целиком, почему я и остался без всякой сколько-нибудь удовлетворительной теории относительно способа их происхождения. Еще меня просят заявить, что я не спиритуалист, никогда не был ни на одном сеансе и заведомо не имел сношений с так называемыми «медиумами». Из философии современного спиритуализма знаю только, что она утверждает бессмертие души и признает возможность общения с «духами» умерших: на первое я смотрю как на предмет веры, а относительно последнего не нахожу достаточно данных, чтобы высказаться за или против.
    Джон О'Бриен, скульптор».