CXLI


    Свобода воли есть не что иное, как индивидуальное приложение принципа свободы. Свобода есть главнейшее условие развития, прогресса, эволюции человека. Закон эволюции, предоставляя нам заботу созидать во времени самих себя, нашу личность, наше сознание и, следовательно, нашу судьбу, должен предоставить нам и средства, обеспечивающие нам свободу выбора между добром и злом, поскольку достоинства, приобретённые нами, и есть награда нам за возвышение наше.


CXLII


    Что касается до забвения воспоминаний о предшествующих наших жизнях, то оно, как мы видели, не настолько полно, как то утверждают, и если бы большинство людей отдалось более внимательному изучению своей собственной психики, то они без труда нашли бы там следы прошлых своих жизней.
    Как то убедительно показывает г-н Бергсон в своей прекрасной книге "Созидающая Эволюция", доводы, которые приводят в качестве возражения на это, ничего не могут доказать. Даже в нынешней жизни человека, и особенно в сомнамбулическом состоянии, противостоящем состоянию обычного бдения, наблюдаются затмения памяти, делающие понятным стирание более далёких воспоминаний. Всем спиритам хорошо известно, что подобное забвение нашего прошлого лишь временно и случайно.
    Как бы мало ни был дух развит, полное воспоминание о прожитом прошлом восстановится для него в мире загробном, и восстанавливается даже и в ходе данного существования - во время сна. В состоянии высвобождения он сможет восстановить связь причин и следствий, составляющих ткань его судьбы. И только лишь в пору материальной борьбы воспоминание это стирается, и стирается оно как раз для того, чтоб оставить нам полноту нашей волевой свободы, необходимой нам дабы преодолеть трудности, выдержать испытания земные и пожать все плоды этого.
    В общем, забвение прошлых жизней для большинства человеческих душ на недостаточно высокой ступени их развития должно рассматриваться как благо. Слишком часто ведь воспоминания эти были бы для них полны унизительных откровений и неразрывно связаны с сожалениями, опаляющими словно огонь. Не парализовывать себя, устремив взор на скверное прошлое своё, но намечать цели усилий своих и направлять полёт способностей наших в будущее надлежит нам.
    Ведь разве не говорит поговорка, что коль скоро кто взялся пахать, то ему не должно оглядываться? В самом деле, дабы вполне прямо провести борозду, т.е. встречать и проводить бои жизненные с каким-либо толком, не следует быть осаждаемым вереницею дурных воспоминаний.
    Лишь позднее, в космической жизни, и в особенности на более высоких уровнях эволюции, душа человеческая, освобождённая от ига плоти, скинувшая с себя тяжкое покрывало материи, ограничивающей и сковывающей её восприятия, может неуклонно, бесстрашно объять взором своим беспредельную панораму своих планетных существований. И тогда она достигла зрелости, необходимой чтобы прозреть умом своим и знанием ту связь, что объединяет их все, оценить завоевания свои и понять содержащийся в них урок. Это и сказано в 19-ой "Триаде":
    "Есть три главных необходимости, прежде чем достичь полноты знания: пересечь Абрэд, пересечь Гвинфид и вспомнить обо всём во всех подробностях вплоть до самого Аннуфна."1
    Таково суждение развитой души о самой себе, нравственная опись её, когда она на выходе из своих существований делает смотр длинной веренице странствий своих по разным мирам. Чрез посредство несравненной своей чувствительности, с высоты возросшего своего опыта, мудрости, разума - она судит обо всём. И в воспоминаниях этих, в зависимости от характера их, вновь она обретает причины для радости или страдания. Утончённая совесть её исследует малейшие уголки в глубинах своей памяти. Став судьёю непогрешимым, она произносит окончательный приговор, одобряет или осуждает, и иногда, во имя искупления, побуждаемая вдохновением свыше, она принимает решение воплотиться вновь в мирах материи и боли, что и утверждает 18-я "Триада": "Суть три изначальных бедствия в Абрэде: необходимость, забвение, смерть."


CXLIII


    После некоторого времени пребывания и отдыха в пространстве душа, говорят нам духи, должна вновь родиться в человечестве. Она приносит с собой всё наследие прошлого, хорошее и дурное, и возвращается, дабы приобресть новые качества, новые достоинства, которые облегчат её восхождение, её продвиженье вперёд. Так от рождения к рожденью дух развивается, поднимается, устремляется к идеалу совершенства, коий есть цель всей вселенской эволюции.
    Земля - это мир испытаний и исправления ошибок, мир, где души приготовляются к более высокой жизни. Нет посвящения без испытаний, нет искупления вины без боли. Лишь они могут очистить душу, освятить её, сделать её более достойной того, чтоб вступить в счастливые миры. Эти миры, или системы миров, располагаются во Вселенной по последовательным уровням или ступеням; условия жизни на них тем более совершенны и гармоничны, чем дальше прошла эволюция населяющих их существ. Подняться на более высокую ступень возможно лишь тогда, когда на ступени ей предшествующей приобретены все соответствующие её уровню совершенства.
    Таким образом, почти что бесконечное разнообразье и неравенство условий жизни на Земле не позволяет думать, чтобы здесь было возможным приобрести все необходимые качества за время одного только существования. Огромному большинству людей требуется целая вереница достойно прожитых жизней, чтоб осуществить в себе то состоянье флюидической утончённости и нравственной зрелости, которое б им позволило вступить в общества более продвинутые. А это значит, что если бы все земные души без разбору вновь рождались в мирах более совершенных, внутри обществ более развитых, то эти последние неизбежно оказывались бы заражёнными, а общий план эволюции исказился бы, совершенно бы извратился.
    Такой взгляд на вещи, такое суждение всецело подтверждаются свидетельствами многочисленных родственников и покойных друзей, с которыми мне было дано общаться за долгое время моей спиритической практики.
    На это нам возражают, что отнюдь не повсюду дело обстоит именно так. В Англии и Северной Америке, мол, некоторые духи высказывают на этот счёт серьёзные сомнения и отрицают саму необходимость последующих воплощений на Земле. Это внешнее противоречие - главный аргумент противников кардецистского Спиритизма.
    Если мы более внимательно изучим этот вопрос, нам прежде всего бросится в глаза один факт, именно тот, что все эти духи, противящиеся идее перевоплощения, в бытность свою на Земле принадлежали к протестантскому культу. Известно, что эта форма христианства даёт своим приверженцам особенно сильное и напряжённое религиозное воспитание, непреклонную веру, которых склонности и взгляды с настойчивостью продляются в потустороннюю жизнь. Протестантство учит, что при смерти душа судится окончательным образом и на веки вечные направляется в рай или в ад.
    Протестант не молится за души умерших, поскольку судьба их, по его мнению, уже решена безвозвратно. Доктрина суровая и безысходная в своей неподвижности! Она отнимает у души виновной всякую возможность искупления и лишает Творца возвышенного обаяния милосердия и прощения. Тому, кто следует этому учению, уже не видна никакая возможность вернуться на Землю. Католичество, оно по крайней мере своим понятием чистилища открывает путь к возможности искупления, и некоторые священнослужители видят в этой теории вероятность сближения со Спиритизмом, если только Церковь вообще когда-либо придёт к смягчению своей непреклонности и признает то, что чистилище, это место, где чрез посредство перевоплощений совершается искупление, есть сама Земля.
    Таким образом, противление некоторых духов, в протестантских кругах, закону перевоплощения можно объяснить действием догматических, закоснелых предрассудков.
    Но, скажут нам, поскольку всё прошлое вписано в нас, в глубинах нашего сознания, как то доказывают опыты по экстериоризации (перенесению чувствительности наружу), и поскольку смерть есть лишь полная и длительная экстериоризация - то как тогда эти духи могут ошибаться по поводу природы собственного прошлого и формы своего будущего?
    Да, несомненно, всё прошлое вписано в нас, как в книге, в тайниках подсознательной памяти. Но точно так же как для того, чтобы читать книгу, надо сначала её раскрыть, затем хотеть и уметь в ней читать, так и для того, чтоб изучать глубины сознания, нужен акт воли. Через такой именно приём гипнотизёр добивается восстановления в сознании субъекта его предыдущих жизней. И разве нам самим не приходится делать умственного усилия, усилия повторяемого и длительного, чтобы вспомнить какое-то уснувшее воспоминание даже из своей нынешней жизни?
    Многие люди воображают себе смерть как какой-то разрыв некоего загадочного покрова, когда всё сразу же озаряется ярким светом и все тайны сами собой разъясняются. Это серьёзная ошибка, ибо лишь крайне медленно, постепенно, в напряжённой работе, чрез наблюдения, постоянные сравнения душа умершего мало-помалу освобождается от тех привычек, предрассудков и ложных понятий, которые накопило в ней земное воспитание. Для этого ещё требуются помощь, содействие более продвинувшихся духов.
    Как то говорит нам Аллан Кардек, дух по возвращении своём в пространство ищет там такие сообщества душ, которые бы находились в гармоничной вибрации с его собственными взглядами и чувствами, после чего он приобщается к их духовной жизни и вовлечённый с той поры в это особое окружение он долго ещё может пребывать в общих заблуждениях и привычках, ему свойственных. Все спириты знают об этом состоянии души, каковое обнаруживает себя в загробных сообщениях и порою доставляет им своеобразные свидетельства, удостоверяющие личность проявляющихся, свидетельства, не лишённые интереса и небесполезные с точки зрения доказательства выживания души после смерти тела.
    В ходе своих опытов я нередко встречал духов подобного свойства, которые не припоминали того, чтобы прежде они несколько раз жили на нашей планете, и кои охотно отрицали принцип последовательных существований. Я предлагал им тогда посмотреть в сокровенных складках своего подсознания и поискать там следы предшествующих жизней. Когда они являлись ко мне на следующих сеансах, то заявляли, что они действительно вновь отыскали эти следы и что могут теперь восстановить всю последовательность своих бесчисленных возрождений. Я заметил, что духи эти были как правило духами низшего порядка. Предшествующие их жизни не отличались особым блеском и сводились к ряду существований, исполненных страстей, насилий, беспорядка, этих извечных источников горьких сожалений и раскаянья в мире потустороннем.
    Я далёк от мысли, чтобы ставить духов англо-саксонского происхождения в один ряд с этими отсталыми духами, о которых говорил выше. Они, может статься, обладают сокрытыми богатствами, умственными и нравственными, важность коих им остаётся неведома. Я только предлагаю нашим заморским друзьям убедить своих духов в необходимости методичных поисков в указанном направлении, в необходимости проведения углублённого анализа их способностей и воспоминаний. Тогда взаимная связь земных их жизней у них восстановится, и мы, таким образом, достигнем того единства взглядов, которое способно придать учению о множественности существований весь его вес, всю его глубину. Для этого достаточно будет только привести в действие сей могучий рычаг: волю!


CXLIV


    Закон перевоплощений, это возвращение душ на Землю, вызывает возражения, на которые необходимо ответить, опасения, кои необходимо рассеять. Среди спрашивающих, одни опасаются того, что не встретят в мире загробном людей, которых они любили здесь. Они спрашивают себя, будем ли мы, в силу этого закона, разлучены с нынешними членами наших семей и вынуждены уединённо продолжать нашу медленную и мучительную эволюцию. Другие же приходят в ужас от одной только перспективы начать заново свои земные дела и обязанности после трудовой жизни, усеянной испытаньями и несчастиями. Поспешим успокоить их!
    Перевоплощение незамедлительно, пребывание духа в пространстве непродолжительно лишь в том случае, если дух воплотился в ребёнка, который умер в раннем возрасте. Поскольку не удалась его попытка появиться вновь на земной сцене - почти всегда это обусловлено физиологическими нарушениями в организме матери - то он повторит её, как только в той же среде создадутся благоприятные условия. В крайнем случае, дух воплотится поблизости, т.е. среди родственников или друзей несостоявшихся родителей таким образом, чтобы ему остаться в связи с теми, кого он избрал в силу притяжения, обусловленного предыдущими связями, эмоциональными силами, представляющими определённое флюидическое сродство.
    Духи образуют многочисленные семьи, члены которых следуют друг за другом чрез свои многочисленные перевоплощения. В то время как одни на материальном уровне продолжают своё восхождение, своё развитие, другие остаются в пространстве, чтобы по мере своих сил и возможностей защищать их, поддерживать, вдохновлять, дожидаться их, дабы их встретить по выходе из земной жизни. Позднее эти последние сами возродятся к жизни человеческой, и тогда охраняющие, в свою очередь, вновь станут охраняемыми. Продолжительность пребывания в пространстве весьма различна и, согласно степени развитости, может охватывать много веков или длиться только несколько десятилетий для духов, стремящихся прогрессировать.
    Всегда есть соотношение между жизнью земной и жизнью космической. Семья зримая всегда связана с семьёй незримой, пусть даже связь эта для первой и остаётся неведомой. Симпатии, чувства, происходящие от связей, установленных в ходе ряда существований, передаются с одного уровня на другой с тем большею интенсивностью, чем более утончено вибрационное состоянье духов, образующих эти семьи. Полное согласье, царящее в некоторых семьях, объясняется множественностью совместно проведённых жизней. Члены их сблизились чрез духовное взаимовлеченье, общность строя мысли, чрез вкусы и чаянья одного порядка, и всё это происходит в самых различных степенях. В такой семье всегда легко узнать того, кто воплощается в ней в порядке исключения и в первый раз, либо чтобы умственно и нравственно усовершенствоваться здесь от общенья с существами более продвинутыми, либо, напротив, чтобы послужить примером, образцом, быть наставником духам отсталым, и в то же время чтобы помочь им выдержать испытания, кои назначает им судьба, а это уже является ответственным назначением, в высшей степени достойной задачей. В некоторых случаях контраст между характерами, способом думанья и действия столь разителен, что даже непосвящённый вправе заявить: "В семье не без урода!" или "Такой-то не от этой семьи: можно подумать, его подменили у кормилицы!"
    Уже в космической жизни некоторые духи принимают решение воплотиться в одном и том же месте с тем, чтобы продолжить там совместную эволюцию. Иные развитые души принимают мучительное назначение спуститься в материальные миры, дабы радиациями своими рассеять там грубые элементы, в этих мирах господствующие; и в этом исполненном самоотречения действии они почерпнут новую силу для продвижения своего.
    Нас спрашивают о различиях рас и их отношениях к эволюции. Духи по этому поводу говорят, что каждый регион земного шара привлекает из Космоса свои особенные флюиды, гармонирующие с эманациями почвы. Из этого следует, что духи, воплощающиеся в разных регионах, будут и стремления и вкусы иметь различные. Например, чернокожие получат флюиды, способные развить их физическую жизненность и выносливость, ибо примитивный их дух имеет нужду ощущать себя в прочной оболочке.
    У восточных рас, у японцев, например, земная эволюция куда более завершённа, тела малы, чувствительность более развита, восприятие потустороннего более отчётливо. Мистицизм народился. Перисприт японца, обладая большей утончённостью, будет вибрировать сильнее, нежели перисприт сенегальца.
    У западных рас эволюция в общем не всегда была однородной. В каждой стране она имела свои отличия. Горцы и моряки при этом, под более грубым обличьем, сохранили некоторый идеалистский фон и дух религиозный. Именно в этих двух типах стремления напрямик обращаются к миру высшему, поскольку они более прочих общаются с Природою.
    Нет ничего удивительного, если молодой ещё дух на каком-то этапе короткой своей эволюции испытывает порою потребность переменить место воплощения, чтоб приобресть недостающие ему качества и познания; ведь по возвращении в Космос он тотчас же вновь обретает там те духовные элементы, от коих он на время отдалился, но воспоминание о которых сохранил в глубинах своего сознания. Тем более, что уже во время сна воплощённый дух сближается со своими космическими друзьями и какие-то мгновения переживает своё с ними прошлое; по пробуждении же впечатление это стирается, ибо оно было бы способно лишь смутить его и уменьшить свободу его воли.
    Если на какое-то время мы и удаляемся от своей семьи земной, то зато никогда не покидаем духовную нашу семью; и когда семья человеческая в развитии своём достигла более высокого флюидического уровня, то производится обратное действие, и тогда уже она будет, в свою очередь, привлекать из пространства менее продвинувшихся духов, жаждущих развития. Сколь восхитителен закон эволюции существа в последовательности его воплощений, но ум человеческий увидеть способен лишь бледные его отсветы!
    Наставления, звучащие на этих страницах, не суть плод воображения. Они исходят из посланий духов, полученных в разных странах с помощью медиумических приёмов. До сей поры об условиях жизни в мире потустороннем мы имели лишь человеческие гипотезы, философские либо религиозные. Сегодня же её описывают нам те, кто сами живут этой жизнью, и говорят нам о законах перевоплощения. В самом деле, что значат несколько исключений, отмеченных в англосакских кружках, исключений, число которых сокращается день ото дня, что значат они пред лавиною документов, согласующихся свидетельств, собранных от Южной Америки вплоть до Индии и Японии?
    Уже не какой-то отдельный мыслитель или группа их, как то бывало прежде, приходит указать человечеству путь, который он или они считают истинным, но весь Незримый Мир твердит нам об этом, весь Незримый Мир сотрясается и делает усилие, чтобы отъять мысль человеческую от её привычек, шаблонов, заблуждений, и, как и во времена друидов, открывает ей божественный закон эволюции. Это ведь наши с вами почившие родственники и друзья в ходе бесед, изобилующих доказательствами, удостоверяющими личности их, рассказывают нам о своём положении в мире потустороннем, хорошем или плохом, как о последствии их прошлых поступков.
    Я обладаю семью пухлыми томами с сообщениями, полученными в группе, которою я долгое время руководил. Сообщения эти дают ответы на все вопросы, какие только человеческая неуверенность может задать мудрости незримых. Духи-наставники просвещали нас чрез посредство различных медиумов, не всегда друг с другом знакомых и зачастую бывших просто малообразованными женщинами, исполненными католических предрассудков и потому несклонных питать симпатий к учению о перевоплощениях. И все, кто с той поры обращались к этим архивам, поражались красоте стиля, равно как и глубине высказываемых мыслей.
    Быть может, послания эти однажды будут опубликованы. И тогда увидят, что в произведениях своих я вдохновлялся не столько собственными взглядами, сколько взглядами из мира потустороннего. Тогда при всём разнообразии форм признают великое единство принципов и увидят полное согласье с наставлениями, данными духами-водителями во всех иных кружках, с теми наставлениями, коими вдохновлялся Аллан Кардек, начертывая великие строки своего Учения.


CXLV


    (Из спиритического послания Аллана Кардека): "Вы попросили разъяснений по некоторым тёмным пунктам друидического учения. С этой целью я вошёл в связь с высокими сферами, желая получить некоторые указания о высшем очаге-воспроизводителе жизни и любви. Три круга, как вам известно, составляют основы кельтского учения, самый верховный, стало быть, относится к божественному средоточию.
    Из объяснений, данных Высшими Духами, явствует, что ум человеческий не должен знать тайны верховного источника жизни. Вот что я однако могу вам об этом сказать согласно доходящим до меня лучениям (радиациям). За пределами уровней, составленных живыми существами по мере развития их чрез этапы собственной их жизни, существует ещё целиком вибрационная сфера, не имеющая пределов и объемлющая всю необъятность Вселенной, но которая ощущается нами, лишь начиная с определённого этапа нашей эволюции. Эта сфера вибрирует, и земное существо, вышедшее из неё, ощущает её ещё в форме вибраций сознания во внутреннем "я".
    Пульсации верховного очага состоят в связи с сознанием, и когда оно развито, мистическое чувство также развито. Оно прямо пропорционально эволюции сознания. Великий вибрационный очаг одухотворяет собой всю Вселенную, и постепенно каждое существо получает прямые вдохновения и впечатления из этого источника, на земле называемого вами "Богом".
    У вас будет однажды точное понимание слова "Всевышний", и чрез этот высший вибрационный очаг вы поймёте и изначальную живую клетку. Но человеческий мозг ваш взорвался бы, как пороховая бочка при поднесении к ней зажжённого фитиля, если бы в него был введён ключ к тайне тайн. Вот что однако можно сказать о великом высшем круге, в коем содержится созидательная сила. Молекулы, исходящие из него, распространяются в Космосе словно вспышки огней фейерверка. Оне распространяются волнами, которые составят искры, созидающие живых существ. Вокруг этих основополагающих молекул циркулируют вибрации, каковые образуют центры, созидающие миры. Центры эти постоянно создают всё новые и новые миры.
    Каждая созданная система обладает своей собственной жизнью, и сама, в свою очередь, подразделяется на собственные подсистемы. Солнца также излучают волны. У планет своя жизнь, свои трансформации. Сначала формируется газообразная система, затем минеральная, растительная, чтобы в конце концов достигнуть уровня человека. Человек же - мыслящее существо - движим искрою, исходящей из верховного очага, тогда как минеральные и растительные системы создаются рефлексами вторичного зарождения (генерации).
    Такова эволюция материи, приводящая к созданию телесной оболочки, а к этой оболочке адаптируется изначальная вибрация сознания в прямой связи с искрою, полученной свыше. Таким вот образом устанавливается проекция.
    Вибрации великого Целого не являются особыми для каждого региона, как то обыкновенно считают, но наполняют все участки Вселенной. Оне ощутимы для существ лишь по мере возрастания их чувствительности. Религии, в своих концепциях рая и сфер небесных, дают только символы, образы, тогда как определённо то, что вибрации божественной мысли одухотворяют всю Вселенную.
    Не все духи в состоянии проникнуть в вибрационную лазурь, ибо, для того чтобы почувствовать, оценить красоту и величие высшей жизни, необходима достаточно высокая степень совершенства. Каждая планетная система находится на какой-то определённой ступени эволюции, и наступит такой миг, когда развитые существа, живущие на прогрессирующей планете, будут более непосредственно погружены в эту лазурь. Обыкновенные духи в движении своём постоянно соприкасаются с духами светозарными, задевают их, не видя и не замечая этого; но в некоторых условиях Высшие Духи могут сделаться зримыми для того, чтоб просветить духов менее продвинувшихся.
    Когда развивающийся дух может, чрез заслуги свои, войти в связь с высшим миром и получать вибрационный свет из великого очага, он испытывает впечатление силы, энергии, и тотчас же, как только импульс прекращается, остаётся с тем восприятием света, которое соответствует степени его развитости. Свет этот претворяется миллионами вибрационных искр, наделённых способностью лучения непередаваемо-невыразимою для человеческих органов чувств. Вибрационные искры эти обогащают его перисприт..."


CXLVI


    В течение веков наука постоянно вдохновлялась высшими принципами познания, каковые господствовали над нею и ею управляли. Физические явления интересовали её лишь в той мере, в какой они подтверждали эти принципы. Сегодня же наука предпочитает изучать явление само по себе, вполне будничным и материальным образом. И не посредством высоких способностей человека стремится она узнать истину, т.е. не посредством того, что только есть в нас самого благородного: разума, интуиции, суждения, но чрез свидетельство органов чувств, т.е. через то, что есть в нас самого низкого, ибо свидетельство ощущений, как то было доказано столькими открытиями гения человеческого, обманчиво.


CIIIL


    Друиды допускали к посвящению лишь избранных своих учеников, прошедших длительную интеллектуальную и моральную подготовку. Занятия с ними могли длиться долгие годы, если верить тому, что говорят об этом древние авторы, утверждающие, между прочим, что подготовка эта включала в себя знание 20000 стихов. И действительно, стихи, благодаря ритму, более легко закрепляются в памяти, меньше прозы поддаются изменениям, искажениям и дольше сохраняют свой истинный смысл, первоначальную свою оригинальность.
    Ученики, стало быть, лишь после длительной и тщательной подготовки допускались к участию в священных обрядах, каковые по сути были не чем иным, как общением с Высшими Духами и исполнением их заветов и наставлений. Эти последние передавались народу в форме более конкретной и иногда образной и всегда принимались им с уважением, ибо друид был предметом всеобщего почитания.
    Сегодня же всё обстоит по-иному: первый встречный, без всякой подготовки, без какого-либо обучения, без всяких предосторожностей, самонадеянно считает, будто может вступить в общение с существами незримыми, кои его окружают. Никто не боится без проводника, без компаса пуститься в опасное плаванье по этому океану неведомо-невидимых сил и окружающей нас жизни. Никому и невдомёк, что целые толпы низших духов парят в атмосфере земной, с которой они связаны своими материальными флюидами. Это они всего охотнее откликаются на праздные призывы людские, дабы поразвлечься, и немногого стоит ожидать от этой стихии, в коей царят самые различные, порою зловредные влияния, равно как и печально известные влияния мистификаторов и одержателей. И отсюда подрыв доверия, который охватывает спиритическую практику, лишённую правила, метода, серьёзности.
    Без сомнения, не нужно оставаться безразличным к таинственным призывам, к звукам, стукам, которые часто раздаются по ночам в наших жилищах и каковые порою оказываются залогом крайне необходимого содействия и защиты. Да, мы должны отзываться на приглашения такого рода, ибо они могут исходить от незримых друзей, просящих нас о помощи, либо же быть предварением советов, откровений, наставлений, драгоценных в пору испытаний, в которую мы живём. Но как только мы нашли средство сообщения, приспособленное к нашим психическим возможностям, мы не должны колебаться потребовать от наших собеседников формальных доказательств, удостоверяющих их личность, и привнести во все наши отношения с миром потусторонним тот требовательный дух контроля и тщательного анализа, коий не оставит никакой возможности проделкам духов легкомысленных.


CIIL


    Следует ли удивляться тому, что число официальных учёных, допускающих реальность спиритических фактов, весьма невелико? Нет, не следует, если принять во внимание, что в мышлении у большинства из них предвзятость и косность занимают большое место. Но все те, кто сумели от них освободиться, признали в наблюдаемых явлениях вмешательство духов и существованье мира незримого. Таковы, в частности, Вильям Крукс, Рассел Уоллес, Фредерик Мейерс, Оливер Лодж, профессора Вильям Баррет, Чезаре Ломброзо и многие другие.
    У спиритов-не-учёных есть перед профессиональными учёными одно драгоценное преимущество. Если порою они и лишены технических знаний, то зато им удалось сохранить в целости ту свободу мысли, ту независимость духа и ума, которая столь необходима при толковании такого рода фактов. Ибо факты эти они рассматривают как таковые, такими, каковы они есть, а не в бледном свечении предвзятых теорий. Если при этом они испытали какие-то разочарования в своих поисках, то из этих же разочарований и сложился их опыт. Нельзя не признать их заслуги в том, что изначально именно они исследовали те области и стороны жизни, каковые прочими исследователями, ограниченными формулами и теориями, были объявлены несущественными. Тем самым непрофессиональные учёные нашли путь к открытиям, влекущим за собой самую настоящую революцию во всех областях науки и жизни.


CIL


    Спиритов нередко попрекают тем, что они придают более значения теории, нежели экспериментальной практике. На официальном Конгрессе по психологии 1900 года один учёный возражал нам: "Спиритизм у вас не наука, а доктрина."
    Разумеется, мы всегда рассматриваем факт как основу, самый фундамент Спиритизма. Мы знаем, что наука видит в экспериментировании самое надёжное средство достичь знания причин и законов; но эти последние остаются непонятными, недоступными во многих случаях без теории, которая бы их объясняла и уточняла. Сколько экспериментаторов заблудилось в лабиринте фактов, потерялось в запутанности феноменов и в конце концов отбросило всё в сторону и отказалось от всяких поисков из-за недостатка общего представления о предмете, представления, которое бы связало воедино и объяснило все эти факты. Знаменитый профессор Рише, проэкспериментировав всю свою жизнь, свалил результаты собственных исследований в один пухлый том, так и не придя ни к какому выводу.
    Разве, изучая только бесконечно малое, можно было притти к общей концепции Вселенной? Разве одними лабораторными манипуляциями можно было достичь понимания субстанционального единства? Если бы у Ньютона не было предварительной идеи о силе тяготения, то неужели бы он придал какое-то значение падению яблока? Если бы Галилей интуитивно не чувствовал вращение Земли, то разве бы он обратил внимание на колебания бронзового фонаря Пизанского собора? Теория представляется нам неотделимой от опыта, она должна даже предшествовать ему, с тем чтобы вести исследователя, которому опыт послужит только для контроля.
    Нас упрекают, будто мы слишком... поспешно делаем выводы! Да уж, воистину. Феномены наблюдаются с первых веков истории, их экспериментально и научно подтверждают в течение уже почти что ста лет, и вот наши выводы оказываются после этого поспешными и преждевременными! Но и через тысячу лет будут ещё отсталые люди, которые сочтут, будто пока что слишком рано делать выводы. Между тем, человечество испытывает настоятельную нужду знать, и нравственная неурядица, свирепствующая в нашу эпоху, вызвана в значительной мере неуверенностью, которая всё ещё витает над насущным вопросом о том, есть ли жизнь после смерти.
    Когда, в своей далёкой юности, я однажды увидел в витрине книжного магазина два первых сочинения Аллана Кардека, то я тотчас же приобрёл их и запоем прочитал. Я нашёл в них ясное, полное и логичное решение мировой загадки, и убеждённость моя выковалась. Однако, несмотря на свою молодость, я прежде уже прошёл через необходимость выбора между католической верой и материалистическим скептицизмом, и ни тут, ни там я не отыскал ключа к тайне жизни. Спиритическая теория рассеяла мои сомнения и безразличие. Как и многие другие, я начал искать доказательства точно установленных фактов, которые бы подкрепили мою веру; но фактов этих пришлось долго дожидаться. Поначалу незначительные, противоречивые, перемешанные подлогами и мистификациями, они были далеки от того, чтобы удовлетворить меня, и я бы давным-давно оставил всякие поиски, если бы меня не поддерживали и не направляли солидная теория и возвышенные принципы.
    И действительно, кажется, будто Незримое словно желает испытать нас, измерить степень нашей настойчивости, потребовать от нас определённой зрелости ума, прежде чем доверить нам свои тайны. Всякое моральное благо, всякое завоеванье души и сердца, видимо, должны быть предваряемы мучительным посвящением. И вот, наконец, феномены пришли, убедительные, неопровержимые, разительные. Это были появления, материализовывавшиеся в присутствии многочисленных свидетелей, ощущения которых согласовывались; прямое писание, производившееся при дневном свете, из пустоты, за пределами досягаемости всех присутствовавших, и содержавшее предсказания, которые впоследствии сбылись.
    Затем стали проявляться Высшие Духи, которые пользовались всеми средствами, бывшими в их распоряжении, сначала столом, далее автоматическим письмом, наконец и в особенности инкорпорацией; последняя есть способ, с помощью которого я беседую со своими духовными водителями как с обычными людьми. Их сотрудничество было для меня бесценно при редактировании моих сочинений, от них я получал сведения об условиях жизни в мире потустороннем и обо всех проблемах, которые я затрагивал.
    Эти духи сообщались чрез посредничество различных медиумов, которые друг друга не знали. Каков бы ни был выбранный ими посредник, говорившие со мною духи всегда являли собой вполне очерченные, индивидуальные характеры, причём некоторые из них отличались необычайно яркой индивидуальностью, с исключительно высоким строем мыслей, психологическими подробностями и доказательствами идентичности, составляющими критерий для самой абсолютной уверенности. Спрашивается, как бы эти медиумы, ничего не знавшие друг о друге, или пусть подсознания их, могли бы сговориться друг с другом, чтобы имитировать и воспроизводить характеры столь различные и всё же всегда тождественные самим себе, и всё это с постоянством и верностью, не нарушаемыми в течение пятидесяти лет? Ибо уже около полувека явления эти развёртываются вокруг меня с математической регулярностью, за исключением нескольких пропусков, например, когда я лишился одного из медиумов и понадобилось некоторое время, чтобы найти ему достойную замену.
    В годы войны наши Наставники продолжали проявляться через различных медиумов. И чрез разные организмы личность каждого из них утверждалась своим собственным характером, исключая всякую возможность симуляции. В "Revue Spirite" можно год за годом следовать за содержанием наставлений, которые передавались нам по темам всегда существенным и высоким.
    Затем, в преддверии Конгресса 1925 года, сам великий Наставник пришёл заверить нас в своём содействии и просветить нас своими советами. Ещё и сегодня, это он, Аллан Кардек, побуждает нас опубликовать это исследованье о кельтском духе и перевоплощении.


CL


    Международный спиритический Конгресс, на который съехались тысячи участников, представляющих многочисленные группы и общества, и среди делегатов которого были представители тридцати наций, собрался в Париже в 1925 году, в зале Учёных Обществ. Конгресс работал с 6 по 12 сентября, и им была создана Международная Федерация спиритов и спиритуалистов. Эта федерация, имея своих представителей во всех уголках земного шара, является уже организацией, которая, развившись, со временем сможет стать рычагом, способным перевернуть мир мысли и науки.
    Это было внушительное зрелище - видеть, как на трибуну поднимаются люди всех рас и цветов кожи: индусы в тюрбанах, негры, один из которых был доктором права, англичане, выступавшие от имени сотни своих соотечественников-делегатов, американцы с севера и юга, представляющие спиритуалистические ассоциации, насчитывающие сотни тысяч приверженцев, испанцы, греки, румыны и т.д. Все всходили на трибуну, чтобы на разных языках подтвердить единую веру в выживание и бесконечную эволюцию человека, в существование верховной причины, лучезарная мысль которой одушевляет Вселенную. Видные представители науки и литературы, такие как сэр Оливер Лодж, сэр Конан Дойль, генеральный прокурор Максвелл, присовокупили своё веское слово к страстным речам ораторов. Присутствующими явственно ощущалось, как по залу проносится вдохновляющее дыханье незримой толпы, и ясновидцы засвидетельствовали присутствие гигантов духа прошедших времён, кои активно участвовали в свершении великого дела.


CLI


    Согласно духовным элементам, которые перевоплощение приносит в наш мир, нравственный уровень его соответственно понижается или повышается. Когда оно приводит на нашу планету большие группы обитателей низших миров, волнения усиливаются и человечество кажется отошедшим назад. Но благодаря ему же (перевоплощению) в годину испытаний появляются сильные индивидуальности, для того чтобы направить по самым надёжным путям колеблющиеся шаги идущего каравана.
    Именно это и происходит в настоящее время в нашей стране. Развитые духи и духи более высокого порядка, преследуя цели возрождения и духовного переустройства, посредством воплощения приходят сюда занять своё место. Это движение, говорят наши незримые наставники, продолжится.
    Так что не надо отчаиваться. Мрачные прогнозы, пессимистические идеи, страхи, тревоги происходят от несовершенного понимания жизни, понимания, которому косная, рутинная наука навязывает узкие рамки нашего краткого человеческого века и малой нашей планетки, тогда как в действительности жизнь обладает воистину безграничными, беспредельными ресурсами, ибо развёртывается она на лоне пространств космических, из коих она и вдохновляет, стимулирует, оплодотворяет жизнь земную.
    Если наша литература, наша философия, наша политика будут продолжать вдохновляться правилами и теориями узкой, старой науки, если общее представление о жизни как об эволюции и о её законах не проникнет, не напитает, не преобразит душу человеческую, то мало надежды увидеть изменение в нравственном и общественном положении нашей страны и планеты в целом. В особенности же именно представление о жизни, которую мы живём один будто раз, всё перепутало, затемнило и сделало непонятными эволюцию бытия и справедливость Божественную. Если бы жизнь земная была так ограничена, то наши знания, наши достижения и свершения, всё оказалось бы потерянным, как для отдельного человека, так и для всего человечества, тогда как на самом деле чрез воплощение всё увековечивается, всё обновляется. Мы трудимся для всех, и, трудясь для всех, мы трудимся для самих себя. Ничто, таким образом, не теряется, не пропадает, отдельные личности и поколения связаны друг с другом, действуют заодно сквозь века.


CLII


    Только лишь чрез соединенье возможностей и сил обоих миров, зримого и незримого, откроется человечеству новая эра и возникнет цивилизация более высокая и более прекрасная!


CLIII


    Присоединим голоса наши к голосам Беспредельности. Всё воспевает, всё восхваляет радость жизни, от атома, мятущегося в луче света, до огромной звезды, плывущей в эфире. Обожанье существ составляет изумительный и чудесный концерт, коий наполняет пространство и восходит к Богу. Это приветствие детей своему Отцу, дань уваженья, возданная созданьями своему Создателю. Вопрошайте Природу в великолепьи солнечных дней, в спокойствии звёздных ночей. Внимайте великому голосу океанов, шёпотам, поднимающимся из чрева пустынь и глубины лесов, таинственным звукам, возникающим в листве, раздающимся в одиноких ущельях, заполняющим долины и равнины, достигающим небесных высот, наполняющим всю вселенную. Повсюду, сосредоточившись, услышите вы восхитительный гимн, коий Земля обращает к Великой Душе. Ещё более величественна молитва миров, строгое и проникновенное пенье, наполняющее вибрацией беспредельность, и возвышенный смысл коего понятен одним лишь духам.


CLIV


    Помни, что жизнь коротка. За время её силься обресть то, ради чего ты пришёл в этот мир: истинное совершенство. Да сможет духовное существо твоё выйти из мира этого более чистым, нежели оно вошло в него! Берегись ловушек плоти; думай о том, что Земля есть поле битвы, на коем материя и чувства ведут на душу постоянное наступленье. Смело бейся с низкими страстями; бейся умом и сердцем, исправляй недостатки свои, смягчай свой характер, укрепляй волю свою. Поднимися мыслью над земною пошлостью. Открой себе отдушины, устремлённые в светозарное небо.
    Помни, что всё материальное - тлен и призрак. Поколенья проходят словно волны морские, встающие одна над другой, рушатся империи, гибнут и сами миры, потухают солнца. Всё проходит, всё исчезает. Но есть среди всего этого три вещи, идущих от Бога и незыблемых как и Он, три вещи, коие сверкают поверх мельканья человеческих иллюзий, и это - Мудрость, Добродетель, Любовь! Обрети их усильями своими и, достигнув их, ты поднимешься над тем, что проходяще, переходно, мимолётно, ради того, чтоб наслаждаться тем, что вечно!


1 Абрэд, по взглядам друидов, - круг блужданий и переселений, где всё рождается из смерти; означает жизнь и развитие на лоне человечеств; отличительная черта этого состояния - самосознание и свобода воли; соответствует настоящему положению человека, его жизнь на Земле - частный случай этого периода.
Гвинфид - наслаждение полнотою бытия и всеми его свойствами, освобождение от смерти и материальных форм; дух поднимается к самому высшему совершенству и достигает круга блаженства, где всё рождается из жизни и человек путешествует по небу.
    Аннуфн - царство необходимости, бездна бездн, зарождение жизни, постепенное и невообразимо медленное переселение души из мира минералов в мир растений, а затем - в мир животных с перспективой перехода в мир человеческий. (Й.Р.)