IC


    О, чудо! Да ведь мы и сами, наиболее важной частью существа нашего принадлежим к этому невидимому миру, коий всякий день открывается внимательным наблюдателям. В каждом человеке есть некая флюидическая форма, некоторое утончённое, неразрушимое тело, верный образ физического тела, и коего это последнее является всего лишь преходящим одеяньем, грубой оболочкой, футляром. Форма эта обладает своими собственными органами чувств, более сильными, более мощными, нежели органы чувств у физического тела; эти последние суть лишь их слабое продолженье, надставка к ним.
    Существованье этого двойника, или призрака живущих, установлено многочисленными фактами и свидетельствами. Он может высвобождаться из своей плотной оболочки во время сна, как естественного, так и искусственно вызванного, и проявляться на расстоянии. Случаи телепатии, феномены раздвоения, перенесения чувствительности наружу (экстериоризации), появления людей в точках весьма отдалённых от того места, где они покоятся сном, столько и столько раз приведенные Ф.Мейерсом, К.Фламмарионом, профессором Ш.Рише, докторами Дарье и Максвеллом и многими, многими другими, являются тому самым явным подтверждением. Протоколы Общества Психических Исследований в Лондоне, составленные самыми известными учёными Англии, богаты фактами этого рода.
    Флюидическое тело есть истинное местонахожденье наших способностей, нашего сознания, того, что верующие всех веков называли "душою". Эта последняя не есть некая смутная метафизическая сущность, но скорее нетленное средоточье силы и жизни, неотделимое от своей утончённой формы. Она существовала до нашего рождения, и смерть не действует на неё. Она обретает себя по ту сторону могилы в полноте своих интеллектуальных и моральных достижений. Её назначенье в том, чтоб продолжать сквозь пространство и время своё развитье к состояньям всё лучшим, всё более озарённым лучами Справедливости, Истины, Вечной Красоты. Существо, навечно предназначенное совершенствованью, пожинает в своём возросшем психическом состояньи плоды трудов, жертв и испытаний всех своих существований.
    Те, кто жили среди нас и продолжают своё развитье в пространстве Космоса, не остаются безучастны к нашим страданиям и слезам. Высшие слои вселенской жизни непрестанно изливают на Землю потоки энергии и вдохновенья. Оттуда приходят внезапные озаренья гения, могучие вдохновения, проходящие по толпам в часы испытаний; оттуда поддержка и утешенье тем, кто согбен бременем существованья. Некая таинственная нить связует видимое и невидимое. Отношения с потусторонним миром могут быть установ лены с помощью некоторых особо одарённых лиц, у которых сокрытые восприятия души, психические органы чувств, эти глубинные органы восприятия, дремлющие во всяком человеческом существе, могут пробудиться и притти в действие ещё при этой жизни. Этих-то помощников и называем мы "медиумами".


C


    Мы не забыли тех насмешек, мишенью для коих были эти исследованья в своём начале, ни того, сколько критиков ещё одолевает тех, кто бесстрашно продолжает эти исследования, настаивает на своих отношениях с Миром Незримым. Но ведь разве не осыпали насмешками, даже внутри самих учёных обществ, множества открытий, кои позднее проступили как самые блистательные и неопровержимые истины? Так же будет оно и с существованьем духов. Один за другим, учёные вынуждены признать его, и зачастую это происходит в результате опытов, предназначенных как раз для того, чтоб доказать необоснованность таких утверждений. Сэр Вильям Крукс, которого его соотечественники сравнивают с Ньютоном, один из этих учёных. Назовём также Рассела Уоллеса, Оливера Лоджа; Цезаря Ломброзо в Италии; докторов Поля Жибье и Дарье во Франции; в России статского советника Аксакова; в Германии барона Дюпреля и астронома Цёльнера.
    Человек серьёзный, держащийся на равном отдалении от слепой легковерности и от не менее слепого неверия, вынужден признать, что проявления эти имели место во все времена. Вы найдёте их на всех страницах истории, в священных книгах всех народов, у ясновидцев Индии, Египта, Греции и Рима, равно как и у медиумов наших дней. Пророки Иудеи, христианские апостолы, жрицы Галлии получают свои откровения из того же самого источника что и наша Орлеанская дева.1
    Медиумство существовало всегда, ибо человек всегда был духом, и дух этот во все времена оставлял себе открытой дверь, ведущую в мир, недоступный нашим обычным органам чувств.
    Постоянные, непрерывные проявленья эти происходили во всех средах и во всех формах, от самых общих, самых грубых - как вертящиеся столы, бесконтактное передвижение предметов; дома, посещаемые привидениями - и до самых тонких и возвышенных, каковы экстаз и высокие вдохновения, и происходило это согласно степени возвышенья проявлявшихся разумных сил.


CI


    Оккультные и божественные миры обладают своими источниками силы, по-иному богатыми и глубокими, нежели те, в коих черпают свои знанья люди. И источники эти порою открываются сердцам простым, смиренным, незнающим, тем, кого Бог отметил печатью Своей; они находят там такую стихию знанья, коия превосходит всё, что здесь может дать нам ученье.
    Наука человеческая не развивается без некоторой примеси гордыни. В её наставленьях почти всегда присутствуют условность, вычурность, педантизм. Наставленьям этим зачастую недостаёт ясности, простоты. Некоторые работы по психологии, например, так темны, сложны, настолько пестрят вычурными выражениями и оборотами, что граничат с нелепостью и вызывают смех. Забавно видеть, к каким усилиям воображения, к какой интеллектуальной гимнастике прибегают люди, профессор Т.Флурнуа и доктор Грассе, например, чтоб построить теории столь же шутовские, сколь и учёные. Истины, идущие от высоких Откровений, проявляются, напротив того, в мыслях светлых, и в немногих словах, произнесённых устами людей простых, разрешают проблемы самые трудные и запутанные.
    "Благословен будь, о Отче мой, - говорит Христос, - за то, что ты открыл малым и слабым мира сего то, что сокрыл от мудрых и сильных!"


CII


    Мало людей понимает эти вещи. Пошлости земли скрывают от них красоты окружающего их незримого мира, в волнах коего они купаются словно слепые в лучах света. Но есть и нежные души, существа, одарённые возвышенными чувствами, для коих это плотное покрывало вещей материальных временами разрывается; и чрез эти разрывы в нём видят они некоторую часть того божественного мира, мира истинных радостей, настоящего счастья, где все мы встретимся после смерти, тем сильнее счастливые и свободные, чем лучше жили мы мыслью и сердцем, чем чище любили и больше страдали.


CIII


Ко всем тем, кто умеет вопрошать незримое в сосредоточенье и молитве, Божественная Мысль снисходит со ступени на ступень, от самых высот Космоса до самых глубин человечества.


CIV


    Незримые разумные силы, открыто вмешивающиеся в дело человеческое, оказываются вынужденными входить в ум тех людей, которым оне проявляются, заимствовать формы и имена знаменитых существ, известных этим людям, дабы произвесть на них впечатленье, внушить им доверие, лучше подготовить их к выпавшей им на долю роли.
    В общем, в мире ином не придают такого значенья, как у нас, именам и личностям. Там преследуют великие цели и, чтоб достичь их, применяют те средства, необходимость в коих вызывается состояньем мышления, или можно было бы сказать, состояньем неполноценности и невежества тех мест и времён, где Силы эти желают вмешаться.


CV


    Чрез вдохновенье ясновидцев и пророков, чрез посредничающие Силы, чрез духов-посланцев, человечество всегда поддерживало связь с высшими уровнями Вселенной.
    Экспериментальные исследования, продолжаю-щиеся уже вот полстолетия, пролили новый свет на потустороннюю жизнь. Мы знаем, что мир духов населён бесчисленным множеством существ, занимающих все ступени лестницы эволюции. Смерть не изменяет нас с точки зрения моральной. Мы находим себя в пространстве со всеми приобретёнными достоинствами, но также и нашими ошибками и недостатками. Из этого следует, что земная атмосфера кишит низшими душами, жаждущими проявиться человеческим существам, что делает общенье с потусторонним миром опасным и требует от экспериментатора тщательной подготовки и изрядной толики здравого суждения.
    Исследования эти доказывают также, что над нами есть сонмы душ доброжелательных и покровительственных, душ людей, пострадавших ради добра, ради истины и справедливости. Оне витают над несчастным человечеством, чтоб вести его по путям его назначения. Ещё выше узких горизонтов земли в Беспредельность восходит целая иерархическая лестница незримых существ, по ступеням располагающихся друг над другом в лучах света. Это есть лестница Высших Умов и Сознаний, которая градируется и восходит к лучезарным духам, к могущественнейшим существам, хранителям божественных сил.
    Незримые существа эти, как мы сказали, порою вмешиваются в жизнь народов, но они не всегда делают это столь блистательным образом, как то имело место во времена Жанны д'Арк. Чаще всего, действие их остаётся скрытым, завуалированным, прежде всего чтобы сохранить свободу человеческую, и в особенности потому, что если силы эти и желают быть узнанными, то оне желают также, чтоб человек сделал усилие и стал бы способен узнать их.
    Сии великие факты истории сравнимы только с просветами, каковые внезапно образуются меж туч в пасмурную погоду, дабы показать нам глубокое, светозарное, бесконечное небо. Затем просветы эти тут же вновь затягиваются, потому что человек не созрел ещё для того, чтоб уловить и понять тайны высшей жизни.
    Что же касается выбора форм и средств, кои эти великие Существа употребляют, чтоб вмешаться в дела земные, то нужно признать, что знание наше крайне слабо, чтоб оценивать их и судить о них. Наши ограниченные способности бессильны промерить необъятные просторы Незримого. Но мы всё же знаем, что факты, их подтверждающие, несомненны, неопровержимы. Из дали в даль, сквозь окутывающий нас мрак, посреди прилива и отлива событий, в те решающие часы, когда какая-либо нация находится в опасности, когда человечество сошло с пути своего, некое истеченье, некоторое воплощение и олицетворенье Верховной Силы снисходит к нам, чтоб напомнить людям, что над ними существуют бесконечные помощи, которые они могут призвать к себе своими мыслями, сообщества душ, коих и они однажды достигнут достоинствами своими и усилиями.
    Вмешательство в дела людские этих высоких Существ, коих мы наречём "анонимами пространства", составляет некий глубокий закон, на котором, силясь сделать его более понятным, мы полагаем здесь должным настоять ещё раз.
    В общем же, сказали мы, Высшие Духи, проявляющиеся людям, не называют себя, или же, если называют, то заимствуют имена символические, кои характеризуют их природу или род предприсанной им деятельности.
    Почему же, тогда как в мире здешнем человек показывает себя столь ревнивым в отношении малейших своих заслуг, столь торопливым привязать имя своё к делам самым призрачным, почему же тогда великие миссионеры Мира Потустороннего, славные посланцы Незримого упорствуют в сохранении анонимности или в заимствовании имён аллегорических? Оттого это, что слишком различны правила мира земного и правила миров высших, в коих движутся духи-искупители.
    В здешнем мире личность первенствует и поглощает всё. Тираничное "я" навязывает себя: это знак нашей неполноценности, бессознательная формула нашего эгоизма. Поскольку нынешние условия существования нашего несовершенны и временны, то естественно то, что все наши действия вращаются вокруг нашей личности, т.е. этого "я", которое поддерживает и обеспечивает тожество существа на низшей стадии его развития, всем искривленьям пространства вопреки и всем превратностям времени наперекор.
    В высоких духовных сферах всё это обстоит по-иному. Эволюция продолжается в формах более эфирных, в формах, коие на определённой высоте развития сочетаются, соединяются и производят то, что можно было бы назвать "сопроникновеньем существ".
    Чем более дух восходит и продвигается в бесконечной иерархии, тем более углы личности его стираются, тем более его "я" расширяется и расцветает во вселенской жизни по закону гармонии и любви. Несомненно, тожество существа сохраняется, но действие его всё более смешивается, соединяется с общей деятельностью, т.е. с Богом, коий в действительности есть "чистое действо".
    Именно в этом и заключается бесконечный прогресс и вечная жизнь: приближаться непрестанно к Абсолюту, никогда не достигая Его, и всегда всё более полно соединять наше собственное дело с делом вечным.
    Достигнув этих вершин, дух не называет себя более тем или иным именем; это не есть более некий индивид, некоторая личность, но одна из форм бесконечной деятельности. Он называет себя: Легион. Он принадлежит к некоторой Иерархии Сил и Знаний подобно тому, как отдельная искра пламени принадлежит к деятельности очага, порождающего и питающего её. Это необъятная ассоциация духов, гармонизованных между собой законами светового сродства, интеллектуальной и моральной симфонии, любовью их отожествляющей. Возвышенное братство, коего земное есть всего лишь бледное и беглое отраженье!
    Порою из этих гармоничных групп, из этих ослепительных плеяд, выделяется один живой луч, отделяется некая лучезарная форма и приходит подобно отображенью света небесного осветить тёмные углы нашего тёмного мира. Помочь восхожденью душ, укрепить какое-либо существо в час великой жертвы, поддержать голову какого-либо агонизирующего Христа, спасти какой-либо народ, искупить вину гибнущей нации - таковы возвышенные миссии, исполнить коие приходят эти посланцы иного мира.
    Закон сопричастности (солидарности) требует, чтоб существа высшие притягивали к себе и опекали духов молодых или отсталых. Так, огромная, бесконечная магнетическая цепь разворачивается сквозь несоизмеримую Вселенную и связует души и миры.
    И поскольку вершина нравственного величья в том, чтоб делать добро ради самого добра, без каких-либо эгоистических расчётов и ссылок на самого себя, то благодетельные духи и действуют под двойным покровом молчанья и безымянности, дабы слава и достоинство их дел возвернулись к одному только Богу и вечно возвращались бы к Нему.


CVI


    Такова вообще участь посланцев свыше: они - всегдашние жертвы людского произвола, предмет людских преследований и нападок; люди не хотят и не могут их понять. Примеры, кои они подают, истины, коие они распространяют, являются помехой земным интересам, они - осужденье людским страстям и заблужденьям.
    То же самое происходит и в наши дни. Эпоха наша, хотя и менее варварская, нежели Средневековье, в массе отправлявшее их на костёр, всё же ещё преследует посланников мира иного. Они часто безвестны, презираемы, осмеяны. Я говорю об истинных медиумах, а не о притворщиках, кои многочисленны и втираются повсюду. Эти последние бесчестят одну из самых достойных вещей, какая только есть на свете, и уже тем самым они возлагают бремя тяжкой ответственности на своё будущее. Ибо за всё приходится платить, рано или поздно; все наши действия, дурные или хорошие, возвращаются к нам, со своими последствиями.2 Это - закон судьбы!


CVII


    В медиумстве, как и во всём остальном, есть бесконечное разнообразие, некоторая градация, определённого рода иерархия. Почти все мессии, пророки, основатели религий, посланники истины, все те, кто провозгласил высшие принципы, коими питалась человеческая мысль, были медиумами, поскольку их жизнь была в постоянных отношениях с высокими духовными сферами.
    В другом месте,3 опираясь на многочисленные и точные свидетельства, я доказал, что гений, с разных точек зрения и в очень многих случаях, может быть рассмотрен как один из видов медиумства. Гениальные люди, в большинстве своём, существа вдохновенные в самом высоком смысле этого слова. Творенья их суть факелы, кои Бог зажигает в ночи веков, чтоб освещать движенье человечества вперёд. Со времени публикации моей книги я собрал новые документы в поддержку этого положения. Далее я приведу некоторые из них.
    Вся философия истории сводится к трём словам: общность видимого и невидимого.4 Она выражается высоким вдохновением: гениальные люди, великие поэты, учёные, художники, замечательные изобретатели - все суть исполнители божественного замысла в этом мире, того величественного плана эволюции, коий влечёт душу к вершинам.
    И либо благородные умы, вершащие эту эволюцию, сами воплощаются, чтоб сделать влиянье своё более действенным и непосредственным. Тогда вы имеете Зороастра, Будду, и надо всеми, Христа. Либо же они вдохновляют и поддерживают посланных своих, коим поручено придать большую живость полёту мысли: в числе этих последних были Моисей, Святой Павел, Магомет, Лютер. Но, во всех случаях, свобода человеческая уважается. Отсюда, всевозможные препоны, коие эти великие духи встречают на своём пути.
    Самым ярким фактом среди событий, возвещающих приход этих посланцев свыше, является религиозная идея, на которую они опираются.
    Этой идеи хватает на то, чтоб поднять их дух и собрать вокруг себя, почти всегда смиренных и не располагающих никакой материальной силой, несметные толпы, готовые распространить учение, величье коего они почувствовали.
    Все они говорили о своих общениях с Невидимым; всем им бывали видения, все слышали голоса и признавали себя лишь простыми орудьями Провидения для исполнения определённого предназначенья. Будь они одни, будь предоставлены сами себе, они бы не справились; влиянье свыше было обязательно, необходимо для торжества их идеи, против которой ожесточалось столько врагов.
    Философия также имела своих славных подвижников, вдохновенных свыше: Сократ, как и Жанна д'Арк, слышал голоса, или вернее, один голос, голос дружественного духа, которого он называл своим "демоном" ("демоний" по-гречески значит "дружественный дух"). Голос этот звучал ему во всех обстоятельствах жизни. В "Феаге" Платона можно прочесть о том, как Тимарх мог бы избежать смерти, послушайся он голоса этого духа: "Не уходи", - советует ему Сократ, когда тот уходит с пира вместе с Филемоном, своим сообщником, коему одному только было известно Тимархово намеренье пойти убить Никия, - "не уходи: голос говорит мне, чтоб я тебя не отпускал." Хотя и предупреждённый ещё дважды, Тимарх уходит, но ему не удаётся его предприятие и его приговаривают к смерти. В минуту казни он с опозданием признаёт, что ему следовало тогда послушаться голоса: "О, Клитомах!" - говорит он своему брату, - "я умираю за то, что не пожелал последовать совету Сократа."
    Однажды голос предупредил мудреца, чтобы он не шёл дальше по той дороге, которою он следовал вместе со своими друзьями. Эти последние, однако, отказываются послушаться его; они продолжают свой путь и встречают какое-то войско, которое нападает на них и убивает их всех.
    Столь часто убеждаясь в справедливости даваемых ему этим голосом советов, Сократ имел все основания верить в него; он напоминал своим друзьям, что "предсказания, переданные мне им, ни разу не оказались неверны."
    Напомним ещё также торжественное заявленье этого философа на суде, когда перед ним встаёт вопрос о жизни или смерти:
    "Этот пророческий голос, никогда не перестававший звучать мне всю мою жизнь, никогда, даже при самых незначительных обстоятельствах, не перестававший отвращать меня от всего, что могло бы причинить мне зло, сейчас вот он молчит, сейчас именно, когда со мной происходит нечто, что могут посчитать за худшее из зол. Отчего же это? Вероятно, оттого, что происходящее есть благо для меня. Мы, несомненно, заблуждаемся, полагая, будто смерть есть несчастье и зло."


CVIII


    Во Франции также духи посещали наших философов: у Паскаля бывали часы экстаза; "Поиск Истины" Мальбранша был написан им в полной темноте; а Декарт рассказывает нам, как внезапное наитье, подобное молнии, внушило ему идею его "методического сомнения", философской системы, коей мы обязаны освобожденьем современной мысли. В своих "Медико-психологических анналах"5 Бриэр де Буамон говорит нам: "За Декартом, после его длительного уединенья, следовал некто незримый, кто побуждал его продолжать поиски истины."
    В Германии Шопенгауэр также признаёт, что он был подвержен потустороннему влиянию: "Мои философские постулаты произвелись у меня без моего вмешательства, в минуты, когда воля моя была как бы усыплена... Таким образом, моя личность была как бы постороння творчеству."
    Почти все великие поэты пользовались незримой поддержкой. В числе их назовём лишь Данте и Тассо, Шиллера и Гёте, Попа, Шекспира, Шелли, Камоэнса, Виктора Гюго, Ламартина, Альфреда де Мюссе и других.
    Среди живописцев и музыкантов - Рафаэль, Моцарт, Бетховен и многие другие - могут быть помещены здесь, ибо вдохновения непрестанно изливаются могучими волнами на человечество.
    Зачастую говорят: "Эти идеи висят в воздухе". Оне и в самом деле там, потому что души пространства внушают их людям. Именно в этом и следует искать источник великих движений мысли во всех областях. Там также и причина революций, коие потрясают какую-либо страну, для того чтоб возродить её.
    Стало быть, необходимо признать: медиумство наполняет собою века. Вся история освещается его светом. Оно то сосредоточивается на какой-либо одной яркой личности и сверкает ослепительными огнями (так было с Жанною д'Арк), то рассеивается, распределяется по большому числу посредников, как это происходит в нашу эпоху.
    Медиумство часто было вдохновителем гения, наставником человечества, средством, коие Бог использует для возвышенья и преобразованья обществ. В XV веке оно послужило тому, чтобы вытянуть Францию из бездны зол, в коию она была погружена.
    Сегодня словно некое новое дуновенье проносится над миром, пришедшее вернуть жизнь стольким душам, заснувшим в материи, стольким истинам, коие лежат во мраке и забвеньи!
    Феномены видений, звучаний (аудиций) и появлений умерших, проявления существ незримых посредством инкорпорации, письма, типтологии и тому подобного неисчислимы и приумножаются кругом нас день ото дня.
    Изыскания многих исследовательских обществ, опыты и свидетельства видных учёных и перворазрядных публицистов, имена которых мы приводили, не оставляют ни малейшего сомнения в реальности этих фактов. Они наблюдались в условиях, делающих невозможною всякую попытку обмана.


CIX


    Обитатели пространства не упускают ни одного средства, чтоб проявиться и показать нам реальность выживания. Великие духи питают явную склонность к проявлению через инкарнацию, ибо она позволяет им выразиться с более полным сознанием и более обширными интеллектуальными ресурсами. Медиум, погружённый в сон незримым магнетическим влиянием, на некоторое время предоставляет свой физический организм во власть существ, вселяющихся в него и вступающих в общение с нами посредством голоса, жестикуляции, позы. Речь их порою столь внушительна, столь величественна, что невозможно сохранить ни малейшего сомнения в характере их, их природе и подлинности. Если и легко имитировать физические феномены, такие как говорящие столы, автоматическое письмо, появления призраков, то не так обстоит дело с фактами высокого интеллектуального порядка. Невозможно имитировать талант, и ещё менее - гений. Мы часто бывали свидетелями сцен этого рода, и оне, всякий раз, оставляли в нас впечатленье глубокое. Прожить, хотя бы одно мгновенье, в задушевной близости с великими существами - одна из редчайших радостей, коих дано вкусить на земле. Именно чрез это медиумичество инкорпорации смогли мы сообщаться с духами-направниками, с самою Жанною д'Арк, и получить от них наставленья, откровения, кои мы приводим в наших сочинениях.
    Однако, если способность эта есть источник наслаждений для исследователей, то она даёт мало удовлетворения самому медиуму, ибо он, по пробуждении, не сохраняет никакого воспоминанья о том, что произошло с ним за время его отсутствия в теле.
    Медиумическая способность существует в скрытом виде у множества людей. Повсюду, вокруг нас, среди девушек, молодых женщин, молодых людей, развиваются ростки этой высокой способности, вырабатываются могучие флюиды, кои могут служить связующими звеньями между человеческим мозгом и разумными существами пространства. Чего нам ещё недостаёт, так это школ и методов, необходимых для развития этих свойств со знанием и настойчивостью и для отведенья им долженствующего положения. Отсутствие методической подготовки и терпеливого изученья не позволяет извлечь из этих ростков всех плодов истины и мудрости, кои б те могли дать. Слишком часто, из-за незнания и отсутствия регулярной работы, они засыхают или же дают одни только ядовитые цветы.
    Но вот, мало-помалу, зарождается и распространяется некая новая наука и верованье, приносящая всем знанье законов, управляющих незримою Вселенною. Вскоре мы научимся культивировать эти драгоценные способности, делать из них орудия великих душ, хранительниц тайн мира потустороннего. Исследователи отрекутся от узких взглядов, от рутинных приёмов нынешней одряхлевшей науки; они приложат усилья к тому, чтобы привесть в действие силы ума чрез возвышенную мысль, этот высший движитель, соединяющий миры божественные со сферами низшими, - и луч вышнего света спустится к ним оплодотворить их исследованья. Они будут знать, что изученье великих проблем, исполнение долга, достоинство и честность жизни являются главными условиями успеха. Если знанье и метода необходимы в области психического экспериментирования, то прекрасные порывы души, выражающиеся в молитве, обладают не меньшей важностию, ибо они составляют магнит и образуют флюидический ток, привлекающий доброжелательные силы и отдаляющий пагубные влияния. Вся жизнь Жанны д'Арк с избытком доказывает это.
    В тот день, когда все эти условия будут соединены, новый спиритуализм безраздельно вступит на путь своих судеб. В час, когда столько верований колеблется под дыханием страстей и когда душа человеческая погрязает и коснеет в материи, посреди всеобщего ослабленья совести и характеров, он станет средством спасения, некою силою оживляющей и действенною верою, которая свяжет небо с землёю и обоймёт души и миры в незыблемой и бесконечной вечности.


CX


    Путь жизни человеческой усеян ловушками и западнями; повсюду рытвины, ухабы, острые камни, шипы, колючки. Чтобы нам преодолеть их, Бог вложил в нас запасы сокрытой энергии, которые мы можем пустить в ход, призывая незримые силы, эти таинственные помощи свыше, коие во сто крат увеличивают силы наши и обеспечивают успех в борьбе. Помоги себе - и Бог поможет тебе!


CXI


    Дух предсуществует телу, перед своим последним земным рожденьем он пересёк обширные периоды времени, прожил во многих местах, и при каждом новом воплощении он вновь спускается в этот мир с целым запасом качеств, способностей, склонностей и задатков, кои происходят из этого тёмного прошлого, пересечённого им.
    В каждом из нас, в глубинах нашего сознания, существует запас впечатлений и воспоминаний, накопленных в наших предшествующих жизнях, либо на земле, либо в пространстве. Воспоминанья эти дремлют в нас: тяжёлое покрывало плоти душит и гасит их; но иногда, под побужденьем какой-либо внешней силы, они внезапно пробуждаются, - и тогда наития бьют ключом, неведомые способности выходят из тени, и мы на мгновенье вновь становимся неким иным существом, отличным от того, коего в нас видят другие.
    Вам, без сомненья, встречались растения, плавающие на поверхности сонной воды прудов. В них заключён образ души человеческой. Они возлежат на тёмных глубинах своего прошлого; корни их погружены в области неведомые и отдалённые, из коих они извлекают соки, питающие прекрасный цветок, должный вскоре раскрыться, развиться и зацвести в поле земной жизни.


CXII


    В присутствии таких фактов мысль печалится и сердце возмущается. Мы начинаем сомневаться в вечной справедливости. Наш мучительный плач поднимается к необъятным небесам, но одно лишь мрачное молчанье отвечает на призыв наш. Однако сойдём воглубь самих себя и исследуем великую тайну боли. В самом ли деле она необходима красоте душ и гармонии Вселенной? Чем было бы добро без зла, его оттеняющего и тем заставляющего отчётливее вырисовываться всё его великолепье? Разве ценили бы мы благодеянья света, если бы мы не страдали от тьмы? Да, Земля есть Голгофа справедливых и праведных, но она также школа героизма, добродетели и гения; это прихожая миров блаженных, где всякое претерпленное страданье, всякая совершённая жертва готовят нам радости, сторицей возместящие нам. Души очищаются и делаются прекрасными через страдание. Всякое блаженство обретается через боль. Наиболее прекрасна участь тех, кого умерщвляют. Все чистые сердца страдают на земле: любовь не бывает без слёз. Во глубине же человеческого благополучья и пресыщения найти можно лишь пустоту и горечь, и призраки их закрадываются даже в самые прекрасные наши мечты.
    Но всё проходит в мире этом. Зло лишь временно, а выше, в областях верхних, царство справедливости процветает во веки веков. Нет, вера верующих, жертвы героев, надежды мучеников не суть пустые химеры! Земля всего лишь ступенька на лестнице, ведущей в Небо.
    Пусть возвышенные эти души служат нам примером, и пусть вера их излучается на нас сквозь столетья! Изгоним из сердец наших печали и тщетные унынья. Сумеем извлечь из испытаний и бед наших весь плод, коий они предлагают нам для нашего возвышенья. Сумеем стать достойными того, чтоб возродиться в мирах более прекрасных, в тех, где нет более ни ненависти, ни несправедливости, ни чёрствости сердца, и где жизни протекают в гармонии всё более проникающей и в свете всё более ярком.


1 Ниже речь часто будет итти о Жанне д'Арк, поскольку многие из этих отрывков взяты из книги, которую автор особо посвятил ей. (Й.Р.)
2 "Каждый шаг - поступок: за него неизбежно приходится отвечать, и тщетны слёзы, скрежет зубовный и сожаления слабых, кто мучается, объятый страхом, когда наступает срок оказаться лицом к лицу с последствиями собственных действий!" Дж.Конрад. (Й.Р.)
3 См. "Dans l'Invisible", chap. XXVI, "La Mediumnite glorieuse". (Л.Д.)
4 Или другой вариант перевода: "сопричастность зримого и незримого". (Й.Р.)
5 Briere de Boismont, "Annales medico-psychologiques", 1857, p.543. (Л.Д.)