Блаженны милостивые

Глава Десятая

БЛАЖЕННЫ МИЛОСТИВЫЕ

Прощайте, чтобы Бог вам простил - Примирение со своими соперниками - Жертва, наиболее угодная Богу - Сучок и бревно в глазу - Не судите, да не судимы будете. Кто из вас без греха, первый брось на неё камень - Прощение обид - Снисходительность - Позволительно ли делать замечания другим; замечать недостатки ближних; изобличать зло в других?

Прощайте, чтобы Бог вам простил

       §146. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. ("Еванг. от Матф.", гл. V, ст.7.)
       §147. Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших. ("Еванг. от Матф.", гл. VI, ст. 14, 15.)
       §148. Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрёл ты брата твоего. Тогда Пётр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: "до семи", но до седмижды семидесяти раз. ("Еванг. от Матф.", гл. XVIII, ст. 15, 21 и 22.)
       §149. Милосердие дополняет кротость, так как не милосердный не сумел бы быть кротким и миролюбивым; оно заключается в забвении и прощении обид. Ненависть и злопамятство обнаруживают душу, не имеющую величия и невозвышенную; забвение обид присуще душе более совершенной, которая стоит выше ударов, наносимых ей: первая всегда беспокойна, подозрительно обидчива и полна злобы; вторая спокойна, полна всепрощения и милосердия.
       Беда тому, кто говорит: я не прощу никогда! Если его не осудят люди, то он будет осуждён Богом; по какому праву будет он требовать прощения своих собственных согрешений, если сам не прощает другим? Иисус учит нас, что милосердие не должно иметь пределов, говоря, что прощать брату надо не семь раз, но седмижды семьдесят раз.
       Но есть два совершенно различных способа прощать: один благородный, великий, действительно великодушный, без задней мысли с деликатностью охраняющий самолюбие и чувствительность противника, если бы даже этот последний был совершенно не прав; другой - когда обиженный или считающий себя таковым ставит противнику унизительные условия и заставляет чувствовать тяжесть прощения, чем раздражает вместо того, чтобы успокаивать; если он протягивает руку, то делает это не с доброжелательством, а с тщеславием, чтобы иметь возможность сказать всем: посмотрите, как я великодушен! При подобных обстоятельствах невозможно, чтобы примирение было искренне с одной и с другой стороны. Тут нет великодушия, но только удовлетворение гордыни. При всякой распре тот, кто окажется более примирительным и кто выкажет менее пристрастия, а больше милосердия и настоящего величия души, приобретёт всегда симпатию людей беспристрастных.

Примирение со своими соперниками

       §150. Мирись с соперником твоим скорее, пока ты ещё на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу; истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта. ("Еванг. от Матф.", гл. V, ст. 25, 26.)
       §151. Последствия прощения и добродеяния вообще бывают не только нравственные, но и матерьяльные. Смерть, как известно, не освобождает нас от наших врагов; мстительные духи часто преследуют своей ненавистью из-за могилы тех, против которых они сохранили злобу; вот почему пословица, говорящая: "убит зверь - убита злоба", не применима к человеку. Дурной дух ждёт, чтобы тот, кому он желает зла, был прикреплён к своему телу и менее свободен, чтобы таким образом иметь возможность мучить его с большей лёгкостью и вредить ему в его самых дорогих интересах и привязанностях. В этом факте надо видеть причину большинства случаев навязчивой идеи, особенно в таких тяжёлых проявлениях, как порабощение и одержание. Одержимые почти всегда являются жертвами мести извне, которую они вызвали своим поведением. Бог допускает это, чтобы наказать их за зло, содеянное ими самими, или если они его не совершили, за то, что у них не хватило снисходительности и милосердия простить другим. Стало быть, ради будущего спокойствия, важно как можно скорее исправить несправедливости, которые совершены относительно ближних и простить врагов, чтобы уничтожить перед смертью всякий предлог к вражде, всякое основание для будущей мести; таким путём из заклятого врага в этом мире можно сделать друга в мире ином; по крайней мере, на вашей стороне будет правда, а Бог не допускает, чтобы простивший был предметом мести. Когда Иисус советует примириться поскорее со своим противником, то не для того только, чтобы устранить разногласие во время настоящего существования, но чтобы избежать повторения его в жизни будущей. Ты не выйдешь оттуда, говорит он, пока не заплатишь последнего кодранта, то есть пока не удовлетворишь вполне правосудию Божию.

Жертва, наиболее угодная Богу

       §152. Итак, если ты принесёшь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой. ("Еванг. от Матф.", гл. V, ст. 23, 24.)
       §153. Когда Иисус говорит: "Пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой", то этим он поучает, что самая угодная жертва Богу - это жертва своим злопамятством, что прежде, чем предстать перед Ним для получения прощения, надо самому простить, и что если чувствуешь неправоту относительно одного из братьев своих, то нужно её загладить, и тогда только жертва будет принята, так как она будет принесена сердцем свободным от всякого дурного чувства. Он делает этот принцип матерьяльным, так как евреи приносили матерьяльные жертвы; он должен был подбирать выражения, соответствующие их обычаям. Христианин не приносит матерьяльных жертв; он одухотворил жертву; но правило от этого получает ещё большую силу: он жертвует свою душу Богу, и душа эта должна быть очищена; входя в храм Господен, он должен оставить вне его всякое чувство ненависти и вражды, всякую дурную мысль против брата своего; тогда только его молитву ангелы вознесут к стопам Предвечного. Этому именно учит Иисус словами: оставь дар твой у жертвенника и пойди прежде примирись с братом твоим, если ты желаешь быть приятен Господу.

Сучок и бревно в глазу

       §154. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в своём глазе не чувствуешь? Или, как скажешь брату твоему: "Дай, я выну сучок из глаза твоего"; а вот в твоём глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего. ("Еванг. от Матф.", гл, VII, ст. З-5.)
       §155. Одна из странностей человечества заключается в его свойстве видеть дурное в других раньше, чем в себе самом. Чтобы судить о самом себе, надобно было бы видеть себя в зеркале, очутиться как бы вне себя и наблюдать за собой, как за другим, спрашивая себя: что подумал бы я, если бы увидел, что кто-нибудь делает то, что я делаю? Смягчать свои собственные недостатки, как нравственные, так и физические, заставляет человека бесспорно не что иное, как гордость. Эта странность главным образом противоречит милосердию, так как истинное милосердие скромно, просто и снисходительно; горделивое же милосердие - бессмыслица, так как эти два слова уничтожают одно другое. Как же, действительно, человек, настолько тщеславный и верящий в значительность своей особы и превосходство своих качеств, может иметь в то же время достаточно самоотвержения, чтобы выдвинуть в других хорошее, могущее его унизить, вместо дурного, могущего его возвысить? Гордыня - мать многих пороков, и в то же время она является отрицанием многих добродетелей; она находится в основе всех дурных действий и служит для них двигателем. Вот почему Иисус боролся против неё, как против главной помехи прогрессу.

Не судите, да не судимы будете. Кто из вас без греха, первый брось на неё камень

       §156. Не судите, да не судимы будете; ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. ("Еванг. от Матф.", гл. VII, ст. 1, 2.)
       §157. Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставивши её посреди, сказали Ему: "Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?". Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания. Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: "Кто из вас без греха, первый брось на неё камень." И опять, наклонившись низко, писал на земле. Они же, услышавши то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди. Иисус, восклонившись и не видя никого кроме женщины, сказал ей: "Женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?". Она отвечала: "Никто, Господи!". Иисус сказал ей: "И Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши." ("Еванг. от Иоанна", гл. VIII, ст. 3-11.)
       §158. "Кто из вас без греха, первый брось на неё камень", - сказал Иисус. Это правило обязывает нас к снисходительности, так как нет никого, кто бы сам не нуждался в ней. Оно нас учит, что мы не должны судить других строже, чем судим самих себя, и осуждать в других то, что прощаем себе. Прежде, чем упрекать в ошибках кого-нибудь, посмотрим, не может ли тот же упрёк относиться к нам.
       Осуждение поведения другого может иметь две побудительные причины: устранить зло или очернить личность, поступки которой критикуются: последний мотив неизвинителен, так как доказывает злословие и злобу. Первый же может быть похвален и даже становится обязательным в некоторых случаях, так как его следствием бывает добро и так как иначе зло никогда бы не устранилось из общества; разве не должен человек помогать прогрессу своего ближнего? Не надо, стало быть, принимать в абсолютном смысле принципа: "не судите, да не судимы будете", так как буква убивает, а дух оживляет.
       Иисус не мог запретить осуждать зло, так как он сам нам дал пример и делал это в энергичных выражениях; но он хотел показать, что авторитет осуждения принадлежит только нравственному авторитету; осуждать другого, будучи виновным - значит снять с себя этот авторитет, даже больше - это значит присвоить себе право угнетения. Сокровенная совесть отказывает в уважении и добровольном повиновении тому, кто, будучи наделён какой-нибудь властью, нарушает законы и принципы, которые он обязан применять. Нет законной власти в глазах Бога, кроме той только, которая опирается на добро, творимое ею самою. Вот что следует из слов Христа.

НАСТАВЛЕНИЯ ДУХОВ:

Прощение обид

       §159. "Сколько раз должен я прощать брату моему? Ты должен прощать не семь раз, а седмижды семьдесят раз. Вот слова Иисуса, которые должны всего больше поражать ваш ум и всего громче говорить вашему сердцу. Сравните эти слова милосердия в речи такой простой, сжатой и великой со стремлениями, которые Иисус внушал своим ученикам, и вы всегда найдёте одну и ту же мысль. Справедливый в превосходной степени, Иисус отвечает Петру: ты будешь прощать без числа; ты будешь прощать всякую обиду столько раз, сколько раз получишь её; ты будешь поучать твоих братьев этому забвению самого себя, которое делает тебя неуязвимым для нападений, несправедливостей и дурных поступков; ты будешь кроток и смирен сердцем; ты, наконец, будешь делать то, что ты желаешь, чтобы Отец Небесный делал для тебя; разве Ему нечего прощать тебе? и считает ли Он, сколько раз снисходит, чтобы прощать твои ошибки?
       Выслушайте же этот ответ Иисуса и, как Пётр, примените его к себе; прощайте, расточайте снисходительность, будьте милосердны, добродетельны, щедры, особенно в своей любви. Давайте, потому что Господь вам отдаст, прощайте, потому что Господь вас простит; унижайтесь, так как Господь вас возвысит; смиряйтесь, так как Господь посадит вас по Свою правую сторону.
       Идите, мои возлюбленные, изучайте и комментируйтете слова, которые слышите от меня, так как я их говорю от имени Того, Который с высоты небес всегда смотрит на вас, и продолжайте с любовью неблагодарный, по-вашему, труд, начатый Им восемнадцать веков назад. Прощайте же вашим братьям, потому что вы сами тоже нуждаетесь в прощении. Если их поступки были вредны лично для вас, то это мотив ещё более сильный, чтобы быть снисходительным, так как заслуга прощения пропорциональна важности зла, не было бы никакой заслуги прощать вины братьям, если бы они вам причиняли только лёгкие раны. Спириты, не забывайте никогда, что как на словах, так и в делах прощение несправедливостей не должно быть пустым звуком. Если вы называете себя спиритами, так будьте же ими; забывайте зло, которое вам сделали и думайте только об одном: о добре, которое вы можете сделать. Встав на этот путь, вы не должны заблудиться даже мысленно, так как вы ответственны за ваши мысли и оне известны Богу. Сделайте же так, чтобы оне были свободны от всякого чувства мести; Бог знает всё, что таится в глубине сердца каждого из вас. Счастлив тот, кто засыпая может каждый вечер сказать себе: я ничего не имею против моего ближнего."

Симеон. Бордо, 1862г.

       §160. "Прощать своим врагам - это значит испрашивать прощение самому себе; прощать своим друзьям - это значит давать им доказательство дружбы; прощать обиды - это значит показать, что становишься лучше. Прощайте же, друзья мои, чтобы Бог простил вам; если вы тверды, требовательны, непреклонны, если вы взыскательны даже за малейшую обиду, то как же вы хотите, чтобы Бог забыл, что вы всякий день нуждаетесь в большой Его снисходительности? О, горе тому, кто говорит: "Я никогда не прощу", так как он произносит приговор над самим собой. Кто знает, наконец, не сами ли вы окажетесь зачинщиком, если всмотритесь в себя? Кто знает, не вы ли нанесли первый удар в распре, начавшейся булавочным уколом, а кончившейся разрывом? Не сорвалось ли какое-нибудь обидное слово с ваших уст? Сохранили ли вы полное хладнокровие? Конечно, ваш соперник не прав, обнаруживая слишком много впечатлительности, но это даёт вам случай быть снисходительными и не заслужить самим обвинения в том же. Предположим, что вы были действительно обижены при обстоятельстве, которое доказывает, что вы не раздражали собеседника нападками и не раздули в серьёзную ссору того, что могло быть легко забыто. Если зависело от вас воспрепятствовать последствиям, и вы этого не сделали, вы и виноваты. Предположим, наконец, что вы не можете сделать себе ни малейшего упрёка, в таком случае ещё больше будет заслуга, если вы проявите снисходительность.
       Но есть два совершенно различных способа прощать: прощение на словах и прощение сердечное. Многие говорят о своём противнике: "Я ему прощаю", тогда как внутренно они испытывают тайное удовольствие, если с ним случилась беда, и думают при этом, что он получил то, что заслужил. Многие говорят: "Я прощаю", и прибавляют: "Но я никогда не помирюсь и не желаю больше его видеть." Разве это евангельское прощение? Нет, истинное прощение, прощение христианское набрасывает покров забвения на прошлое; только такое прощение вам зачтётся, так как Бог не удовлетворяется показной стороной: Он проникает в глубину сердца и в самые сокровенные мысли; на Него не действуют слова и пустая видимость. Полное и абсолютное забвение обид присуще великим душам, а злопамятство всегла служит признаком низменности и несовершенства. Не забывайте, что истинное прощение узнаётся по поступкам гораздо лучше, чем по словам."

Апостол Павел. Лион, 1861г.

Снисходительность

       §161. "Спириты, мы желаем говорить вам сегодня о снисходительности, об этом нежном братском чувстве, которое все люди должны питать к своим братьям, но которое применяется лишь очень немногими.
       Снисходительность не видит недостатков в других, или если она их и видит, то остерегается о них говорить и их разглашать, напротив, она их прячет, чтобы они были известны только ей одной, и если недоброжелательство их открывает, она имеет всегда наготове извинение, чтобы их прикрыть, то есть извинение правдоподобное, серьёзное и ничего такого, что под видом смягчения искусно выставляет ошибку на вид. Снисходительность никогда не занимается дурными поступками других, за исключением тех случаев, когда можно оказать услугу; кроме того, она старается их скрасить насколько возможно. Она не делает резких замечаний; не имеет упрёка на устах, но только советы, всего чаще замаскированные. Когда вы критикуете, какое заключение должно сделать из ваших слов? То, что вы, порицающие, не сделали бы того, за что осуждаете, что вы лучше обвиняемого. О люди! когда же будете вы судить ваши собственные сердца, ваши собственные мысли, ваши собственные поступки, не занимаясь тем, что делают ваши братъя? Когда вы откроете ваши строгие глаза только на самих себя?
       Будьте же строги по отношению к себе и снисходительны к другим. Думайте о Верховном Судие, который видит тайные мысли каждого сердца и, следовательно, часто прощает ошибки, вами осуждаемые, а осуждает то, что вы прощаете, так как Он знает мотив каждого поступка, а вы, кричащие так громко: анафема! быть может, совершали ошибки более важные.
       Будьте снисходительны, мои друзья, так как снисходительность привлекает, успокаивает и улучшает, тогда как суровость обескураживает, отдаляет и раздражает."

Иосиф, Дух-покровитель. Бордо, 1863г.

       §162. "Будьте снисходительны к ошибкам других, каковы бы оне ни были; судите строго только свои собственные поступки, и Господь будет снисходителен к вам так же, как вы к другим.
       Поддерживайте стойких, придавая им мужество для постоянства; подкрепляйте слабых, указывая им на доброту Бога, принимающего в расчёт малейшее раскаяние; указывайте всем на ангела покаяния, простирающего своё белое крыло над людскими ошибками и скрывающего их таким образом от глаз того, кто не может смотреть на нечистое. Постигайте всё бесконечное милосердие Отца вашего и никогда не забывайте говорить Ему мысленно, а в особенности делами своими: "Прости нам долги наши, как мы прощаем должникам нашим". Поймите хорошенько значение этих дивных слов: не словами надо восхищаться, а обязательством, заключающимся в них.
       Чего просите вы у Господа, прося Его прощения? Разве только забвения ваших прегрешений? забвения, не дающего ничего, так как если Бог довольствуется тем, что забывает ваши ошибки, то Он не наказывает, но также и не награждает. Нельзя награждать за несодеянное добро, а тем более за содеянное зло, если бы даже оно было забыто. Прося у Него прощения в ваших заблуждениях, вы просите милости с тем, чтобы больше не впадать в те же заблуждения, силы необходимой, чтобы пойти по новому пути - пути покорности и любви, а также исправления при раскаянии.
       Когда вы прощаете вашим братьям, не довольствуйтесь только тем, чтобы набросить покрывало забвения на их ошибки; это покрывало бывает часто слишком прозрачно для ваших глаз; дайте им любовь вместе с прощением; делайте им то, чего вы просите у Отца вашего Небесного для себя. Замените гнев, марающий вас, любовью, вас очищающей. Проповедуйте активное милосердие своим примером неустанно, как Иисус нас учил; проповедуйте его, как это делал он в продолжение своей земной жизни, доступной телесному зрению, и как он проповедует неустанно с тех пор, как стал видим только духовно. Следуйте этому божественному примеру; идите по его стопам; оне приведут вас к месту успокоения, где вы найдёте отдых после борьбы. Как Он, несите все свой крест и поднимайтесь с усилием, но мужественно, по вашему пути к горе Голгофе: на вершине её - прославление."

Иоанн, епископ из Бордо, 1862г.

       §163. "Друзья мои, будьте строги к себе и снисходительны к слабостям других; в этом заключается применение на практике святого милосердия, которое соблюдают очень немногие. Вы все имеете дурные наклонности, которые надо победить, привычки, которые надо изменить; у вас у всех есть бремя более или менее тяжёлое, которое вы должны сложить на вершине горы прогресса. Зачем же быть таким проницательным относительно ближнего и таким слепым в отношении себя? Когда же вы перестанете замечать в глазе брата сучок, который его ранит, а в своём не видеть бревна, ослепляющего вас и заставляющего переходить от падения к падению? Верьте в ваших братьев-духов; каждый человек, который настолько горд, что считает себя выше по добродетелям и заслугам, чем его воплощённые братья, безумен и виновен, и Бог накажет его в день суда. Истинные свойства милосердия - скромность и простота, которые заключаются в том, чтобы не слишком внимательно взирать на недостатки других и выставлять то, что в них есть хорошего, так как если сердце человеческое есть бездна пороков, то всё же существует в его сокровенных уголках зерно некоторых добрых чувств, живая искра духовной сущности.
       Спиритизм - это утешительное и благосло-венное учение, и счастливы те, которые его знают и пользуются благотворными поучениями духов Господа! Для них путь освещён, и на всём его протяжении они могут читать следующие слова, указывающие им средство достигнуть цели: любовь к ближнему на деле, любовь в сердце, любовь к ближнему как к самому себе; словом, любовь ко всем и особенно любовь к Богу, превышающая всё, так как она заключает в себе все обязанности и так как невозможно любить действительно Бога, не применяя милосердия, которое Он возводит в закон для всех Своих созданий."

Дюфетр, епископ Неверский. Бордо.

       §164. Так как никто не совершенен, то следует ли из этого, что никто не имеет права порицать своего ближнего?
       - "Конечно, нет, так как каждый из вас должен трудиться для прогресса всех, а особенно тех, над которыми вам поручена опека; но нужно делать это осторожно, с полезною целью, а не так, как делается в большинстве случаев, ради удовольствия унижать. В последнем случае осуждение есть злоба; в первом - долг милосердия повелевает исполнять это со всевозможной осторожностью; осуждение, направленное на ближнего, должно быть применено к самому себе, и нужно спросить себя, не заслуживаешь ли сам его."

Св.Людовик. Париж, 1860г.

       §165. Достойно ли порицания замечать недостатки других, когда для них от этого не может последовать никакой пользы и если эти недостатки не оглашаются?
       - "Всё зависит от намерения; конечно, не запрещается видеть зло, коли оно есть; было бы даже неудобно видеть повсюду добро; эта иллюзия вредила бы прогрессу. Вина заключается в том, что обращают это наблюдение во вред ближнему, разглашая его публично. Достойно порицания было бы также, если бы это делалось с самодовольством, с чувством недоброжелательства и радости находить недостатки в других. Но совершенно иное, если набрасывая покров на зло для публики, ограничиваются тем, что наблюдают его для собственной пользы, то есть с целью учиться избегать того, что осуждают в других. Разве это наблюдение, наконец, не полезно для моралиста? Как же бы он мог изображать странности человечества, если бы не изучал их на отдельных примерах?"

Св. Людовик. Париж, 1860г.

       §166. Бывают ли случаи, когда может быть полезно изобличать зло в другом?
       - "Этот вопрос очень щекотливый и тут-то именно надо призвать милосердие, правильно понятое. Если чьи-либо несовершенства приносят вред одной только страдающей от этого личности, то никогда не бывает полезно о них говорить, но если они могут причинить вред другим, то должно предпочесть интерес большинства интересу одного. Изобличать лицемерие и ложь может быть долгом, смотря по обстоятельствам, так как лучше, чтобы один человек пал, чем чтобы несколько стали его жертвами. В подобном случае нужно взвесить сумму преимуществ и неудобств."

Св.Людовик. Париж, 1860г.