Вне милосердия нет спасения

Глава Пятнадцатая

ВНЕ МИЛОСЕРДИЯ НЕТ СПАСЕНИЯ

Что нужно, чтобы быть спасённым. Притча о милосердном Самарянине - Наибольшая заповедь - Необходимость любви к ближнему по мнению Св.Павла - Вне Церкви нет спасения. Вне истины нет спасения - Вне милосердия нет спасения.

Что нужно, чтобы быть спасённым. Притча о милосердном Самарянине

       §226. Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престол славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: "Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне." Тогда праведники скажут Ему в ответ: "Господи! Когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? Или жаждущим, и напоили? Когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? Когда мы видели Тебя больным? или в темнице, и пришли к Тебе?". И Царь скажет им в ответ: "Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне." Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: "Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня." Тогда и они скажут Ему в ответ: "Господи! Когда же мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?". Тогда скажет им в ответ: "Истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне." И пойдут сии в муку вечную, а праведники - в жизнь вечную. ("Еванг. от Матф.", гл. XXV, ст. 31-46.)
       §227. И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: "Учитель! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?". Он же сказал ему: "В законе что написано? Как читаешь?" Он сказал в ответ: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим; и ближнего твоего, как самого себя." Иисус сказал ему: "Правильно ты отвечал: так поступай, и будешь жить." Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: "А кто мой ближний?". На это сказал Иисус: "Некоторый человек шёл из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставивши его едва живым. По случаю один священник шёл тою дорогою и, увидев его, прошёл мимо. Так же и левит, быв на том месте, подошёл, посмотрел и прошёл мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашёл на него и, увидев его, сжалился, и подошед, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и посадив его на своего осла, привёз его в гостиницу и позаботился о нём; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: "Позаботься о нём; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе." Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?" Он сказал: "Оказавший ему милость." Тогда Иисус сказал ему: "Иди, и ты поступай так же." ("Еванг. от Луки", гл. X, ст. 25-37.)
       §228. Вся мораль Иисуса заключается в милосердии и смирении, то есть в двух добродетелях, противоположных эгоизму и гордыне. Во всех своих поучениях он указывает на эти добродетели как на путь к вечному блаженству. Блаженны, говорит он, нищие духом, то есть смиренные, так как Царство Небесное им принадлежит; блаженны чистые сердцем; блаженны кроткие и миротворцы; блаженны милостивые; люби ближнего своего, как самого себя; поступай с другими так, как бы хотел, чтобы поступали с тобой; люби врагов своих; прощай обиды, если желаешь быть прощённым; твори добро без хвастовства; осуждай себя раньше, чем осуждать других. Смирение и милосердие - вот что он постоянно советует и чему сам даёт пример; гордыня и эгоизм - вот против чего он постоянно борется; но он не просто учит быть милосердным в ясных и вполне понятных выражениях, а даже ставит милосердие необходимым условием для будущего счастья.
       В картине Страшного Суда, данной Иисусом, как и во многом другом, надо видеть аллегорию и образность. Людям, ещё неспособным понимать вещи сугубо духовные - а именно таковы были его слушатели - он должен был представлять образы матерьяльные, захватывающие и способные производить на них впечатление; чтобы быть лучше понятым, ему приходилось не слишком уклоняться от идей, уже усвоенных; что же касается формы, то он всегда откладывал на будущее время истинное объяснение своих слов, которые не мог выразить яснее. Но рядом с образностью картины в его словах всегда видна преобладающая идея: счастье, ожидающее праведных, и горе, ожидающее злых.
       Каков побудительный повод в этом высочайшем Суде? На что обращено внимание следствия? Спрашивает ли Судья о соблюдении той или иной формальности, об исполнении той или иной внешней обрядности? Нет. Он справляется только об одном - о применении милосердия, и произносит приговор, говоря: "Вы, помогавшие вашим братьям, идите направо; вы, бывшие с ними суровы, идите налево." Справляется ли Он о их правоверии? Делает ли Он различие между верующими различных вероисповеданий? Нет. Иисус ставит Самарянина, считавшегося еретиком, но любящего ближнего, выше правоверного, не оказавшего милосердия. Иисус считает милосердие не как одно из условий спасения, но единственным его условием; если бы для достижения спасения нужны были другие условия, он бы их изложил. Он ставит милосердие во главе всех добродетелей, так как оно заключает в себе все добродетели: смирение, кротость, доброжелательство, снисходительность, справедливость и т.д., и так как оно является доказательством отсутствия гордыни и эгоизма.

Наибольшая заповедь

       §229. А фарисеи, услышавши, что Он привёл саддукеев в молчание, собрались вместе. И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: "Учитель, какая наибольшая заповедь в законе?". Иисус сказал ему: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки." ("Еванг. от Матф.", гл. XXII, ст. 34-40.)
       §230. Милосердие и смирение, стало быть, являются единственным путём спасения; эгоизм и гордыня - единственным путём гибели. Этот принцип сформулирован в точных терминах в следующих словах: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, а ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки." Чтобы не было сомнения относительно толкования о любви к Богу и к ближнему, он прибавляет: "Вторая же подобная ей"; это значит, что нельзя действительно любить Бога, не любя ближнего, и нельзя любить ближнего, не любя Бога; стало быть, всё, что делают против ближнего, делают против Бога. Нельзя любить Бога, не будучи милосердным к ближнему; все обязанности человека резюмируются в следующем правиле: вне милосердия нет спасения.

Необходимость любви к ближнему по мнению Апостола Павла

       §231. Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, то я - ничто. И если я раздам всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше. ("1-е Посл. к Коринф. Св.Павла", гл. XIII, ст. 1-7 и 13.)
       §232. Апостол Павел настолько понял великую истину, что говорит: "Если я говорю языками человеческими и ангельскими, если имею дар пророчества и знаю все тайны, и имею всю веру, чтобы передвинуть горы, а не имею любви к ближнему, то я - ничто. А теперь пребывают сии три: вера, надежда и любовь, но любовь из них больше." Он, без сомнения, помещает любовь к ближнему даже выше веры, так как любовь эта доступна всякому, как учёному, так и невежде, как богатому, так и бедному, так как она не зависит от особого вероисповедания.
       Он говорит больше: он определяет истинное милосердие; указывает, что оно заключается не только в добродеянии, но в совокупности всех добродетелей сердца, в доброте и заботе о ближнем.

Вне Церкви нет спасения. Вне истины нет спасения

       §233. Тогда как положение: вне милосердия нет спасения, опирается на всеобщий принцип, открывает доступ к высшему блаженству всем детям Бога, догмат: вне Церкви нет спасения, опирается не на основную веру в Бога и в бессмертие души - веру, свойственную всем религиям, но на специальную веру в частные догматы. Это положение исключительное и абсолютное; вместо того, чтобы соединять детей Бога, оно их разъединяет; вместо того, чтобы побуждать их к любви к ближнему, оно поддерживает и санкционирует раздражение между сектантами различных культов, считающих друг друга проклятыми в вечности, даже если бы они были родственниками или друзьями в этом мире; не признавая великого закона равенства перед могилой, они разделяют их даже в месте успокоения. Положение: вне милосердия нет спасения, освящает принцип равенства перед Богом и свободу совести; при этом принципе, как правиле, все люди - братья, и каким бы способом они ни проявляли свою любовь к Создателю, они взаимно протягивают руки и молятся один за другого. При догмате: вне Церкви нет спасения, они предают один другого анафеме, преследуют друг друга и живут врагами; ни отец не молится за сына, ни сын за отца, ни друг за друга, если они считают друг друга осуждёнными безвозвратно. Этот догмат в основе своей противоположен поучениям Христа и евангельскому закону.
       §234. Положение: вне истины нет спасения - равносильно положению: вне Церкви нет спасения, и притом настолько же исключительно, так как нет ни одной секты, которая бы не претендовала на привилегию обладания истиной. Но разве есть человек, могущий похвалиться обладанием всей истиной? Ведь круг знаний увеличивается беспрерывно, и идеи совершенствуются ежедневно. Абсолютная истина доступна только духам самого высшего ранга, а земное человечество никак не может на это претендовать, так как ему не дано всего знать; оно может стремиться только к истине относительной и пропорциональной его совершенству. Если бы Бог поставил положительным условием для будущего счастья обладание абсолютной истиной, то это было бы определением всеобщего уничтожения, тогда как милосердие в своём самом широком смысле может применяться всеми. Спиритизм же, находясь в согласии с "Евангелием" и признавая, что можно быть спасённым независимо от вероисповедания, лишь бы соблюдался закон Бога, вовсе не говорит: вне Спиритизма нет спасения; а так как он не претендует пока на разъяснение всей истины, то и не говорит тоже: вне истины нет спасения; положение это разъединяло бы вместо того, чтобы соединять, и увековечило бы антагонизм.

НАСТАВЛЕНИЯ ДУХОВ

Вне милосердия нет спасения

       §235. "Дети мои, положение: вне милосердия нет спасения, содержит в себе судьбы людей на земле и на небе; на земле - так как под этим знаменем они будут жить в мире; на небе - так как милосердные найдут милость у Господа. Девиз этот - небесный факел, столп света, ведущий человека в пустыне жизни, чтобы привести в Землю Обетованную; он сияет в небесах, как святой ореол на челе избранных, а на земле он начертан в сердце тех, которым Иисус скажет: "Идите направо, вы благословенные Отца Моего." Вы узнаете их по любви, распространяемой ими вокруг себя. Ничто лучше не выражает мысли Христа, ничто лучше не резюмирует обязанностей человека, чем это положение Божественного постановления. Спиритизм не мог ничем лучше показать своё происхождение, как тем, что поставил его правилом, так как оно служит самым чистым отражением христианства; с подобным руководством человек никогда не заблудится. Постарайтесь же, друзья мои, понять его глубокий смысл и последствия и искать в нём для себя способ применения милосердия. Подчините все ваши поступки влиянию любви, и ваша совесть вам ответит; не только она вас предостережёт от злых поступков, но заставит поступать хорошо, так как недостаточно обладать добродетелью пассивною, но нужна добродетель активная; для того, чтобы творить добро, нужна всегда деятельность воли; чтобы не делать зла, достаточно бывает инертности и беззаботности.
       Друзья мои, благодарите Бога, предоставившего вам возможность пользоваться светом Спиритизма; но не для того он дан, чтобы только одни обладающие им могли спастись, а для того, чтобы, помогая друг другу, вы научились лучше понимать поучения Христа и стали лучшими христианами; поступайте же так, чтобы, смотря на нас, можно было сказать, что истинный христиан и истинный спирит одно и то же, так как все, исполняющие заповедь милосердия - ученики Иисуса, к какому бы культу они ни принадлежали."

Апостол Павел. Париж, 1860г.