Нельзя служить Богу и маммоне

Глава Шестнадцатая

НЕЛЬЗЯ СЛУЖИТЬ БОГУ И МАММОНЕ

Спасение богатых - Остерегайтесь жадности - Иисус у Закхея - Притча о злом богаче - Притча о талантах - Польза ниспосланного Провидением богатства - Испытание богатством и нищетой - Неравенство в распределении богатств - Истинная собственность - Употребление богатств - Отрешение от благ земных - Передача состояния

Спасение богатых

       §236. Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне. ("Еванг. от Луки", гл. XVI, ст.13.)
       §237. И вот, некто подошед сказал Ему: "Учитель благий! Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?". Он же сказал ему: "Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди." Говорит Ему: "Какие?". Иисус же сказал: "Не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя." Юноша говорит Ему: "Всё это сохранил я от юности моей: чего ещё недостаёт мне?". Иисус сказал ему: "Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твоё и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, и следуй за Мною." Услышав слово сие, юноша отошёл с печалью, потому что у него было большое имение. Иисус же сказал ученикам Своим: "Истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и ещё говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольное ушко,1 нежели богатому войти в Царствие Божие." ("Еванг. от Матф.", гл. XIX, ст. 16-24; "Еванг. от Луки", гл. XVIII, ст. 18-25; "Еванг. от Марка", гл. Х, ст.17-25.)

Остерегайтесь жадности

       §238. Некто из народа сказал Ему: "Учитель! Скажи брату моему, чтобы он разделил со мной наследство." Он же сказал человеку тому: "Кто поставил Меня судить или делить вас!" При этом сказал им: "Смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения." И сказал им притчу: "У одного богатого человека был хороший урожай в поле; и он рассуждал сам с собою: что мне делать! некуда мне собрать плодов моих. И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и всё добро моё. И скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы; покойся, ешь, пей, веселись. Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет." ("Еванг. от Луки", гл. XII, ст. 13-21.)

Иисус у Закхея

       §239. Потом Иисус вошёл в Иерихон и проходил чрез него. И вот, некто именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый, искал видеть Иисуса, кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом; и забежав вперёд, влез на смоковницу, чтобы увидеть Его, потому что Ему надлежало проходить мимо неё. Иисус, когда пришёл на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: "Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме." И он поспешно сошёл и принял Его с радостью. И все, видя то, начали роптать и говорили, что Он зашёл к грешному человеку. Закхей же став сказал Господу: "Господи! половину имения моего я отдам нищим, и если кого чем обидел, воздам вчетверо." Иисус сказал ему: "Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама; ибо Сын Человеческий пришёл взыскать и спасти погибшее." ("Еванг. от Луки", гл. XIX, ст. 1-10.)

Притча о злом богаче

       §240. Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача; и псы, приходя, лизали струпья его. Умер нищий, и отнесён был Ангелами на лоно Авраамаво; умер и богач, и похоронили его; и в аду, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его, и, возопив, сказал: "Отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучусь в пламене сем." Но Авраам сказал: "Чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твоё в жизни твоей, а Лазарь злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь; и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят." Тогда сказал он: "Так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения." Авраам сказал ему: "У них есть Моисей и пророки; пусть слушают их." Он же сказал: "Нет, отче Аврааме! но если кто из мёртвых придёт к ним, покаются." Тогда Авраам сказал ему: "Если Моисея и пророков не слушают, то, если бы кто и из мёртвых воскрес, не поверят." ("Еванг. от Луки", гл. XVI, ст. 19-31.)

Притча о талантах

       §241. Ибо Он (Бог) поступит, как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение своё; и одному дал он пять талантов,2 другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился. Получивший пять талантов пошёл, употребил их в дело и приобрёл другие пять талантов; точно так же и получивший два таланта приобрёл другие два; получивший же один талант пошёл и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего. По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчёта. И подошед получивший пять талантов принёс другие пять талантов и говорит: "Господин, пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрёл на них." Господин его сказал ему: "Хорошо, добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего." Подошёл также и получивший два таланта и сказал: "Господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрёл на них." Господин его сказал ему: "Хорошо, добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего." Подошёл и получивший один талант и сказал: "Господин! я знал тебя, что ты человек жестокий: жнёшь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал; и убоявшись, пошёл и скрыл талант твой в земле; вот, тебе твоё." Господин же его сказал ему в ответ: "Лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро моё торгующим, и я пришед получил бы моё с прибылью; итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов: ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плачь и скрежет зубов." Сказав сие, возгласил: "Кто имеет уши слышать, да слышит!" ("Еванг. от Матф.", гл. XXV, ст. 14-30.)

Польза ниспосланного Провидением богатства

       §242. Если бы богатство должно было служить абсолютным препятствием к получению спасения тому, кто им владеет, как это можно заключить из некоторых слов Христа, понятых согласно букве, а не духу, то это значило бы, что Бог, распределяющий богатства, дал бы в руки некоторых орудие безнадёжной гибели: мысль эта противна рассудку. Богатство, конечно, испытание опасное, более страшное, чем нищета, по своим соблазнам, искушениям и по своему обаянию; оно в высокой степени способствует гордыни, эгоизму и чувственному образу жизни. Богатство всего сильнее привязывает человека к земле и отвращает его от неба; оно вызывает такое высокомерие (как часто приходится замечать), что человек, вышедший из бедности и ставший богатым, быстро забывает не только своё первоначальное положение, но и тех, кто его разделял с ним и помогал ему, и что он становится нечувствительным, эгоистичным и тщеславным. Из того же, что богатство затрудняет путь к спасению, не следует, что оно делает его невозможным и что не может стать, средством спасения для умеющего пользоваться им, подобно тому, как некоторые яды могут вернуть здоровье, если применяются кстати и с разборчивостью.
       Когда Иисус говорил юноше, спрашивавшему его, как приобрести жизнь вечную: "Раздай всё имущество своё и следуй за Мной", он вовсе не ставил как абсолютное правило каждому обязанность избавляться от того, чем он владеет, и не говорил, что спасение приобретается только этой ценой, но хотел показать, что привязанность к земным благам является только помехой для спасения. Этот юноша действительно считал себя праведным, так как исполнял некоторые заповеди, а между тем он отступает при мысли о раздаче своего имущества; его желание получить жизнь вечную не может заставить его принести эту жертву.
       Предложение, сделанное ему Иисусом, было решительной пробой для обнаружения его сокровенных мыслей; он мог быть, конечно, с точки зрения света, прекрасным юношей, не делающим никому зла, не осуждающим ближнего, почитающим отца и мать, не гордым и не тщеславным, но он не имел истинной любви к ближнему, так как его добродетель не доходит до самоотвержения. Вот это именно Иисус хотел доказать; на данном примере можно видеть применение принципа: вне милосердия нет спасения.
       Следствием этих слов, если их принимать со строгой точностью, будет уничтожение богатства, мешающего будущему счастью и служащего источником множества бед земных; это, кроме того, будет осуждением труда, могущего доставлять богатство; но подобное следствие было бы абсурдом: оно вернуло бы человека к дикому состоянию и этим самым противоречило бы закону прогресса, составляющему закон Бога.
       Если богатство является источником многих бед, если оно поощряет дурные страсти, вызывает даже столько преступлений, то причина этому не в нём самом, а в человеке, злоупотребляющем им так же, как он злоупотребляет всеми дарами Бога; злоупотребляя он делает вредным то, что может быть для него всего полезнее; это является следствием низменного состояния Земли. Если бы богатство должно было производить только зло, Бог не допустил бы его на земле; от человека зависит, чтобы оно имело хорошие результаты. Хотя оно не является непосредственным элементом нравственного прогресса, но оно, без сомнения, служит могущественным элементом умственного прогресса.
       Действительно, назначение человека заключается и в том, чтобы работать для матерьяльного улучшения земного шара; он должен его обрабатывать, оздоровлять, приспособлять так, чтобы устроить со временем всё население, могущее вместиться на Земле. Но чтобы пропитать всё возрастающее население, надо увеличить производительность земли; если производительность одной страны недостаточна, надо искать пополнения в другом месте. Это обстоятельство делает взаимные сношения между народами необходимыми; для того же, чтобы облегчить их, надо уничтожать матерьяльные препятствия, разделяющие народы, сделать общение более быстрым. Для создания произведений веков человек должен был трудами добывать материал в недрах земли; он искал в науке средства, чтобы производить их с большей уверенностью и быстротой; но для выполнения их ему нужны матерьяльные средства: необходимость заставила его создать богатство так же, как она заставила его открыть науку. Деятельность, вызванная этими самыми трудами, совершенствует и развивает ум: ум этот, сосредоточивавшийся прежде на удовлетворении матерьяльных нужд, поможет ему со временем понять великие нравственные истины. Богатство есть первое средство приведения всего в исполнение, без него не может быть больших работ, нет деятельности, нет стимула, нет открытий: стало быть, его основательно считают элементом прогресса.

Неравенство в распределении богатств

       §243. Неравенство в распределении богатств является одной из тех проблем, которую напрасно стараются разрешить, имея в виду только настоящую жизнь. Первым вопросом представляется следующий: почему не все люди одинаково богаты? Они не одинаково богаты по той простой причине, что они неодинаково умны, деятельны и трудолюбивы, чтобы приобретать; неодинаково умеренны и дальновидны, чтобы уметь сохранять его. Наконец, математически доказано, что богатство, равномерно распределённое, дало бы каждому весьма малую и недостаточную часть; что если бы подобное распределение совершилось, то равновесие быстро нарушилось бы вследствие различия характеров и способностей; если же допустить возможность этого и длительность, то каждый едва имел бы чем жить: такое распределение послужило бы уничтожением всех больших работ, способствующих прогрессу и удобствам человечества: предположим, что это разделение и дало бы каждому необходимое, но оно всё же лишило бы стимула, толкающего к великим открытиям и полезным предприятиям. Если Бог сосредоточивает богатства в известных местах, то это для того, чтобы оттуда они расходились в достаточном количестве и по мере надобности.
       Согласившись с этим, спрашивают, почему Бог даёт богатство людям, не способным сделать его плодотворным для общего блага. В этом ещё раз проявляется мудрость и доброта Бога. Предоставляя человеку свободную волю, Он желал, чтобы человек собственным опытом дошёл до того, чтобы различать добро от зла и чтобы применение добра было результатом его усилий и его свободной воли. Им не должны руководить фатально ни добро, ни зло, так как он был бы тогда, подобно животным, только пассивным и неответственным орудием. Богатство является средством нравственного испытания; но в то же время это могущественное средство для действия прогресса. Бог не желает, чтобы оно долго оставалось непроизводительным; вот почему Он его перемещает постоянно. Каждый должен им обладать, чтобы испробовать себя и показать, какое употребление он умеет из него сделать; но так как матерьяльно невозможно, чтобы все его имели одновременно, - а если бы даже все и владели им, никто не трудился бы, и улучшение земного шара от этого пострадало бы, - поэтому всякий владеет им по очереди, и не имеющий богатства теперь, имел его уже или будет иметь в другом существовании, а имеющий его сегодня может не иметь завтра. Божеская справедливость создаёт богатых и бедных, каждый должен работать в свою очередь; для одних бедность есть испытание их терпения и покорности; для других богатство служит испытанием милосердия и самоотвержения.
       Многие горюют, видя, какое жалкое употребление дают некоторые люди своему богатству, видя низкие страсти, порождаемые роскошью, и спрашивают себя, справедлив ли Бог, давая богатство подобным людям? Конечно, если бы человек существовал один раз, ничто бы не оправдывало подобного распределения богатств на земле; но если вместо того, чтобы ограничивать свою точку зрения только настоящей жизнью, рассматривать всю цепь существований, то становится ясным, что всё уравновешено и справедливо. Бедный, стало быть, не имеет причины обвинять Провидение и завидовать богатым, а богатый тоже не имеет основания гордиться тем, чем он обладает. Если люди злоупотребляют богатством, то ни указы, ни законы против роскоши не исправят зла: законы могут временно изменить внешность, но они не могут изменить сердец. Вот почему подобные законы только временны, и за ними всегда следует более сильная реакция. Источник зла - в гордыне и эгоизме; злоупотребления всех родов сами прекратятся, когда люди станут сообразовываться с законом милосердия.

НАСТАВЛЕНИЯ ДУХОВ:

Истинная собственность

       §244. "Человек, в сущности, владеет только тем, что может унести из этого мира. То, что он находит, приходя сюда, и то, что он оставляет уходя, принадлежит ему только во время его пребывания здесь; но так как он вынужден всё оставить, то он этим только тешится, а не владеет в действительности. Чем же он владеет? Ничем из того, что служит телу, и всем, что служит душе: умом, знанием, нравственными качествами; вот что он приносит и уносит и чего никто не может у него отнять, вот что послужит ему больше в том мире, чем в этом: от него зависит быть более богатым при уходе, чем при приходе, так как от того, что он приобретёт, много зависит его будущее положение. Отправляясь в далёкую страну, торговец берёт с собой предметы, имеющие сбыт в той стране, но он вовсе не обременяет себя тем, что ему будет не нужно. Поступайте же так и относительно будущей жизни, запасаясь всем, что может вам пригодиться.
       Путешественнику, приезжающему на постоялый двор, дают хорошую квартиру, если он может заплатить за неё; имеющему мало вещей дают худшую квартиру; что же касается не имеющего ничего, то ему приходится спать на соломе. То же происходит с человеком, вступающим в мир духов: его место соответствует тому, что он имеет, но не золотом оплачивает он его. У него вовсе не спросят: что имели вы на земле? какое положение вы там занимали? были вы принцем или работником? Но его спросят: что принесли вы оттуда? Не будут вычислять вовсе ни стоимости его богатств, ни значимости его титулов, а только сумму его добродетелей; по этому счёту работник может быть более богатым, чем принц. Напрасно станет последний ссылаться на то, что перед отправлением заплатил за свой вход золотом, ему ответят: места тут вовсе не покупаются, они приобретаются содеянным добром: на земные деньги вы могли покупать поля, дома, заводы; тут же всё оплачивается качествами сердца. Богаты вы этими качествами? - милости просим, идите на первые места, где вас ждут все радости блаженства; бедны вы? - идите на последние места, где с вами поступят сообразно с тем, что вы имеете."

Паскаль. Женева, 1860г.

       §245. "Богатства земные принадлежат Богу, распределяющему их по Своему усмотрению, а человек, пользующийся только их доходами, администратор более или менее честный и умный. Они не составляют индивидуальной собственности человека. Бог часто расстраивает всякое предвидение, и богатство исчезает у считающего, что он владеет им весьма прочно.
       Вы скажете, быть может, что это касается богатств наследственных, но не то с приобретёнными трудом. Без сомнения, законное богатство есть приобретённое честно, так как имущество законно приобретено только тогда, когда приобретение его не причинило никому вреда. Потребуется отчёт в самой малой сумме, приобретённой в ущерб другому. Но из того, что человек обязан своим состоянием самому себе, следует ли, что он уносит больше, умирая? Старания, употребляемые им для того, чтобы передать состояние наследникам, не бывают ли излишними, так как если Бог не желает, чтобы они лишились его, ничто не сможет противостоять Его воле? Может ли человек употреблять богатство или злоупотреблять им безнаказанно во время своей жизни, не будучи обязан дать отчёт? Нет, позволяя ему приобретать его, Бог мог желать вознаградить его на время этой жизни за усилия, мужество, постоянство; но если это богатство служит ему только для удовлетворения чувств или гордыни, если оно становится причиной падения, то лучше было бы, чтобы он им не обладал: он теряет с одной стороны то, что выигрывает с другой, уничтожая заслугу своего труда, а когда покинет землю, Бог скажет ему, что он уже получил свою награду."

М., дух-покровитель. Брюссель. 1861г.

Употребление богатства

       §246. "Вы не можете служить Богу и маммоне: запомните это хорошенько, вы, которых любовь к золоту поглощает, вы, готовые продать душу, чтобы обладать сокровищами, так как они могут возвысить вас над другими людьми и дать удовлетворение страстям; нет, вы не можете служить Богу и маммоне! Если же вы чувствуете, что вожделения плоти берут верх над душой, спешите стряхнуть бремя, тяготеющее на вас, так как справедливый и строгий Бог скажет: что сделал ты, неверный управитель, с богатством, доверенным тебе? Это могущественное средство для добрых поступков, ты употребил только для личного удовлетворения.
       Каково же должно быть хорошее употребление богатства? Ищите решения проблемы в следующих словах: "Любите друг друга", вот в чём заключается секрет хорошего употребления богатств. Для человека, проникнутого любовью к ближнему, поведение его ясно; чтобы употребление богатства было приятно Богу, руководствуйтесь милосердием: не тем холодным и эгоистичным милосердием, которое есть расточение вокруг себя излишков роскоши, но тем милосердием полным любви, которое помогает без оскорблений. Богач, давший от своего излишка, сделай лучше: давай, уделяя из необходимого тебе, так как необходимое тебе - всё ещё роскошь, но давай благоразумно. Не отталкивай скорби из опасения быть обманутым, но подходи к источнику зла: сначала облегчи, затем наведи справки и убедись, не могут ли труд, советы, привязанности быть даже более полезны, чем подаяние. Распространяй вокруг себя с непринуждённостью любовь к Богу, любовь к труду, любовь к ближнему. Клади свои богатства в почву, в которой никогда у тебя не будет недостатка и которая принесёт тебе большие блага: добрые дела. Умственное богатство должно служить тебе так же, как золото: распространяй вокруг себя сокровища образования: распространяй на твоих братьев сокровища твоей любви, они принесут плоды."

Шеврю. Бордо, 1861г.

       §247. "Наблюдая кратковременность жизни человеческой, я бываю огорчён беспрерывной заботливостью, которой вы окружаете свои матерьяльные удобства, тогда как придаёте столь мало значения и посвящаете так мало времени вашему нравственному совершенствованию, которое должно служить вам вечно. Взирая на затрачиваемые вами на матерьяльную деятельность усилия, можно подумать, что дело идёт о самом важном вопросе для человечества: тогда как оно касается всего лишь удовлетворения преувеличенных потребностей, тщеславия или возможности предаваться излишествам. Сколько трудов, забот, мучений доставляют себе, сколько беспокойных ночей, чтобы увеличить состояние, часто более чем достаточное! Нередко можно видеть, как для довершения ослепления люди, понуждённые к тяжёлому труду необузданной страстью к богатству и к доставляемым им удовольствиям, хвалятся своей жертвой и заслугой, словно они работали для других, а не для себя. Безумцы! так вы действительно думаете, что вам зачтутся усилия и старания, двигателем которых служат эгоизм, жадность или гордыня, тогда как вы пренебрегаете заботами о вашем будущем так же, как и обязанностями, налагаемыми братской солидарностью на всех, пользующихся социальными преимуществами! Вы думаете только о своём теле; его удобства, его удовольствия служат единственным предметом вашей эгоистистической заботливости; ради тела, подверженного смерти, вы забываете о духе, который будет жить вечно. Таким образом, этот господин - тело, столь холимое и балуемое, стало вашим тираном и повелевает духом, ставшим его рабом. Да разве в этом заключается цель существования, данного вам Богом?"3

Дух-покровитель, Краков, 1861г.

       §248. "Человек - только хранитель богатства, данного ему Богом, он только управляет им; с него спросится строгий отчёт в том, что он с ним сделал в силу своей свободной воли. Дурное употребление заключается в пользовании им для личных удовлетворений; и, наоборот, хорошее, если результатом его является добро для кого-нибудь: заслуга пропорциональна жертве, наложенной на себя. Добродеяние служит только способом употребления богатства; оно облегчает действительное несчастье: утоляет голод, предохраняет от холода и даёт убежище не имеющему его; но обязанность столь же драгоценная, столь же похвальная заключается в том, чтобы предупреждать несчастье. В этом именно заключается назначение больших богатств, так как при их посредстве могут приводиться в исполнение всевозможные работы; если при помощи этих богатств извлекают законный доход, то добро всё же существует, так как труд развивает ум и поощряет достоинство человека, который всегда гордится, если может сказать, что сам зарабатывает себе хлеб, тогда как милостыня унижает и обижает. Богатство, сосредоточенное в одних руках, должно быть подобно источнику живой воды, распространяющему изобилие и удобства вокруг себя. О, вы богачи, употребляющие богатство согласно с велениями Бога, ваше сердце первое утолится в этом источнике добродеяний, в этой жизни вы испытаете невыразимое удовольствие души вместо матерьяльных удовольствий эгоизма, оставляющего пустоту в сердце. Имя ваше будет благославляемо на земле, а когда вы покинете её, Господь обратится к вам со словами притчи о талантах: "Добрый и верный слуга, войди на радость господина своего". Разве раб этой притчи, сохранивший в земле деньги, доверенные ему, служит образцом скупца, в руках которого богатство остаётся непроизводительным? Иисус поэтому главным образом говорит о подаянии, что в то время и в стране, где он жил, не известны были работы, которые создались впоследствии под влиянием искусств и промышленности и в которые богатства могут быть вложены с пользой для общего блага. Всем могущим давать мало или много, я скажу: давайте милостыню, когда это необходимо, но насколько возможно обращайте её в заработанную плату для того, чтобы получающий её не краснел."

Фенелон. Алжир, 1860г.

Отрешение от благ земных

       §249. "Я прихожу, братья мои, друзья мои, принести свою лепту, чтобы помочь вам итти смело по пути улучшения, на который вы вступили. Мы в долгу одни перед другими: только при помощи искреннего и братского союза между духами и воплощёнными возможно возрождение. Ваша любовь к земным благам - одно из самых больших затруднений для нравственного и духовного улучшения: своей привязанностью к имуществу вы разрушаете ваши способности любви, перенося их целиком на предметы матерьяльные. Будьте искренни, разве богатство даёт безоблачное счастье? Нет ли пустоты в сердце в то время, когда ваши сундуки полны? Не скрывается ли всегда на дне этой корзины с цветами отвратительное пресмыкающееся? Я понимаю, если человек, приобретший при помощи тяжёлого и честного труда состояние, испытывает вполне справедливое удовлетворение, но между этим удовлетворением, вполне естественным и одобряемым Богом, и привязанностью к богатству, затемняющей всякое другое чувство и парализующей порывы сердца, большая разница, такая же, как между скаредной жадностью и чрезмерной расточительностью - двумя пороками, между которыми Бог поместил милосердие - святую и спасительную добродетель, научающую богатого давать без хвастовства для того, чтобы бедный получал без унижения.
       Получили ли вы ваше богатство от своей семьи, или приобрели его вашим трудом, одного вы не должны забывать: что всё приходит от Бога и всё возвращается к Нему. На Земле ничто не принадлежит вам, даже ваше бедное тело, смерть лишает вас его так же, как и всех благ земных; вы - хранители, а не владетели, не ошибайтесь относительно этого никогда. Бог одолжил вам, вы должны отдать; Он ведь одолжает вам с тем условием, чтобы излишек, по крайней мере, отдавался не имеющим необходимого.
       Один из ваших друзей даёт вам в долг некоторую сумму; если вы хоть немного честны, вы посовеститесь ему не отдать и будете благодарны. Таково именно положение всех богатых людей: Бог, их друг Небесный, одолживший богатство; для Себя Он желает только любви и благодарности, но Он требует, чтобы богатые, в свою очередь, давали бедным, которые для Него - те же дети.
       Богатства, доверенные вам Богом, возбуждают в вас пылкое и безумное вожделение. Думаете ли вы, безмерно привязываясь к богатству, столь преходящему, как и вы сами, что наступит день, когда вы должны будете отдать отчёт Господу в том, что получили от Него? Разве вы забыли, что богатство даёт вам священную обязанность министра милосердия на земле для того, чтобы быть разумным распорядителем? Чем же являетесь вы, как не бесчестным хранителем, если расходуете только для своей выгоды то, что было вам доверено? Что же происходит из этого добровольного забвения ваших обязанностей? Неумолимая, неизбежная смерть срывает покрывало, под которым вы прятались, и принуждает вас дать отчёт этому самому другу, который одолжил вам и который в ту же минуту облекается для вас в одежду судьи.
       Напрасно стараетесь вы обмануть самих себя на земле, называя добродетелью то, что часто бывает только эгоизмом: то, что вы называете экономией и дальновидностью, есть не что иное, как жадность и скаредность, а то, что считаете великодушием, есть только расточительность в свою пользу. Отец семейства, например, воздерживается от милосердия, экономничает, прибавляет золото к золоту, и всё это для того, говорит он, чтобы оставить детям как можно больше и предохранить их от несчастий; это вполне справедливо и по-отечески, я признаю это, и нельзя его за это осуждать; но разве одно это руководит им? Не бывает ли это часто сделкой с совестью, чтобы оправдать себя в собственных глазах и в глазах света свою личную привязанность к земным благам? Однако я допускаю, что им руководит единственно отцовская любовь: разве это может служить причиной забвения своих братьев в Боге?! Если он имеет уже излишек, то разве дети его будут нуждаться, если у них будет немного меньше излишка? Разве он не даёт им урока эгоизма и не очерствляет их сердца? Не заглушает ли он этим в них любовь к ближнему? Отцы и матери, вы сильно заблуждаетесь, если думаете этим способом увеличить привязанность к себе своих детей: уча их быть эгоистами по отношению к другим, вы учите их быть теми же и по отношению к вам.
       Вам часто приходится слышать, как человек, много работавший и добывавший своё состояние в поте лица, говорит, что, приобретши деньги, лучше знаешь им цену: ничего не может быть вернее этого. Пусть же этот человек, признавший, что знает всю цену деньгам, делает добро сообразно со своими средствами, и он будет иметь больше заслуги, чем рождённый в роскоши и не знающий тяжёлой усталости от труда. Но, напротив, если этот же человек, помнящий свои труды, свои огорчения, будет эгоистичен, жесток к бедным, он будет гораздо больше виновен, чем другие. Чем больше знают по себе скрытые горести бедности, тем больше должны стараться облегчить их другим.
       К несчастью, в человеке сильна привязанность к богатству, есть всегда одно чувство - гордыня. Часто видим, как выскочка дурачит несчастного, просящего его помощи, чтобы отдать свой труд и знания, и вместо того, чтобы помочь ему, говорит: "Сделайте так, как я." По его мнению, доброта Бога ни при чём в его богатстве, заслуга только в нём самом: его гордыня накладывает повязку на глаза и затыкает уши; он не понимает, что при всём его уме и ловкости Бог может низвергнуть его одним словом.
       Растрачивать своё состояние - это не значит отрекаться от благ земных, это только беспечность и небрежность; человек, хранитель богатств, не имеет права их разбрасывать так же, как и сберегать для своей только выгоды. Расточительность не есть щедрость, это часто только известный род эгоизма: бросающий золото полными горстями, чтобы удовлетворить фантазии, не даёт копейки, чтобы оказать услугу. Отречение от благ земных заключается в том, чтобы ценить богатство по его значению, уметь пользоваться им для других, а не для себя самого, не жертвовать ради него выгодами будущей жизни, терять его без ропота, если Богу угодно отнять его. Если, вследствие непредвиденных превратностей, вы станете вторым Иовом, то, как и он, скажите: "Господи! Ты мне дал; Ты же и отнял; да будет воля Твоя!". Вот истинное отречение. Будьте покорны, имейте веру в Того, Кто вам дал, отнял от вас и может снова вам возвратить; мужественно противостойте унынию, отчаянию, парализующим ваши силы, не забывайте никогда, что рядом с самым большим несчастьем, постигающим вас, Он даёт всегда утешение. Особенно же думайте о том, что есть богатство несравненно драгоценнее, чем земное, и эта мысль поможет вам отречься от этого последнего. Лёгкость, с которой отказываются от какого-нибудь предмета, делает потерю его нечувствительной. Человек, привязывающийся к земным благам, подобен ребёнку, видящему только настоящее; не придающий же им значения подобен взрослому, видящему предметы более важные, так как он понимает пророческие слова Спасителя: "Царство Моё не от мира сего!"
       Господь вовсе не приказывает лишать себя того, чем владеешь, с целью довести себя до добровольного нищенства, так как тогда становишься в тягость обществу; поступать так, значило бы дурно понимать отречение от земных благ; это эгоизм другого рода, так как всё это - освобождение себя от ответственности, налагаемой богатством на обладающего им. Бог даёт богатство тому, кому желает, чтобы он расходовал его на пользу всем; богатый, значит, имеет определённую миссию, миссию, которую он может сделать прекрасной и плодотворной для себя. Устранять богатство, когда Бог вам его даёт, это значит отказываться от пользы, которую можно принести, распоряжаясь им умно. Уметь обходиться без богатства, если им не обладаешь, уметь употреблять его с пользой, если его имеешь, уметь жертвовать им, если нужно, это значит поступать согласно с предначертаниями Бога. Пусть же тот, на которого свалилось, как говорят, неожиданное счастье, воскликнет: "Боже мой! Ты посылаешь мне новую обязанность, дай же мне силы исполнить её согласно Твоей святой воле."
       Вот, друзья мои, что я подразумевал, поучая вас отречению от благ земных; повторю вам вкратце: умейте довольствоваться малым. Если вы бедны, не завидуйте богатым, так как богатство не необходимо для счастья; если вы богаты, не забывайте, что эти богатства вам доверены и что в употреблении их вы должны будете дать отчёт, как по опеке. Не будьте неверным хранителем, допуская, чтобы богатства служили удовлетворению вашей гордыни и чувственности; не считайте себя вправе распоряжаться исключительно в свою пользу тем, что является только ссудой, а не подарком. Если вы не умеете отдавать долги, то вы не имеете более права просить, и помните, что дающий бедному, рассчитывается с долгом по отношению к Богу."

Лакордер. Константэн, 1863г.

       §250. Принцип, в силу которого человек является только хранителем богатства, коим Бог позволяет ему пользоваться при жизни, лишает ли его права передать своё состояние наследникам?
       - "Человек может смело передать после смерти то, чем он пользовался при жизни, так как исполнение этого права всегда подчинено воле Бога, который может, если пожелает, помешать наследникам воспользоваться состоянием; вот почему мы видим, как расстраиваются имущества, кажущиеся вполне обеспеченными. Стало быть, желание человека сохранить состояние в своём роде бессильно, но это не лишает его права передать ссуду, полученную им, так как Бог отнимет её, если найдёт нужным."

Св.Людовик. Париж, 1860г.


1 Такая смелая образность может показаться несколько натянутой по той причине, что ей придали буквальное значение; вполне правдоподобно, что Иисус имел в мысли только образность; если не видят связи между верблюдом и иглой, то это происходит от того, что по-еврейски одно и то же слово означало "толстый шнур" и "верблюд". В переводе эта образность представляется не вполне естественной. (А.К.)
      "Игольчатым ушком" в Иерусалиме назывались тесные ворота, через которые трудно было пройти верблюдам, нагруженным тюками с товаром, привозимым торговцами в город. Очевидно, что такое название не случайно. (webmaster)

2 вес серебра
3 Напомним и сходное мнение древних:
      "У человека стремление к худшему представляет своего рода доблесть. Человек со своим умом, погрязшим в житейских делах, как будто они представляют собой нечто прочное и надёжное, возгордился своей безрассудной разумностью. Чисто внешняя деятельность сделала людей безумными." (Демокрит)
      "Подлинная мудрость состоит не столько в изучении явлений и в лечении болезней тела, сколько в созерцании внутренней бесконечности. И жизнь становится бессмысленной и достойной смеха, если она тратится лишь на удовлетворение физических потребностей среди непрерывной борьбы и временных примирений." (Гиппократ.)
(Примеч.Й.Р.)