Царство моё не от мира сего

Глава Вторая

ЦАРСТВО МОЁ НЕ ОТ МИРА СЕГО

Будущая жизнь - Царство Иисуса - Точка зрения - Царство земное

       §12. Тогда Пилат опять вошёл в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь иудейский? - Иисус отвечал: Царство Моё не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Моё, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Моё не отсюда.
       Пилат сказал Ему: Итак, Ты Царь? Иисус отвечал: Ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришёл в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего. ("Еванг. от Иоанна", гл.XVIII, ст.33,36,37.)

Будущая жизнь

       §13. Этими словами Иисус ясно изображает будущую жизнь, которую он представляет при всех обстоятельствах, как существование за пределами земного бытия и как предмет, который должен быть главной заботой человека на земле; все его правила относятся к этому великому принципу. Действительно, без будущей жизни большинство его наставлений о морали не имело бы никакого смысла; потому-то неверящие в будущую жизнь, полагая, что Иисус говорит только о жизни настоящей, не понимают этих наставлений или считают их бессодержательными.
       Следовательно, догмат о будущей жизни можно считать сутью поучений Христа; вот почему он помещён в этом труде одним из первых, как догмат, которым должны руководствоваться все люди; он один может объяснить жизненные аномалии и согласоваться с Божественным правосудием.
       §14. Евреи имели весьма неопределённые идеи относительно будущей жизни; они верили в ангелов, на которых они смотрели как на существ привилегированных, но они не знали, что люди могут со временем стать ангелами и разделить их блаженство. По их понятиям, исполнение законов Бога вознаграждалось земным благополучием, первенством их нации и победами над врагами; народные же бедствия и поражения служили наказаниями за их непослушание. Моисей не мог сказать больше невежественному пастушескому народу, на который можно было подействовать прежде всего земными средствами. Позднее Иисус пришёл им открыть, что есть другой мир, где Божественное правосудие следует Своему течению; этот мир, в котором добрые найдут свою награду, он обещал исполняющим заповеди Бога; этот мир и есть его Царство: там он во всей своей славе и туда он вернётся, покинув землю.
       Иисус, приноравливая свои поучения к положению людей своей эпохи, не считал нужным дать им полный свет, который бы лишь ослепил их, не просветив, так как они его не поняли бы; он ограничился представлением будущей жизни в виде принципа, как закона природы, которого никто не может избежать. Все христиане твёрдо верят в будущую жизнь, но у многих эта идея смутна, неполна и по этому самому ложна в некоторых отношениях; для очень многих это не что иное, как верование без абсолютной убеждённости; отсюда сомнения и даже неверие.
       Когда люди созрели, чтобы понять истину, Спиритизм явился дополнить поучение Христа в этом отношении, как и во многих других. При Спиритизме будущая жизнь уже не простой догмат веры - гипотеза; это - матерьяльная реальность, доказанная фактами, потому что являются свидетели-очевидцы, так описывающие её во всех фазах и перипетиях, что не только сомнение невозможно, но даже при самом обыкновенном развитии легко её себе представить в настоящем виде, как представляют страну, читая подробное её описание; это описание будущего существования столь обстоятельно, условия жизни счастливой и несчастной, для находящихся там, столь рациональны, что невольно говоришь себе: не может быть иначе, в этом именно заключается истинное правосудие Бога.

Царство Христа

       §15. Царство Христа не от мира сего; это каждый понимает, но разве на земле он не имеет тоже царства? Титул царя не всегда присваивается власти временной; он даётся по единодушному согласию тому, гений которого в области каких-нибудь идей ставит его в первый ряд; тому, кто идёт впереди своего века и влияет на прогресс человечества. В этом смысле говорят: царь или король философов, артистов, поэтов, писателей и т.п. Царство это, происходящее от личной заслуги, сохраняемое потомством, не имеет ли преимущества в ином роде великого, чем то, которое носит диадему? Оно несокрушимо, тогда как то другое подвержено игре случайностей; оно всегда благославляемо последующими поколениями, тогда как другое часто бывает проклинаемо. Царствование земное кончается с жизнью, а царствование нравственное продолжает ещё господствовать и после смерти. В этом смысле не есть ли Христос царь более могущественный, чем многие властелины? Он, значит, имел основание говорить Пилату: "Я царь, но царство Моё не от мира сего."

Точка зрения

       §16. Ясная и точная идея о будущей жизни даёт несокрушимую веру в грядущее, а эта вера имеет громадные последствия для нравственности людей, изменяя совершенно их точку зрения на земную жизнь. Для того, кто стоит на точке зрения бесконечной духовной жизни, телесное существование представляется только переходом, маленькой остановкой в неблагодарной стране. Превратности и треволнения жизни становятся только происшествиями, к которым он относится терпеливо, так как знает, что они непродолжительны и что после них наступит более счастливое состояние; смерть ему уже не страшна; это переход не к уничтожению, а к освобождению, открывающему перед изгнанником счастливое и мирное бытие. Он знает, что находится здесь временно, а не окончательно и поэтому относится к жизненным невзгодам более равнодушно, что и сообщает ему спокойствие ума, смягчающее горечь жизни.
       При одном только сомнении относительно будущей жизни человек переносит все свои мысли на жизнь земную; неуверенный в будущем он всё отдаёт настоящему; не предвидя благ более драгоценных, чем те, что даёт земля, он подобен ребёнку, не видящему ничего, кроме своих игрушек, и на всё готовому, чтобы их добыть. Малейшая потеря имущества причиняет острое горе; разочарование, несбывшаяся надежда, неудовлетворённое самолюбие, несправедливость, жертвой которой он становится, задетая гордость или тщеславие всё это настолько мучительно, что превращает жизнь его в беспрерывное томление; таким образом, он добровольно подвергает себя подлинным пыткам, не прекращающимся ни на мгновение. С его точки зрения на земную жизнь всё кажется ему преувеличенным: бедствие, постигающее его, так же, как и благо, достающееся другим; всё получает в его глазах большое значение. То же происходит и с человеком, находящимся внутри города: всё представляется ему большим, но если он перенесётся на гору, то люди и вещи покажутся ему очень маленькими.
       Так и тот, который смотрит на жизнь земную с точки зрения будущей жизни: человечество, подобно звёздам на небосводе, теряется для него в неизмеримом пространстве; он замечает тогда, что сильные и слабые смешаны, как муравьи под кучкой земли; что пролетарии и властелины стоят наравне, и он жалеет этих чудаков, столь старающихся добыть себе место, так мало их возвышающее и так недолго ими сохраняемое. Таким образом, значение, придаваемое земным благам, всегда находится в противоречии с верой в жизнь будущую.
       §17. Но скажут: если бы все думали подобным образом, никто не занимался бы земными делами, и всё бы погибло. Нет, человек инстинктивно ищет своего удобства, и даже при уверенности, что останется не долго на одном месте, он всё же желает, чтобы ему было получше или, по крайней мере, как можно менее худо; нет такого человека, который, заметив терние на своей руке, не снял бы его, чтобы не уколоться. Итак, искание удобств заставляет человека улучшать всё, к чему он побуждается инстинктом прогресса и самосохранения, составляющим закон природы. Он работает по нужде, по долгу и по собственному желанию, исполняя предначертания Провидения, поместившего его на Земле с этой целью. Только верящий в будущее придаёт относительное значение настоящему и легко утешается при неудачах мыслью об ожидающей его судьбе.
       Бог осуждает не земные радости, а только злоупотребление ими в ущерб заботам о душе; от таких именно злоупотреблений предостерегаются те, которые относят к себе слова Христа: "Царство Моё не от мира сего."
       Тот, кто сливает себя в одно с будущей жизнью, подобен богачу, теряющему без волнения ничтожную сумму; тот же, кто сосредоточивает свои мысли на жизни земной подобен бедняку, утрачивающему всё имущество и отчаивающемуся.
       §18. Спиритизм расширяет мысль и открывает ей новые горизонты; вместо узкого и мелочного взгляда, который сосредоточивает её на настоящей жизни, делая из мгновения, проводимого нами на Земле, единственную и слабую основу вечного будущего, Спиритизм показывает, что жизнь эта - только звено в гармоническом и грандиозном единстве творения Создателя; он показывает связь, соединяющую все бытия одного существа, связь между существами одного мира и существами всех миров; таким образом, он кладёт основание всеобщему братству, тогда как учение о создании души в момент рождения каждого тела, делает все существа чуждыми друг другу. Эта связь частей одного целого объясняет всё, что необъяснимо с узкой точки зрения. Именно эта цельность не могла быть понята людьми во времена Христа, а потому он предоставил познание её другому времени.

НАСТАВЛЕНИЯ ДУХОВ:

Земное царство

       §19. "Кто лучше меня может понять истину слов нашего Господа: "Царство Моё не от мира сего?" Гордость погубила меня на земле: кто лучше меня может понять ничтожество земных царств? Унесла ли я хоть что-нибудь из моего царства земного? Ничего, решительно ничего; и чтобы сделать урок более ужасным, царственность не сопровождала меня до могилы. Королевой была я между людьми; королевой думала я войти в Царство Небесное. Какое разочарование! какое унижение быть принятой не как властительница; я увидела выше себя, и много выше, людей, которых я считала ничтожными и которых презирала за то, что в них была неблагородная кровь! О! как хорошо я поняла ничтожество почестей и величия, которых так жадно ищут на земле!
       Чтобы приготовить себе место в этом Царстве, нужны самоотвержение, смирение, милосердие во всей небесной полноте, доброжелательство ко всем; вас не спрашивают, кем вы были, какое положение занимали, но спрашивают, что доброго сделано вами, чьи слёзы осушены вами?
       О, Иисус, Ты сказал, что Царство Твоё не от мира сего, так как надо страдать, чтобы достичь небес, а ступени трона не приближают вас к ним; самые тернистые тропинки жизни ведут туда; ищите же путь между тернием и шипами, а не между цветами.
       Люди гонятся за земными благами, как будто они должны их сохранить навсегда, но здесь нет больше иллюзий; и очень скоро они замечают, что хватались за тень и пренебрегали единственными основательными и прочными благами, единственными, которые дали бы им небесное существование, единственными, которые помогли бы им открыть вход туда.
       Имейте жалость к тем, которые не достигли Небесного Царства; помогайте им вашими молитвами, потому что молитва приближает человека к Высочайшему: это соединительная черта между небом и землёй; не забывайте этого."

Королева Франции. Гавр, 1863г.