Просите и дастся вам

Глава Двадцать Седьмая

ПРОСИТЕ И ДАСТСЯ ВАМ

Свойства молитвы - Сила молитвы - Действие молитвы. Передача мысли - Мысленные молитвы - Молитвы за умерших и страждущих духов - Способ молиться - Блаженство молитвы

Свойства молитвы

      §369. И когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц останавливаясь молиться, чтобы показаться пред людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. А молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что во многословии своём будут услышаны; не уподобляйтесь им; ибо знает Отец ваш, в чём вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него. ("Еванг. от Матф.", гл. VI, ст. 5-8.)
      §370. И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши. Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших. ("Еванг. от Марка", гл. XI, ст. 25,26.)
      §371. Сказал также к некоторым, которые уверены были о себе, что они праведны, и уничижали других, следующую притчу: "Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей став молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди: грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне, грешнику! Сказываю вам, что сей пошёл оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится." ("Еванг. от Луки", гл. XVIII, ст. 9-14.)
      §372. Свойства молитвы ясно определены Иисусом; когда вы молитесь, говорит он, не выставляйте себя на вид, но молитесь втайне; не старайтесь молиться много, так как не многословие заставит вас быть услышанным, а искренность. Перед тем, как молиться, простите тому, против кого имеете что-нибудь, так как молитва не может быть приятна Богу, если исходит от сердца, не очистившегося от всякого чувства, противоречащего милосердию. Молитесь, наконец, со смирением, как мытарь, а не с гордостью, как фарисей; изучайте свои недостатки, а не хорошие стороны, а если сравниваете себя с другими, ищите того, что дурно в вас." (Гл. Х, §§152, 153.)

Сила молитвы

      §373. Всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, - и будет вам. ("Еванг. от Марка", гл. XI, ст. 24.)
      §374. Есть люди, оспаривающие силу молитвы: они основываются на том принципе, что Бог знает наши нужды, а потому излишне их излагать. Они ещё прибавляют, что всё связано во Вселенной вечными законами, а поэтому наши желания не могут изменить предначертаний Бога.
      Без сомнения, существуют естественные и неизменные законы, которые Бог не может отменять по капризу каждого; но от этого далеко ещё до заключения, будто нужно верить в то, что все обстоятельства жизни подчинены фатальности. При этой гипотезе оставалось бы склонять голову перед всеми событиями, не стараясь избежать их, и не уклоняться от ударов. Бог даровал нам ум и способность рассуждать для того, чтобы мы пользовались ими; волю, чтобы умели хотеть; и деятельность, чтобы не оставались праздными. Человек волен поступать в том или другом смысле: его поступки имеют для него и для других последствия, зависящие от того, что нужно, а что не нужно. По его инициативе случаются события, поневоле ускользающие от фатальности, которые тем не менее не уничтожают гармонии всеобщих законов, подобно тому как слишком быстрое или медленное движение стрелок часов не уничтожает закона движения, на котором основан механизм. Бог, значит, может согласиться с некоторыми просьбами, не нарушая неизменности законов, управляющих общим целым. Его согласие остаётся всегда подчинено Его воле.
      §375. Из положения: всё, чего ни попросите в молитве, верьте, что получите, - и будет вам, выводить заключение, будто достаточно только попросить, чтобы получить, было бы нелогично. Несправедливо обвинять Провидение, если Оно не исполняет всех обращаемых к Нему просьб, так как Оно знает лучше, что для нас хорошо. Так же поступает благоразумный отец, отказывающий сыну в том, что может повредить тому. Человек, вообще, видит только настоящее; если страдание полезно для его будущего счастья Бог оставляет его страдать, как хирург заставляет страдать больного, производя операцию, должную принести ему выздоровление. Бог всегда даёт человеку, если он обратится к Нему с доверием, терпением, решимостью и мужеством. Он ему даёт ещё средство выйти из затруднения при помощи мыслей, которые внушают ему добрые духи, оставляя, таким образом, заслугу за ним; Он содействует тем, кто сами себе помогают, согласно с пословицей: на Бога надейся, да сам не плошай, а не тем, кто ждёт посторонней помощи, не применяя своих способностей. В большинстве случаев люди предпочитают, чтобы их спасло чудо, а сами ничего не делают для этого." (Гл. XXV, §348 и след.)
      §376. Возьмём пример: человек заблудился в пустыне; он ужасно страдает от жажды; он чувствует, что ослабел и падает на землю; он просит Бога о помощи и ждёт, но ни один ангел не приходит, чтобы дать ему напиться. Между тем, добрый дух внушает ему мысль подняться и пойти по одной из открывающихся перед ним тропинок; тогда, собрав все силы, он машинально поднимается и идёт на авось. Взойдя на возвышенность, он видит вдали ручей, при этом мужество возвращается к нему. Если он верующий, то воскликнет: "Благодарю Тебя, Боже, за мысль, внушённую Тобой, и за силы, данные Тобой!". Если он неверующий, то скажет: "Какая хорошая мысль пришла мне в голову! Как посчастливилось мне пойти по правой тропинке, а не по левой; случай иногда, право, благоприятствует нам! Как доволен я своим мужеством и тем, что не позволил себе упасть духом."
      Но, скажут, почему добрый дух не сказал ему ясно: "Иди по тропинке, и там ты найдёшь то, что тебе нужно? Почему не показался он, чтобы направить его и поддержать в слабости? Этим способом он убедил бы его в том, что Провидение приходит на помощь." Так не было сделано прежде всего для того, чтобы научить, что нужно самому себе помогать и применять собственные силы. Затем неизвестностью Бог испытывает доверие к Нему и подчинение Его воле. Человек этот был в положении упавшего ребёнка, призывающего на помощь: если он видит кого-нибудь, то ждёт, чтобы его подняли; если же никого не видит, то делает усилие и поднимается сам.
      Если бы ангел, сопровождавший Товия, сказал ему: "Я послан Богом, чтобы сопровождать тебя в твоём пути и оберегать от всякой опасности", Товий не имел бы никакой заслуги; доверясь своему руководителю, ему не нужно было бы думать; вот почему ангел позволяет себя узнать только на возвратном пути.

Действие молитвы. Передача мысли

      §377. Молитва - это призыв: при её посредстве входят в мысленное общение с тем существом, к которому обращаются. Предметом её может быть просьба, благодарность и прославление. Можно молиться за самого себя или за других, за живых или за умерших. Молитвы, обращённые к Богу, слышат духи, которым поручено исполнение Его желаний; молитвы, обращённые к благим духам, переносятся к Богу. Молясь другим существам, кроме Бога, обращаются к ним только как к посредникам, ходатаям, так как ничто не может произойти без воли Бога.
      §378. Спиритизм уясняет действие молитвы, объясняя способ передачи мысли, приходит ли призываемое нами существо на наш призыв или наша мысль доходит до него. Для того, чтобы понять, что, собственно, происходит в этом случае, нужно представить себе все воплощённые и развоплощённые существа погружёнными в наполняющий пространство вселенский флюид подобно тому, как тут, на Земле, мы погружены в атмосферу. Этот флюид получает импульс воли; это - проводник мысли, как воздух - проводник звуков, с тем отличием, что вибрации воздуха ограничены, тогда как вибрации вселенского флюида распространяются до бесконечности. С того момента, как мысль направляется к какому-нибудь существу на земле или в пространстве, от воплощённого к развоплощённому или от развоплощённого к воплощённому, устанавливается флюидическое течение от одного к другому, передающее мысль подобно тому, как воздух передаёт звук.
      Энергия течения соответствует энергии мысли и воли. Таким именно образом слышат молитву духи, в каком бы месте пространства они ни находились, таким образом сообщаются они между собой, передают нам свои внушения, и устанавливаются сношения на расстоянии между воплощёнными.
      Это объяснение имеет, главным образом, в виду не понимающих пользы чисто мистической молитвы: оно вовсе не имеет целью матерьялизировать молитву, но придать ей понятное объяснение, показывая, что она может действовать непосредственно. Всё же она подчинена воле Бога, верховному Судье всего, который один может сделать её действительной.
      §379. С помощью молитвы человек призывает к себе содействие добрых духов, приходящих поддержать его в его хороших решениях и внушать ему добрые мысли; человек приобретает, таким образом, нравственную силу, необходимую для того, чтобы победить трудности и пойти по прямому пути, если он с него сбился; он может также отвратить от себя беды, которые мог бы навлечь на себя по собственной вине. Человек, например, видит, что его здоровье разрушено излишествами, и влачит жизнь страданий до конца дней своих: имеет ли он право жаловаться, если не получает исцеления? Нет, так как в молитве он мог бы найти силу сопротивляться искушениям.
      §380. Жизненные несчастья бывают двух родов: к одному из них принадлежат те, которых человек не может избежать; к другому - те, которым он сам служит главной причиной вследствие своих излишеств и своей беспечности (гл.V, §67); эти последние, как увидим, составляют огромное большинство. Очевидно, что человек сам создаёт большую часть своих несчастий и что он мог бы избежать их, если бы поступал всегда благоразумно и осторожно.
Не менее верно и то, что эти несчастия являются результатом наших нарушений законов Бога и что, если бы мы пунктуально соблюдали эти законы, мы были бы счастливы. Если бы мы не переходили необходимых границ в удовлетворении наших потребностей, у нас не было бы болезней, являющихся результатом излишеств, и превратностей, которые эти болезни влекут за собой; если бы мы ограничили наше честолюбие, нам не страшно было бы разорение; если бы мы не желали подняться выше, чем можем, мы не боялись бы упасть; если бы мы были смиренны, мы не переносили бы разочарований униженной гордыни; если бы мы применяли закон милосердия, мы не злословили бы, не завидовали бы, не ревновали бы, а избегали бы ссор и споров; если бы мы не сделали никому зла, мы не боялись бы мести, и т.п.
      Предположим, что человек бессилен против других бед, что молитвы излишни, чтобы от них предохранить, в таком случае недостаточно ли уже быть избавленным от всех бед, происходящих по его вине? В этом случае действие молитвы легко понимается, так как она имеет целью призвать вдохновение добрых духов, просить их о силе для сопротивления дурным мыслям, приведение в исполнение которых может быть для нас печально. В этом случае духи отвращают от нас не само зло, а нас самих от мысли, могущей причинить зло; они ни в чём не нарушают предначертаний Бога; они вовсе не приостанавливают течения законов природы; они нам мешают нарушать эти законы, направляя нашу свободную волю; но они делают это без нашего ведома, тайным способом, чтобы не стеснять нашей свободной воли. Человек в этом случае находится в положении того, кто пользуется добрыми советами и применяет их, но в то же время всегда волен следовать или не следовать им. Бог желает, чтобы человек был ответствен за свои поступки, и ставит ему в заслугу выбор между добром и злом. Человек может быть уверен всегда в получении желаемого, если просит с жаром, и к этому именно могут относиться слова: "просите и получите".
      Действительность молитвы, доведённая только до этой степени, не будет ли иметь огромных результатов? Спиритизму было предоставлено доказать нам действие молитвы, открыть отношения, существующие между миром телесным и духовным. Но этим не ограничиваются его последствия.
      Молиться советуют все духи; отказываться от молитвы - это значит не признавать доброты Бога, это значит отказаться от содействия духов для самого себя, а для других - от добра, которое можно им сделать.
      §381. Соглашаясь с обращённой к Нему просьбой, Бог имеет часто в виду наградить молящегося Ему за намерение, преданность и веру. Вот почему молитва человека добродетельного имеет больше значения в глазах Бога и более действительна, так как человек порочный и злой не может молиться с доверием и жаром, которые даются только истинной набожностью. Из сердца эгоиста, молящегося только устами, могут выходить только слова, но не порыв милосердия, сообщающий молитве всё её могущество. Люди настолько хорошо понимают это, что инстинктивно обращаются за молитвой к тем, поведение которых, как они чувствуют, должно быть угодно Богу, так как Он выслушивает их охотнее.
      §382. Если молитва производит род магнетического воздействия, то можно было бы считать это действие подчинённым флюидической силе; но это вовсе не так. Так как это действие на людей производят духи, то они пополняют, когда это нужно, то, чего недостаёт молящемуся, или действуя непосредственно от его имени, или давая ему временно исключительную силу, если он достоин такой милости или если это может быть полезно.
      Человек, не считающий себя настолько хорошим, чтобы производить полезное влияние, не должен воздерживаться от молитвы за других, думая, что он недостоин быть услышанным. Сознание своего несовершенства служит доказательством смирения, всегда угодного Богу, принимающему во внимание доброе намерение, воодушевляющее его. Его рвение и доверие к Богу служат первыми шагами к возврату на путь добра, в чём добрые духи всегда считают за счастье поддержать его. Отталкивается молитва гордеца, верящего в свою силу и заслуги и считающего возможным не сообразоваться с волей Предвечного.
      §383. Могущество молитвы заключается в мысли; она не зависит ни от слов, ни от времени, ни от места, где её произносят. Молиться, стало быть, можно повсюду и в каждый час, одному или сообща. Влияние места и времени зависит от обстоятельств, могущих благоприятствовать сосредоточенности. Общая молитва имеет действие более сильное, когда все молящиеся от всего сердца соединяются одной мыслью и имеют одинаковую цель, так как тогда они уподобляются многим кричащим вместе и в унисон; но что может значить, если многие собираются вместе, а каждый будет действовать сам по себе и на свой собственный счёт! Сто человек, собравшись, могут молиться, как эгоисты, тогда как двое или трое, соединённые общим стремлением будут молиться, как истинные братья в Боге, и их молитва будет иметь больше силы, чем молитва сотни других. (Гл. XXVIII, пункты NN4, 5.)

Мысленные молитвы

      §384. Но, если я не разумею значения слов, то я для говорящего чужестранец, и говорящий для меня чужестранец. Ибо, когда я молюсь на незнакомом мне языке, то, хотя дух мой и молится, но ум мой остаётся без плода. Ибо, если ты будешь благославлять духом, то стоящий на месте простолюдина как скажет "аминь" при твоём благодарении? Ибо он не понимает, что ты говоришь. Ты хорошо благодаришь, но другой не назидается. (Апостол Павел, "1-е посл. к Коринф.", гл XIV, ст. 11, 14, 16, 17.)
      §385. Значение молитвы зависит только от того смысла, который ей придают; невозможно придать смысл тому, чего не понимают, так как то, чего не понимают, не может затронуть сердца. Для огромного большинства молитвы на непонятном языке - только собрание слов, ничего не говорящих уму. Для того, чтобы молитва трогала, нужно, чтобы каждое слово пробуждало известную мысль; но если её не понимают, то она не может пробудить ни одной мысли. Её повторяют, как простую формулу, имеющую большую или меньшую силу, сообразно с числом раз её повторения. Многие молятся по обязанности, некоторые даже, чтобы соблюсти число раз в том или другом порядке. Бог читает в глубине сердца; Он видит мысль и искренность, и считать, что Он поддаётся форме, а не основанию - значит умалять Его. (Гл. XXVIII, пункт N2.)

О молитве за умерших и за страждущих духов

      §386. Страждущие духи просят молитвы; она им полезна, потому что, видя, что о них думают, они чувствуют себя менее покинутыми и несчастными. Но молитва оказывает на них ещё более непосредственное действие: она ободряет их, возбуждает в них желание подняться при помощи раскаяния и исправления и может отклонить их от мысли о зле; в этом смысле она может не только облегчить, но сократить их страдания. (См. "Рай и Ад", II часть: "Примеры".)
      §387. Некоторые не признают молитвы за умерших, так как, по их мнению, для души есть два выхода: быть спасённой или осуждённой на вечные муки, и в первом и во втором случае молитва бесполезна. Не обсуждая основательности подобного мнения, допустим на минуту действительность вечных и непоправимых мук и бессилие наших молитв поставить им предел. Мы спросим: разве при этой гипотезе логично, милосердно и достойно христианина отказаться от молитвы за отверженных? На земле, если человек приговорён к вечному наказанию, в том случае даже, если у него нет надежды получить прощение, запрещается разве желающему поддержать его кандалы, чтобы уменьшить их тяжесть? Если кто-нибудь неизлечимо болен, нужно ли оставлять его без помощи потому, что он не даёт надежды на выздоровление? Подумайте о том, что между отверженными может находиться дорогой вам человек, друг, может быть, отец, мать или сын, и если, по-вашему, он не может надеяться на прощение, разве вы отказали бы ему в стакане воды, чтобы утолить жажду? в бальзаме, чтобы заживить раны? Разве вы не сделали бы для него того, что вы сделаете для каторжника? Разве вы не дали бы ему доказательств любви и утешения? Нет, это было бы не по-христиански. Мнение, иссушающее сердце, не может соединиться с верой в Бога, ставящего на первое место обязанность любви к ближнему.
      То обстоятельство, что муки не вечны, вовсе не означает отрицания временной отверженности, так как Бог в Своём правосудии не может смешивать добра со злом. Отрицать в этом случае действительность молитвы значило бы отрицать действительность утешения, одобрения и добрых советов; это было бы отрицанием силы, почерпаемой в нравственной помощи желающих нам добра.
      §388. Другие основываются на более специальном доказательстве: неизменности Божественных постановлений. Бог, говорят они, не может изменять Своих постановлений по просьбе Своих созданий, без этого ничто не было бы постоянно в мире; человеку нечего просить у Бога, ему остаётся только подчиняться Его воле и обожать Его.
В этой мысли заключается ложное понимание неизменности Божественного закона или, скорее, незнание закона в том, что касается будущих мучений. Закон этот открыт духами Господа теперь, когда люди созрели, чтобы понимать то, что в их вере соответствует или противоречит свойствам Божества.
      Согласно догмату об абсолютной вечности мучений, виновному не засчитываются ни его сожаления, ни раскаяния; всякое желание улучшения для него является излишним; он осуждён на вечное пребывание во зле. Если же он приговорён на определённое время, мучения его прекратятся по истечении срока: но кто скажет, что им овладеют тогда лучшие чувства? Кто скажет, что подобно многим приговорённым на земле, он по выходе из тюрьмы не будет так же плох, как и раньше? В первом случае это означало бы оставлять в муках наказания человека, вернувшегося к добру; во втором - оказать милость оставшемуся преступным. Закон Бога более дальновиден: всегда справедливый и милосердный он никогда не определяет продолжительности мучения, каково бы оно ни было.
      В кратком виде он сводится к следующему:

      §389. Человек всегда подвергается последствиям своих ошибок; нет ни одного нарушения Божественного закона, которое не было бы наказано.
      Строгость наказания пропорциональна важности вины.
      Продолжительность наказания за все прегрешения не определена; она зависит от раскаяния виновного и от его исправления; наказание продолжается, пока есть упорство во зле; оно было бы вечно, если бы упорство было вечно; оно непродолжительно, если раскаяние быстро.
Как только виновный начинает взывать о помощи, Бог слышит его и посылает ему надежду. Но простое сожаление о зле не достаточно: нужно исправление; вот почему виновный подвергается новым испытаниям, во время которых он всегда может по собственной воле делать добро для исправления причинённого им зла.
      Человек, таким образом, всегда оказывается властелином своей судьбы: он может сократить свои муки или бесконечно продлить их; его счастье или несчастье зависит от его желания творить добро.

      Таков закон, закон неизменный и согласующийся с добротой и правосудием Бога.
Виновный и несчастный дух всегда может, таким образом, спасти себя сам; закон Бога говорит ему, при каком условии он может это сделать. Всего чаще ему недостаёт воли, силы и мужества; если нашими молитвами мы внушаем ему эту волю, если мы его поддерживаем и одобряем, если нашими советами мы даём недостающий ему свет, то вместо того, чтобы просить Бога изменить закон, мы становимся орудием исполнения Его закона любви и милосердия, в котором Он нас допускает принять участие, давая этим нам самим доказательство милосердия." (См."Рай и Ад", I часть, гл. IV, VII, VIII.)

НАСТАВЛЕНИЯ ДУХОВ

Способ молиться

      §390. "Первой обязанностью каждого человека, первым актом, которым должно ознаменоваться возвращение к действительной ежедневной жизни, должна быть молитва. Вы все почти молитесь, но сколь немногие умеют молиться! Какое дело Господу до фраз, связываемых вами машинально потому, что вы к этому привыкли как к обязанности, которую вы должны выполнить и которая, как и всякая обязанность, тяготит вас.
      Молитва христианина, спирита, к какому бы культу он ни принадлежал, должна исполняться с того момента, как только дух принял бремя плоти; она должна нестись к престолу Творца смиренно, с глубоким чувством, в порыве благодарности за все благодеяния, дарованные до сего дня; за прошедшую ночь, во время которой вам было позволено, хотя без вашего ведома, вернуться к вашим друзьям и руководителям, чтобы почерпнуть в их близости больше силы и постоянства. Она должна со смирением возноситься к Господу, чтобы поручить Ему свою слабость, просить Его поддержки, снисходительности и милосердия. Она должна быть глубокая, так как сама душа ваша должна возноситься к Создателю, она должна преобразиться подобно Иисусу на горе Фавор и стать светлой и сияющей надеждою и любовью.
      Ваша молитва должна заключать в себе просьбу о милостях, в которых вы нуждаетесь, но действительно нуждаетесь. Бесполезно, стало быть, просить Господа сократить ваши испытания, дать вам радости и богатства; просите Его дать вам богатства более драгоценные: терпение, покорность и веру. Не говорите никогда, как то делают многие из вас: "Не стоит молиться, так как Бог не услышит меня." О чём просите вы Бога в большинстве случаев? Часто ли вы думаете о том, чтобы просить Его о своём нравственном улучшении? О, нет, очень редко, но вы думаете скорее о том, чтобы просить Его об удаче в ваших земных предприятиях и восклицаете: "Бог не заботится о нас; если бы Он заботился, то не было бы стольких несправедливостей." Безумцы! неблагодарные! если бы вы заглянули в глубину своей совести, вы почти всегда нашли бы в себе самих источник бед, на которые жалуетесь; просите же прежде всего о своём улучшении, и вы увидите, какой поток милостей и утешений будет излит на вас. (Гл. V, §67.)
      Вы должны молиться постоянно, не удаляясь для этого в свою молельню и не бросаясь на колена в публичных местах. Дневная молитва - это исполнение ваших обязанностей, всех обязанностей без исключения, какого бы рода оне ни были. Разве не служит проявлением любви к Создателю помощь вашим братьям в какой-нибудь нравственной или физической нужде их? Разве не будет служить проявлением благодарности вознесение мысли к Нему, если в счастье повезёт вам, если вы избежите несчастного случая, если неприятность только коснётся вас, а вы в этих случаях воскликнете мысленно: Будь благословен, Отец мой! Разве не служит проявлением раскаяния, если вы смиряетесь пред Высшим Судиёй, когда чувствуете, что провинились, хотя бы даже мимолётной мыслью, и говорите Ему: Прости меня, мой Боже, так как я согрешил (по гордости или по эгоизму или по недостатку милосердия); дай мне силы не ошибаться больше и мужество для исправления!
      Необходимо, нужно молиться регулярно, утром и вечером и в определённые дни, но, как вы видите, молиться можно во всякую минуту, не внося вовсе перерыва в ваш труд, так как произнесённая молитва, наоборот, освещает труды. И верьте, что одна из этих мыслей, выходя из сердца, скорее услышится вашим Отцом Небесным, чем длинные молитвы, произносимые по привычке, часто без побудительной причины, о которых вы машинально вспоминаете в определённые часы."

Виктор Моно. Бордо, 1862г.

Блаженство молитвы

      §391. "Придите вы, желающие верить: Духи Небесные являются сообщить вам великие вещи; Бог, дети мои, открывает Свои сокровища, чтобы облагодетельствовать вас. Неверующие! если бы вы знали, сколько счастья даёт вера сердцу, приводя душу к раскаянию и молитве! Молитва! ах! как трогательны слова, исходящие из уст в час молитвы! Молитва - это божественная роса, уничтожающая слишком сильный жар страстей; старшая дочь веры, она приводит нас к тропинке, ведущей к Богу. В минуты сосредоточенности и уединения вы с Богом; нет больше для вас тайны; Он открывается перед вами. Апостолы мысли, для вас это - жизнь; душа ваша отделяется от материи и возносится в бесконечные небесные миры, не знакомые бедным людям.
      Идите же, идите путём молитвы, и вы услышите ангельские голоса. Какая гармония! Это уже не грубый шум и не крикливые возгласы земли; это миры архангелов, это нежные и мелодичные голоса серафимов, более лёгкие, чем утренний зефир, играющий в листве ваших больших лесов. В каком очаровании ни находились бы вы, язык ваш не будет в состоянии изобразить пришедшее блаженство: настолько оно проникает во все ваши поры, настолько источник, из которого вы пьёте, молясь, живит и освежает! Сладки голоса, опьяняюще благоухание, всё, что душа слышит и вдыхает, возносясь в эти незнакомые и наполненные молитвой сферы! Без примеси плотских желаний все стремления божественны. И вы молитесь, как молился Христос, неся свой крест на Голгофу; несите свой крест, и вы почувствуете сладкое волнение, наполнявшее его душу, хотя его и обременяло древо позора. Он шёл умирать, чтобы жить Небесной жизнью в обители Отца своего."

Бл.Августин. Париж, 1861г.