Блаженны страждущие

Глава Пятая

БЛАЖЕННЫ СТРАЖДУЩИЕ

Справедливость страданий - Действительные причины страданий - Внешние причины страданий - Забвение прошлого - Мотивы покорности судьбе - Самоубийство и сумасшествие - Хорошее и дурное перенесение страданий - Зло и средство от него - Счастье не от мира сего - Утрата любимых. Преждевременная смерть - Будь он хороший человек, он бы погиб - Добровольные мучения - Действительное несчастье - Меланхолия - Добровольные испытания. Истинная власеница - Должно ли прекращать испытания ближнего? - Позволительно ли сократить жизнь больного, страдающего без надежды на выздоровление? - Жертва своей собственной жизнью - Полезность страданий за других

       §64. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. - Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. - Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. ("Еванг. от Матф.", гл. V, ст. 4, 6 и 10.)
       §65. Блаженны нищие духом, ибо ваше есть Царство Божие. - Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь. - Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеётесь. ("Еванг. от Луки", гл. VI, ст. 20,21.)
       Напротив горе вам, богатые! ибо вы уже получили своё утешение. Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчёте. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете. ("Еванг. от Луки", гл. VI, ст. 24,25.)

Справедливость страданий

       §66. Награды, обещанные Иисусом скорбящим на земле, могут осуществиться только в будущей жизни; без уверенности в будущем, правила эти были бы бессмыслицей, более того - обманом. Но даже при уверенности в будущем, польза страданий для достижения счастья понимается с трудом. Страдания, говорят, нужны для того, чтобы иметь больше заслуг; но в таком случае спрашивается, почему одни страдают больше, чем другие; почему одни рождаются в нищете, а другие - в роскоши, ничего не сделав, чтобы оправдать такое положение; почему одним ничего не удаётся, а другим всё улыбается? Ещё меньше понимается разделение благ и бед между добродетелью и порочностью, страдания людей добродетельных рядом с преуспеванием дурных. Вера в будущее может утешить и заставить быть терпеливым, но она не объясняет тех аномалий, которые будто бы противоречат правосудию Бога.
       Между тем, признавая Бога, нельзя представить Его себе без бесконечных совершенств. Он должен быть олицетворением могущества, справедливости и доброты; без этого Он не был бы Богом. Если Бог совершенно справедлив и добр, Он не может поступать по капризу или с предвзятым намерением. Превратности жизни имеют, стало быть, причину, а так как Бог справедлив, то и причина справедлива. Вот чем каждый должен хорошенько проникнуться. Бог поставил людей на путь понимания этой причины при помощи поучений Христа, а теперь, считая людей достаточно созревшими для её понимания, Он им открывает её целиком при помощи Спиритизма, то есть голосов духов.

Действительные причины страданий

       §67. Превратности жизни бывают двух родов или, если угодно, имеют два различных источника, которые нужно различать; причина одних в жизни настоящей, а других - вне этой жизни.
       Исследуя источник бед земных, легко найти, что многие из них являются естественным следствием характера и поведения тех людей, которые им подвергаются. Сколько людей падает по своей вине! Сколько становится жертвой своей недальновидности, гордыни и самолюбия!
       Сколько людей разорилось вследствие недостатка в порядке, неосторожности, дурного поведения или неумения ограничить свои желания. Сколько несчастных союзов, служащих рассчётам интереса или тщеславия, в которых сердце не принимает участия!
       Скольких распрей, тяжёлых ссор можно было бы избежать при большей сдержанности и меньшей обидчивости!
       Сколько болезней и увечий являются результатом невоздержанности и излишеств всякого рода!
       Сколько родителей не имеют счастья в своих детях потому, что они не побороли их дурных наклонностей в основе! Вследствие ли слабости или равнодушия они предоставили развиваться в них семенам гордыни, эгоизма и глупого тщеславия, иссушающих сердце; затем, пожиная посеянное, они удивляются и огорчаются недостатком уважения и благодарности со стороны детей. Пусть все, которые поражены в сердце превратностями и заботами жизни, спокойно спросят свою совесть; пусть они ближе подойдут к источнику бед их огорчающих, и они увидят, что в большинстве случаев могут сказать: "Если бы я сделал или не сделал то-то, то не был бы сейчас в таком положении."
       На кого же пенять за свои скорби, как не на самого себя? Человек, таким образом, в большинстве случаев сам является создателем своих несчастий; но вместо того, чтобы признать это, он находит более удобным и менее обидным для своего тщеславия обвинять судьбу, Провидение, неудачу, несчастливую звезду, тогда как на самом деле его несчастливая звезда заключается в его собственной беспечности.
       Беды этого рода составляют, конечно, наибольшую долю в превратностях жизни; человек избегнет их, если будет трудиться над своим умственным и нравственным улучшением.
       §68. Человеческий закон преследует некоторые ошибки и наказывает за них; приговорённый может, значит, сказать, что он переносит последствия того, что сделал; но закон не преследует и не может преследовать за все ошибки, он наказует особо за те из них, что наносят ущерб обществу, а не за те, которые причиняют вред делающим их. Но Бог желает прогресса всех своих созданий; вот почему Он не оставляет безнаказанным ни одного уклонения от прямого пути; нет ни одной ошибки, как бы легка она ни была, ни одного нарушения закона, которые бы не имели неизбежных последствий, более или менее серьёзных; из этого следует, что, как в малых, так и в больших вещах, человек наказывается тем, чем он согрешил. Следующие за сим страдания служат предостережением, что он поступал дурно; они дают ему опыт, заставляют его чувствовать разницу между добром и злом и необходимость улучшения, чтобы избежать впоследствии того, что послужило бы для него причиной горя; без этого у него не было бы мотива для улучшения; уверенный в безнаказанности, он замедлил бы своё совершенствование, а следовательно, своё будущее счастье.
       Опыт является иногда слишком поздно; когда жизнь растрачена и расстроена, когда силы истощены, когда зло непоправимо, тогда человек говорит себе: "Если бы в начале жизни я знал то, что знаю теперь, скольких ошибок я бы избежал! Если бы можно было начать жить снова, я бы принялся совсем иначе, но нет больше времени!". Как ленивый работник говорит: "Я потерял свой день", так и он говорит себе: "Я потерял жизнь", но так же, как для работника утром взойдёт солнце и начнётся новый день, который позволит ему наверстать потерянное время, так и для него тоже после ночи могилы заблещет солнце новой жизни, во время которой он сможет воспользоваться опытом прошлого и своими добрыми намерениями относительно будущего.

Внешние причины страданий

       §69. Если бывают бедствия, причиной которых в этой жизни служит сам человек, то бывают также и другие, к которым он, по крайней мере так кажется, не причастен и которые, по всей видимости, поражают его фатально. Такова, например, утрата любимых, а также потеря кормильцев семьи; таковы опять же несчастные случаи, которых никакое предвидение не может предотвратить; трагический переворот в судьбе, разрушающий все меры предосторожности; природные бедствия; физические природные недостатки, особенно те, которые лишают несчастных возможности заработка для своего существования; всевозможные уродства, идиотизм, кретинизм и т.п.
       Рождающиеся в подобных условиях, конечно, не сделали в этой жизни ничего, за что они заслуживали бы такой печальной участи; они не могли избежать этого, ничего не могут сами изменить и должны зависеть от милости общественной благотворительности. Зачем эти существа столь обижены, тогда как тут же бок о бок, под той же кровлей, в той же семье, другие одарены во всех отношениях?
       Что же сказать, наконец, о детях, умирающих в младенчестве и не знавших в жизни ничего, кроме страданий? Это проблемы, которых ни одна философия не могла ещё разрешить, это аномалии, которых ни одна религия не могла оправдать и которые были бы отрицанием Провидения, доброты и правосудия Божьего; заключаются эти проблемы и аномалии в допущении гипотезы о творении души одновременно с телом и о бесповоротном решении участи после мимолётной жизни на земле. Что же сделали эти души, вышедшие из рук Создателя, чтобы переносить столько несчастий тут на земле, а в будущем получить награду или наказание; ведь оне не могли совершить ни добра, ни зла?
       Между тем, в силу аксиомы, что всякое явление имеет свою причину, эти несчастия служат следствиями, имеющими свою причину; признавая справедливость Бога, мы должны признать причину справедливую. Причина предшествует явлению; если она не в этой действительной жизни, значит, она вне этой жизни, то есть заключается в предшествовавшем существовании. С другой стороны, Бог не может наказывать ни за содеянное добро, ни за несодеянное зло; и если мы наказаны, стало быть, мы сделали зло; если же мы не сделали зла в этой жизни, мы его сделали в иной. Это альтернатива, которой нельзя избежать и относительно которой логика говорит, на чьей стороне правосудие Божие.
       Человек не всегда бывает наказан, или окончательно наказан, во время своего настоящего существования, но он никогда не избежит последствий своих ошибок. Благосостояние злого мимолётно, и если искупление ошибок не наступило сегодня, то наступит завтра, тогда как страдающий уже искупает прошлое.1 Несчастье, кажущееся на первый взгляд незаслуженным, имеет своё основание, и страдающий всегда может сказать: "Прости мне, Господи, так как я согрешил."
       §70. Страдания из-за внешних причин часто бывают естественным следствием сделанных ошибок, то есть по строгой справедливости человек переносит то, что он заставлял переносить других; если он был жесток и бесчеловечен, он может, в свою очередь, подвергнуться жестокому и бесчеловечному обращению; если он был горд, он может родиться в унизительном положении; если он был скуп, эгоистичен, или если он слелал дурное употребление из своего имущества, он будет нуждаться в необходимом; если он был дурным сыном, он может страдать из-за своих детей и т.д.
       Так множественностью существований и назначением Земли, как мира искупительного, объясняются аномалии, представляемые распределением счастья и несчастья между добрыми и злыми на нашей планете. Эти аномалии существуют, если смотреть на жизнь только с точки зрения настоящего, но если подняться мысленно настолько, чтобы окинуть взглядом весь ряд существований, то станет очевидным, что каждый получает по заслугам и что правосудие Божие никогда не нарушается.
       Человек никогда не должен упускать из виду, что он живёт в иерархически низком мире, где его удерживают его несовершенства. При каждом злоключении, он должен говорить себе, что если бы он принадлежал к миру более совершенному, то этого бы не случилось, и что, работая над своим улучшением, в его власти оказывается никогда больше сюда не возвращаться.
       §71. Жизненные несчастья могут быть назначены духам закоренелым или слишком невежественным для сознательного выбора испытания, но могут быть и самостоятельно выбраны духами кающимися, желающими исправить совершённое ими зло и постараться поступать лучше. Так бывает с тем, который, дурно исполнив свою обязанность, просит позволения начать снова, чтобы не потерять вознаграждения за свой труд. Эти несчастия служат одновременно искуплением прошлого и испытанием на будущее, которое они подготовляют. Возблагодарим же Бога, Который в Своей доброте доставляет человеку возможность исправления и не осуждает его бесповоротно за первую ошибку.
       §72. Не следует однако думать, что все страдания, претерпеваемые тут на земле, служат признаком определённой ошибки; часто это бывают простые испытания, выбранные духом для своего окончательного очищения и скорейшего усовершенствования. Таким образом, искупление всегда бывает испытанием, но испыпание не всегда бывает искуплением; но испытание ли, или искупление - это всё же служит признаком относительного несовершенства, так как тот, кто совершенен, не нуждается в испытании. Дух может достичь известной степени совершенства, но, желая подвигаться ещё выше, он исспрашивает миссию или обязанность, за исполнение которой, если выйдет победителем, будет тем более награждён, чем борьба была труднее. К числу таких духов в особенности принадлежат люди с влечениями естественно добрыми, с душой возвышенной и с благородными чувствами, люди, которые, повидимому, не принесли ничего дурного из своего прежнего существования и которые переносят с истинно христианской покорностью все страдания, прося Бога о том, чтобы выдержать их без ропота. Огорчения же, вызывающие ропот и заставляющие человека возмущаться против Бога, можно рассматривать, как искупления.
       Страдание, не вызывающее ропота, может, конечно, быть искуплением, но это есть примета, что оно было скорее избрано добровольно, чем назначено; оно служит признаком сильной решимости, а это уже признак прогресса.
       §73. Духи не могут рассчитывать на полное счастье, пока они не станут чистыми; каждое пятно запрещает им вход в счастливые миры. Так пассажиры корабля, поражённого чумой, не могут войти в город, пока они не очистятся. Во время своих различных телесных существований духи освобождаются понемногу от своих несовершенств. Испытания жизни подвигают вперёд, если их переносят хорошо; как искупления они заглаживают ошибки и очищают; это лекарство, очищающее раны, излечивающее болезнь; чем болезнь серьёзнее, тем лекарство должно быть энергичнее. Значит, тот кто много страдает, должен себе сказать, что ему многое надо искупить и должен радоваться, что скоро выздоровеет; от него зависит покорностью своей сделать это страдание целесообразным, чтобы, ропща, не потерять плодов достигнутого и не оказаться вынужденным начинать снова.

Забвение прошлого

       §74. Напрасно считают забвение препятствием для того, чтобы пользоваться опытом предшествующих существований. Если Бог судил лучшим набросить завесу на прошлое, то, значит, это было полезно. Действительно, знание нашего прошлого имело бы значительное неудобство; оно могло бы, в некоторых случаях, стеснять нас необычайно или же поощрять нашу гордыню и тем самым препятствовать нашей свободной воле; во всяком случае, оно внесло бы неизбежную помеху в социальные отношения.
       Дух часто снова рождается в той же среде, в которой он уже жил, и находится в сношениях с теми же личностями для того, чтобы исправить зло, которое он им причинил. Если бы он узнал в них тех, которых он ненавидел, то его ненависть могла бы воскреснуть; во всяком случае, он оказывался бы смущён перед теми, которых он обижал.
       Бог дал нам для нашего улучшения именно то, что нам нужно и что может нас удовлетворить: голос совести и наши инстинктивные стремления; и Он лишил нас того, что может нам вредить.
       Человек, рождаясь, приносит с собой всё приобретённое; он рождается таким, каким он себя сделал; каждое существование служит ему новой точкой отправления; его мало касается, кем он был; если он наказан, значит, он дурно поступал; его действительные дурные наклонности служат указанием на то, что ему следует исправить в себе, и на этом он должен сосредоточить своё внимание, так как от исправленного более не остаётся следа. Добрые намерения, которые он сам принял, становятся голосом совести, определяющим, что хорошо и что плохо и дающим ему силу сопротивляться дурным стремлениям.
       Впрочем, это забвение продолжается только во время телесной жизни. При вступлении в духовную жизнь к духу возвращается воспоминание прошлого; забвение, стало быть, является только временным перерывом, подобно тому перерыву, который происходит во время сна в земной жизни и который не мешает на другой день вспоминать происходившее накануне и в предшествовавшие дни.
       Дух может вспомнить своё прошлое не только после смерти; можно сказать, что он его никогда не потеряет, так как опыт доказывает, что в воплощённом состоянии, пользуясь во время телесного сна известной свободой, он сознаёт свои прежние поступки; он знает, почему он страдает и что страдает по заслугам и справедливо; воспоминание изглаживается только в бодрственном состоянии. Но, не имея точных воспоминаний, которые могли бы быть для него тягостны и мешать в его социальных сношениях, он черпает новые силы в эти минуты свободы души.

Мотивы покорности судьбе

       §75. Слова Христа "Блаженны страждущие, ибо они будут утешены" означают одновременно награду, ожидающую страждущих, и покорность судьбе, благословляющую страдания, как предвестие исцеления.
       Слова эти могут быть объяснены так: страдая, вы должны считать себя счастливыми, так как ваши страдания тут, на земле, - долги за ваши прежние ошибки, и эти страдания, терпеливо переносимые на земле, заменяют вам века мучений в будущей жизни. Вы, значит, должны быть счастливы, что Бог сокращает ваши долги, позволяя вам искупать их в настоящем, что и гарантирует спокойствие в будущем.
       Человек страдающий подобен должнику, который должен большую сумму и которому кредитор говорит: "Если вы заплатите мне сегодня сотую часть долга, я вам прощу всё остальное и вы будете свободны; если же вы этого не сделаете, я буду преследовать вас, пока вы не заплатите мне до последней копейки." Разве должник не будет счастлив и не постарается перенести всяческие лишения, чтобы освободиться и заплатить только сотую долю долга? Вместо того, чтобы нарекать на кредитора, не скажет ли он ему спасибо?
       Таков смысл выражения: "Блаженны страждущие, ибо они будут утешены"; они счастливы, потому что они расплачиваются, а после расплаты они будут свободны. Но если, расплачиваясь с одной стороны, делают долги с другой, то никогда не достигнут освобождения. Каждая новая ошибка увеличивает долг, так как каждая ошибка, какова бы она ни была, влечёт за собой неизбежное наказание, если не сегодня, то завтра, если не в этой жизни, то в будущей. Главное из этих заблуждений заключается в неподчинении воле Божьей; итак, если страдая ропщут и не принимают этих страданий с покорностью как нечто заслуженное, если обвиняют Бога в несправедливости, то делают новый долг, ведущий к потере преимуществ, которые можно было извлечь из страданий; вот почему надо будет непременно начинать снова; так же точно бывает с должником, который, выплачивая проценты, каждый раз занимает снова.
       При своём вступлении в мир духов, люди подобны рабочим, являющимся в день уплаты. Одним хозяин скажет: "Вот вознаграждение за ваши рабочие дни", а другим, счастливцам земли, жившим в лености, полагавшим своё счастье в удовлетворении самолюбия и в мирских удовольствиях: "Вам ничего не причитается, так как вы получили вашу часть на земле; идите и начинайте снова свою работу."
       §76. Человек может смягчить или увеличить горечь своих испытаний, смотря по тому, каков его взгляд на земную жизнь. Он страдает тем сильнее, чем продолжительнее ему кажутся страдания; тогда как тот, кто становится на точку зрения жизни духовной, обнимает одним взглядом всю телесную жизнь; она ему представляется точкой в бесконечности; он понимает её быстротечность и говорит себе, что эта трудная минута очень скоро пройдёт; уверенность в более счастливом будущем поддерживает его и ободряет; вместо того, чтобы роптать, он благодарит Небо за страдания, подвигающие его вперёд. Наоборот, для того, кто видит только телесную жизнь, она представляется ему бесконечной, и страдания давят его всей своей тяжестью. Результатом первого взгляда на жизнь является уменьшение значения, придаваемого вещам мира сего, сокращение желаний, умение довольствоваться своим положением, не завидуя другим, ослабление нравственного впечатления от превратностей и разочарований, которые приходится переносить; человек черпает в этом хладнокровие и покорность столь же полезные телу, как и душе, тогда как завидуя, ревнуя и обижаясь, он добровольно заставляет себя страдать и, таким образом, увеличивает несчастья и волнения своего существования.

Самоубийство и сумасшествие

       §77. Спокойствие и покорность, почерпаемые в этом взгляде на земную жизнь и в вере в будущее, дают уму ясность, всего лучше предохраняющую его от сумасшествия и самоубийства. Действительно, известно, что большинство случаев сумасшествия произошло от потрясений, произведённых превратностями, которых человек не в силах был перенести; если же, следуя взглядам Спиритизма на всё земное, он относится равнодушно и даже с радостью к превратностям и неудачам, которые при других условиях привели бы его в отчаяние, то, стало быть, очевидно, что эта сила, ставящая его выше обстоятельств, предохраняет его разум от потрясений, которые без этого привели бы его ум в расстройство.
       §78. То же самое можно сказать относительно самоубийств; если исключить бессознательные самоубийства, происходящие в опьянении и при сумасшествии, то несомненно, что, каков бы ни был мотив, он всегда имеет в основе неудовольствие; тот, кто уверен, что его несчастье продолжится только один день и что дальше будет лучше, вооружается терпением; отчаиваются только тогда, когда не видят конца своим страданиям. Что такое человеческая жизнь в сравнении с вечностью, разве не гораздо менее одного дня? Если не верящий в вечность и считающий, что всё в нём кончается с жизнью, удручён горем и несчастьем, то он видит конец всему только в смерти; ни на что не надеясь, он считает вполне естественным, даже логичным, прекратить свои несчастья самоубийством.
       §79. Неверие, простое сомнение в будущем, словом, матерьялистические идеи, всего более способствуют самоубийствам; оне создают моральную трусость. И если мы видим людей науки, которые, опираясь на авторитет своих знаний, проповедуют своим слушателям или читателям, что им нечего ждать после смерти, то не значит ли это, что они их доводят до того, что в случае несчастий те не находят ничего лучшего, как лишить себя жизни? Что могли бы они им сказать, чтобы отклонить их от этого? Какую награду могут они им предложить? Какую надежду могут они дать? Ничего, кроме уничтожения. Из этого можно заключить, что если уничтожение - единственное героическое средство и единственная перспектива, то лучше отдаться ему сейчас, чем позже, и таким образом сократить страдания.
       Значит, распространение матерьялистических идей есть яд, прививающий весьма многим мысль о самоубийстве, а распространители этих идей берут на себя страшную ответственность. При Спиритизме сомнение недопустимо, а потому взгляд на жизнь меняется; верующий знает, что жизнь за гробом продолжится до бесконечности, хотя и при других условиях; отсюда терпение и покорность, которые естественно отвращают мысль от самоубийства; одним словом, получается моральное мужество.
       §80. Спиритизм в этом отношении даёт ещё другой результат не менее положительный и даже, может быть, более определённый. Он показывает самих самоубийц, являющихся засвидетельствовать о своём несчастном положении и доказать нам, что никто не может безнаказанно нарушать закон Бога, запрещающего человеку сокращать свою жизнь. Между самоубийцами встречаются такие, страдания которых, хотя временные, а не вечные, тем не менее так ужасны, что могут заставить призадуматься каждого, желающего удалиться отсюда раньше Божьего повеления. Спирит же в противовес мысли о самоубийстве имеет несколько мотивов: уверенность в будущей жизни, в которой, как знает, он будет тем более счастлив, чем более он несчастлив и покорен на земле; уверенность, что сокращая свою жизнь, он достигает результата как раз обратного тому, на который надеялся; что избавляясь от зла, он приобретает худшее, и это новое зло оказывается продолжительнее и ужаснее; что он ошибается, думая, что, убив себя, пойдёт скорее на небо; что самоубийство служит препятствием к соединению его в другом мире с теми, к кому он был привязан и кого надеялся там встретить; отсюда следует, что самоубийство, не давая ему ничего, кроме разочарования, служит против его же интересов. Поэтому число самоубийств, не совершившихся благодаря влиянию Спиритизма, очень значительно, и из этого можно заключить, что, когда все станут спиритами, самоубийств сознательных больше не будет. Сравнивая, таким образом, результаты матерьялистического и спиритического учений, имея при этом в виду только самоубийства, мы находим, что логика первого доводит до них, тогда как логика второго отвращает, что и доказано опытом.

НАСТАВЛЕНИЯ ДУХОВ:

Хорошее и дурное перенесение страданий

       §81. "Когда Христос говорил: "Блаженны страждущие, ибо они утешатся", он не подразумевал страдающих вообще, потому что все находящиеся на земле страдают, как на троне, так и в нищете, но - увы! - немногие покорно переносят страдания, немногие понимают, что только очень тяжёлые испытания могут привести их в Царство Небесное. Недостаток мужества есть ошибка; Бог отказывает вам в утешении, потому что у вас не хватает мужества. Молитва служит поддержкой для души, но её недостаточно; нужно, чтобы она опиралась на живую веру в доброту Бога. Вам было часто говорено, что Он не возложит тяжёлого бремени на слабые плечи; бремя пропорционально покорности и мужеству; награда будет тем более великолепна, чем тяжелее было несчастье, но эту награду надо заслужить; вот почему жизнь полна несчастий. Воин, которого не посылают в огонь сражения, недоволен, потому что бездействие на поле битвы не даёт ему продвижения; будьте же как воин и не ищите бездействия, от которого тяжелеет ваше тело и засыпает душа. Будьте довольны, когда Бог посылает вам борьбу. Борьба эта не огонь сражения, а горести жизни, для которых нужно больше мужества, чем для кровопролитной битвы, так как тот, который остаётся твёрд перед неприятелем, сгибается под давлением нравственной тяжести. Человек здесь вовсе не награждается за этого рода мужество, но Бог сберегает для него венцы и место славы. Если с вами случится беда или неприятность, постарайтесь взять над ними верх и когда вам удастся сдержать порыв нетерпения, гнева или отчаяния, скажите себе со справедливым удовлетворением: "Я оказался сильнее!"
       Блаженны страждущие может быть переведено и так: блаженны те, кто могут испытать свою веру, свою твёрдость, своё постоянство и свою покорность воле Бога, так как им уготовано много радости, которой им так не хватало на земле, а после трудов для них наступит отдых."

Лакордер. Гавр, 1863г.

Зло и средство против него

       §82. "Разве земля ваша место радостей, рай блаженства? Разве голос пророка не раздаётся в ушах ваших? Не говорил ли он, что будет плач и скрежет зубовный для рождённых в этой юдоли печали? Вы, явившиеся сюда жить, ждите же жгучих слёз и горьких скорбей, и чем острее и глубже будут ваши страдания, тем чаще смотрите на небо и благословляйте Господа, пожелавшего испытать вас... О, люди! Вы тогда только познали бы могущество вашего Господа, если бы Он излечил раны вашего тела и увенчал дни ваши благоденствием и радостью! Вы тогда только узнали бы Его любовь, если бы Он украсил тело ваше всевозможною славою и дал ему белизну и блеск! Подражайте тому, кто вам дан для примера: доведённый до последней степени унижения, нищеты, распростёртый на куче навоза, он обращался к Богу со словами: "Господи! я знал радости роскоши и Ты низверг меня в нищету самую глубокую, благодарю Тебя, Господи, за то, что Ты испытываешь раба Твоего!"
       До каких же пор ваши взгляды будут останавливаться на горизонте, обозначающем смерть? Когда же наконец душа ваша вознесётся за пределы могилы? Но если бы вам пришлось всю жизнь плакать и страдать, что же это значит в сравнении с вечностью славы, преуготовленной для того, кто сумел перенести испытание с верой, любовью и покорностью? Ищите утешения вашим бедам в будущем, преуготованном вам Богом, а причину ваших бед - в прошедшем; и вы, наиболее страдающие, считайте себя счастливцами земли.
       В состоянии развоплощения, носясь в пространстве, вы сами избрали себе испытание, так как вы считали себя достаточно сильными, чтобы его перенести; так зачем же роптать теперь? Вы просили счастья и славы для того, чтобы выдержать борьбу с искушением и победить его. Вы просили борьбы духа и тела против зла нравственного и физического, так как вы знали, что чем сильнее будет испытание, тем славнее будет победа; вы знали, что если вы выйдете победителями, то во время смерти от вашего тела, хотя бы оно было брошено на навозную кучу, отделится душа, блистающая белизной и ставшая чистой от крещения страданием и искуплением.
       Какое же средство прописать одержимым и постигнутым горькими бедами? Одно единственно несокрушимое, это - вера, взгляд, устремлённый в небо. Если в припадке самого острого страдания, ваш голос будет воспевать Господа, ангел в вашем изголовье своей рукой укажет путь спасения и место, которое вы займёте со временем... Вера - это верное средство для целения страдания; она всегда открывает горизонт Беспредельности, перед которым бледнеют тёмные дни настоящего. Не спрашивайте же нас больше, какое надо употребить средство, чтобы излечиться от такой-то раны или от такой-то язвы, от такого-то искушения или такого-то испытания; помните, что верующий силён верой, что сомневающийся одну секунду - наказан часами, так как он в то же мгновение чувствует острую боль скорби.
       Господь наложил печать Свою на верующих в Него. Христос сказал вам, что вера может сдвинуть горы, и я вам говорю, что страдающий и имеющий себе поддержкой веру, будет помещён под Его защиту и перестанет страдать; минуты самых сильных страданий будут для него первыми проблесками радости в вечности. Его душа настолько освободится от тела, что в то время, как это последнее будет извиваться в конвульсиях, она будет уже витать в небесных сферах и петь вместе с ангелами гимны благодарности и славы Господу. Блаженны страждущие и плачущие! Так как души их будут в радости, ибо оне будут вознаграждены Богом."

Бл.Августин. Париж, 1863г.

Счастье не для мира сего

       §83. "Я несчастлив! Счастье существует не для меня!" - обыкновенно восклицает человек, какое бы положение в обществе он ни занимал. Это, дети мои дорогие, лучше всевозможных рассуждений доказывает истину следующего положения Экклезиаста: "Счастье не для мира сего." Действительно, ни благосостояние, ни власть, ни даже сама цветущая молодость не составляют основного условия счастья; я скажу больше - ни даже совокупность этих трёх условий, возбуждающих столько зависти, потому что постоянно приходится слышать и даже среди классов наиболее привилегированных, как люди всех возрастов горько жалуются на условия своего существования.
       В виду такого результата становится непонятным, что рабочие и воинствующие классы так жадно завидуют положению тех, кого фортуна по видимости облагодетельствовала. Здесь, на Земле, каждый имеет свою часть труда и бедствий, свою долю страданий и разочарований. Отсюда легко притти к тому заключению, что Земля есть место испытаний и искуплений.
       Люди обманывают себя и обманывают слушающих их, проповедуя, что Земля служит единственным местом существования человека и что будто только на ней в течение одной-единственной жизни человеку позволено достичь самой высокой степени счастья, доступного его природе; доказано многовековым опытом, что необходимые условия для полного счастья индивидуума встречаются на земном шаре только как исключения.
       В общем, можно утверждать, что счастье есть утопия, в погоню за которой последовательно бросаются поколения, не будучи в состоянии овладеть им; если мудрец - редкость на земле, то человек совершенно счастливый редкость ничуть не меньшая.
       То, в чём заключается счастье тут, на земле, есть нечто эфемерное; человек, не руководимый благоразумием, за год, месяц, неделю полного удовлетворения всё остальное время жизни проводит в последовательных горестях и разочарованиях, и заметьте, дорогие дети, что я говорю о тех счастливцах земли, которым завидует толпа.
       Следовательно, если земное существование предназначено для испытаний и искупления, то надо признать, что есть где-то существования более благоприятные, где дух человека, заключённый ещё в матерьяльное тело, пользуется во всей полноте радостями, свойственными человеческой жизни. Бог для того рассеял в вашей солнечной системе эти прекрасные и более совершенные планеты, чтобы вы, напрягая свои силы и направляя стремления, достигли их, когда станете достаточно чистыми и совершенными.
       Тем не менее не заключайте из моих слов, что Земле навсегда определено быть местом исправления; конечно, нет! По существующему прогрессу вы можете легко заключить о прогрессе будущем и по уже добытым общественным улучшениям - о новых, более плодотворных улучшениях. Такова громадная задача, которую должно выполнить новое Учение, открытое вам духами.
       Итак, дорогие дети, пусть воодушевляет вас дух святого соревнования и пусть каждый из вас разрушает старого человека. Вы все должны отдать себя распространению Спиритизма, уже начавшего ваше собственное перерождение. Ваш долг - приобщить ваших братьев к лучам священного света. Беритесь за работу, мои дорогие дети! Пусть в этом торжественном союзе сердца ваши стремятся к грандиозной цели: подготовить для будущих поколений такой мир, в котором счастье не будет более пустым звуком."

Франсуа-Николя-Мадлен, кардинал Морло. Париж, 1869г.

Утрата любимых. Преждевременная смерть

       §84. "Когда смерть приходит пожинать свою жатву в семьях ваших, унося без меры молодых людей прежде стариков, вы часто говорите: Бог несправедлив, так как Он жертвует сильными и полными надежд, чтобы сохранить проживших многие годы, полные разочарования, уносит полезных и оставляет ни к чему уже не годных, разбивает сердце матери, лишая её невинного создания, составлявшего всю её радость.
       Человеки, здесь вот именно вы и должны возвыситься над землёю, чтобы понять, что добро часто бывает там, где вы видите зло, мудрое предвидение - там, где вам кажется слепая злоба судьбы. Зачем же измерять Божественное правосудие своей мерой? Можете ли вы думать, что Господь миров желает причинять вам жестокие муки из-за простого каприза? Ничего не делается без разумной цели; всё, что бы ни случилось, имеет своё основание. Если бы вы вникли лучше во все страдания, которые вас постигают, вы всегда нашли бы Божественную причину, ваши ничтожные интересы получили бы второстепенное значение, и вы отбросили бы их на задний план.
       Верьте мне, смерть предпочтительнее, чем жизнь двадцатилетнего воплощённого, постыдное беспутство которого приводит в отчаяние честную семью, разбивает сердце матери и до времени заставляет седеть волосы родителей. Преждевременная смерть - зачастую благодеяние, даруемое Богом умирающему, так как она избавляет его от жизненных бедствий или от соблазнов, которые могли бы повлечь его к гибели. Умирающий во цвете лет вовсе не жертва слепого рока; Бог судил, что ему полезно не оставаться на земле.
       Это - ужасное несчастье, говорите вы, когда жизнь, полная надежд, сломана! О каких надеждах говорите вы? О надеждах земли, где тот, который уходит, мог бы блистать, делать карьеру и устраивать своё счастье? Всё одно и то же, всё время этот узкий взгляд на вещи, бессильный подняться над материей. Знаете ли вы, какой была бы судьба этой жизни, по-вашему, полной надежд? Кто вам сказал, что она не была бы переполнена горестями? Вы, стало быть, ни во что не ставите надежду на будущую жизнь, если предпочитаете ей надежды жизни эфемерной, которую вы сами влачите на земле? Вы, значит, думаете, что лучше занимать известное положение между людьми, чем между счастливыми духами?
       Радуйтесь, вместо того, чтобы скорбеть, когда Богу угодно бывает прибрать одного из детей Своих из сей юдоли слёз. Разве не эгоистично желать, чтобы он остался тут страдать вместе с вами? О! можно ещё понять это страдание у того, кто не имеет веры и кто видит в смерти вечную разлуку, но вы, спириты, вы знаете, что душа живёт лучше, освободившись от своей телесной оболочки; матери, вы знаете, что ваши любимые дети возле вас; да, они видят вас; их флюидическое тело окружает вас; их мысли руководят вами, ваша память о них опьяняет их радостью, но ваши неблагоразумные страдания их огорчают, так как указывают на недостаток веры и возмущение против воли Бога.
       Вы, понимающие жизнь духовную, слушайте биение своего сердца, когда призываете эти дорогие, любимые существа, и если попросите благословения у Бога, то почувствуете в себе могущественное утешение, осушающее слёзы, и то стремление, которое покажет вам будущее, обещанное Господом!"

Сансон, бывший член парижского Общества 
спиритических исследований, 1863г.

Будь он хороший человек, он бы погиб

       §85. "Говоря о дурном человеке, избежавшем опасности, вы нередко скажете: будь он хороший человек, он бы погиб. Говоря так, вы правы в том отношении, что Бог нередко действительно даёт духу, молодому ещё на пути прогресса, более продолжительное испытание, чем доброму, который наградой за свою заслугу имеет то преимущество, что его испытание оказывается возможно короче. Произнося эту аксиому, вы, стало быть, богохульствуете, сами того не подозревая.
       Если умирает хороший человек, дом которого находится рядом с домом дурного человека, вы спешите сказать: было бы гораздо лучше, если б это случилось с его соседом. Вы сильно ошибаетесь, так как ушедший исполнил свою задачу, а оставшийся, может быть, и не начинал её. Зачем вам желать, чтобы тот последний не имел времени её окончить, а первый оставался привязанным к земному шару? Что сказали бы вы, если бы узника, отбывшего срок своего заключения, удерживали в тюрьме, тогда как другому, не имеющему на это права, дали бы свободу? Знайте же, что истинная свобода заключается в освобождении от телесных уз и что, пока вы на земле, вы в плену.
       Приучитесь не порицать того, чего вы не понимаете, и верьте, что Бог справедлив во всём; часто то, что вам представляется злом, есть добро, но ваши способности так ограничены, что совокупность всего великого ускользает от ваших несовершенных органов восприятия. Постарайтесь мысленно выйти из вашей узкой сферы, и по мере того, как вы будете подыматься, значение матерьяльной жизни будет в ваших глазах уменьшаться; она представится вам только как дорожная неурядица в бесконечной жизни вашего духа - единственного истинного существования."

Фенелон. Санс, 1861г.

Добровольные мучения

       §86. "Человек находится в беспрерывной погоне за счастьем, постоянно от него ускользающим, так как безоблачного счастья не существует на земле. Между тем, несмотря на превратности, являющиеся неизбежными спутниками жизни, он мог бы пользоваться относительным счастьем, но он его ищет в предметах проходящих и подверженных тем же превратностям, то есть в матерьяльных радостях, вместо того, чтобы искать его в радостях душевных, служащих предвкушением радостей небесных несокрушимых; вместо того, чтобы искать спокойствия сердечного - единственного реального счастья тут, на земле, он жаждет всего, что волнует и беспокоит его, и что замечательно: он точно нарочно создаёт себе мучения, избежать которых всецело в его власти.
       А разве есть большие мучения, чем те, которые создаются завистью и ревностью? Для ревнивых и завистливых никогда нет покоя: они постоянно в лихорадке; сознание, что у них нет того, чем пользуются другие, причиняет им бессонницу; успех врагов доводит их до головокружения; они стремятся только к тому, чтобы превзойти своих соседей; вся их радость заключается в том, чтобы возбудить в безумцах, подобных им, бешенство ревности, которое владеет ими самими. Бедные безумцы, действительно не представляют себе, что завтра, быть может, им придётся оставить все эти побрякушки, жадность к которым отравляет их жизнь! Не к ним, конечно, относятся слова: "Блаженны страждущие, ибо они утешатся", так как их заботы не принадлежат к числу тех, что получают награду на небесах.
       Скольких мучений, наоборот, избегает всякий, кто умеет довольствоваться тем, что имеет, кто без зависти смотрит на то, чего у него нет, кто не старается казаться большим, чем он есть. Он всегда богат, так как, если посмотрит ниже себя, вместо того, чтобы глядеть выше, он всегда найдёт людей, у которых меньше, чем у него; он невозмутимо спокоен, так как не создаёт себе химерических потребностей, невозмутимое спокойствие среди бурь житейских не есть ли счастие?"

Фенелон. Лион, 1860г.

Действительное несчастье

       §87. "Все говорят о несчастье, все его чувствуют, все думают, что понимают его сложную природу. Я же говорю вам, что почти все ошибаются и что действительное несчастье вовсе не таково, каким считают его люди, признающие себя несчастными. Они видят его в нищете, в очаге без огня, в угрозах кредитора, в пустой колыбели, где мог бы быть улыбающийся ангел, в горечи измены, в гордыне, лишённой возможности облекаться в пурпур и едва скрывающей свою наготу под лохмотьями тщеславия; в слезах, в гробе, за которым следуют с открытой головой и разбитым сердцем - всё это и многое другое называется несчастьем на человеческом языке. Да, это несчастье для видящих только настоящее, но действительное несчастье заключается в последствиях, а не в самой вещи или явлении. Скажите мне, разве событие самое счастливое для настоящего момента, но имеющее очень печальные последствия, не есть в действительности большее несчастье, чем то, которое сначала причиняет неудовольствие, а кончается тем, что приносит благо? Скажите мне, разве буря, ломающая ваши деревья, но очищающая воздух от зловредных миазмов, могущих причинить смерть, не есть скорее счастье, чем несчастье?
       Для того, чтобы судить о чём-нибудь, надо иметь в виду последствия; таким образом, для того, чтобы оценить, что действительно для человека составляет счастье или несчастье, нужно перенестись за пределы этой жизни, так как там только последствия её дают себя чувствовать; всё то, что человек со своей близорукой точки зрения зовёт "несчастьем", прекращается с жизнью и находит своё последствие в жизни будущей.
       Я хочу показать вам несчастье под новым видом, под видом прекрасным и ярким - таким, каким вы его принимаете и желаете всеми силами ваших обманутых душ. Это несчастье - радость, удовольствие, шум, пустое волнение, безумное удовлетворение тщеславия, всё то, что заставляет замолкнуть совесть, притупляет деятельность мысли, затемняет будущее; несчастье - это опиум забвения, которое вы призываете на себя всеми помыслами.
       Надейтесь, вы, плачущие! Трепещите, вы, смеющиеся, так как ваше тело удовлетворено! Бога не обманешь; судьбы не избежишь; испытания - это кредиторы более неумолимые, чем сорвавшаяся с цепи стая голодных псов, сторожащая ваш обманчивый покой, чтобы вдруг повергнуть вас в агонию истинного несчастья, того несчастья, что захватывает душу, расслабленную равнодушием и эгоизмом.
       Пусть же Спиритизм просветит вас и покажет в настоящем свете истину и заблуждение, так необычайно перепутанные вашей слепотой. Тогда вы будете поступать, как храбрые солдаты, которые, не избегая опасности, предпочитают борьбу решительного сражения миру, не дающему ни славы, ни повышения. Что значит солдату потерять оружие, провиант и обмундирование, если он вышел из боя победителем и со славой! Что значит для имеющего веру в будущее, оставить на поле жизненной битвы своё благосостояние и телесную одежду, если душа его войдёт сияющей славой в Царство Небесное?"

Дельфина де Жирарден. Париж, 1861г.

Меланхолия

       §88. "Знаете ли вы, почему смутная тоска порой овладевает вашими сердцами и заставляет вас ощущать горечь жизни? Это ваш дух, стремящийся к счастью и свободе, но привязанный к телу, служащему ему темницей, изнывает в напрасных усилиях, чтобы из неё выйти. Но, видя, что все усилия напрасны, он обескураживается, а тело подвергается его влиянию; томление, подавленность и апатия овладевают вами, и вы считаете себя несчастными.
       Верьте мне, что вам совершенно необходимо энергично бороться с этими впечатлениями, ослабляющими в вас волю. Стремление к лучшей жизни свойственно всем людям, но не ищите удовлетворения ему тут же, на земле; теперь, когда Бог посылает Своих духов учить вас счастью, которое Он вам готовит, ожидайте терпеливо ангела освобождения, который должен помочь вам разорвать узы, держащие ваш дух в плену. Думайте о том, что вы должны исполнить во время вашего земного испытания миссию, о которой вы и не подозреваете, будет ли она заключаться в том, чтобы служить своей семье, или в том, чтобы исполнять различные обязанности, порученные вам Богом. И если в течение этого испытания при исполнении вашей задачи заботы, беспокойства, огорчения будут обрушиваться на вас, будьте сильны и мужественны, чтобы перенести их. Бравируйте ими открыто; они непродолжительны и должны привести вас к друзьям, которых вы оплакиваете и которые будут радоваться вашему прибытию к ним и протянут вам руки, чтобы провести туда, куда земные огорчения не имеют доступа."

Франциск Женевский. Бордо, 1861г.

Испытания добровольные. Истинная власеница

       §89. "Вы спрашиваете, позволительно ли смягчать свои собственные испытания. Это имеет такой же смысл, как если б вы спросили: позволительно ли тонущему искать спасения? занозившему руку вынуть занозу? больному звать врача? Испытания имеют целью упражнять ум так же, как терпение и покорность; человек может быть рождён в тяжёлом и затруднительном положении главным образом для того, чтобы заставить его приискивать средства побеждать затруднения. Заслуга заключается в том, чтобы переносить без ропота последствия бед, которых нельзя избежать, быть настойчивым в борьбе, не отчаиваться, если нет успеха, а не в том, чтобы опустить руки: это будет леностью, а не добродетелью.
       Этот вопрос естественно вызывает другой. Так как Иисус сказал: "Блаженны страждущие", то будет ли заслуга в том, чтобы увеличивать испытания добровольными страданиями? На это я отвечу совершенно точно: да! большая заслуга, если страдания и лишения имеют целью благо ближнего, так как это жертва милосердия; и нет! если целью служит своя особа, так как это - фанатический эгоизм.
       Тут нужно видеть различие; для себя лично довольствуйтесь испытаниями, которые Бог вам посылает, и не прибавляйте себе тяжести уже достаточно большой подчас; принимайте испытания без ропота и с верой, - это всё, что Он от вас требует. Не ослабляйте своего тела бесполезными лишениями и бесцельными бичеваниями, так как вы нуждаетесь во всех своих силах, чтобы исполнить вашу миссию труда на земле. Добровольно истязать и мучить своё тело, это значит итти против закона Бога, дающего вам возможность поддерживать и укреплять его; ослаблять же его без надобности - это просто-напросто самоубийство. Потребляйте, но не злоупотребляйте - вот закон; наказание за злоупотребление даже лучшими вещами заключается в неизбежных последствиях.
       Другое дело относительно страданий, возлагаемых на себя для облегчения доли своего ближнего. Если терпите голод и холод, чтобы накормить и обогреть нуждающегося, если ваше тело от этого страдает, то это является жертвой, угодной Богу. Вы, которые оставляете ваши надушенные будуары, чтобы итти в заражённые мансарды с утешением; вы, которые грязните свои нежные руки, чтобы перевязывать раны; вы, которые лишаете себя сна, чтобы бодрствовать у изголовья больного, который для вас только брат в Боге; вы, наконец, которые тратите своё здоровье на добрые дела - вот вы-то и носите истинную благословенную власеницу, так как удовольствия жизни не иссушили вашего сердца; вы не уснули среди опьяняющей роскоши благосостояния, но стали ангелами-утешителями бедных и обездоленных.
       Вы же ушедшие от света, чтобы избежать его соблазнов и жить в одиночестве, какая польза от вас на земле? Где ваше мужество в испытаниях, если бежите от борьбы и отказываетесь от сражения? Если вы желаете власеницы, примените её к своей душе, а не к телу; мучьте свой дух, а не тело; бичуйте свою гордыню; получайте оскорбления, не жалуясь; убивайте своё самолюбие, будьте непоколебимы при боли от несправедливости и клеветы, которая острее, чем боль тела. Вот истинная власеница, раны от которой вам будут зачтены, так как оне служат свидетельством вашего мужества и вашего подчинения воле Божией."

Ангел-Хранитель. Париж, 1863г.

       §90. Должно ли прекратить страдания ближнего, если это в нашей власти, или нужно предоставить их собственному течению из уважения к предначертаниям Бога?
       - "Мы говорили и повторяем вам, что вы находитесь на этой земле искупления, чтобы окончить ваши испытания, и что всё, что с вами случается, является следствием ваших предыдущих существований, процентами за долги, которые вы должны оплатить. Но эта мысль вызывает у некоторых замечания, которые нужно пресечь, так как они могли бы иметь последствия весьма печальные.
       Некоторые думают, что раз мы находимся на земле для искупления, то, значит, надо, чтобы испытания шли своим путём. Заходят даже так далеко, что считают не только не нужным их ослаблять, но, напротив, делать их ещё тяжелее, чтобы способствовать их плодотворности. Это большое заблуждение. Ваши испытания должны итти путём, предначертанным Богом, но знаете ли вы, каков этот путь? Знаете ли вы, до какой точки должны дойти испытания? Знаете ли, что ваш милосердный Отец не сказал уже одному из ваших братьев: "Дальше тебе итти не надо"? Знаете ли вы, что Провидение избрало вас не как орудие мучения, чтобы увеличить страдания виновного, но как бальзам утешения, который должен заживить раны, открытые Его правосудием? Не говорите же, если видите одного из братьев своих согнувшимся под силою удара: "Это Божеское правосудие, нужно, чтобы оно шло Своим чередом"; но скажите напротив: "Посмотрим, какое средство наш милосердный Отец дал мне, чтобы смягчить страдания брата моего; посмотрим, не смогут ли мои нравственные утешения, моя матерьяльная поддержка, мои советы помочь ему справиться с этим испытанием и не придадут ли ему больше сил, терпения и покорности; посмотрим, не дал ли мне Бог средства прекратить эти страдания; не дана ли мне самому, тоже как испытание или, быть может, как искупление, возможность остановить зло и заменить его добром?"
       Помогайте же всегда друг другу в ваших испытаниях и никогда не смотрите на себя, как на орудие мучения; эта мысль должна возмущать каждого великодушного человека, особенно же каждого спирита потому, что спирит лучше, чем другой, должен понимать безграничную доброту Бога. Спирит обязан считать, что вся жизнь его должна быть делом любви и преданности; что правосудие Господа будет итти своим путём независимо от его поступков. Он может, значит, без опасения употребить все свои усилия, чтобы смягчать горечь искупления, но только один Бог может приостановить или продолжить испытания виновного, смотря по тому, как Он находит нужным.
       Не будет ли большой гордыни со стороны человека посчитать себя вправе повернуть нож в ране? увеличить дозу яда страдающему под тем предлогом, что в этом его искупление? О! взирайте на себя, как на орудие прекращения страданий. Подведём итог сказанному: вы все находитесь на земле для искупления, и все вы без исключения должны употреблять свои силы на то, чтобы смягчать искупления ваших братьев согласно закону любви и милосердия."

Бернарден, дух-покровитель. Бордо, 1863г.

       §91. Человек находится в агонии, во власти самых жестоких страданий; известно, что его положение безнадёжно; позволительно ли избавить его от нескольких минут мучений, ускорив его конец?
       - "Кто дал вам право судить о предначертаниях Бога? Не может Он разве подвести человека на край пропасти с тем, чтобы вернуть его вспять, чтобы заставить обратить внимание на себя и привести к другим мыслям? Сколь бы безнадёжен ни был умирающий, никто не может сказать, что пришёл его последний час. Разве наука никогда не ошибалась в своих предвидениях?
       Я знаю, бывают случаи, когда положение можно считать безнадёжным; но если нет никакой нужды на окончательное возвращение жизни и здоровья, то разве не бывает, что в последнюю минуту больной оживает и силы на некоторое время возвращаются к нему! И что же? Ведь этот час милости, ему дарованной, может иметь для него громадное значение; ведь вы не знаете, какие выводы мог сделать его дух в минуты агонии и скольких мучений он может избежать за одно мгновение раскаяния.
       Матерьялист, видящий только тело и вовсе не считающийся с душой, не может этого понять, но спирит, знающий, что происходит по ту сторону могилы, понимает значение последних мыслей. Смягчайте последние страдания насколько это в ваших силах, но остерегайтесь сокращать жизнь, хотя бы на одну минуту, потому что эта минута может избавить от многих слёз в будущем."

Св.Людовик. Париж, 1860г.

       §92. Человек, разочаровавшийся в жизни, но не желающий налагать на себя руки, виновен ли, если ищет смерти на поле битвы с мыслью, что его смерть будет полезна?
       - "Лишает ли человек себя жизни сам или заставляет другого убить себя, целью его всё же является сокращение своей жизни, а, следовательно, в этом заключается если не фактическое самоубийство, то намерение. Мысль, что его смерть служит чему-нибудь - иллюзия; это только предлог, чтобы скрасить свой поступок и извинить его в своих собственных глазах; если он серьёзно желает служить своей родине, он будет стараться жить, защищая её, а не умереть, так как после смерти он ей больше не нужен. Истинная преданность заключается в том, чтобы не бояться смерти, когда нужно быть полезным, бравировать опасностью, жертвовать без сожаления жизнью, если это необходимо, но предвзятое намерение искать смерти, подвергая себя опасности даже с целью принести пользу, уничтожает всякую заслугу поступка."

Св.Людовик. Париж, 1860г.

       §93. Человек подвергает себя неизбежной опасности, чтобы спасти жизнь одному из ближних, зная наперёд, что он погибнет. Может ли это рассматриваться, как самоубийство?
       - "Если только нет намерения искать смерти, то нет и самоубийства; это преданность и самопожертвование, если бы даже была уверенность в погибели. Но кто же может иметь эту уверенность? Кто может сказать, что Провидение не готовит неожиданного средства спасения в самую критическую минуту? Не может ли Оно спасти находящегося у самого жерла пушки? Часто Оно может пожелать довести испытание в покорности до последнего предела, и тогда неожиданное обстоятельство отвращает удар."

Св.Людовик. Париж, 1860г.

       §94. Те, которые принимают страдания покорно, подчиняясь воле Бога и имея в виду своё будущее счастье, не работают ли только для самих себя и могут ли сделать свои страдания плодотворными для других?
       - "Эти страдания могут быть плодотворны для других матерьяльно и нравственно. Матерьяльно, если они способствуют благосостоянию других при помощи труда, лишений и жертв, налагаемых на себя; нравственно - примером, который они подают своим подчинением воле Бога. Этот пример могущества веры может помочь несчастным покориться, может избавить их от отчаяния и его печальных последствий в будущем."

Св.Людовик. Париж, 1860г.


1 Чем раньше приходит искупление, тем менее серьёзна ошибка. Наиболее же серьёзные промахи никогда не бывает возможным искупить в течение нынешней жизни, даже в старости. Поэтому Провидение откладывает уплату значительных долгов на последующие жизни. Таким образом, совершенно беззаботными в сегодняшней жизни оказываются либо многаждырождённые праведники (случай редкий и исключительный, ибо у таких праведников нет в подобной жизни никакой нужды), либо закоренелые злодеи (явление весьма банальное и заурядное), которых ждёт ужасное искупление. (Й.Р.)