Жизненный путь Эвзапии Палладино

Глава Пятнадцатая

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ ЭВЗАПИИ ПАЛЛАДИНО

     Медиумизм Эвзапии Палладино - важная веха в прогрессе психических исследований, потому что физические явления, происходившие в её присутствии, были впервые изучены большим количеством учёных. Среди этих явлений - перемещение предметов без контакта с медиумом, левитация столов и других предметов, левитация самого медиума, появление материализованных рук и лиц, мерцание огней, звучание музыкальных инструментов без участия человека. Мы видели, что аналогичные явления происходили гораздо раньше, в присутствии медиума Д.Д.Хоума, однако в ту пору люди науки отказывались изучать подобные случаи, хотя их коллега профессор Крукс и приглашал их. И вот впервые столь странные факты подверглись длительному изучению со стороны учёных, имевших европейскую известность. Нечего и говорить, что на первой стадии все эти экспериментаторы были настроены чрезвычайно скептически и ставили так называемые "проверочные опыты" (состоявшие в основном из глупых предосторожностей, способных лишь нанести вред испытуемой). Ни один медиум на свете ещё не подвергался столь тщательным испытаниям. То обстоятельство, что Эвзапии всё же удалось убедить большинство исследователей, указывает на её необычайные способности.
     Медиумическая карьера этой скромной неграмотной женщины из Неаполя чрезвычайно интересна, результаты, показанные ею, - потрясающи. Она сама - очередной пример того, как человек из низов может посрамить изощрённую мудрость учёных. Эвзапия родилась 21 января 1854 года и умерла в 1918 году. Её медиумизм впервые проявился, когда ей исполнилось четырнадцать лет. Мать Эвзапии скончалась при родах, а отец - когда ей было двенадцать лет. В доме у их друзей, куда она переехала после смерти родителей, её как-то усадили за стол вместе со всеми. Через десять минут стол вдруг начал взлетать в воздух, стулья принялись танцевать, занавеси стали надуваться ветром, а стаканы и бутылки задвигались. Стали проверять всех присутствующих и вскоре обнаружили, что причина всему - Эвзапия. Она осталась безучастной к этим происшествиям, но согласилась принимать участие в последующих заседаниях, чтобы порадовать своих хозяев и... чтобы её не отослали в монастырь. Некоторые знания в области Спиритизма она усвоила лишь в возрасте двадцати трёх-двадцати четырёх лет, а её наставником, по словам Фламмариона, стал спирит-энтузиаст синьор Дамиани.
     В те времена произошёл случай, о котором потом вспоминала Эвзапия. В Неаполе, на одном из сеансов, некая английская леди - жена синьора Дамиани - получила указание от духа, назвавшегося Джоном Кингом, найти женщину по имени Эвзапия, проживающую в таком-то доме, на такой-то улице. Дух заявил, что эта женщина - могущественный медиум и что он собирается проявиться через её посредничество. Мадам Дамиани отправилась по указанному адресу и обнаружила Эвзапию Палладино, о которой прежде ничего не слышала. Женщины провели сеанс, в ходе которого проявился Джон Кинг, ставший впоследствии бессменным духовным руководителем Эвзапии.
     Первым деятелем науки, перед которым предстала Эвзапия, был профессор Кьяйа из Неаполя. В 1888 году он опубликовал в одном из римских журналов письмо к профессору Ломброзо, в котором описал свои опыты и предложил знаменитому психиатру лично обследовать медиума. Ломброзо откликнулся на это предложение только в 1891 году и в феврале провёл два сеанса с Эвзапией в Неаполе. Убедившись в истинности Спиритизма, он написал: "Со смятением и стыдом вспоминаю я, что столь упорно отрицал возможность существования явлений, называемых спиритическими." Его убеждённость привела к тому, что множество европейских учёных приступили к исследованиям, и мадам Палладино в течение многих лет пришлось принимать участие в многочисленных экспериментах.
     За опытами Ломброзо в 1891 году последовали работы Миланской комиссии в 1892 году. В комиссию входили профессор Скиапарелли, директор Миланской обсерватории; профессор Джероза, заведующий кафедрой физики; Эрмакора, доктор натурфилософии; господин Аксаков, государственный советник российского императора; Карл Дюпрель, доктор философии из Мюнхена, и профессор Шарль Рише из парижского университета. Было проведено семнадцать заседаний. В 1893 году исследования продолжились в Неаполе. В 1893-94 годах они проходили в Риме, в 1894-м - в Варшаве, в Париже, Бордо и Монфоре, под руководством профессора Рише, сэра Оливера Лоджа, мистера Фредерика Мейерса и доктора Охоровича; в 1895 году - в Неаполе; в том же году - в Англии, в кембриджском доме мистера Мейерса, в присутствии профессора Сиджвика и его жены, сэра Оливера Лоджа и доктора Ричарда Ходсона. Работы продолжились во Франции в 1895 году, в доме полковника Дероша; в 1896 году - в Тремеццо, в Отее и в Шуази-Ивраке, в 1897 году - в Неаполе, Риме, Париже, Монфоре и Бордо; в ноябре 1898 года - в Париже, в присутствии научного комитета, состоявшего из господ Фламмариона, Шарля Рише, Дероша, Викторьена Сарду, Жюля Кларети, Адольфа Биссона, Г.Деланна, Г.де Фонтене и других; в 1901 году - в клубе "Минерва" (Женева) при участии профессоров Порро, Морселли, Боццано, Венцано, Ломброзо, Вассало и др. В целом было проведено множество экспериментов как в Европе, так и в Америке.
     В уже упомянутом нами письме профессора Кьяйа, адресованном профессору Ломброзо, содержится ярчайшее описание явлений, происходивших в присутствии Эвзапии. Предложив Ломброзо изучить нечто, действительно достойное внимания, он пишет:
     "В данном случае мы имеем дело с женщиной-инвалидом, принадлежащей к самому низшему слою общества. Ей почти тридцать лет от роду, она абсолютно невежественна; выглядит невзрачно, её нельзя отнести к тому типу, который современные криминологи называют волевым; однако, стоит ей захотеть, будь то днём или ночью, она способна в течение целого часа изумлять наблюдателей, демонстрируя им необычные явления. Экспериментаторы не только привязывали её к стулу, но и крепко удерживали её руками. Невзирая на подобные предосторожности, она способна притягивать к себе предметы, поднимать в воздух и удерживать их там, словно это гроб Магомета, а затем опускать на землю повелительным движением, как если бы они подчинялись её воле. Она вызывает ритмичные стуки и хлопки в столах, стенах, потолке и полу. По просьбам зрителей она способна выпускать из своего тела нечто, напоминающее электрические разряды, "обволакивающие" её и зрителей. Она воспроизводит на карточках, которые вы держите в руках, всё, что вы ни попросите: фигуры, подписи, цифры, фразы. Для этого ей достаточно протянуть руку в ту сторону, где находится карточка.
     Если в углу комнаты располагается сосуд с мягкой глиной, можно через некоторое время обнаружить там отпечатки большой или маленькой ладони, изображение лица (в фас или в профиль), пригодное для снятия гипсового слепка. Таким образом получены изображения лиц в разных ракурсах, предоставляющие заинтересованному исследователю все возможности для серьёзного анализа.
     Эта женщина поднимается в воздух, несмотря на то, что её пытаются удерживать руками. Она как бы лежит в воздухе, словно на диване, опровергая закон всемирного тяготения; она играет на музыкальных инструментах - органах, колоколах, тамбуринах - как будто невидимые гномы касаются их руками и дуют в них... Иногда эта женщина способна увеличивать свой рост более чем на четыре дюйма."
     Как мы уже знаем, профессор Ломброзо, находясь под впечатлением этих красочных описаний, приступил к исследованиям, проведя которые, окончательно уверовал в Спиритизм. Многие исследователи (из числа Миланской комиссии) сообщали:
     "Невозможно сосчитать все случаи появления рук, которые касались кого-то из нас. В настоящее время никаких сомнений быть не может - мы видели настоящую, живую человеческую руку. Мы касались её в тот самый момент, когда торс и руки медиума находились под самым тщательным наблюдением, а её ладони лежали в руках наблюдавших, сидевших по обе стороны от неё."
     При свете двух свечей и одной масляной лампы происходило множество явлений, а некоторые из них наблюдались и при полном освещении, когда медиум находилась в состоянии транса. Доктор Охорович настоял на приезде Эвзапии в Варшаву в 1894 году, где в присутствии известных учёных и философов произошли серьёзные исследования. В отчёте сообщается, что наблюдалась частичная левитация стола и множество других физических явлений. Такая левитация происходила и в моменты, когда обе связанные ступни медиума были хорошо освещены и удерживались одним из участников заседания.
     Вот отрывок из сообщения сэра Оливера Лоджа на собрании английского Общества психических исследований после окончания серии опытов, проведённых в доме профессора Рише на острове Рубо в 1894 году:
     "Каковы бы ни были объяснения всего происходившего, я вынужден признать истинность увиденного. У меня не осталось никаких сомнений. Любой непредвзятый наблюдатель, увидев то, что видел я, сделал бы следующий общий вывод: вещи, до сих пор считавшиеся невозможными, происходили в действительности... Опыт моих наблюдений убедил меня в том, что определённые явления, обычно принимаемые за нечто невозможное, на самом деле случаются в природе, поэтому специалисты и научные общества, занимающиеся естественными науками, должны тщательно изучить и описать эти явления."1
     Когда сэр Оливер Лодж делал свой доклад, сэр Вильям Крукс привлёк внимание собравшихся к тому факту, что все описываемые явления очень походили на то, что происходило в присутствии Д.Д.Хоума.
     Доклад сэра Оливера Лоджа подвергся беспощадной критике со стороны доктора Ричарда Ходсона, находившегося в ту пору в отъезде, в С.Ш.А., поэтому он был специально приглашён вместе с Эвзапией Палладино в Англию для того, чтобы принять участие в проведении серии опытов, организованных в доме мистера Фредерика Мейерса в Кембридже в августе-сентябре 1895 года. Эта серия получила название "Кембриджские опыты" и оказалась чрезвычайно неудачной. По её окончании было заявлено, что медиума неоднократно уличали в подлоге. В ходе разгоревшейся полемики появилось немало статей, написанных её участниками и выражавших диаметрально противоположные мнения. Достаточно упомянуть, что компетентные наблюдатели отказались подтвердить выдвинутые против Эвзапии обвинения, осуждая методику, применённую кембриджскими экспериментаторами.
     Интересно вспомнить, что когда Эвзапия приехала в 1910 году в Америку, один тамошний репортёр без обиняков поинтересовался у неё, не уличали ли её когда-либо в мошенничестве. Приводим ответ Эвзапии: "Мне много раз об этом говорили. Так оно и бывает. Среди тех, кто собирается вокруг стола, всегда найдутся люди, которые только и ждут подвоха, - они просто хотят этого. Вот, я впадаю в транс. Ничего не происходит. Зрители начинают терять терпение. Они жаждут чудес во что бы то ни стало. Их рассудок настроен на это заранее, и я чисто бессознательно подчиняюсь им. Подобное происходит не часто. Но именно такие люди принуждают меня своей волей к подобным поступкам. Вот и всё."
     Это звучит как бесхитростное повторение тех аргументов, которые другие люди приводили в защиту Эвзапии. Однако в сказанном ею есть доля правды, ведь психологическая сторона медиумизма ещё изучена недостаточно. В связи с этим можно сделать два важных вывода. Во-первых, как отметил доктор Хируорд Каррингтон, практически все попытки сымитировать подобные явления окончились неудачей. Во-вторых, кембриджские экспериментаторы не имели ни малейшего представления о так называемой "эктоплазматической конечности" - явлении, отмеченном у Слэйда и других медиумов. Каррингтон пишет: "Все возражения, выдвинутые миссис Сиджвик, можно опровергнуть, если предположить, что Эвзапия на время материализует "третью руку", втягивая её в себя после того, как произойдёт то или иное явление." Как ни странно, многочисленные свидетельства определённо указывают на это. Именно в 1894 году сэр Оливер Лодж увидел нечто, что он назвал "появлением дополнительных конечностей", соединённых с телом Эвзапии или находящихся очень близко к нему. С уверенностью, столь часто свойственной невежеству, редакционный комментарий журнала Общества психических исследований,2 опубликовавшего отчёт сэра Оливера, делает следующий вывод: "Вряд ли необходимо лишний раз подчеркнуть, что соединение "духовных" рук с телом медиума есть обстоятельство prima facie,3 наводящее на мысль о жульничестве."
     Однако дальнейшие научные исследования подтвердили предположение сэра Оливера Лоджа. Профессор Боттацци сообщал следующее: "На другом сеансе та же самая рука опустилась на моё правое предплечье, не сжимая его. На этот раз я не только прикоснулся к ней своей левой рукой, но к тому же мог отчётливо увидеть человеческую руку естественного телесного цвета, я ощупал пальцы и тыльную сторону тёплой и шершавой ладони. Потом рука растворилась (что я и видел собственными глазами) в теле мадам Палладино, она втянулась туда, описав при этом кривую линию. Признаюсь, я начал подозревать, что не уследил за тем, как освободилась левая рука Эвзапии. Однако по всему выходило, что эти сомнения беспочвенны, потому что наши руки продолжали соприкасаться, как и прежде. Даже если огромное множество феноменов, произошедших в течение семи сеансов, сотрутся из моей памяти, этот случай я не забуду никогда."
     В июле 1907 года профессор Галеотти увидел нечто, названное им "раздвоением левой руки медиума". Он воскликнул: "Смотрите, я вижу две левые руки, абсолютно одинаковые! Одна из них - на столе, и её касается господин Боттацци, а другая, как будто выходя из плеча, тянется, касается другой руки, а потом снова растворяется в теле медиума. И это - не галлюцинация." Во время сеанса в доме господина Бериссо в июле 1905 года, когда руки Эвзапии крепко удерживались присутствовавшими и были им хорошо видны, доктор Венцано и другие свидетели "отчётливо видели, как из верхней части правого плеча медиума выдвинулась ладонь, а потом и вся рука, задрапированная тёмным рукавом". Подобных сообщений существует великое множество.
     Следующий случай очень важен для понимания сложности медиумизма, в особенности, когда дело касалось Эвзапии. Во время сеанса с профессором Морселли было замечено, как Эвзапия освободила свою руку из-под контроля и потянулась к трубе, лежавшей на столе. Ей, однако, помешали это сделать. Вот, что происходило дальше: "В тот момент, когда контроль был особенно тщательным, труба вдруг взлетела со стола и исчезла в "шкафу", пролетев между медиумом и доктором Морселли. Очевидно, медиум пыталась сделать своей рукой то, что потом осуществила медиумическим путём. Невозможно предположить, что это была попытка грубого надувательства. Нет сомнения в том, что медиум не прикасалась к трубе - она не могла этого сделать. Но даже, если бы и смогла, у неё всё равно не было возможности поместить трубу в "шкаф", который находился за её спиной."
     Стоит отметить, что угол комнаты был отгорожен шторами таким образом, что образовался так называемый "кабинет" (он же "шкаф", - Е.К.) место, где концентрируется психическая сила, но Эвзапия, в отличие от большинства медиумов, сидела снаружи, примерно в одном футе от штор, спиной к ним.
     В 1895 году Общество психических исследований сделало заключение, что все явления, связанные с Эвзапией, - надувательство, и прекратило контакты с ней. Однако в континентальной Европе росло число исследовательских групп, которые, проведя тщательно организованные опыты, подтверждали способности Эвзапии. Поэтому в 1908 году Общество психических исследований решило повторно обследовать медиума. Для этой цели были назначены трое самых видных учёных из числа скептиков. Один из них, мистер У.У.Бэгалли, член Совета Общества психических исследований, изучал психические явления на протяжении более тридцати пяти лет и за всё это время, за исключением, возможно, нескольких случаев на сеансах Эвзапии несколькими годами ранее, - ни разу не был свидетелем истинного случая физического медиумизма: "Все проведённые исследования вскрыли обман и ничего, кроме обмана." К тому же он являлся изощрённым фокусником. Мистер Иврард Филдинг, почётный секретарь Общества, вёл исследования в течение десяти лет, однако "за все эти годы так и не видел ни одного сколько-нибудь убедительного физического феномена", кроме, возможно, упомянутого выше сеанса Эвзапии. Доктор Хируорд Каррингтон - третий член комиссии - сообщил, что ни на одном из бессчётного множества сеансов, участником которых ему довелось быть, он "ни разу не видел ни малейшего реального проявления потусторонних сил в физическом плане, пока не попал на сеанс Палладино".
     На первый взгляд подобный состав участников комиссии мог нанести сокрушительный удар всем ожиданиям спиритов. Однако изучение Эвзапии Палладино стало для этой тройки скептиков подлинным Ватерлоо. Полную запись их длительных и кропотливых опытов, проходивших в Неаполе, можно найти в книге доктора Хируорда Каррингтона "Феномен Эвзапии Палладино".4
     Свидетельством тщательности исследований, проведённых учёными континентальной Европы, может послужить сообщение о том, что профессор Морселли определил не менее тридцати девяти типов явлений, происходивших по воле Эвзапии Палладино в её присутствии. Стоит упомянуть о нескольких из них, которые оценивались очевидцами, как "абсолютно реальные". Вот сообщение о сеансе в Риме в 1894 году, на котором присутствовали профессор Рише, доктор Шренк-Нотцинг, профессор Ломброзо и другие:
     "В надежде пронаблюдать бесконтактное перемещение предмета, мы поместили листок бумаги, сложенный треугольником, под перевёрнутый стакан, поставленный на кружок тонкого картона... Потерпев неудачу, мы не стали утомлять медиума и оставили это "сооружение" на большом столе, а сами сели вокруг маленького стола, но прежде тщательно заперли все двери в доме. Я попросил одного из своих гостей положить ключи от дверей в карман, чтобы нас не стали обвинять в том, что мы не приняли всех мер предосторожности.
     Выключили свет, и вскоре мы услышали стук стакана об пол, где, включив свет, и обнаружили его. Он стоял между нами в том же положении - донышком кверху. Внутри него находился листок бумаги. Не хватало лишь картонного кружка. Мы так и не смогли его найти. Сеанс подошёл к концу. Все двинулись к двери в прихожую, которая оставалась крепко запертой изнутри. Господин Рише открыл её. Каково же было его удивление, когда за дверью, на лестнице, он обнаружил тот самый кружок, который мы так долго искали! Он поднял его, и все подтвердили, что именно этот кружок был помещён под стакан."
     Можно вспомнить и о таком серьёзном доказательстве, как фотографии, сделанные господином де Фонтене, на которых запечатлены многочисленные руки, выходящие из головы Эвзапии. На одной из фотографий отчётливо видны руки медиума, которые крепко держал один из исследователей. Эти фотографии воспроизведены в журнале "Анналы психической науки".5
     На шестом и последнем сеансе генуэзской серии заседаний во главе с профессором Морселли в 1906-07гг были получены самые убедительные доказательства. Медиум была привязана к кушетке толстой, широкой верёвкой, какие используются в психиатрических лечебницах для связывания буйных больных; эти верёвки позволяют крепко связать пациента, не впиваясь при этом ему в тело. Профессор Морселли, обладая опытом врача-психиатра, провёл процедуру связывания запястий и щиколоток медиума. После того, как загорелась лампа красного света мощностью десять свечей, стол, вблизи которого никого не было, начал время от времени совершать движения, стали видны маленькие огоньки и рука. Занавес перед входом в "кабинет" раздвинулся, позволив экспериментаторам увидеть, что медиум лежит надёжно связанная. "Явления, - говорится в отчёте, - были совершенно необъяснимы, принимая во внимание, что положение, занимаемое медиумом, не позволяло ей произвести ни малейшего движения."
     В заключение приведём два отчёта (из множества прочих), касающихся убедительных случаев материализации духов. Первый приводится д-ром Джузеппе Венцано в "Анналах психической науки".6 Во время опыта горела свеча, освещавшая фигуру медиума:
     "Свет был очень слабым, однако и мадам Палладино, и другие женщины, находившиеся с нами в комнате, были хорошо видны. Внезапно я осознал, что сзади меня находится материализованная фигура необычайно высокого роста. Она склонила голову мне на левое плечо и, громко всхлипывая, стала целовать меня. Присутствующие отчётливо слышали эти всхлипывания. Я угадывал черты лица, прикасавшегося к моему лицу, левой щекой чувствовал прикосновение мягких и пушистых волос. Без всякого сомнения, это была женщина. Затем пришёл в движение стол, и посредством стука сообщил имя моей близкой родственницы, неизвестной никому из присутствующих. Она умерла некоторое время назад. Когда она была жива, наши отношения оставались весьма напряжёнными из-за несходства характеров. Я оказался не готов к тому, что она начнёт общаться со мной посредством стука, и сначала подумал было, что это просто совпадение и ко мне обращается некто, имеющий такое же имя. Не успел я опомниться, как чьи-то тёплые губы прикоснулись к моему левому уху и зашептали. Несколько фраз, произнесённых с генуэзским акцентом, были произнесены вполголоса, и окружающие услышали это тихое мурлыканье. Затем последовали рыдания, и моя "почившая в бозе" родственница стала просить прощения за тот вред, который она нанесла мне при жизни: дело касалось чисто семейных вопросов, неизвестных никому из посторонних. Всё это выглядело настолько убедительно, что я был готов простить свою родственницу, раскаявшуюся столь искренне, да и самому попросить у неё прощения за те поступки, которые я совершил в пылу вражды. Но только я начал свою речь, как две руки очень осторожно коснулись моих губ, как бы прося, чтобы я не продолжал. Материализованная форма сказала мне: "Благодарю", обняла меня, поцеловала и растворилась в воздухе."
     В присутствии других медиумов материализованные формы являлись при более ярком свете и бывали хорошо видны, но тем не менее момент явного, не поддающегося имитации узнавания делает описанный случай в некотором роде исключительным.
     Последний пример, который мы приведём, связан с событием, происшедшим в Париже, в 1898 году в присутствии господина Фламмариона. На том сеансе господин Лебокэн обратился к материализованному духу по-арабски: "Если ты воистину Розали, то дёрни троекратно за волосы на моём затылке." Прошло около десяти минут, и господин Лебокэн уже почти забыл о своей просьбе, но вдруг он отчётливо ощутил, как кто-то трижды, как он и просил, дёрнул его за волосы. Он пишет: "Я подтверждаю это событие, оно вместе с другими происшествиями доказывает, что неподалёку от нас находился дух, известный мне ранее." Он добавляет, что вопрос о том, знает ли Эвзапия хоть слово по-арабски, не стоит и обсуждать.
     Оппоненты, среди которых находились и несколько исследователей-физиков, утверждают, что результаты, полученные во время сеансов, ничего не стоят, потому что рядовой наблюдатель весьма мало осведомлён об истинных возможностях иллюзионистов и фокусников. В 1910 году, в Нью-Йорке, доктор Хируорд Каррингтон пригласил на сеанс Эвзапии мистера Говарда Терстона - одного из самых известных иллюзионистов Америки. Вот, что написал мистер Терстон после того, как принял участие в сеансе, на котором он и один из его ассистентов при ярком освещении непрестанно контролировали руки и ноги медиума: "Я самолично наблюдал левитацию стола, вызванную мадам Эвзапией Палладино... и твёрдо убеждён, что это явление не было следствием шарлатанства; стол двигался без участия рук, коленей и ступней медиума." Он также обещал пожертвовать на благотворительные цели тысячу долларов, если будет доказано, что этот медиум не способен вызвать левитацию стола без применения трюков или обманным путём.
     Зададимся вопросом: к каким выводам привели столь тщательные и продолжительные исследования? Множество учёных, подобно сэру Дэвиду Брустеру, считали, что понятие "дух" следует применять для объяснения всего происходящего на сеансах в последнюю очередь. Поэтому для объяснения явлений, реальность которых не вызывала сомнений, они придумали множество изощрённых теорий. Полковник Дероша говорил о некоей "внешней стороне обоснований", господин де Фонтене - о "динамической теории материи"; кто-то верил в "эктеническую силу" и "коллективное сознание", другие - в действие подсознания. Однако множество случаев, недвусмысленно указывающих на вмешательство потусторонних разумных созданий, делает все эти объяснения безосновательными. Огромное число экспериментаторов было вынуждено признать, что только спиритическая гипотеза способна логически объяснить все полученные факты.
     Доктор Венцано пишет: "Многие материализованные формы, которые мы могли видеть, осязать или слышать, имели некое сходство с нашими покойными родственниками, неизвестными самому медиуму и знакомыми только тем из присутствовавших, кого это непосредственно касалось."
     Доктор Хируорд Каррингтон распростился со своими сомнениями. Вот как он прокомментировал заявление мистера Сиджвика о том, что нет смысла обсуждать спиритическую подоплёку явлений или объяснять их "неоткрытыми доселе законами природы" до тех пор, пока сами факты не будут надлежащим образом подтверждены: "Признаюсь, я придерживался такого же мнения, пока не приступил к сеансам. Однако наблюдения окончательно и бесповоротно убедили меня в том, что эти явления действительно имеют место, и потому встаёт вопрос об объяснении их причин... Думается, что спиритическая теория не только может быть использована в качестве перспективной рабочей гипотезы, но следует также признать, что лишь она может разумным образом объяснить фактическое положение вещей."7
     Как мы уже говорили, медиумизм Эвзапии Палладино походил на аналогичные способности других медиумов. Однако ей, в отличие от них, удалось привлечь к себе внимание многих признанных деятелей науки, поэтому их сообщения о её способностях имели гораздо больший вес в глазах общественности, чем более ранние отчёты менее известных людей. В частности, Ломброзо высказал своё мнение о ней в известной книге "Что нас ждёт после смерти?".8 Эвзапия стала орудием демонстрации некоторых явлений, существование которых не признаёт официальная наука. Эти явления проще игнорировать, чем допустить их существование. Так зачастую и происходит.
     Объяснять все медиумические явления, происходившие с Эвзапией, лишь её легкомысленной привычкой к осознанному или неосознанному трюкачеству могут лишь те, кто хочет обмануть себя самих. Без всякого сомнения, имели место и такие трюки. Ломброзо, целиком подтверждая её медиумические способности, так описывает их: "Зачастую она выделывала изощрённейшие трюки, как в состоянии транса, так и находясь в полном сознании. К примеру, когда её держали за руки, она высвобождала одну из них, для того чтобы передвинуть предмет, находящийся неподалёку, или чтобы дотронуться до кого-либо; ногой она могла незаметно приподнять ножку стола; могла притвориться, что приводит в порядок волосы, а сама незаметно вырывала из головы волосок, чтобы затем так же незаметно положить его на чашку весов, дабы привести весы в движение. Фейфофер однажды видел, как перед сеансом она собирала в саду цветы, чтобы потом в сумраке комнаты незаметно подбросить их, заявив, что это "послание из загробного мира"... И в то же время, как искренна была её скорбь, когда её обвиняли в шарлатанстве! Эти обвинения порой несправедливы, ибо в настоящий момент совершенно точно установлено, что у неё действительно появляются фантомы конечностей, которыми она может пользоваться как обычными руками или ногами; долгое время эти конечности принимались за обычные руки или ноги, которые она незаметно высвобождала, усыпив бдительность зрителей."
     К тому времени когда Палладино отправилась в Америку, её способности уже пришли в упадок, и там её неоднократно уличали в использовании трюков. Она настолько разочаровывала своих зрителей, что они зачастую отказывались продолжать сеанс. Однако знаменитый фокусник Говард Терстон сообщал, что он решил, несмотря ни на что, всё же продолжить сеанс, за что и был вознаграждён появлением истинного материализованного объекта. Другой участник сеанса утверждал, что в ту самую минуту, когда он уличил её в том, что она двигает своей рукой некий предмет, другой предмет, находившийся в отдалении от неё, также пришёл в движение. Феномен Палладино, несомненно, весьма своеобразен, но можно со всей определённостью сказать, что до неё в истории Спиритизма не было более могущественного медиума. И хотя именно она порой попадалась на явном надувательстве, тем не менее нельзя пренебрегать реально достигнутыми положительными результатами.
     У Эвзапии была сильно вдавленная теменная кость. Говорят, что это следствие несчастного случая, происшедшего с ней в детстве. Подобные физические недостатки часто порождают сильные медиумические способности. Создаётся впечатление, что слабость тела приводит к эффекту, который можно назвать "смещение души", когда душа приобретает способность к деятельности, менее зависящей от состояния тела. К примеру, миссис Пайпер стала медиумом после того, как перенесла две полостные операции, Хоум страдал туберкулёзом, можно привести множество аналогичных случаев. Эвзапия имела истеричный, порывистый и непостоянный характер, и в то же время обладала склонностью к благородству. Ломброзо сообщает, что "в её сердце была та особенная доброта, которая заставляла её жертвовать своими гонорарами в пользу бедняков, помогать детям, попавшим в трудное положение. Она испытывала безграничное сострадание к старикам и больным, о которых, порой, думала ночами, не в силах уснуть. Это свойство души побуждало её проявлять заботу о животных, с которыми плохо обходятся их жестокие хозяева." Эти высказывания мы адресуем тем, кто до сих пор убеждён в том, что психическая сила есть орудие дьявола.


1 "Journal of the Society for Psychical Research (S.P.R.)", Vol. VI, November 1894, pp. 334, 360.
2 "Journal of the Society for Psychical Research (S.P.R.)".
3 на первый взгляд (лат.)
4 "Eusapia Palladino and Her Phenomena" by Hereward Carrington, 1909.
5 "Annals of Psychical Science", 1908, p.181.
6 "Annals of Psychichal Science", Vol. VI, p.164, September, 1907.
7 "Eusapia Palladino and Her Phenomena" by Hereward Carrington, 1909, pp. 250-51.
8 "After Death - What?" by Cesare Lombroso, 1909.