Эктоплазма

Глава Восемнадцатая

ЭКТОПЛАЗМА

     С самых первых дней своего существования спиритическое Учение утверждало, что все психические явления имеют некую материальную, физическую основу. В ранних спиритических трудах вы можете сотни раз натолкнуться на описание чуть светящегося, едва различимого в темноте плотного туманного слоя, который медленно "сочился" изо рта медиума. Спириты предпринимали неоднократные попытки изучить на своих сеансах тот процесс, с помощью которого пар мог превращаться в более плотное и даже пластичное вещество, способное образовывать различные структуры. Серьёзные научные исследования могли бы подтвердить открытие пионеров Спиритизма.
     Обратимся к фактам. Судья Питерсон утверждал, что в 1877 году он и медиум У.Лоуренс видели собственными глазами "кучевое облако", которое, как ему казалось, отделилось от медиума и постепенно превратилось в твёрдое тело."1 Он также рассказывал о фигуре, образовавшейся из "светового шара". Джеймс Кёртис вместе со Слэйдом в 1878 году, будучи в Австралии, наблюдал испарение в виде "седого облака", которое сгущалось и меняло форму, готовясь к образованию сложной материализованной фигуры. Альфред Рассел Уоллес описывает сеанс с участием доктора Монка, на котором он сначала видел "белую ленту", которая постепенно превратилась в "облако-столб". То же выражение использовал и мистер Альфред Смедли для описания материализации, вызванной медиумом Уильямсом, при которой в воздухе "образовался" Джон Кинг (дух Генри Моргана. - Е.К.). Он также говорит о том, что фигура напоминала собой "слабо светящееся облако". Сэр Вильям Крукс вместе с медиумом Д.Д.Хоумом тоже наблюдал "светящееся облако", которое постепенно сгустилось и превратилось в хорошо различимую руку. Мистер Э.А.Брэкет на сеансе, проводимом женщиной-медиумом Хелен Берри в Соединённых Штатах в 1885 году, видел "белое, похожее на небольшое облако образование", которое вытянулось на 4-5 футов в высоту, "затем неожиданно из этого облачного столба выступила округлая изящная фигура Берты".2 Мистер Эдмунд Доусон-Роджерс в своём описании спиритического сеанса, проводимого Иглинтоном в 1885 году, рассказал о том, как со стороны медиума появилось "вещество грязно-белого цвета", которое колебалось и пульсировало. Мистер Винсент Терви, известный экстрасенс из Бурнемаута, рассказывал о "красной липкой субстанции",3 которую источало тело самого медиума. Особый интерес вызывает описание замечательного медиума-материализатора мадам д'Эсперанс: "Меня не покидало ощущение того, что невидимые нити пронизывали каждую пору моей кожи."4 Всё это имело важное значение для исследований доктора Кроуфорда, который описывал в своих работах некие "психические потоки" и "материю, оставляющую след в атмосфере". Мы обнаружили в журнале "Спиритуалист" упоминание о сеансе материализации, который проводила мисс Флоренс Кук. Если верить статье, материализовавшийся дух Кэти Кинг, вызванный Флоренс, "был связан с леди-медиумом туманными, едва светящимися нитями".5
     Не будем ограничиваться этими краткими заметками и остановимся более подробно на трёх случаях образования эктоплазмы. Один из присутствовавших на сеансе членов кружка мадам д'Эсперанс предоставил следующее описание:
     "Сначала на полу перед "кабинетом" мы заметили лёгкое облачко чего-то белого. Оно постепенно разрасталось; со стороны это было похоже на оживший кусок муслина, который падал на пол волнами до тех пор, пока не достиг 2,5-3 футов по площади и нескольких дюймов по толщине (возможно, 6 или более). Спустя некоторое время он начал приподниматься кверху в центральной части, как будто под ним находилась человеческая голова, пока облачный слой не стал напоминать водопад муслиновых волн, стелившихся по полу. Время от времени эта облачная субстанция приподнималась над полом на 2-3 фута. Казалось, что под ней находится маленький ребёнок, двигающий своими ручками в разные стороны, как бы что-то передвигая под слоем туманного вещества. Оно продолжало расти вверх, пока не достигло высоты около 5 футов и не приобрело видимые очертания фигуры, задрапированной в складках муслина. Затем фигура подняла свои руки над головой, высвобождаясь из туманных муслиновых складок. Тут все увидели грациозную фигуру Иоланды во всей своей красе. Она была ростом около 5 футов, на голове - изящный тюрбан, из-под которого виднелась чёрная грива густых волос, спадавших на спину... Фигура её была укутана массивным слоем белого облака, спускающегося до самого ковра на то самое место, откуда это облако появилось. Всё превращение заняло не более 10-15 минут."6
     Второй случай описан мистером Эдмундом Доусон-Роджерсом.7 Он сообщает, что на сеансе присутствовало сорок человек, не считая медиума мистера Иглинтона, причём все они были известными в обществе людьми. В комнаты дали дополнительный свет, чтобы можно было вести протокол сеанса и "ясно рассмотреть всех присутствующих и всё происходящее в комнате." Когда материализовавшаяся "форма" предстала перед секретарём, то он смог "тщательно и детально описать её черты". Мистер Иглинтон расхаживал по комнате между присутствующими в состоянии транса около 5 минут, затем "он начал медленно источать под прямыми углами туманное вещество белого цвета, которое спадало с левой стороны его тела. Эта белая масса растекалась по полу в ширину, пульсируя и двигаясь вверх-вниз и из стороны в сторону, как будто под ней находился невидимый двигатель. Вещество приподнялось над полом на 3 фута, и вскоре после этого "форма" быстро и тихо приобрела свои окончательные очертания. Быстрым движением руки мистер Иглинтон отогнал белое облако, скрывающее голову "формы". Оно упало на плечи "призрака" и превратилось в часть его одежды. Связующая нить (белого цвета, выходящая из тела медиума) постепенно исчезла или стала невидимой. "Форма" обернулась к мистеру Эвериту, пожала ему руку. Затем она "обошла" присутствующих, пожимая всем руки."
     Это произошло в Лондоне в 1885 году.
     Следующий случай произошёл на сеансе, проходившем в Алжире в 1905 году с участием медиума Евы К., известной под псевдонимом Марта Беро. Мадам Х. пишет:
     "Марта была одна в кабинете, когда это произошло. Через 25 минут Марта сама раскрыла занавески и села на стул. Почти тут же мы увидели "нечто прозрачное белого цвета". "Оно" постепенно формировалось совсем рядом с Мартой (причём, Марта - её руки, голова и тело отлично обозревались присутствующими со всех сторон). Сначала это вещество напоминало небольшое облачко рядом с правым локтем Марты. Казалось, что оно было соединено с её телом; оно было подвижным и быстро разрасталось вверх и вниз, окончательно приняв вид аморфного облака в форме столба, который возвышался на два фута, как раз над головой Марты и спускался до самых её пят. При этом ни её голова, ни ноги не были видны. Всё, что я видела - это кучевое облако белого цвета, которое постепенно сгущалось вокруг подобия тела, мне невидимого."8
     Итак, мы познакомились с рассказами очевидцев, которые поразительным образом совпадали с результатами сеансов, происходивших много лет тому назад.
     Когда мы изучаем рассказы об образовании эктоплазмы на спиритических сеансах, проводимых сорок или пятьдесят лет назад, и сравниваем с описаниями, полученными в наши дни, то видим, насколько прежние описания отличаются от нынешних своей полнотой и скрупулёзностью. По мнению многих современных исследователей психических явлений, тогда использовались "ненаучные" методы. Однако исследователи прежних дней придерживались одного золотого правила: медиум всегда работал в атмосфере всеобщего уважения и симпатии. Обсуждая первые материализации, которые происходили в Англии, "Спиритуалист" писал в своей передовой статье:
     "Душевное состояние самих исследователей оказывало влияние на результаты проводимых в их присутствии сеансов. Поглощённые земными заботами, суеверные люди видели едва различимые манифестации; духи зачастую были бледны и ужасно выглядели - это обычно случалось, когда психические силы были слабо выражены (чрезвычайно точное описание большинства лиц, появившихся на сеансах Евы К.). Спириты, в присутствии которых медиум чувствовал себя комфортно, имели возможность наблюдать яркие манифестации... Хотя спиритические явления и подчиняются определённым законам, на практике эти законы реализуются таким образом, что Спиритизм, несомненно, носит характер особого откровения для избранных людей."9
     Мистер Э.А.Брэкет, автор замечательной книги "Материализованные призраки",10 выразил ту же истину другими словами. Его взгляд на проблему, конечно же, вызвал насмешки со стороны так называемых научных кругов, но он, несомненно, отражал глубокую истину. Но эта книга ценна прежде всего одухотворённостью слов, а не формой изложения:
     "Ключ, который открывает путь к величию иной жизни, - это истинная любовь и полное доверие, подобное тем чувствам, что испытывает ребёнок, обвивая ручонками шею матери. Для тех, кто кичится своими интеллектуальными достижениями, осознание этого может обернуться полным крахом их возможностей. Я могу честно признать, что до того, как я искренне и безоглядно стал придерживаться выбранного мною курса, я не знал ничего о подобных вещах. Не стоит осуждать меня за то, что прежние мои представления о данном предмете были более чем туманными. С тех пор мой разум прояснился, и я смог с большим пониманием отнестись к тому, что происходило до меня и происходит в настоящий момент. Тот дух кротости, любви и благодушия, который более чем что-либо другое осенял своей внутренней красотой и гармонией учение Христа, должен найти своё выражение в нашем единении с этими созданиями."
     Если кто-то из вас, прочтя этот отрывок, подумает, что его автор бедный простак, одураченный медиумами-шарлатанами, то мы можем посоветовать вам внимательно прочитать его замечательную книгу, которая убедительно докажет обратное. Более того, его метод оказался действенным. Он долго боролся с сомнениями и смущением, однако, следуя совету материализованного духа, решил прекратить терзания и "воспринять духов как дорогих друзей, которые вернулись издалека и долго боролись за право увидеться со мной". Перемены не заставили себя долго ждать.
     "С этого момента формы, которые, казалось бы, утратили подвижность, становились одушевлёнными, как по мановению волшебной палочки. Оне бросились приветствовать меня; я был заключён в сильные объятия; формы, которые во время моих исследований вели себя более чем скованно, начинали говорить совершенно свободно; лица, которые носили характер масок, сейчас засверкали всеми красками. Форма, которая назвалась моей племянницей... обняла меня, выражая своё уважение. Она обвила мою шею руками, положила свою голову мне на плечо, посмотрела на меня и сказала: "Наконец-то все мы смогли встретиться с тобой."
     Как жаль, что Ева К. не имела возможности продемонстрировать свои силы в атмосфере благожелательности, присущей прежним спиритическим сеансам. Определённо можно сказать, что разница в настроении сказалась на результатах материализации. Чтобы доказать это, мадам Биссон провела сеанс в кругу семьи и близких друзей и добилась прекрасных результатов, не сопоставимых с результатами, полученными с помощью инквизиторских методов научных исследователей.
     Первым медиумом-материализатором, который подвергся подобным научным методам изучения, стала девушка по имени Ева (Ева К., как она обычно себя называла). Её настоящая фамилия была Каррьер. В 1903 году она провела серию сеансов на вилле Кармен в Алжире. Её наблюдал профессор Шарль Рише, который описал любопытные испарения белого цвета, исходившие от её тела. Он назвал эту субстанцию "эктоплазмой". Еве было девятнадцать лет, её психические силы находились в самом расцвете, и ещё долгие годы оне изучались многими исследователями, в том числе и с целью доказать сомнительность результатов Рише. Считалось, что материализованные фигуры были не кем иным, как его домочадцами, замаскированными под призраков, но в конце концов эти измышления не подтвердились: эксперименты, проводившиеся при закрытых дверях, дали тот же результат. Скажем здесь: было только справедливо, что профессор Рише оказался подвергнут всё той же бесчестной, нелепой критике, ибо в своей основной работе "Психические исследования за последние 30 лет" он держится предубеждённо против медиумов, всегда готов поверить в любую порочащую их небылицу и постоянно руководствуется правилом, что любое обвинение равносильно доказанной вине.
     В своих первых отчётах, опубликованных в "Анналах психической науки", Рише приводит пространное описание материализованной формы - мужчины, называвшего себя Бьен Боа и явившегося на сеансе Евы К. Профессор утверждает, что эта форма была вполне дееспособна; она "ходила, говорила, двигалась и дышала как человеческое существо. Тело её было упругим и имело определённую мускульную силу. Это был не манекен и не кукла, не видение, отражённое в зеркале, - а живое существо, живой мужчина; налицо имелись все основания, чтобы отмести сразу две гипотезы: либо привидение, имеющее все признаки жизни, либо живой человек, играющий роль привидения."11 Далее он подробно излагает причины, по которым следовало отказаться от мысли о том, что роль материализованной формы мог исполнить какой-либо человек.
     Вот как он описывает исчезновение формы: "Бьен Боа пытался, как мне показалось, пройти меж нами, но ему мешала хромая нерешительная походка. Я не могу сказать с точностью, шёл он или скользил. В какой-то момент он чуть было не упал, споткнувшись одной ногой, которая, казалось, совершенно не была ему опорой (это моё личное впечатление). Затем он пошёл к окну, чтобы раскрыть занавески, но не успел это сделать. Он внезапно "опал и просочился сквозь пол". В тот же момент я услышал чавкающий звук, какой издаёт болотная трясина, поглотившая человеческое тело." Пока всё это происходило, медиум, находившийся в "кабинете", был хорошо виден другим присутствующим, в том числе и Габриэлю Деланну, редактору "Ревю дю Спиритизм" ("Revue du Spiritisme").
     Рише продолжает: "Очень скоро, две-три минуты спустя, на расстоянии одного фута от генерала, при открытых занавесках, мы снова увидели тот же белый шар (возможно, его голову) на полу; он медленно подрастал до размера человеческого тела. Затем неожиданно осел и ушёл в пол с тем же звуком. Генерал испытал шок, когда одна из конечностей при падении "тела" с силой ударила его по ноге."
     Такое внезапное появление и исчезновение фигуры сильно напоминало действие скрытой в полу двери. На следующий день Рише проверил вымощенный каменными плитами пол, крышу и чердак каретной, но не нашёл никаких следов потайной двери. Чтобы избежать всяческих сплетен и пересудов, он запасся документом, заверенным архитектором дома.
     Возник особый интерес к рассказам о ранних манифестациях. Это произошло оттого, что именно в то время Еве К. удавалось получать прекрасные результаты полной материализации, тогда как в более позднее время, на её парижских сеансах, подобные проявления случались крайне редко.
     С Бьен Боа был проведён любопытный эксперимент на дыхание. Во фляжку налили специальный раствор для определения содержания двуокиси углерода. С большими трудностями форма сделала всё, о чём её попросили, и жидкость показала положительную реакцию. На протяжении всего эксперимента и форма, и девушка-медиум, сидящая внутри кабинета, были отчётливо видны публике.
     Рише записал поразительные результаты эксперимента. Когда жидкость но фляжке побелела, зрители закричали "Браво!". И Бьен Боа появлялся трижды в проёме раскрытых занавесей кабинета и каждый раз кланялся, как актёр на сцене.
     Рише и Деланн сделали много фотографий Бьена Боа, о которых сэр Оливер Лодж отзывался, как о лучших образцах, когда-либо им виденных. Поразительной их особенностью было то, что рука медиума, отчётливо различимая на фотографии, имела неестественно безжизненный вид. Это указывало на процесс частичной дематериализации, который был отмечен на сеансах мадам д'Эсперанс, выступавшей в роли медиума. Рише проницательно заметил: "Не побоюсь заявить, что пустой рукав - ещё не доказывает мошенничества; скорее, это свидетельствует о процессе распада материи самой леди-медиума, которого она не была в состоянии предотвратить и осмыслить."12
     В своей последней книге, на которую мы уже ссылались, Рише впервые опубликовал заметки о выдающемся случае материализации, произошедшем на вилле Кармен.
     "Сразу же после того, как был задёрнут занавес, он снова раскрылся и в проёме показалось лицо молодой красивой женщины, в волнистые волосы которой была вплетена то ли позолоченная лента, то ли диадема. Она тихонько смеялась. Казалось, что её развлекает всё происходящее. Я смог разглядеть её жемчужные зубы и услышать звонкий смех. Она появилась два-три раза, показывая и пряча свою голову, как бы играя с присутствующими в прятки."
     Рассказывали, что на следующий день он принёс ножницы, чтобы отрезать локон волос этой, как её прозвали, "Египетской царицы". Ему это вполне удалось.
     "Когда "Египетская царица" вернулась вновь, то мы смогли разглядеть только роскошную копну её курчавых волос; конечно же, она не могла знать, что я принёс с собой ножницы. Затем, я поймал её за длинный локон, и при этом успел различить её лицо, которое она прятала за занавесом. Когда я уже было приготовился отхватить ножницами кусок локона подлиннее, то почувствовал, как невидимая рука за занавесом попыталась отвести мою руку, однако я успел отрезать кусочек длиной в шесть дюймов. При этом я замешкался и услышал, как низкий голос произнёс: "Быстрее! Быстрее!" и затих. Я храню этот локон; он очень красивый - шелковистый, с живым блеском. Микроскопическое исследование показало, что это натуральный волос; мне сказали, что парик из такого волоса стоит тысячу франков. Волосы Марты13 были очень тёмными, и она носила стрижку."14
     Стоит вспомнить и то, что профессор Рише называл "подлыми газетными сплетнями" сообщения об обмане и хитростях медиума и о заявлении кучера-араба, возившего генерала Ноэля, что будто бы генерал выступил в роли одного из призраков на вилле Кармен, хотя совершенно очевидно, что кучер никоим образом не мог появиться в комнате для сеанса. Леди-медиум публично опровергла все выдвинутые против неё обвинения. Рише заметил, что исследователи психических явлений должны отдавать себе отчёт в том, что подобные инсинуации имеют целью вывести медиума из состояния душевного равновесия.
     Он подводит следующий итог: "Материализации, вызванные Мартой Беро, имеют величайшее значение. Оне предоставили множество фактов, иллюстрирующих полный процесс материализации, и служат для метафизической науки прекраснейшим и доселе невиданным материалом для изучения." Этот его вывод требует пояснения.
     Первыми основательными исследованиями в области эктоплазмы стали опыты знаменитой француженки мадам Биссон, вдовы Адольфа Биссона, известного общественного деятеля. Возможно, что мадам Биссон займёт в анналах науки место, равное по значению тому, которое занимает другая известная всему научному миру женщина - мадам Кюри. Мадам Биссон оказывала довольно сильное влияние на Еву, которая после алжирских экспериментов подверглась обычным критическим нападкам. Именно мадам Биссон взяла её под своё покровительство. Затем она же предприняла серию экспериментов, которые длились пять лет и принесли неоспоримые результаты, могущие способствовать образованию в будущем не одного, а нескольких научных направлений. В этих экспериментах вместе с ней участвовал и доктор Шренк-Нотцинг, немецкий учёный из Мюнхена, чьё имя неразрывно связано с первыми исследованиями эктоплазмы. Их совместная работа проходила в период с 1908 по 1913 год и нашла отражение в книге "Явление материализации", изданной мадам Биссон на французском языке.15 Труд Шренк-Нотцинга под тем же названием был переведён на английский язык.16
     Их метод заключался в том, что Ева К. меняла свой гардероб под их неусыпным наблюдением. Они одевали её в костюм без пуговиц и крючков. В таком костюме можно было свободно шевелить только ногами и руками. Затем её помещали в специальную комнату для экспериментов, в которую она не имела доступа в другое время. В одном конце этой комнаты оставалось небольшое пространство, закрытое занавесями сверху, сзади и по бокам, но открытое спереди, - так называемый "кабинет", предназначенный для концентрации облака эктоплазмы.
     Немецкий учёный писал о результатах опытов: "Довольно часто нам предоставлялась возможность убедиться в том, что с помощью неизвестного биологического процесса из тела медиума выделялось полупрозрачное вещество, которое имело вид живой материи, обладало сильной изменчивостью, могло двигаться и принимать определённые формы." Он добавляет: "Кто-то может засомневаться в истинности этих фактов. Посетив же опыты, которые проходили при строго оговорённых условиях, можно было сотни раз убедиться в подлинности происходящего." Что ещё, кроме этой живой материи, может служить лучшей наградой двум поколениям стоявших у истоков Учения спиритов, с завидной стойкостью переносивших насмешки всего мира? Шренк-Нотцинг заканчивает своё возвышенное предисловие проникновенным призывом к молодому исследователю:
     "Не позволяй себе охладеть в стремлении совершить новые открытия в науке, не поддавайся атакам глупцов, малодушной клевете, искажению фактов, оскорблению недоброжелателей или запугиваниям. Успех всегда сопутствует тому, кто следует избранному пути, вспоминай почаще слова Фарадея. Он говорил, что нет ничего более удивительного, чем истина."
     Результаты превзошли всё то, о чём мы уже поведали читателю. Многочисленные компетентные свидетели и полученные фотографии подтвердили, что необычное студенистое вещество сочилось изо рта, ушей, глаз, носа и выделялось всей поверхностью кожи медиума. Согласитесь, зрелище весьма странное и отталкивающее, но ведь многие из естественных процессов, с которыми мы ежедневно сталкиваемся, также не вызывают у нас особого восхищения. Вы можете видеть это слоистое, вязкое вещество, свисающее с подбородка, как сосульки, растекающееся по телу, образующее белый "передник" или окутывающее лицо, оставляющее "шишки" в тех местах, где находятся нос и уши. При прикосновении к веществу при ярком освещении оно "втягивается" обратно в тело медиума подобно щупальцам напуганного осьминога. Если удаётся схватить и ущипнуть эти "щупальца", то медиум громко вскрикивает. Выросты эктоплазмы проникают сквозь одежду, не оставляя никаких следов. С согласия медиума был ампутирован небольшой кусочек этого выроста. Он растаял как снег в сосуде, куда был помещён, оставив влажный след и несколько крупных клеток, подобных клеткам гриба. Под микроскопом удалось разглядеть клетки эпителия слизистой оболочки, которыми была выстлана эта субстанция.
     Уже одного только факта существования этой загадочной эктоплазмы достаточно для признания того, что проведённые эксперименты произвели настоящую революцию и могли быть названы эпохальными. Однако у читателей возникает закономерный вопрос: какое отношение ко всему этому имеют духи? Совершенно невероятно, но эта субстанция в самом начале формирования начинает (как это происходило с некоторыми медиумами, в частности с Евой) превращаться в определённые фигуры, человеческие конечности и лица, - сначала двухмерные, а затем, по мере разрастания, приобретающие объём. Очень многие фотографии зафиксировали этих странных призраков; они зачастую меньшего размера, чем живые существа. Некоторые из этих лиц, возможно, представляют материализованные мысли Евы и явно связаны с теми картинами, которые хранит её память. Одно лицо напоминало лицо президента Вильсона с щегольскими усами, другое - свирепый образ господина Пуанкаре. Однажды вещество образовало над головой медиума слово "зеркало". Некоторые критики утверждали, что она специально для этого тайком использовала одноимённый журнал ("Мirrоr", - Е.К.), правда, не смогли объяснить, каким образом. Её собственное объяснение заключалось в том, что руководящая сила неизвестной природы каким-то непонятным ей способом материализовала эту надпись, чтобы показать, что возникающие из эктоплазмы лица и фигуры представляют своё зеркальное отражение реальности.
     Даже после этого рассказа читателю скорее всего не совсем понятно, что же связывает все эти явления со Спиритизмом. Попробуем разобраться на следующем примере. Когда силы Евы были в полном расцвете, то она могла материализовать целую фигуру (процесс происходил с длительными перерывами, так как полная материализация стоила ей собственного здоровья); эта фигура была создана по образу и подобию человека, уже умершего к тому времени. Связь между медиумом и фигурой утрачивалась, казалось, будто кто-то вдыхал в эту фигуру жизнь. Новое создание, которое повторяло образ покойного, приобретало способность к передвижению, обретало дар речи и возможность выражать эмоции духа, находящегося внутри неё. Последними словами в записях мадам Биссон были такие: "Как на сеансах, так и в других многочисленных случаях, материализовавшийся призрак выходил из кабинета, начинал разговаривать и даже подошёл к мадам Биссон и поцеловал её в щёку (чем, надо полагать, очень её смутил, - Е.К.), причём звук поцелуя был очень натуральным." Не правда ли, странный финал для научного отчёта? Возможно, что этого вполне достаточно для того, чтобы показать следующее: ни один даже самый упорный материалист не сможет найти объяснения подобным фактам, опираясь только на свои теории. Мистером Джозефом Мак-Кейбом на последнем публичном выступлении была выдвинута мысль о том, что эктоплазма - не что иное, как... продукт отторжения пищи! Как будто он не видел, что лицо медиума во время некоторых экспериментов было закрыто густой вуалью, которая не препятствовала проникновению потока эктоплазмы и в то же время не могла пропустить вышеупомянутый... продукт.
     Эти результаты, проверенные "вдоль и поперёк" всеми возможными способами, были без всякого преувеличения настолько поразительны, что исследователь имел право воздержаться от высказывания каких-либо суждений до тех пор, пока не было получено полное подтверждение истинности результатов. К настоящему времени такие подтверждения получены. Доктор Шренк-Нотцинг возвратился в Мюнхен, где он надеялся найти ещё одного медиума - польскую леди, проявлявшую способности к материализации. С ней он провёл серию опытов, которые описал в своей упомянутой выше книге. В экспериментах с полькой Станиславой он применял те же скрупулёзные методы, как и в сеансах с Евой, и получил те же результаты. Его книга посвящена периоду совместной работы с мадам Биссон, есть там и подробный отчёт о парижских экспериментах. Однако наиболее важна та её часть, которая посвящена исследованиям, проведённым в Мюнхене в 1912 году, и их дальнейшему углублению. Разнообразные фотографии эктоплазмы мало отличались от сделанных прежде; таким образом, любое предположение о тщательно подготовленном обмане со стороны Евы автоматически вызывало те же подозрения и в отношении Станиславы. Многие немецкие учёные специально посетили заседания Нотцинга для проверки полученных им результатов.
     С тевтонским упорством Шренк-Нотцинг углублялся в проблему, которую начал изучать ещё с мадам Биссон. Он получил волосы от одной материализованной формы и сравнил их с волосами Евы под микроскопом (этот случай произошёл во время серии французских заседаний), чтобы доказать, что волосы не были срезаны с головы самой Евы. Он также предоставил результаты химических анализов крошечного участка эктоплазмы, который был сожжён до состояния пепла, оставив запах жжёного рога. В состав эктоплазмы входили хлорид соды (поваренная соль) и фосфат кальция. В довершение, он получил кинематографическую съёмку потока эктоплазмы, исходящего изо рта медиума.
     Стоит особо отметить то, что когда женщина-медиум впадала в состояние транса, её тело в течение эксперимента оставалось неподвижным. Казалось, что кто-то другой вселялся в неё, что можно объяснить либо раздвоением её собственной личности, либо влиянием потусторонней силы. Эта "личность" имела привычку общаться с медиумом в повелительно-иносказательной манере, втолковывая мадам Биссон, что необходима дисциплина, что нужно отчитываться о проделанной работе. Совершенно случайно двойник продемонстрировал способность к ясновидению, точно указав, что произошло с вышедшим из строя электрическим прибором. Поток стонов и жалоб, издаваемых телом Евы, скорее напоминал животный протест, чем проявление разумного начала.
     Эти результаты были подкреплены экспериментами доктора Гюстава Жэле, чьё имя увековечено в анналах психической науки. Доктор Жэле служил практикующим врачом в Аннеси, где он успешно применял академические познания, полученные им в Лионе. Его привлекала зарождающаяся наука, и господин Жан Мейер не напрасно предложил ему возглавить Институт метапсихики. Методы его работы послужили образцом для всех его последователей, и он очень скоро доказал, что был не только гениальным экспериментатором, но и скрупулёзным исследователем, и глубоким философом. Созданный им капитальный труд "От подсознания к сознанию"17 безусловно выдержит проверку временем. Он подвергался многочисленным "комариным укусам" критиков, которых раздражали пионеры Учения, продирающиеся сквозь дремучие джунгли к свету, но реагировал на них с юмором и решимостью. Смерть его оказалась неожиданной и трагической. Он отправился в Варшаву, где на сеансе медиума Клуски получил восковые отливки эктоплазмы. К несчастью, аэроплан, на котором он путешествовал, потерпел катастрофу, и Жэле погиб. Это стало невосполнимой потерей для всей психической науки.
     В комитет Института метапсихики, который французское правительство признало "полезным для общества", входили профессор Шарль Рише, министр здравоохранения Италии Сантоликвидо, граф де Граммон из Французского института, доктор Камилль Фламмарион, экс-министр господин Жюль Рош, доктор Трессье из лионского госпиталя и доктор Гюстав Жэле - директор Института метапсихики. К перечисленным позже примкнули сэр Оливер Лодж, профессор Боццано и профессор Лекланш, член французского института и генеральный инспектор санитарной службы сельскохозяйственного департамента. Институт метапсихики имел хорошо оборудованные лаборатории для психических исследований, библиотеку, читальный зал, лекционные помещения и помещения для отдыха. Результаты работы комитета печатались в журнале института "Ля Ревю Метапсишик" ("Lа Revue Меtapsychique").
     Важной стороной работы института стало приглашение известных представителей науки и литературы присутствовать на психических экспериментах, которые проводились силами института. Более сотни видных деятелей науки и литературы представили собственные доказательства, а в 1923 году тридцать медиков (среди них - девятнадцать с мировым именем) подписали и опубликовали показания, подтверждающие их полную убеждённость в истинности психических проявлений, которые они имели возможность не только наблюдать, но и контролировать.
     Доктор Жэле провёл серию заседаний с Евой, пригласив сто научных сотрудников в качестве наблюдателей. Открывая эти заседания, он очень категорично заявил: "Я не собираюсь утверждать, что всё это не шарлатанство. Скажу только одно - исключена даже малейшая возможность прибегнуть к нему." Жэле снова направился по уже проторенному пути, чтобы получить те же результаты. Отличие было в одном: его "призраки" принимали форму только женских лиц, иногда очень красивых и неизвестных ему. Возможно, это были те лица, которые хранились в сознании Евы. Он сам ни разу не упомянул о призраке, который был бы ему знаком. Этой серии экспериментов уже было достаточно, чтобы Жэле смог констатировать: "То, что мы увидели, убило материализм. Для этих явлений нет в нашем мире подходящего пространства." Он подразумевал старый материализм Викторианской эпохи, для которого мысль была дериватом (производным, - Е.К.) материи. Современные же данные свидетельствуют о том, что материя - есть результат работы мысли. Однако, задав себе вопрос: "Какой мысли?", вы ступите на почву, сотрясаемую дискуссиями.
     Сразу после экспериментов с Евой доктор Жэле получил ещё более выдающиеся результаты, поработав с медиумом Франеком Клуски из Польши, в присутствии которого материализовались эктоплазматические фигуры такой плотности, что можно было получить парафиновые слепки с их рук. Эти "парафиновые перчатки" демонстрировались в Лондоне.18 Оне были такими маленькими и узкими в запястьях, что обычная человеческая рука, даже самая миниатюрная, не могла пролезть в них. Снять их можно было, только прибегнув к процессу дематериализации руки. Эксперименты проводились Жэле, Рише и графом де Граммоном - тремя авторитетными представителями науки. Описание этих и других слепков, снятых с эктоплазматических фигур, можно найти в главе ХХ. Они очень важны в качестве неоспоримых доказательств существования эктоплазматической материи. Никто не смог подвергнуть сомнению способ их получения.
     Другой польский медиум - Ян Гузик - так же предстал перед доктором Жэле в парижском институте. Его манифестации представляли собой огни, эктоплазматические руки и лица. В условиях строжайшего контроля тридцать четыре известных всему Парижу свидетеля, большинство из которых были настроены скептически, заявили после проведения опытов, что они верят в истинность проявлений. Среди них можно отметить членов Французской Академии, Академии наук, Академии медицины, докторов медицины и права, экспертов полиции.
     Эктоплазма - это самое изменчивое вещество в природе, она может проявлять себя в разных видах и формах. Эти её свойства были продемонстрированы доктором У.Дж.Кроуфордом, внештатным лектором механики и инженерного дела Королевского университета в Белфасте, который провёл важную серию опытов с медиумом мисс Кэтлин Голайер в 1914-1920 годы. Результаты этих опытов изложены в трёх книгах: "Реальность психических явлений", "Эксперименты в области психической науки", "Психические структуры в кружке Голайер".19 Доктор Кроуфорд умер в 1920 году, оставив в своих трудах бесценные сведения об оригинальных экспериментальных исследованиях, которые, возможно, сыграли не последнюю роль в дальнейшем развитии психической науки.
     Для того чтобы полностью осмыслить его выводы, следует прочесть его работы. Но мы кратко отметим, что по его мнению левитация столов, стуки, доносящиеся из-под пола комнаты, и движение объектов в комнате для сеансов происходили благодаря действию "психических потоков" или, как он называл их в своей последней книге - "психических структур", которые испускало тело медиума. Во время левитации стола эти "структуры" действовали в двух направлениях. Если стол не был массивным, "поток" или "структура" не касалась пола, а "образовывала "кронштейн", аккуратно прикреплённый одним концом к телу медиума, а другим (свободным, рабочим) - к ножкам или к поверхности стола". В том случае, когда стол был массивным, реакция противодействия направлялась не на медиума, а на пол комнаты, образуя нечто вроде подпорки между поверхностью левитирующего стола и полом. Если во время левитации стола женщина-медиум подвергалась взвешиванию, то отмечалось увеличение её веса.
     Доктор Кроуфорд предложил интересную гипотезу о процессе формирования эктоплазмы в кружке Голайер. Уточним, что под "операторами" он подразумевал духов, которые контролировали данное явление: "Операторы воздействовали на разум присутствующих и их нервную систему. Мельчайшие частички, может даже молекулы, психической энергии выводились из нервной системы через запястья, ладони, пальцы или другие части тела участников сеанса. Высвобождённые мельчайшие частицы психической энергии соединялись вместе в значительную силу, которая могла вступать в контакт с любым человеком и действовать на его нервную систему. Поток энергетических частиц "охватывал" всех участников кружка. Поток, постепенно усиливающийся за счёт участников, в наивысшей точке своего напряжения достигал женщины-медиума и заряжал её энергией, затем получив часть её энергии, возвращался к присутствующим, и так далее. В конце концов, когда энергетическое напряжение достигало пика, процесс циркуляции прекращался, и частицы энергии концентрировались в нервной системе медиума, который впредь играл роль резервуара этой энергии. Операторы получали хорошего поставщика энергии нужного им типа, то есть нервной энергии, которая могла действовать из тела медиума - хранилища значительного количества этой материи. Путём нервного напряжения эта энергия могла время от времени выходить из своего резервуара и проявляться на сеансах."
     Может быть, это просто одна из попыток объяснения всего того, что происходило на сеансах, но возможно, что эта гипотеза весьма близка к реальности. В приведённом ниже отрывке из книги доктора Кроуфорда речь идёт о сходстве между ранними и последующими психическими проявлениями и излагается смелая теория, объединяющая все психические явления:
     "Я сравнил облако белого цвета, образующее изучаемые мною структуры, с фотографиями материализованных форм в разных стадиях, полученных на сеансах с различными медиумами всего мира, и пришёл к следующему заключению: вещество структур очень сильно напоминает (если не является её аналогом) ту субстанцию, из которой образованы материализованные фигуры. Фактически не будет преувеличением сказать, что это белое, прозрачное, туманное вещество есть основа всех психических явлений или явлений, возникающих на основании психических закономерностей. Без этой субстанции они просто невозможны. Именно она входит в состав всех возникающих в комнате для сеансов структур. При правильном обращении и использовании эти структуры - те, которые я изучал, или материализованные части тела (руки или лица), - могут войти в контакт с обычными формами окружающей нас материи. По моему личному мнению, эта субстанция может явиться основой и таких особых психических проявлений, как "прямой голос". Явление, известное под названием "фотографии духов", также имеет в основе ту же материю."20
     В то время, как Кроуфорд изучал потоки эктоплазмы в Белфасте, доктор Жэле проверял результаты, полученные на сеансах Евы К., проводя новую серию экспериментов. Затем он опубликовал своё заключение:
     "Вещество, которое выделяет тело медиума, принимает конкретную форму, будучи в начальной стадии аморфным или полиморфным. Это вещество принимает разнообразные формы, но чаще всего более или менее сложные формы частей тела. Мы могли наблюдать: (1) вещество как основу материализации; (2) все стадии развития этого вещества. Его появление предварял поток белых, светящихся хлопьев, размером от горошины до пятифранковой монеты, которые падали повсюду, покрывали чёрное платье медиума, в основном - левую сторону его тела...
     Вещество образовывалось как бы само по себе всей поверхностью тела медиума, особенно активно в местах естественных отверстий на голове и у выступающих частей - макушки, груди и кончиков пальцев. Чаще всего таким местом был рот... Вещество выглядело поразному, появляясь иногда в виде густой субстанции, иногда в виде настоящей протопластической массы, в форме многочисленных тонких нитей, тяжей различной толщины, узких жёстких лучей или широкого обруча, мембраны, лоскута шерстяной или иной ткани неопределённой формы. Наиболее любопытно выглядела растянутая мембрана с пальцеобразными выростами и складками, напоминающая паутину. Перечень форм вещества достаточно велик. В некоторых случаях оно полностью окутывало медиума, как мантия.
     Как правило, вещество было белым, чёрным или серым, но чаще всего белым, возможно потому, что по сравнению с другими этот цвет наиболее заметен. Иногда все три цвета проявлялись одновременно. Можно было наблюдать, как эта субстанция то разрасталась, то уменьшалась в размерах. Прикосновение к ней вызывало разные ощущения: иногда можно было почувствовать холод, липкость и вязкость, реже - сухость и твёрдость... Субстанция обладает подвижностью. Иногда она медленно перемещается вверх и вниз по телу медиума, по плечам, груди, коленям, напоминая своими движениями рептилию. Иногда совершает неожиданные, молниеносные броски. Субстанция возникает и пропадает, как вспышка огня и очень чувствительна прежде всего к свету."
     Мы смогли привести только часть этого мастерски сделанного аналитического описания, принадлежащего перу доктора Жэле. Его финальный абзац посвящён особо важному аспекту проблемы: "В течение всего времени прохождения процесса материализации её продукт формировался в очевидной физиологической и психической связи с медиумом. Физиологическая связь, иногда очень ощутимая, проявлялась в виде тонкого жгута, соединявшего структуру с телом медиума, который можно сравнить с плацентарным жгутом, связывающим зародыша и его мать. Даже если жгут не был виден, физиологическая связь оставалась очень тесной. Каждая форма возникала либо вследствие воздействия эктоплазмы на медиума, либо наоборот. Ощущения медиума находили отражение в эктоплазматических структурах; одним словом, всё доказывало, что эктоплазма является частью выражения личности медиума."
     Читатель уже мог убедиться во всём разнообразии эктоплазматических форм, которые мы перечислили выше. Эктоплазма же во всех случаях в своей основе всегда оставалась одной и той же. Обнародование подобных фактов заставило скептиков утихнуть: они предпочли полностью проигнорировать существование этой странной материи.
     Приехав в Лондон, Ева К. провела тридцать девять сеансов под эгидой О.П.И., но отчёт21 был составлен неубедительно и представлял собой весьма спорный документ. Доктору Шренк-Нотцингу пришлось найти другого медиума, обладающего способностью вызывать проявления эктоплазмы. Результаты походили на те, которые были получены на парижских сеансах. Медиумом выступил простой парнишка, Уильям (Вилли С.) четырнадцати лет. Работая с Вилли С., доктор Шренк-Нотцинг продемонстрировал новый вид материи сотне избранных исследователей, и никто из них не смог отрицать истинность увиденного. Среди тех, кто подписал протокол заседания, были профессора и экс-профессора из Йены, Гейдельберга, Мюнхена, Тюбингена, Упсалы, Фрайбурга, Базеля и других университетов, известные врачи, невропатологи и представители других отраслей науки.
     Убедившись в объективном существовании эктоплазмы в разных проявлениях, мы ещё не в состоянии вызывать эти проявления, когда нам вздумается. Это очень тонкий процесс, которому не всегда сопутствует удача. Так, несколько опытов, проведённых профессорами из Сорбонны, потерпели неудачу. Мы уже установили, что для успешного завершения подобных экспериментов требуется правильный подбор участников и создание необходимых условий как в отношении их душевного состояния, так и в отношении состояния их разума, что более важно, нежели все химические приготовления. Гармоничная атмосфера будет способствовать успеху таких опытов, а невыполнение этого условия может привести к отрицательным результатам, или даже вовсе помешать проявлениям этих структур. В этом и заключается роль духовного начала в образовании эктоплазмы, что отличает её от чисто физического продукта.
     Так что же это за таинственное вещество? Если оно может принимать разную форму, то кто же её определяет? Может быть, разум медиума, впадающего в транс? А может, это порождение воспалённого рассудка самих исследователей или иного разума, независимого и неведомого никому? Экспериментаторы разделились на две школы: материалистическую, которая утверждала, что мы столкнулись со скрытой сверхъестественной способностью человеческого организма, и школу, к которой относится и автор настоящей книги, считающую, что перед нами первое звено в цепи открытий новых законов жизни. Впрочем, мы не открыли ничего нового сверх того, что было известно средневековым алхимикам. Этот очень интересный вывод делает мистер Фостер-Дэмон из Гарвардского университета, который опубликовал серию выдержек из трудов Вона, философа, жившего в середине XVII века.22 Он описывает под названием "пре-материи" или "Меркурия" субстанцию, выделяющуюся из тела и имеющую характеристики эктоплазмы. Это было в те дни, когда исследователи психики подвергались перекрёстной атаке со стороны Католической церкви и пуритан, охотившихся за ведьмами. Поэтому химики того времени имели обыкновение облекать свои открытия в форму иносказаний, что заранее обрекало их на забвение или превращало их в курьёз. Если кто-то может взять на себя смелость и предположить, что в роли оператора выступает Солнце, а в роли объекта - Луна, что Огонь - это не что иное, как месмерическая сила, а Меркурий выделяет эктоплазму, то он вряд ли что-либо поймёт, не имея ключа к этому шифру.
     Автор не раз имел возможность наблюдать эктоплазму, в основном - её испарение и только однажды плотную форму.23 Это случилось на сеансе мадам Биссон и Евы К. Странная и постоянно меняющаяся субстанция возникла в виде полоски материи длиной в шесть дюймов, она напоминала плацентарный жгут, который отходил от тела медиума в районе нижней части живота. Особенно хорошо можно было видеть её при ярком освещении, и автор имел возможность ухватиться за этот жгут пальцами и ощутил живую пульсирующую ткань. Автор не находит никаких причин отрицать этот факт.
     Рассказ об эктоплазме не будет полным без обзора, посвящённого её фотографиям. На фотографиях, сделанных на сеансах Евы, эктоплазма напоминает туманную бахрому паутины, как на снимках, полученных мистером Хоупом и другими фотографами.
     Наиболее рациональным кажется мнение о том, что эктоплазма принимает определённую форму, запечатлённую в памяти. В более простых случаях это может быть впечатление медиума, находящегося в бессознательном состоянии. Иногда мы забываем о том, что в нас тоже есть душа, которая обладает силой, сопоставимой с силой внешнего духа. В более сложных случаях, особенно на психических фотографиях, видно, что в действие приходит какая-то более мощная и целеустремлённая сила, отличная от духа работающего медиума.
     Автор считает, что в будущем человечеству предстоит открыть несколько плазматических форм разной степени активности, что приведёт к возникновению новой науки, лучшим названием для которой будет "плазмология". Он также убеждён, что все психические явления во внешней среде, включая ясновидение, станут предметом исследования учёных-плазмологов. Автор уверен, что все явления такого свойства, происходящие через посредство медиума, имеют один источник. Так, ясновидящий медиум может так же успешно "излучать" подобную субстанцию, которая образует вокруг него особую атмосферу, позволяющую духу проявляться перед тем, кто обладает необходимой силой восприятия. Подобно метеориту, который, пронзая атмосферу Земли, вспыхивает на мгновение, дух, проникающий в психическую атмосферу эктоплазмы, становится заметным для медиума лишь на краткий миг. Подобные рассуждения выходят за пределы известных нам теорий, но Тиндаль показал, как такие гипотезы могут дать ростки истины. Причина, по которой одни люди могут видеть призраков, а другим это не дано, кроется в том, что некоторые призраки при своём проявлении облачаются в покровы эктоплазмы, а другие - нет.
     При этом психические проявления могут сопровождаться ознобом, лихорадкой и даже обмороками, что можно объяснить внезапным ощущением страха или неожиданной слабостью, вызванными психическими проявлениями или самими духами, которые решили показать нам свои силы.
     Исследователи не только рассуждают на подобные темы, но и проводят основательное изучение эктоплазмы, которое предоставит нам прочную базу для дальнейших психических экспериментов. Существование духа в материальной форме невозможно объяснить иначе, как посредством этого учения, соединяющего в себе понятия духовного и материального свойства.
     В 1891 году Стэнтон Мозес, выдающийся экстрасенс своего времени, вынужден был сказать: "Немногое узнал я о методе или методах, при помощи которых возникают материализованные формы с тех пор, как я впервые с ними столкнулся." Жил бы он в наше время, вряд ли сказал бы то же самое. Новые открытия подтвердили верность Учения и обогатили его, предоставив нам, в частности, рациональное объяснение хлопкам и стукам, сопровождавшим первые обратившие на себя внимание психические явления. Было бы преждевременно утверждать, что они могли производиться только одним способом, но по крайней мере установлено, что обычно они были следствием постукивания расширяющегося столба эктоплазмы (не видимого глазу, но ощущавшегося при случайном столкновении с ним) по твёрдым предметам.
     Возможно, что такие столбы являются скорее накопителями энергии, чем её передатчиками, подобно тонкой медной проволочке, пропускающей через себя электрический сигнал, несущий приказ об атаке линейного корабля. В одном из замечательных экспериментов Кроуфорда было установлено, что столбы эктоплазмы исходили из груди женщины-медиума. Он смочил её блузу жидким кармином и затем, обратившись лицом к противоположной стене, попросил духа постучать по этой стене. Стена вдруг покрылась красными пятнами, выросты эктоплазмы показались из каждого пятна. В то же самое время стол слегка накренился, на его поверхности скопилась вся эктоплазма, которую дух позаимствовал у присутствующих и использовал для дальнейшей материализации. Кроуфорд высказал догадку о том, что выросты эктоплазмы должны иметь присоски или когти на конце для того, чтобы цепляться за предметы и разрастаться во всех направлениях. Автор, обратив внимание на это предположение Кроуфорда, постепенно собрал несколько фотографий этих образований, на которых явно видны зазубренные края, которые, повидимому, и служили для указанных Кроуфордом целей.
     Кроуфорд обратил особое внимание на соотношение между весом выделенной эктоплазмы и потерей веса медиумом. Его опыт показывал, что любой медиум теряет вес на сеансе материализации, но особо выдающемуся медиуму удавалось испускать поток эктоплазмы, больший, чем другим. На вопрос: чем одно человеческое существо в этом плане отличается от другого, можно привести самое элементарное сравнение: тем же, чем человек, имеющий музыкальный слух, отличается от того, кто туг на ухо. Подобные особенности личностей следует воспринимать как данность. В экспериментах Кроуфорда обычной для медиума была потеря в весе от 10 до 15 фунтов в течение одного сеанса. Этот вес восстанавливался сразу после того, как эктоплазма исчезала. Известен один необычный случай, когда медиум потерял 52 фунта веса. Кто-то может подумать, что весы были плохо отлажены или отлажены специально таким образом, чтобы ввести в заблуждение присутствующих. Однако можно привести в пример эксперименты Олкотта с братьями Эдди, при которых Олкотт зарегистрировал ещё большие потери веса.
     Существуют и другие особенности эктоплазматических выростов, о которых следует упомянуть. Помехой их разрастанию может стать не только свет (если только в целях эксперимента эктоплазма не была акклиматизирована к постепенному увелинию светового потока), но даже эффект неожиданной вспышки. Он приводит к тому, что вещество возвращается обратно в тело медиума со скоростью резко отпущенного эластичного жгута. Мы утверждаем это, ни в коей мере не основываясь на желании оправдать медиума, застигнутого врасплох: реальность данного факта засвидетельствована многими очевидцами.
     Любое вмешательство в процесс образования эктоплазмы, если только её появление не является результатом мошенничества, должно быть предотвращено, равно как и всякое принудительное действие или применение любого предмета, влияющих на проявление эктоплазмы, так как это не менее опасно, чем внезапное включение света. Автор хотел бы рассказать об одном случае, когда невежественный участник заседания передвинул оловянную трубу, висевшую перед ним во время сеанса. Он передвинул её и никому не сообщил об этом. Женщина-медиум, проводившая сеанс, пожаловалась на боли и недомогание, которые преследовали её несколько дней. Другой медиум показал обширный кровоподтёк на груди, который достигал плеча и появился после того, как незадачливый разоблачитель неожиданно включил электрический торшер, и поток эктоплазмы с силой ударил медиума, пытаясь скрыться в его теле. Автор неоднократно имел случай убедиться в правдивости подобных рассказов, присутствуя при подобных случаях, происходивших на некоторых сеансах. Бедняжке Сюзанне Харрис из Мельбурна пришлось слечь в кровать на целую неделю после таких "опытов".
     Попытки рассказать в одной главе обо всех работах, посвящённых такому глобальному явлению, изначально обречены на провал. Для детального изложения всех проявлений эктоплазмы потребовался бы не один том. Изучение этого странного, неуловимого, изменчивого и всепроникающего вещества из года в год пополняется новыми фактами. Можно предсказать, что если последнее поколение было всерьёз увлечено изучением протоплазмы, то последующее будет изучать её психический аналог. Хочется надеяться, что имя, так удачно присвоенное эктоплазме Шарлем Рише, будет сохранено за ней и в будущем, вместо таких не очень удачных терминов, как "плазма", "телеплазма" и "идеоплазма", которые, к несчастью, получили распространение в наше время.
     Пока я писал настоящую главу, в различных уголках земного шара были засвидетельствованы новые проявления эктоплазмы. Наиболее замечательные из них произошли с Марджери (миссис Крэндон из Бостона), чьи психические силы были подробнейшим образом описаны в одноимённой книге мистером Малкольмом Бердом.24


1 "Essays from Unseen" by G.B.Ermacora, (English translation).
2 "Materialized Apparitions" by E.A.Brackett, p.106.
3 "Beginnings of Seership" by Vincent Turvey, p.55.
4 "Shadow Land" by E.d'Esperance, 1897, p.229.
5 "The Spiritualist", 1873, p.83.
6 "Shadow Land" by E.d'Esperance, 1897, pp. 254-55.
7 "Life and Experience" by E.Dawson Rogers, p.58.
8 "Annals of Psychical Science", Vol. II, p.305.
9 "The Spiritualist", 1873, pp. 82-83.
10 "Materialized Apparitions" by E.A.Brackett.
11 "Annals of Psychical Science", Vol. II, p.273.
12 "Annals of Psychical Science", Vol. II, p.288.
13 Как уже говорилось выше, Марта Беро и Ева К. - псевдонимы Евы Каррьер. (Е.К.)
14 "Thirty Years of Psychical Research" by Ch.Richet, p.508.
15 Mme Juliette Bisson, "Les Phenomenes dits de Materialisation".
16 "Phenomena of Materialisation" by Schrenck Notzing, (English translation).
17 "From the Unconscious to the Conscious" by Gustave Geley, (English translation).
18 Похожие "перчатки" можно увидеть в Психологическом колледже, расположенном в доме 59 по Холланд-парк или в Психическом музее на Виктория-стрит, Эбби-Хауз, в Вестминстере. (А.К.Д.)
19 W.J.Crawford: "The Reality of Psychic Phenomena", 1917; "Experiments in Psychical Science", 1919; "The Psychic Structures at the Goliger Circle", 1921.
20 "The Psychic Structures at the Goliger Circle" by W.J.Crawford, 1921, p.19.
21 "S.P.R. Proceedings", Vol. XXXII, pp. 209-343.
22 Скорее всего, имеется в виду Генри Вон (1622-1695) поэт-метафизик из Уэльса, который опубликовал несколько томов стихов и прозы на метафизические и религиозные темы. Известен своими мистическими взглядами на природу. (Е.К.)
23 Не считая тех случаев, когда он видел настоящие материализованные лица и фигуры. (А.К.Д.)
24 "Margery" by Malcolm Bird.