Эдвард Ирвинг и шейкеры

Глава Вторая

ЭДВАРД ИРВИНГ И ШЕЙКЕРЫ1

     История Эдварда Ирвинга и его участия в движении Спиритизма в 1830 - 1833 годы особенно интересна для тех, кто сделал первый шаг в изучении психических сил. Его деятельность является связующим звеном между деятельностью Сведенборга и Эндрю Джексона Дэвиса.
     Известно, что Эдвард Ирвинг вышел из тех трудолюбивых шотландских семей, которые взрастили немало знаменитостей. В это же время в похожей семье и даже в той же местности воспитывался Томас Карлейль.2 Ирвинг родился в Аннане в 1792 году.
     Проведя юность в усердной учёбе, он постепенно развился в незаурядную личность. Природа одарила его необыкновенными физическими данными: он был гигантского роста и могуч, как Геркулес. Единственным физическим недостатком Ирвинга являлся дефект зрения - один его глаз плохо видел. Этот дефект, как и хромота Байрона, позволяет провести некую параллель между крайностями характеров обоих. Ирвинг обладал острым, решительным и беспокойным разумом. Хотя, надо сказать, что воспитывался Ирвинг в церковной шотландской школе, где провёл свои юные годы. Ученикам школы прививали строгие и отнюдь не передовые взгляды старые ковенанторы3 - сторонники крайнего протестантизма и ярые противники крайнего католицизма, до сих пор ещё отравляющего человеческие души. Поэтому некоторые его умозаключения кажутся странными и противоречивыми. Какое-то время он был последователем ограниченной теологии, но впоследствии отказался от своих взглядов во имя более прогрессивных идей. Для бедного шотландца это стало поистине блестящим перерождением. Он был противником свободомыслия, и даже такие очевидно необходимые меры, как "Билль о реформе",4 принятый в 1832 году, нашёл в его лице решительного противника.
     Этот странный, эксцентричный и сложный человек имел круг единомышленников. В XVII веке люди с подобными взглядами прятались бы в вересковых зарослях Галловея и, возможно, даже вступали в схватки с драгунами5 из Клейверхауза, обагряя свои руки кровью. Но, живя в другую эпоху, он не мог не оставить следа в анналах своего времени. Мы знаем о его трудной юности в Шотландии, о соперничестве с другом Карлейлем в любви к умной и жизнерадостной Джейн Уэльш, о путешествиях и приключениях, где проявилась его необычайная физическая сила, о непродолжительной и, скорее всего, принудительной карьере школьного учителя в Киркелди, о его женитьбе на дочери священника этого городка и, наконец, о том, как он стал помощником великого доктора Чалмерса - самого известного священника Шотландии, чьё управление приходом в Глазго считается самой яркой главой в истории шотландской церкви. В этом качестве Чалмерс достиг такой душевной близости с бедным людом, о которой мог бы мечтать любой священник и без которой невозможно стать цельной личностью.
     В то время маленькая шотландская церквушка на Хаттон-Гарден в Холборне - одном из районов Лондона - лишилась своего пастора и пребывала в упадке. Вакансия была предложена помощнику доктора Чалмерса и после некоторых колебаний принята им. Его эмоциональные и яркие проповеди стали привлекать народ в стены церкви. Неожиданно этот чудаковатый шотландский гигант обрёл популярность. Улицу бедного района каждое воскресное утро запруживали экипажи. Известные всему Лондону леди и джентльмены теснились в жалких стенах церквушки, не обращая внимания на убогие условия. Совершенно очевидно, что такая популярность не могла сохраняться долгое время. Возможно, привычка священника толковать Священное Писание в течение полутора и более часов оказалась изнурительной для слабых англичан, в отличие от обитателей северного Твида.6 Наконец, церковь переехала в более просторное помещение на Риджент-сквер, вмещавшее 2000 человек. Хотя нашлось достаточное количество стойких поклонников старой церкви и новые стены не пустовали, интерес к проповеднику всё же поутих. Будучи не только красноречивым, но также трудолюбивым и добросовестным пастором, Ирвинг много делал для блага мирян, особенно бедной части своей паствы. Он был всегда готов в любой час дня и ночи последовать туда, куда призывал его долг.
     Вскоре, однако, между ним и авторитетами Церкви произошёл раскол. Причиной стал спор, переросший в теологический диспут и принёсший миру больше вреда, чем эпидемия оспы. Началось всё с вопроса, мог ли Христос совершить смертный грех или его духовная сфера целиком и полностью закрыта для физических искушений? Участники спора утверждали, что соединение такого понятия, как смертный грех, с именем Христа - есть не что иное, как богохульство. Проповедник же отвечал, имея на то свои причины, что коли Христос устоял перед искушением совершить смертный грех (которому он подвергался), потому только, что обладал достаточной силой сопротивления ему, то его земная участь отличалась от той, которая уготована простым смертным, а потому его добродетель достойна меньшего восхищения. Тема обсуждалась в Лондоне со всей серьёзностью и во всех деталях, после чего церковные иерархи закрыли диспут, заявив о полной бездоказательности точки зрения пастора. Однако с оговоркой, что в случае, если прихожане безоговорочно примут доказательства пастора или выдвинут свои, хотя и не квалифицированные, ему будет разрешено проигнорировать официальное осуждение своих собратьев по Церкви.
     Но главный "камень преткновения" для Ирвинга был впереди. Именно этот "камень" сделал его имя бессмертным, как и имена всех, кто внёс свой вклад в решение спорных вопросов, связанных со спиритическим движением. Изначально было ясно, что Ирвинга интересовали библейские сказания, особенно смутные образы и ужасные видения, посещавшие Св.Иоанна, и странные пророчества Даниила, который не только предсказывал события будущего, но и указывал даты их свершения. Ирвинг много размышлял о страшных днях, предваряющих Второе Пришествие Господа. Многие его современники (в 1830 году и позже) тоже "блуждали" среди мрачных домыслов и спекуляций на эту тему. Среди них был и богатый банкир по фамилии Драммонд, владевший большим загородным домом в Элбери, неподалёку от Гилдфорда. В этом доме время от времени собирались люди, изучавшие "Библию". Они устраивали диспуты и обменивались мнениями, порой проводя в доме целые недели и прерывая занятия только на время завтрака и ужина. Эта группа называла себя "Элберийские пророки". Глубоко взволнованные политическими событиями, приведшими к принятию "Билля о реформе", все они полагали, что происходящие вокруг перемены пошатнули основы общественного устройства. Трудно представить, какую реакцию вызвали бы у них события Великой войны.7 Доживи они до тех дней, наверняка заверяли бы всех, что конец уже близок, и увлечённо выискивали бы доказательства приближающейся катастрофы, сплетая смутные и зловещие пророчества в духе фантастических рассказов.
     И вот, наконец, на горизонте монотонно текущей человеческой жизни со всеми её перипетиями стали возникать странные явления. Существовала легенда о том, что духовное наследие прежних дней может проявляться в последующих поколениях. Так, по всей видимости, и случилось, когда человечество вновь обрело способности к забытым языкам. Это началось в 1830 году в западной части Шотландии, и в числе первых одержимых потусторонними силами людей были Кэмпбелл и Мак-Дональд. Известно, что кипучая кровь кельтов всегда была более восприимчивой к влиянию духов, чего не скажешь о тевтонской крови, текущей в наших жилах. Сначала "Элберийские пророки" долго напрягали свои умы, затем прибыл посланник от церкви пастора Ирвинга для расследования и дальнейшего доклада. Посланник воспринял происшествие как реальный факт. Оба - и мужчина, и женщина - имели хорошую репутацию, особенно женщина: окружающие охарактеризовали её чуть ли не как святую. Их странная речь на непонятном языке время от времени прерывалась демонстрацией чудес исцеления и другими проявлениями потусторонних сил. Это не было мошенничеством: происходящее переносило зрителей во времена апостолов. Верующие с нетерпением ожидали дальнейшего развития событий, которое не заставило себя долго ждать.
     На этот раз это случилось в стенах церкви самого Ирвинга. В июле 1831 года разнёсся слух о том, что с некоторыми членами церковной общины произошло нечто подобное, причём в их собственных домах. Несколько похожих случаев имели место прямо в ризнице или других уединённых местах. Пастор и его приближённые были поставлены этими событиями в тупик и подумывали о временном запрете на публичные собрания. Вопрос разрешился сам собой после проявления потусторонней силы. В октябре того же года обычное течение церковной службы прервал странный, неистовый крик. Он раздался так неожиданно и с такой силой, что в церкви произошла паника. Если бы не гигант-пастор, воскликнувший громовым голосом: "О, Господи! Уйми смятение народа!", то разыгралась бы трагедия. Происшествие вызвало массу слухов и сплетен в среде консервативно настроенной публики. События стали сенсацией дня, и газеты пестрели заметками, высказывавшими далеко не объективные суждения.
     Это были звуки мужского и женского голосов, напоминавшие скорее невразумительный шум. Даже внимательно прислушавшись к нему, можно было сказать только то, что оба голоса кричали на каком-то неизвестном языке. "Неожиданно раздались скорбные и неразборчивые звуки", - говорили одни. "Это был какой-то ураган звуков", - описывали свои впечатления другие. "Такой шум не способны воспринимать женские уши", "звуки обрушились на нас с ужасающим грохотом", - говорили третьи. Многие, однако, находились под большим впечатлением от этих голосов, среди них - и сам Ирвинг. "Была в этих голосах какая-то сила, вызывающая трепет сердец и духовное благоговение, которого я не испытывал никогда раньше. Было в них то величественное и неослабевающее великолепие, которого я никогда не слышал. Это было настолько похоже на одно из тех древних примитивных песнопений кафедральной службы, что заставило меня подумать о связи с Амвросием."8
     Вскоре к "урагану неразборчивых звуков" добавились вполне понятные английские слова. Обычно они принимали форму отдельных восклицаний или молитв, не указывающих на причину своего происхождения, и исторгались в неподходящее время и помимо воли говорившего. В некоторых случаях одержимый попадал под довольно длительное воздействие этих сверхъестественных сил и под их влиянием произносил целые речи, излагая закономерности учения Церкви в крайне догматической форме и вынося порицания, нередко направленные против личности многострадального пастора.
     Вполне возможно, что эти силы имели психический характер, но поскольку оне развились на почве ограниченной и фанатичной теологии, то были заранее обречены. Даже религия Сведенборга по причине своей ограниченности не могла в полной мере воспринимать проявление духовных сил в неискажённой форме. Что же говорить об учении, не выходящем за узкие рамки догм шотландской церкви, где любая правильная мысль искажалась самыми фантастическими текстами. "Новым вином не заполняют старые мехи." Будь это откровение более ясным и полным, оно, вне всякого сомнения, облегчило бы восприятие последующих посланий, полученных в других формах, и каждое новое проявление потусторонних сил предваряло бы и поясняло последующее. Но ничто не развивается на основе хаоса. Учения, не признававшие общепринятые религиозные догмы, считались дьявольскими, а их приверженцев клеймили как еретиков, более того, кое-кто из них убеждали самих себя в том, что они одержимы дьяволом и что речи их - дьявольские. Главная причина этой одержимости, по их мнению, крылась во внутренней борьбе с собственными духовными убеждениями, которую они вели. Нам же подобное объяснение напоминает скорее попытку оправдаться в собственных глазах. Так или иначе, они вступили на скользкий путь пророчества и были смущены тем, что их собственные предсказания так и не сбылись.
     Некоторые из заявлений этих "одержимых", перечеркнувшие их прежние религиозные убеждения, казалось, могут заслужить серьёзное уважение более просвещённых потомков. Так, один из убеждённых поклонников "Библии" в своей речи на собрании Библейского общества отмечал: "Эти речи - проклятие, посланное на землю для того, чтобы закалить Дух Господень и Слово Господне." Так или иначе, но проявление потусторонних сил в виде высказываний совершенно не зависело от того, кто их произносил. Данное обстоятельство прекрасно согласуется с положениями современного спиритического учения. В течение какого времени эти послания можно было считать священными? Да сколь угодно долго, как и любую другую теорию, включая теорию материализма. Ниже вы убедитесь в этом сами.
     Одним из основных выразителей духа стал некий Роберт Бакстер, но не тот Бакстер, чьё имя через тридцать лет свяжут с известными пророчествами. Наш Роберт Бакстер был, по всей вероятности, обычным горожанином, твёрдо стоявшим на ногах. Для него Священное Писание являлось неким сводом законов, где каждая фраза имеет своё определённое значение и ценность - особенно те фразы, которые укладывались в традиционную схему его религиозных представлений. Он был благородным человеком с неугомонной совестью, которая постоянно беспокоила его по мелочам и в то же время делала непреклонным в том главном, на чём строились его убеждения. Этот человек находился под сильным спиритическим влиянием: он сам отмечал, что "его устами говорила сила". Согласно Бакстеру, 14 января 1832 года следовало считать началом того самого мистического периода продолжительностью в 1260 дней между Вторым Пришествием Христа и Концом Света. Такое предсказание должно было привлечь внимание Ирвинга. Но к тому времени Ирвинг покоился в могиле, а Бакстер уже отрёкся и от обманувших его голосов, и от собственного ложного предсказания.
     Бакстер написал памфлет с претенциозным названием: "Повествование о фактах, объясняющих сверхъестественные проявления среди членов церковной общины Ирвинга и произошедшие с другими отдельными лицами в Англии и Шотландии, а также некогда и с самим автором".9 Духовная правда не могла более пронизывать этот разум, подобно тому, как поток света проходит через призму. Бакстер допускал существование многих вещей явно неестественной природы, путая порой истинные явления со спорными и даже с явно сфальсифицированными. Целью памфлета было отрицание злого умысла у его невидимых наставников - только таким образом он мог вернуться в лоно единой шотландской церкви. Стоит отметить, однако, что другой член общины Ирвинга написал ответный памфлет с ещё более длинным названием, в котором доказывал, что Бакстер прав только в том, что он был побуждаем духами, и ошибался, пытаясь путём самообмана оправдать свои заключения. Памфлет интересен тем, что содержит письма разных людей, обладавших даром забытых языков. Они написаны серьёзными и разумными людьми, не способными на какой-либо обман.
     Что бы сказал в наше время об этих явлениях беспристрастный исследователь психических явлений? Автор же считает, что это был действительно поток психических сил, а истинное значение их проявления ограниченная сектантская теология старательно принижала и сглаживала с помощью аргументации, за которую можно только упрекнуть использовавших её фарисеев. Если бы автор мог отважиться на высказывание собственного мнения, то он бы сказал, что наиболее восприимчивым к спиритическому учению является тот основательный тип человека-труженика, который идёт своим путём, невзирая ни на какие ортодоксальные вероучения. Только его пылкий и восприимчивый разум может служить "чистым листом", на котором "отпечатается" точное и свежее впечатление от вторжения психических сил. Такой человек станет достойным и любимым чадом учения о загробном мире, способным воспринять все другие разновидности Спиритизма. Это не отрицает того факта, что благородство характера может превратить даже способного на компромисс человека в более последовательного адепта учения, чем любой ортодоксальный спирит. Область Спиритизма очень обширна и затрагивает все разновидности христианства, мусульманства, индуизма и парсизма10. Но одних только контактов с духами недостаточно - этой точки зрения подсознательно придерживаются даже многие дикие племена: мы нуждаемся в нравственных заветах, и если расцениваем Христа как милосердного учителя или как Божественного посланника, то не можем отрицать, что его этическое учение в той или иной форме, даже вне связи с его именем - имеет существенное влияние на человеческую мораль.
     Однако мы отклонились от темы. Голоса из 1831 года - проявление истинной психической силы, определённая спиритическая закономерность, каждый раз искажаемая при восприятии подобных сообщений медиумами, представляющими различные религиозные секты. Закономерно и то, что самонадеянные, высокомерные люди, использующие великие имена и пророчества для высмеивания самих пророков, всегда становились мишенью мира духов. К ним относились и те авторитеты Церкви, которые нападали на паству Ирвинга и действовали то на пользу ей, то во вред, в зависимости от выбранного "орудия нападения".
     Церковный союз, расшатанный цензурой священников-оппонентов, не вынес новых испытаний и распался. Это явилось значительным событием в дальнейшей истории церкви. Здание церкви было передано её попечителям, и Ирвингу с соратниками пришлось заняться поисками нового помещения. Они нашли прибежище в здании, используемом Робертом Оуэном11 - социалистом и филантропом, сторонником свободомыслия. Через двадцать лет он станет одним из новообращённых в лоно Спиритизма. Здесь, на Грейз-Инн-роуд, Ирвинг занялся сплочением своих рядов. Нельзя отрицать, что церковь, организованная им,12 со своими старейшинами, священниками, проповедями и пророчествами, была лучшей из когда-либо существовавших разновидностей обычной Христианской церкви. Если бы души Петра и Павла переселились в Лондон, их бы мог смутить или даже привести в ужас вид собора Св.Павла или Вестминстерского аббатства, но они определённо чувствовали бы себя уютно в атмосфере общины ирвингитов. Мудрый Ирвинг считал, что Бог более доступен для общения несметному количеству ангелов. Отношение людей и духов всех времён к первоосновам различно, но и те и другие борются за распространение милосердия как среди людей, так и среди духов. Именно на это и рассчитывал Ирвинг, создавая свою секту: он рассматривал такой порядок вещей как основу устройства мира. Были времена, когда он весьма смутно осознавал свои цели, сетуя на упорного борьбу с Апполионом13 подобно Баньяну14 и другим старым пуританам.15 Апполион был мятежной душой, и духовная борьба происходила не между понятиями веры и смертного греха, а между тьмой унаследованных догм и светом неотъемлемого и инстинктивно воспринимаемого божественного завета, осуждающего человеческую глупость.
     Ирвинг сумел выстоять и успешно пережить сильнейший кризис. Его споры с маститыми теологами и непокорными членами собственной паствы сегодня воспринимаются нами, как нечто тривиальное и малозначащее. Для него же - человека пылкого, серьёзного, ищущего - дискутируемые вопросы были жизненно важны. На взгляд людей ограниченных его секта не представляет особого интереса, но для Ирвинга с его происхождением и образованием, шотландская церковь была ковчегом Господа, а он сам - усердным и преданным Его чадом, следующим заветам Отца. Ирвинг всегда стремился вперёд в поисках Врат Спасения, перед которыми ему суждено было предстать только в момент смерти. Он ощущал себя веткой единого большого дерева, и вот эта ветка увяла. Такое сравнение достаточно точно: едва достигнув средних лет, гигант поник и состарился. Его величественная фигура сгорбилась, щёки потускнели и стали впалыми, глаза горели мрачным лихорадочным огнём, словно сжигавшим его изнутри. Он работал до самого смертного часа и со словами: "Если я умираю, то умираю с Богом", - его душа отошла в облаке золотистого света. Утомлённый разум Ирвинга нашёл успокоение, тревожный дух обрёл мир и покой, которые никто ещё не находил при жизни.
     Кроме истории церкви Ирвинга следует упомянуть и о других проявлениях потусторонних сил, непосредственно связанных с эпизодом, который произошёл позже в Гайдсвилле. Это было настоящее нашествие психических сил в американской общине шейкеров, заслуживающее пристального внимания.
     Часть этих добрых людей относилась к братству квакеров,16 позже в их ряды влились беженцы из Севеннских гор во Франции, искавшие в Англии убежища от преследований Людовика XIV. Даже в Англии их жизни угрожали фанатики, и они были вынуждены эмигрировать в Америку, где как раз шла война за независимость. Они осели в разных местах, образовав коммуны и ведя трезвый и целомудренный образ жизни. Неудивительно, что когда облако психических сил опустилось на грешную землю, то оно в первую очередь нашло отклик в этих альтруистических коммунах. В 1837 году таких коммун, в той или иной степени "одержимых" новой вспышкой психических сил, насчитывалось порядка шестидесяти. Оне ни с кем не делились своим опытом и, как впоследствии поясняли старейшины коммуны, если бы они и рассказали о происшедшем кому-либо, то были бы немедленно помещены в Бедлам.17 Однако позже вышли в свет две книги, основанные на их опыте: "Духовный свиток" и "Священная мудрость".18
     Явления психических сил начинались обычно с криков, предупреждающих об опасности, после чего почти вся коммуна попадала в их власть. Каждый, будь то мужчина или женщина, мог вступить в общение с духами. "Незваные гости" сначала спрашивали разрешения, а потом являлись и именно в тот момент, когда члены коммуны не работали. Главными "гостями" были духи краснокожих индейцев, зачастую являвшиеся целым племенем. "Один или два индейских вождя появлялись в комнате, прежде постучав и спросив разрешения войти. После того, как разрешение было получено, племя заполняло весь дом, и повсюду раздавалось гиканье." Эти гикающие звуки издавали сами члены коммуны шейкеров. Под воздействием духов индейцев они вдруг начинали разговаривать между собой на индейском наречии, исполнять индейские танцы, что доказывало одержимость всех присутствующих силами духов краснокожих гостей.
     Кто-то может задать вопрос: почему североамериканские аборигены сыграли такую большую роль в начальный и в последующие периоды развития Спиритизма? Только немногие из физических медиумов как в Англии, так и в Америке не имеют изображения вождя краснокожих индейцев, которое хотя бы изредка не использовалось ими в психических опытах, не хранят локоны с его скальпа или что-то из его одежды. Это одна из неразгаданных до сих пор тайн. Мы можем с определённостью утверждать, основываясь на собственном опыте, что подобные духи очень могущественны и могут быть источником физических явлений, но они никогда не становились выразителями высших идей, которые пришли к нам от духов из Европы или с Востока. Физические явления до сих пор имеют важное значение, привлекая внимание критиков Спиритизма. Часть явлений, связанная с индейцами, очень существенна. Неоднократно наблюдалось, что люди сильного типа, живущие в единении с природой, в духовной жизни особенно тесно связаны со стихийными проявлениями психических сил. Трудно поверить, что организатором и наставником духов аборигенов являлся дух известного авантюриста Генри Моргана19 - бывшего губернатора Ямайки, получившего этот пост во времена правления Карла II. Хоть эта информация и не основана на неопровержимых доказательствах, она бесценна для современного состояния наших знаний. Подобную информацию следует накапливать, ведь рано или поздно она может помочь исследователю в раскрытии неразгаданных тайн и в познании истории движения. В мире духов Генри Морган реально существовал под именем Джона Кинга. Лишь немногим из спиритов незнакомо его массивное бородатое лицо и властный голос. Что же касается индейцев - его коллег или подчинённых, то можно предположить, что им - детям природы - лучше всех были известны все её секреты, чем не могли похвастать более цивилизованные расы.
     Этот рассказ может показаться отступлением от истории шейкеров, но перед исследователем постоянно возникают проблемы в виде беспорядочного нагромождения новых и порой необъяснимых фактов. К сожалению, в голове исследователя нет специального хранилища, где можно было бы разместить все эти факты. Поэтому автор попытается, насколько это возможно, отразить свой собственный опыт или опыт тех, кому он доверяет, и осветить данный вопрос способом, наиболее доступным для понимания. Или, по крайней мере, дать представление о закономерностях, характеризующих связи мира духов с нашим миром. Помимо всего, исследователь должен навсегда отказаться от идеи, что лишённые плоти существа непременно благоразумны и сильны. Они так же отмечены индивидуальностью и так же зависимы от обстоятельств, как и мы. Примером такой зависимости можно считать их неспособность проявлять себя посредством чуждой им субстанции, то есть материи.
     Среди шейкеров особо выделялся человек по имени Ф.У.Эванс, обладавший выдающимися умственными способностями. Он дал очень чёткую и любопытную оценку случившемуся (любознательные читатели могут отыскать её в "Нью-Йорк дейли график" ("New York Daily graphic") от 24 ноября 1874 года; более полный вариант был использован полковником Олкоттом в книге "Жители загробного мира".20
     После того, как улеглись первые волнения, вызванные вторжением духов, мистер Эванс и его коллеги попытались осознать значение этого события. Они пришли к заключению, что анализ явления следует разделить на три стадии. Во-первых, исследователь должен доказать реальность происшедшего. Во-вторых - выяснить, чем руководствуется самый смиренный дух, передавая людям сообщение о собственном опыте переселения души из тела в загробный мир. Третья стадия была определена как стадия миссионерства и предполагала практическое использование полученного духовного опыта в человеческой жизни. Шейкеры пришли к неожиданному выводу о том, что индейцы пришли не поучать их: они сами нуждались в учении. Похожие случаи происходили и позже во многих спиритических кружках, где появлялись тихие, неразвитые духи, нуждающиеся в информации о том, что происходит в нашем мире: они пытались найти в этих кружках настоящих учителей. Кто-то может спросить: почему более развитые духи не могли обучить их? Автор получил следующий ответ: "Эти духи ближе к вам, чем к нам. Только вы можете помочь нам исправить все наши промахи."
     Это свидетельство того, что добрые шейкеры никогда не сталкивались с высокоразвитыми духами, возможно, они просто не нуждались в их руководстве. Их "гости" находились на более низком уровне развития. Визиты продолжались семь лет. Прежде чем уйти, духи предупредили "гостеприимных хозяев" о своём уходе и сказали, что они обязательно вернутся в мир людей, с одинаковой лёгкостью посещая дворцы вельмож и простые сельские дома. Уже четыре года спустя в Рочестере произошла нашумевшая история со стуком в доме семьи Фокс. Едва это произошло, старейшина Эванс с другими шейкерами посетил Рочестер и встретился там с Фоксом. Их путешествие было встречено невидимыми силами, которые предсказали своё скорое возвращение, с большим энтузиазмом.
     Заслуживает упоминания одно замечание старейшины Эванса. Когда ему задали вопрос: "Не думаете ли вы, что ваш опыт во многом похож на опыт монахов и монахинь средневековья?", он ответил совсем не так, как ожидали задавшие вопрос. Возможно, они предполагали услышать следующий ответ: "Наш опыт имеет ангельскую природу, а опыт средневековья - дьявольскую", но он ответил искренне, продемонстрировав присущую ему широту мышления: "Конечно, да. Существует единственное правильное объяснение всех подобных событий, происходивших во все века. Видения Св.Терезы, например, имели духовную природу." Когда его спросили, принадлежат ли магия и некромантия к одному и тому же классу явлений, он ответил: "Да, в тех случаях, когда спиритизм используют в корыстных целях." Невероятно, но современным мудрецам есть чему поучиться у этих людей, живших почти век назад.
     Замечательная женщина - госпожа Хардиндж-Бриттен автор книги "Современный американский Спиритизм"21 рассказала в ней о своём тесном общении с коммуной шейкеров и об их впечатлениях, полученных от посещения коммуны духами. С них торжественно началась новая эра выдающихся открытий, имеющих материальную и духовную ценность. Это - наиболее замечательное явление, сыгравшее заметную роль в истории движения. На золотых приисках Калифорнии за короткое время произошёл целый ряд событий, связанных с психическими проявлениями аналогичной силы и значимости. Сведенборг с его учением о сообщении двух миров, возможно, стал бы оспаривать то, что каждый из них является дополнением другого.
     История о шейкерах связывает первые работы Сведенборга с деятельностью Дэвиса и сестёр Фокс. Мы переходим к описанию этих событий и доказательству их тесной связи с дальнейшим развитием современного психического движения.


1 Шейкеры (или трясуны) - американская секта, члены которой практиковали жизнь в общинах и соблюдали обет безбрачия. Движение шейкеров (или трясунов) зародилось в Англии в 1747 году. В С.Ш.А. первая секта появилась в 1776 году. Пик расцвета секты приходится на 1840-60-е годы. Шейкеры вели независимый образ жизни, их собрания сопровождались своеобразными церемониями, танцами, возгласами; часто члены общины впадали в состояние транса, что, по их убеждению, являлось сошествием Святого Духа и доказательством его существования. (Й.Р.)
2 Томас Карлейль (1795-1881) - английский философ и историк, пропагандировал немецкую идеалистическую философию и романтизм, близкий к пантеизму. История общества, согласно его учению, - это биографии великих людей. Карлейль - сторонник исторического круговорота теорий. Конан-Дойль необычайно высоко ценил его идеи и творчество. (Й.Р.)
3 Сторонники Национального соглашения, правили Шотландией с 1638 по 1651 год. Во время Реставрации ковенанторами называли тех, кто противостоял епископату и некоторым догматам шотландской церкви и подвергался за это гонениям со стороны англичан за свои религиозно-националистические выступления. Голландия поставляла сторонникам движения деньги и оружие. Современные историки сравнивают шотландских ковенанторов с IRA (Ирландской освободительной армией). (Е.К.)
4 Один из трёх законодательных актов, регулирующих систему выборов в Британии. Первый из них принят правящей партией вигов в марте 1831 года и отменён месяц спустя победившей партией тори. (Е.К.)
5 Английские полицейские, направлявшиеся правительством в Шотландию для поддержания порядка. Со стороны шотландских ковенанторов возникло противостояние, подобное партизанской войне, развернувшейся в вересковых зарослях Шотландии. (Е.К.)
6 Река в Шотландии.
7 Речь идёт о Первой Мировой войне (1914-18 гг.) (Е.К.)
8 Амвросий Медиоланский (340-397) - епископ, который способствовал введению в западноевропейскую певческую практику восточных музыкальных форм. Амвросианские гимны ("Те Dеum", "Deus creator omnium") написаны на стихотворные формы античной поэзии. Названное его именем амвросианское пение - пение Миланской (Медиоланской) церкви - древнейший вид хорового искусства в Христианской церкви. Наиболее ранние его произведения относятся к ХI-ХII векам. (Е.К.)
9 "Narrative of Facts Characterising the Supernatural Manifestations, in Members of Mr.Irving Congregation, and other Individuals, in England and Scotland, and formerly in the Writer Himself" by Robert Baxter.
10 Одна из поздних форм древнеиранской дуалистической религии, создание которой приписывается пророку Зороастру (Заратустре). Главное её содержание - учение о постоянной борьбе в мире двух противоположных начал: добра и зла. Потомки приверженцев Зороастра бежали из Персии в Индию в Х веке от преследований мусульман и образовали коммуны в Бомбее и его окрестностях.
     Как и зороастризму, парсизму присущи идеи о загробном воздаянии, последнем суде и воскресении мёртвых, о рождении Девой грядущего Спасителя, оказавшие большое влияние на Христианство и Иудаизм. (Е.К.)
11 Роберт Оуэн (1771-1858) - английский социалист-утопист, последователь рационализма, атеист. (Е.К.)
12 В 1832 году шотландским священником Эдвардом Ирвингом и членом Британского парламента Генри Драммондом была основана религиозная секта ирвингитов. Члены этой секты верили во второе пришествие Христа. Собираясь возродить ранние церковные апостольские организации, секта частично следовала общекатолической церковной практике. Её влияние было достаточно сильным вплоть до конца ХIХ века. (Е.К.)
13 Апполион (греческая калька древнееврейского слова "аваддон (абаддон)" - уничтожение, прекращение бытия ("Кн.Иова", 28, 22; "Книга Притчей Соломоновых" 15, 11). В "Откровении Св.Иоанна" (9, 11) - имя ангела бездны. (Е.К.)
14 Роберт Баньян (1628-1688) - английский пуританский писатель, служил в парламентской армии, впоследствии стал баптистским проповедником. После Реставрации осуждён за отправление баптистских религиозных служб, провёл 12 лет в заключении. Автор книги о Спиритизме "Эра милосердия". (Е.К.)
15 Представители крайнего крыла протестантского движения в Англии в ХVI- ХVII веках. (Е.К.)
16 От англ. quakers (букв. - "трясущиеся"); самоназвание - Общество друзей. Секта нонконформистов, образованная в Англии Джорджем Фоксом, принявшим сан священника в 1647 году. Отвергала формальные обряды в богослужении. Подвергалась гонениям. В настоящее время секта действует в С.Ш.А., Великобритании и странах Восточной Африки. (Е.К.)
17 Сокращенное название Королевского госпиталя в Бетлеме, основанного в 1247 году; первая психиатрическая больница в Англии. (Е.К.)
18 "The Sacred Roll", "Holy Wisdom".
19 Морган, сэр Генри (1635-1688) - пират из Уэльса. Один из первых колонистов на Ямайке, принимавший участие в борьбе с испанскими завоевателями острова. Назначен губернатором Ямайки. (Е.К.)
20 "People from the Other World" by Henry Olcott.
21 "Modern American Spiritualism" by Emma Hardinge Britten.