П Р И Л О Ж Е Н И Я  К главе IV СВИДЕТЕЛЬСТВА ПРЕЖНИХ ЖИЛЬЦОВ

П Р И Л О Ж Е Н И Я

     К главе IV
     СВИДЕТЕЛЬСТВА ПРЕЖНИХ ЖИЛЬЦОВ
     "ДОМА С ПРИВИДЕНИЯМИ" В ГАЙДСВИЛЛЕ

Показания миссис Энн Пулвер:

     "Я иногда работала у супругов Белл, которые занимали дом в 1844 году. Они частенько приглашали меня. Моей основной обязанностью была уборка жилых комнат. Однажды утром, когда я пришла в дом, миссис Белл пожаловалась мне на дурное самочувствие - она плохо спала прошлой ночью. Когда я спросила её о причинах, она ответила, что ею вдруг овладело необъяснимое беспокойство; ей показалось, будто кто-то ходит из комнаты в комнату. Она разбудила мистера Белла и попросила его плотно закрыть все окна, чтобы чувствовать себя спокойнее. Я спросила, что она думает по этому поводу. Она ответила, что это могли быть крысы. Позднее она опять упоминала о шуме в доме, но так и не назвала источника этого шума."

Показания мисс Лукреции Пулвер:

     "Я прожила вместе с семьёй Белл в этом доме целую зиму. Я работала на них неполный рабочий день, накрывала на стол и уходила в школу. Так я прожила с ними почти три месяца. Вечерами я часто слышала стук в спальне, доносившийся из-под кровати. Я слышала его неоднократно и по ночам, когда мне приходилось ночевать в этой спальне. Я припоминаю, как однажды ночью мне показалось, что кто-то бродит в кладовой. Кладовую от спальни отделяла лестница.
     Однажды со мной ночевала мисс Аврелия Лоузи. Ночью она вставала и закрывала окна и двери. Ей показалось, что кто-то ходил сначала в кладовой, затем спустился в погреб, где и затих. Причём в доме никого не было, кроме нас и моего маленького брата, который спал в одной комнате с нами. Я думаю, что это было часов в 12 ночи. В 11 часов мы ещё не спали, а после того, как услышали шум, вообще не смогли заснуть. Мистер и миссис Белл уехали отдыхать на Берлинское озеро и должны были возвратиться на следующий день."

     Эти воспоминания доказывают, что владельцы дома слышали странные звуки уже в 1844 году. Другая семья, по фамилии Уикмэн, проживала в доме с 1846 по 1847 год. Им также пришлось столкнуться со странными явлениями.

Показания миссис Ханны Уикмэн:

     "Я была наслышана о таинственных шумах, беспокоивших прежних владельцев дома, в котором сейчас проживает мистер Фокс. В течение полутора лет мы занимали этот дом, прежде чем переехали в другое место. Целый год мы имели возможность слышать тот же стук: казалось, что он доносился из-за двери. Я уже лежала в постели, когда мой муж подошёл к двери, чтобы выяснить, кто стучал, но за дверью никого не оказалось. Как только он лёг в постель, стук повторился снова. Он снова подошёл к двери и оставил её открытой. Эта история разозлила его; он подумал, что это балуются соседские дети, и сказал: "Они могут стучать сколько угодно, но я не позволю себя дурачить", или что-то в этом роде. Вдруг снова постучали в дверь, муж поднялся, подошёл к двери и вышел на улицу. Я просила его не выходить, так как боялась, что кто-нибудь может напасть на него. Но он не послушал меня, а когда вернулся, то сказал, что никого не видел. Всю ночь продолжались эти стуки. Мы не можем объяснить, кто это делал и что это было такое: казалось, что кто-то ходил в погребе. Но дом был старый, и мы подумали, что где-то могли отвалиться доски, которые стучали, раскачиваемые ветром.
     Через несколько дней одна из наших маленьких дочерей, спавшая в спальне, откуда доносились странные звуки, разбудила нас ночью громкими криками. Мы с мужем и наша прислуга вскочили с постелей и побежали в спальню дочери. Она сидела на кровати, плакала и кричала, и нам пришлось долго её успокаивать, прежде чем она смогла объяснить нам, что произошло. Она рассказала, как что-то пронеслось над её головой, но она не может сказать, что именно. Она говорила, что испугалась после того, как это нечто коснулось её лица. Она была очень сильно потрясена. Часы показывали половину первого ночи. Мы взяли её к себе в спальню, я долго укачивала её, так как она никак не могла уснуть. Прошло ещё несколько дней, прежде чем мы снова уложили её спать в ту же спальню. Ей было в то время восемь лет.
     С тех пор странные явления больше не повторялись, но муж говорил мне, что однажды ночью ему почудилось, будто кто-то позвал его по имени, однако он не понял, откуда доносился этот голос. В ту ночь меня не было в доме (я осталась на ночь у больной подруги, чтобы присмотреть за ней). В то время нам и в голову не приходило, что дом могут посещать духи...

Подпись: Ханна Уикмэн
11 апреля 1848 года."

Показания Майкла Уикмэна:

     "Я муж Ханны Уикмэн. Мы проживали в доме, который сейчас занимает мистер Фокс и в котором, по его словам, время от времени случаются странные вещи. Мы жили в том доме около полутора лет. Однажды вечером, около полуночи, я услышал стук. Мне показалось, что кто-то стучит к нам в дверь. Я не ответил как обычно: "Войдите", а подошёл к двери и открыл её. За дверью никого не было, но как только я снова улёгся в постель, стук повторился. Я быстро вскочил с постели, так же быстро подбежал к двери, но никого за ней не нашёл и снова лёг с мыслью о том, что кто-то глупо шутит со мной. Через несколько минут в дверь постучали. Тут я решил основательно разобраться в чём дело, встал и вышел за дверь. Я обошёл вокруг дома, внимательно вглядываясь в темноту, но никого не обнаружил. Тогда я решил притаиться за дверью, предварительно закрыв её на щеколду, думая, что смогу схватить шутника. Через пару минут в дверь постучали, я даже чувствовал её дребезжание. Мгновенно распахнув дверь, я выскочил на улицу, но там никого не было. Я снова обошёл весь дом снаружи, но всё было безрезультатно. Моя жена просила меня не выходить, испугавшись нападения. До сих пор я не нахожу никаких объяснений этому странному событию."

     Далее Майкл Уикмэн также ссылается на случай, произошедший с его маленькой дочерью, и продолжает:

     "Ночь спустя, опять же около полуночи, я проснулся от того, что кто-то явственно позвал меня по имени. Казалось, что голос доносился из южной части дома. Я сел на постели и прислушался, но больше ничего не услышал. Я остался в постели, но не мог заснуть и всё ждал, что кто-то позовёт меня вновь. Жены в ту ночь не было дома. Позже, когда я рассказал ей об этом, она предположила, что мне могло всё это присниться. Её пугало всё, что было связано со странными звуками и происшествиями в этом доме.
     Много раз я слышал от людей рассказы о подобных историях, но никогда не связывал их с тем стуком, который раздавался у нашей двери, и тем более не расценивал это, как проявление сверхъестественных сил. Если будет необходимо, я готов дать письменные показания под присягой, подтверждающие истинность фактов, мною изложенных."

     ТАИНСТВЕННЫЕ УДАРЫ

     Отрывок из статьи Гораса Грили в "Нью-Йорк трибьюн", посвящённой сёстрам Фокс и их медиумическим способностям1

     "Миссис Фокс и три её дочери вчера покинули Нью-Йорк, возвратившись в Рочестер после нескольких недель пребывания в нашем городе, в течение которых оне влияли на нас с помощью таинственных сил, проявлявшихся на каждом серьёзном сеансе. Влияние это не могло не отразиться на проницательных и критично настроенных посетителях из числа тех, кто валом валил к ним даже без приглашения. Комнаты отеля, в котором оне остановились, периодически тщательно осматривались и проверялись; посещали оне и незнакомые им дома, находясь там часами; без их ведома под ковром комнаты, в которой оне находились, прятали стекло для того, чтобы предотвратить возникновение электрических колебаний; их беззастенчиво обыскивали и раздевали представительницы всевозможных женских комитетов, которые вели себя как полицейские, запрещая кому-либо покидать комнаты до окончания осмотра и т.д. Поэтому мы не поверим никому, кто сегодня претендует на роль разоблачителя, точно установившего, что сёстры производили стук при помощи трюков. Невозможно представить, что их противники в состоянии изобрести какую-либо правдоподобную теорию для объяснения природы явлений, продемонстрированных на сеансах. Последние десять-двенадцать дней своего турне, отказавшись от проживания в отеле, оне посвятили посещению семей, проявлявших серьёзный интерес к их таланту. В таких условиях их необыкновенный дар можно было подвергнуть более тщательному и спокойному исследованию, чем в отеле, куда устремлялись толпы случайных посетителей, привлекаемых скорее любопытством или предубеждённостью, нежели разумным интересом.
     Наша же цель заключалась не только в том, чтобы высказать им признательность, но и в проведении тщательного и полного исследования манифестаций (проявлений психической силы, - Е.К.) из загробного мира, к которым сёстры имели самое непосредственное отношение.
     Мы посвятили этому своё свободное время, выкроив для этого три дня и освободившись на время от своих обязанностей. С нашей стороны было бы малодушием не признать, что с самого начала мы были убеждены в их честности и добросовестности. Какой бы ни была природа стука, дамы, в присутствии которых он раздавался, не занимались фальсификацией. Мы имели возможность удостовериться в этом, проведя собственную экспертизу.
     Их поведение ни в коей мере не напоминало поведение мошенников, и мы думаем, что никто из тех, кто имел с ними дело, не поверил бы, что эти одарённые леди могли быть замешаны в рискованном, неблагочестивом и позорном трюкачестве для того, чтобы инсценировать стук. Никакой мошенник не может так долго обманывать публику. Он должен часто менять трюки, чтобы сотни людей, сидящих напротив него при свете дня, не смогли определить ни используемые им хитрые уловки, ни секрет его фокусов. Обманщик, естественно, избегает разговоров на эти темы, в то время как эти леди свободно и не таясь вступали в беседы относительно природы стука. Оне откровенно делились своим богатым жизненным опытом, рассказывая и о тех сенсациях, которые оне вызывали, о беспокойстве соседей и о прогрессе движения, который оне видели и в котором участвовали с самого начала и по сей день. Если бы всё это было выдумкой, то оне не позволили бы вовлечь себя в запутанный лабиринт противоречий, в котором оказались все те, кто пытался дать оценку этим удивительным явлениям в прошлом или в настоящем. Из них многие оказались настолько неразумны, что неосмотрительно позволяли вводить себя в заблуждение и затем уже не могли изменить собственного мнения.
     Конечно же, трудно ожидать единодушия в оценке таких странных событий. Вполне естественно, что общественное мнение формировалось различными людьми из числа посетителей их сеансов. Мы позволили себе считать, что те, кто приходил к ним на сеанс не более чем на час, затерявшись в толпе праздных зевак, могли легко запутаться в происходящем. В их головах возникала масса вопросов, причём далеко не все из них получали ответы невидимых умов в форме стука или шумов, исходящих от пола, стола и т.д. Нужно было успевать следить ещё и за тем, как эти звуки указывали нужные буквы алфавита, образовывая слова. Понятно, почему некоторые посетители покидали эти сеансы со смешанным чувством или даже с чувством неприятия. Редко кто уходил полностью убеждённый в истинности увиденного и услышанного. Кроме того, подобные явления, отпугивавшие многих своей связью с загробным миром, происходили публично, в условиях, которые менее всего подходили для убеждения. Но что касается тех, кому удалось наблюдать их в более подходящих условиях, дающих возможность для исследования, они могли бы с полной уверенностью подтвердить: звуки и видимые манифестации не производились ни самой мисс Фокс, ни её дочерьми, ни кем-то другим из их окружения.
     Чем были вызваны эти звуки и откуда они появлялись - вот вопросы, которые открывают широкий простор для дальнейших исследований, и мы не имеем права пренебрегать этими вопросами. Тот, кто осмелится однозначно утверждать, что эти манифестации вызваны естественными или сверхъестественными силами, должен быть хорошо знаком с тайнами Вселенной. По утверждению этих леди, потусторонние силы убедили их в том, что подобные манифестации призваны ознаменовать собой начало новой эры. Именно этот путь - самый эффективный путь общения, при котором духи, облекаясь в плотскую оболочку, могут приблизиться к человеку и даже вступить в связь с тем, кто уже встал на путь бессмертия. То, что манифестации происходили и в других семьях, означало их широкое распространение, которое сыграло значительнучв роль в процессе более свободного общения со своими друзьями, отказавшимися вступить в брачный союз со смертью. Впрочем, трудно судить об этом с уверенностью, поскольку нам пока слишком мало известно.
     Но даже если мы лишь зафиксируем все заданные нами в течение двухчасовой беседы вопросы и полученные в результате ответы от тех, кто посылал нам сообщения посредством стука, нас никто впоследствии не сможет обвинить в том, что мы не сделали всё возможное для поддержки нового Учения, расценивающего подобные манифестации как контакт с духами умерших."

     К главе VI
     СЛОВЕСНЫЙ ПОРТРЕТ ЛЭЙК-ГАРРИСА,
2 НАПИСАННЫЙ ЛОУРЕНСОМ ОЛИФАНТОМ

     "В деятельности мистера Масоллама удивительно сочетались необычайная живость и склонность к размышлениям. Его голос, казалось, звучал в двух диапазонах одновременно. Эффект звучания голоса заключался в том, что при смене диапазонов один голос сопровождался отдалённым эхом другого, напоминая некую разновидность чревовещания. Точнее, он менял диапазоны совершенно неожиданно, что иногда неприятно поражало слушателей, а порой даже шокировало их. Когда он говорил своим, как я его называю, "родным" голосом, речь его была быстрой и живой; при смене голоса на его "отражение" речь становилась медленной и торжественной. Его волосы, когда-то чёрные как вороново крыло, отливали стальным блеском. Но они всё ещё были густыми и поднимались массивной волной над ушами, спускаясь до самых плеч, словно львиная грива. Его брови были густыми и кустистыми, его глаза, словно два пылающих уголька, сверкали из глубоких тёмных колодцев глазниц, меняя время от времени своё выражение. Так же как и голос, взгляд его имел два выражения: близкое и отдалённое, которые менялись, словно фокус телескопа, то медленно увеличивая границы естественного поля зрения, то уменьшая его. В такие моменты его глаза полностью лишались внимания к внешним объектам и казались глазами незрячего. Затем он внезапно концентрировал свой взгляд на учениках. Блеск его взора озарял учеников, как вспышка молнии в грозу, передаваясь от одного лица к другому подобно цепной реакции. Его лицо, особенно в верхней части, было поразительно красивым (если не замечать особой глубины глазниц), выдавая его семитское происхождение; в спокойном состоянии оно производило впечатление монументальности, невозмутимой неподвижности. Рот частично прикрывали массивные усы и длинная стального цвета борода; но переход от невозмутимого спокойствия к подвижности происходил необычайно плавно: можно было видеть, как те мускулы, которые ещё секунду назад казались застывшими, вдруг начинали двигаться, вызывая быструю смену выражения лица и глаз. Возможно, что нам придётся сунуть свой нос не только в секреты матушки-природы, но и в секреты психологии самого мистера Масоллама, чтобы выяснить, вызваны ли эти частые смены выражения его лица им самим или каким-то внешним влиянием. Нельзя сказать, что это общее для всех нас явление: одни и те же эмоции, грубо говоря, могут заставить одного человека выглядеть мрачным, а другого - счастливым. Особенностью мистера Масоллама было то, что он мог выглядеть гораздо более мрачным или счастливым, чем большинство людей, и изменять свои настроения настолько мгновенно и неожиданно, что, казалось, будто бы он обладает особым даром мимики. Сразу возникало подозрение, что он специально развил в себе этот дар. Однако существовало и ещё одно переменчивое свойство, которым он иногда пользовался, лишая людей воли и заставляя их действовать против собственного желания, в особенности это распространялось на представительниц прекрасного пола...
     Мистер Масоллам имел способность выглядеть гораздо старше своих лет, но уже час спустя вдруг преображаться. Некоторые его морщины, дряблая кожа и поблекший взор заставляли думать, что ему не меньше восьмидесяти лет; но другие, глядя на светящееся лицо, трепетные ноздри, широкие и гладкие брови и подвижный рот, считали его по крайней мере лет на двадцать пять моложе... Такие быстрые и контрастные перемены интриговали случайных наблюдателей и вызывали среди них настоящую сенсацию. Всё вместе взятое не всегда располагало к нему людей при первом знакомстве. Нельзя сказать, что он не вызывал особого доверия: его манеры были достаточно просты и естественны, но скорее всего он приводил слушателей в лёгкое замешательство. Казалось, что в нём скрыты два полярных характера, что порождало моральные и физиологические противоречия при принятии какого-либо решения. В нём было нечто безусловно привлекательное, и это мог почувствовать каждый. Постоянная борьба противоречий в нём притягивала людей, порождая беспокойство умов. Он мог быть одновременно как лучшим, так и худшим из людей."

     К главе VII
     ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПОКАЗАНИЯ ПРОФЕССОРА ДЕ МОРГАНА И МИССИС ДЕ МОРГАН

Профессор де Морган:

     "Я говорил о своём отношении ко всему этому своему другу, который в то время ещё здравствовал и вовсе не был расположен расценивать происходящее как результат хитроумных уловок. "Но, - говорил он мне, - то, о чём ты рассказываешь, носит необычный характер; я должен сам пойти к миссис Хайден, причём без всякого сопровождения и рекомендаций. Я не буду полагаться на мнение других людей, а найду способ проверить сам досужие слухи." Он отправился на сеанс, согласно своему решению, а затем явился ко мне с отчётом. Он сказал, что продвинулся на шаг далее меня, для чего ему пришлось расположиться со своим алфавитом и карандашом перед большим складным экраном и самому получать ответы на вопросы. В комнате никого не было, кроме него и миссис Хайден. Дух, который явился ему, тут же в деталях описал моему другу историю своей несчастной смерти. Позже друг говорил мне, что был "проникнут благоговейным трепетом" и почти забыл о своём предубеждении.
     Факты, с которых я начал своё повествование, стали только началом длинной череды не менее примечательных событий, многие из которых были печальны, другие - оставили заметный след в истории движения, а все вместе они имели несомненное значение для более убедительного доказательства реальности событий. Множество историй базировалось на реальных фактах, но по своему характеру оне не отвечали основательности и глубине спиритического Учения. Известный призрак Джиля Скроггинса - наиболее серьёзный и последовательный персонаж из всех мною встреченных. Если эти существа и были духами, то они доказали, что притворщики и лжецы встречаются по ту сторону могилы не реже, чем в подлунном мире. Почему бы и нет? - как говорила Мэг Додс.
     Для того чтобы докопаться до истины, требовались настойчивость и внимание. Шумиха вокруг таинственных событий время от времени затихала до тех пор, пока явления не напоминали о себе снова. Интерес к ним никогда не исчезал окончательно. Прошло почти тринадцать лет с тех пор, как эти события начали повсеместно волновать умы общественности. В течение этого времени появлялось немало сообщений об общем падении интереса к "спиритомании". Но в отдельных случаях, как, например, в истории с Томом Муром, противники Учения не раз обжигались. Допустим, что всё это было чепухой и абсурдом, как нередко говорили, но то внимание, которое уделялось манифестациям, только пошло на пользу движению и философии возможного и невозможного. Не обошлось и без крайностей, но к ним часто прибегают в случаях разоблачений. Возьмём хотя бы глупую газетную дуэль, разразившуюся по поводу дискуссии о том, что Спиритизм следует считать либо заблуждением, либо шарлатанством; он, определённо, не может быть тем или другим в большей степени, нежели философия, противостоящая ему. Я лично не был знаком ни с мистером Р., ни с мистером Q. Но я верю тем, кто встречался с обеими сторонами. Очевидцы говорили, что сообщение мистера Р. о его встрече с призраком выглядело более убедительно, нежели утверждение мистера Q. о том, что подобное увидеть невозможно. Я знаю, что подобные утверждения всегда голословны."

     Следующие выдержки из "Паблишерз серкуляр" по поводу появления книги миссис де Морган содержат прекрасную оценку критического дара профессора де Моргана:

     "Можно извинить рядовых литераторов и сочинителей красочных историй за их вполне объяснимое пристрастие к преувеличениям и нереальным сюжетам, но тот факт, что знаменитый автор общепризнанных работ по математической логике, дифференциальному исчислению и теории вероятности будет фигурировать в компании своей жены в роли убеждённого поклонника духов, уделяющего, соответственно, самое серьёзное внимание стукам, столоверчению и прочим атрибутам Спиритизма, может вызвать у большинства людей только удивление. Возможно, нам не найти для наших обзоров лучшего автора, который бы так преуспел в опровержении ложных доводов или в разоблачении невежественных и претендующих на излишнее наукообразие оппонентов, чем мистер де Морган. Ясный, логический, остроумный и причудливый стиль его поразительных статей легко и безошибочно узнаётся читателями. Возможно, что скептики меньше всего ожидали встретить его в роли сторонника мистера Хоума и миссис Ньютон Крослэнд. Мы должны отметить тот факт, что мистер де Морган объявил себя "совершенно убеждённым в том, что он не только видел, но и вне всякого сомнения слышал всё то, что относится к разряду спиритических явлений". Любого здравомыслящего человека не может удовлетворить объяснение их природы шарлатанством, случайным стечением обстоятельств или заблуждением."

     Дополним вышесказанное показаниями миссис де Морган:

     "Вот уже десять лет прошло с тех пор, как я обратила пристальное внимание на то, что называют Спиритизмом. Моё первое столкновение с этим явлением произошло в присутствии миссис Хайден из Нью-Йорка. Я никогда не слышала ни одного слова, способного поколебать мою сильную убеждённость в благородстве миссис Хайден. После нашей первой встречи (ещё в то время, когда моё имя не было для неё достаточно известным) я убедилась в том, что не стала жертвой обмана или собственной доверчивости."

     После описанного визита к миссис Хайден, которая не знала имён присутствующих, миссис де Морган писала:

     "Мы сидели уже по крайней мере минут пятнадцать и начали, было, сомневаться в успехе. Вдруг раздались слабые вибрирующие звуки, которые исходили откуда-то из центра стола. Мы с удовольствием отметили, что миссис Хайден, которая раньше казалась чем-то озабоченной, спокойно произнесла: "Они идут". Кто должен был прийти? Никто из нас - ни мы, ни она не знали ответа. Тем временем, звуки набирали силу, как будто хотели убедить нас в своей подлинности. Миссис Хайден сказала: "С нами находится дух, который хочет поговорить с кем-нибудь из вас, но поскольку я не знаю имён присутствующих здесь господ, то мне придётся указывать на всех по очереди и, когда я дойду до того, с кем хочет говорить дух, он сам укажет нам стуком." Таково было желание нашего невидимого компаньона, который стукнул в знак согласия. Затем миссис Хайден принялась указывать на присутствующих. К моему удивлению и некоторой досаде (я вовсе не горела желанием поговорить с духом в такой степени, как остальные гости), звук раздался только тогда, когда миссис Хайден указала на меня последнюю в ряду. Я сидела по правую руку от неё, она же начинала указывать с левой стороны. Затем мне пришлось называть буквы алфавита. Признаюсь, мне не хотелось называть имён моих дорогих друзей и родственников, но не хотелось и ограничиваться только намёками. Однако, к моему удивлению, из букв сложилось имя близкого родственника, покинувшего этот мир семнадцать лет назад, чья фамилия была такой же, как у моего отца, а не мужа. Затем последовало следующее предложение: "Я счастлив вместе с Ф. и с Дж." (имена сокращены). Потом мне было обещано, что я получу возможность пообщаться со всеми тремя духами; два последних оставили мир соответственно двадцать и двенадцать лет назад. У многих, присутствовавших при получении сообщений путём стука объективность происходящего не вызывала никаких сомнений, так же как и у меня, но были и такие, кому это казалось очевидным обманом."
     Миссис де Морган пишет, что после сеансов, проведённых миссис Хайден, она и её друзья провели частные эксперименты, "которые обнаружили, что многие люди, как из её семьи, так и вне её, в той или иной степени обладали даром медиумизма".

     К главе Х
     БРАТЬЯ ДЭВЕНПОРТ: ШАРЛАТАНЫ ИЛИ СПИРИТЫ?

     Как рассказывал мистер Гудини, чтобы выяснить вопрос о том, объявляли ли когда-нибудь братья Дэвенпорт себя спиритами или нет, лучше всего обратиться к цитате из их письма, написанного в 1868 году в "Баннер оф лайт" - ведущий спиритический журнал С.Ш.А. В ответ на заявление о том, что их нельзя считать спиритами, братья писали:
     "Странно, что некоторые личности - скептики или спириты - могли поверить в подобные заявления после четырнадцати горьких лет преследований и нашей борьбы с противниками, достигшей своей кульминации в ливерпульском скандале, в Хардерсфилде и Лидсе, где наши жизни подвергались опасности со стороны разъярённой и жестокой толпы. Причём вся наша собственность была разгромлена и мы потеряли в общей сложности 75 тысяч долларов. И всё это потому, что мы не собирались отрекаться от Спиритизма и объявлять себя шарлатанами, а толпа продолжала преследовать нас, требуя отречения. В заключение мы должны сказать, что осуждаем все эти заявления, так как они основаны на лжи."

     К главе XVI
     МЕДИУМИЗМ ПРЕПОДОБНОГО СТЭНТОНА МОЗЕСА

     Вот что пишет Стэнтон Мозес о собственном опыте левитации:
     "Однажды я сидел в дальнем конце комнаты, как вдруг мой стул "отпрянул" в угол и приподнялся над полом на расстояние фута, насколько я могу судить. Затем он со стуком опустился на пол, а я "завис" в углу комнаты. Я достал из кармана свинцовый карандаш и, находясь в состоянии "невесомости", сделал отметку на стене на уровне моей груди. Эта отметка оказалась на расстоянии примерно шести футов от пола. Я не думаю, что изменил свою позу во время "зависания", затем я очень осторожно стал опускаться, пока снова не очутился на стуле. Настоящей сенсацией для меня было то, что я оказался легче воздуха. Моё тело не ощущало никакого давления; при этом я не находился ни в бессознательном состоянии, ни в состоянии транса. Судя по отметке было ясно, что моя голова находилась почти под самым потолком. Мой голос, как рассказывал мне позже доктор С., звучал очень странным образом прямо из самого угла, в то время, как моя голова, судя по отметке на стене, была обращена к столу. Подъём, который я ощутил, был медленным и плавным и мало походил на подъём в лифте. Наиболее удивительным фактом было то, что моё тело оказалось легче атмосферного воздуха. Моя поза, как я уже говорил, не менялась. Я пребывал в состоянии левитации, а затем опустился на своё прежнее место."

     Приведём ещё один отрывок, который касается похожего случая:

     "На сеансе, происходившем 28 августа 1872 года, семь предметов, которые находились в разных помещениях дома, каким-то странным образом оказались в комнате для сеанса. Через два дня то же самое приключилось с другими четырьмя предметами, в числе которых был и маленький колокольчик, обычно находившийся в примыкающей к комнате для сеансов гостиной. Мы не прикручивали газ в гостиной и холле, там горел яркий свет, и если бы двери открылись хотя бы на мгновение, то лучи света попали бы в ту тёмную комнату, где мы заседали. Но этого не случилось. Мы можем поручиться за здравый смысл и репутацию доктора Карпентера, который в любой момент может подтвердить, что двери оставались запертыми. Маленький колокольчик всегда находился в гостиной. Мы прекрасно слышали, как он звонит из соседней комнаты, которая находилась за дверями. Каково же было наше изумление, когда мы услышали звук колокольчика очень и очень близко от нас, хотя все двери были закрыты! Совершенно очевидно, что колокольчик звучал в комнате, где все мы проводили сеанс. Создавалось такое впечатление, что колокольчик облетел комнату по кругу, непрерывно звеня всё это время. Облетев комнату, он опустился на стол, очень близко от моего локтя. Затем прозвенел прямо у меня под носом, облетел вокруг моей головы, описал ещё один круг, звеня каждый раз, когда пролетал около лиц присутствующих. В конце концов он опять опустился на стол. Я не хочу теоретизировать, но всё это опровергает аргументы, которыми оперирует наш психический анализ, или иначе сказать, эти аргументы просто вылетают в трубу, когда при их помощи пытаются объяснить такие сложные явления."

     Доктор Спиэр описывает появление "духовного свечения" и материализованной руки на сеансе, происходившее 10 августа 1873 года, следующим образом:

     "Большой световой шар поднялся от стола прямо напротив меня и, проплыв на уровне наших лиц, растворился в воздухе. Подобное явление повторилось ещё несколько раз: световой шар поднимался напротив меня, то справа, то слева от медиума. На следующий день по нашей просьбе шар медленно опустился в центр стола. Он был размером примерно с грейпфрут, иногда казалось, что он во что-то обёрнут. В тот момент, когда медиум находился в состоянии транса, контролирующий его дух информировал меня о том, что он хотел бы поместить световой шар в руку медиума. Когда он не смог поместить его в руку медиума, то сказал мне, что постучит по столу рядом со мной. Почти мгновенно свет возник в воздухе и опустился на стол рядом со мной. "Вы видите? А сейчас слушайте: я буду стучать." Очень медленно свет поднялся и три раза и блеснул на столе. "Сейчас я покажу его в своей руке." Появился большой, очень яркий пучок света, а внутри его стала видна материализованная рука духа. Он подвигал пальцами прямо у моего лица. Зрелище было очень натуральным и убедительным."

     Пример проявления мощной психической силы был описан Стэнтоном Мозесом:

     "Однажды мы присутствовали на сеансе, где против обыкновения к нашему кружку присоединился случайный человек. На сеансе мы увидели довольно тривиальные психические проявления, но контролирующий сеанс дух не явился. На следующий день, когда мы вновь собрались, он явился, и никто из присутствовавших никогда не забудет те сильные удары, которые раздавались в комнате: дух как будто лупил со всей силой по столу тяжёлым молотком. Шум был оглушительным, и на ум приходила мысль о том, что стол вот-вот развалится на куски. Напрасно мы шарили руками по столу, пытаясь успокоить разбушевавшегося духа. Тяжёлые удары становились всё интенсивнее, пока вся комната не начала сотрясаться от этих ударов. Каждый раз, когда на наших заседаниях появлялся случайный человек, дух немедленно "наказывал" нас таким образом. Хотя мы больше так не делали, я не уверен, что мы сможем избежать подобного упрёка, если нарушим "правила" ещё раз."

     К главе XXV
     АВТОМАТИЧЕСКОЕ ПИСЬМО МИСТЕРА УЭЙЛЗА

     Мистер Уэйлз пишет автору:

     "Я не думаю, что можно найти какую-либо связь между тем, что я читаю, и достигнутыми мною результатами. Совершенно определённо могу сказать, что я не читал ничего из того, что Вы опубликовали на эту тему. Я сознательно не читал "Рэймонда" и книги, подобные этой повести, для того чтобы не испортить своих собственных результатов. "Протоколы" Общества психических исследований, которые я читал в то время, как Вы знаете, никоим образом не касались того, что было бы связано с состоянием "жизни после смерти". Так или иначе в разное время я получил результаты (как можно видеть из моих записок), подтверждающие, что при устойчивых условиях существования после смерти, они (духи, - Е.К.) имеют тела, не видимые нашему глазу. Духовные тела, как и человеческие тела в земном мире, имеют определённую плотность. Они подобны по своим очертаниям реальным телам, но гораздо красивее. Духи не имеют возраста, не чувствуют боли, не стремятся к богатству и не страдают от бедности; они носят одежду и принимают пищу, но не спят (хотя и упоминают о похожем состоянии, которое они называют "лежать в оцепенении"; подобное состояние, которое не раз испытывал и я сам, отдалённо напоминает бодрствование под гипнозом). После непродолжительного периода, более короткого, чем земная жизнь, они переходят в следующую стадию существования, в которой приобретают схожие мысли, вкусы и чувства, притягивающие их друг к другу. Встречаются среди них и женатые пары, причём это не обязательно супруги, воссоединившиеся после смерти, поскольку любовь между мужчиной и женщиной возможна и здесь. Но она свободна от противоречий, которые зачастую мешают реализовать семейное счастье, настраивая супругов друг против друга. Сразу же после смерти люди переходят в полубессознательное расслабленное состояние, длительность которого у каждого индивидуума разная. Они не понимают, что такое телесная боль, но испытывают время от времени некоторое "умственное беспокойство". "Болезненная смерть" - понятие для них абсолютно неведомое. Религиозные вероучения ничего не говорят о жизни после смерти. На самом же деле она неизмеримо счастливее земной.
     Я не получал никаких слов, близких по значению слову "работа" в загробном мире, но говорят, что духи одержимы разнообразными интересами. Возможно, что там существует иной взгляд на этот процесс: если мы воспринимаем слово "работа" только в одном смысле: "работать, чтобы жить", то все жизненные потребности духов удовлетворяются сами собой неким мистическим образом. Я никогда не получал синонима понятия "временное наказание", но я выяснил, что люди начинают там новую жизнь, направленную на интеллектуальное и моральное совершенствование, которого они не смогли достичь в земной жизни. Высшее счастье для них - это помощь тем, кто прибыл в загробный мир, обладая низкими моральными качествами, и кому не сразу удаётся в полной мере оценить своё новое состояние и насладиться им."

1926г.

(перевод Марины Джурри и Павла Гелевы)


1 "Modern Spiritualism" by E.W.Capron, pp. 179-181.
2 Лэйк-Гаррис описывается здесь под именем Масоллама. (Й.Р.)