Вмешательство демонов в современных проявлениях

Глава Десятая

ВМЕШАТЕЛЬСТВО ДЕМОНОВ В СОВРЕМЕННЫХ ПРОЯВЛЕНИЯХ

    §133. Новейшие феномены в области Спиритизма заставили обратить внимание на подобные им явления, происходившие во все эпохи, и никогда общество так живо не интересовалось этим вопросом, как за последнее время. Сходство фактов указывало на однородность их происхождения. Невежество увидало в них, как и во всех необыкновенных явлениях, причина коих неизвестна, нечто сверхъестественное, а суеверие преувеличило их, прибавив к ним нелепые верования; отсюда произошла масса легенд, большей частью представляющих собой смесь истины с большим вымыслом.
    §134. Учения о Сатане, которого так долго держались, настолько преувеличивало его могущество, что заставило, так сказать, забыть Бога, потому-то ему приписывали всё, что, как казалось, превосходило могущество человека; во всём видели руку Сатаны; на всё лучшее, на самые полезные открытия, особенно на все те, которые могли вывести человечество из невежества и расширить его кругозор, много раз смотрели как на деяние дьявола. Спиритические Феномены, сильно развившиеся в наши дни и внимательнее изучаемые при помощи разума и научных данных, подтвердили, правда, вмешательство таинственных существ, но ограниченных законами Природы и открывающих своими проявлениями новую силу и неизвестные до сих пор законы. Вопрос ограничивается, следовательно, желанием узнать, какого рода эти существа.
    Пока о мире духов были лишь неясные или системные представления, ещё можно было ошибаться, но теперь, когда серьёзные наблюдения и приобретённые опытом знания пролили свет на природу духов, на их происхождение и предназначение, на их мировое значение и способ проявления, вопрос этот решён на основании фактов. Теперь всем известно, что когда-то считавшиеся таинственными существа - не что иное, как души живших прежде на Земле людей. Известно также, что различные категории духов добрых и дурных не представляют из себя существ различного рода, а означают только различные степени их усовершенствования и развития. По своему духовному и нравственному развитию они занимают различное положение, почему и проявляются различно, но это нисколько не мешает им происходить от одной большой человеческой семьи, точно так же, как от неё происходят дикарь, варвар и образованный, утончённый человек.
    §135. В вопросе о демонах, как и во множестве прочих, Церковь придерживается старых верований. Она говорит: "Наши правила незыблемы и не изменялись в течение восемнадцати веков." Главная ошибка Церкви именно в том и заключается, что она не желает считаться с прогрессом мысли, и думает, что и Бог также не соизмеряет Своих откровений с развитием человеческого разума и говорит с развитыми людьми тем же языком, каким говорил и с людьми первобытными. Если в то время, как человечество совершенствуется, религия будет продолжать держаться старых заблуждений, как в духовном, так и в научном отношениях, то настанет момент, когда она совершенно уничтожится неверием.
    §136. Вот как Церковь объясняет исключительное вмешательство демонов в новейших проявлениях Спиритизма.1
    "Демоны всегда старательно заботятся скрыть своё присутствие, дабы удалить всякое подозрение. Всегда хитрые и лукавые, они запутывают своими сетями человека прежде, нежели дать ему почувствовать цепи гнёта и рабства. Они или возбуждают в человеке любопытство разными феноменами и глупыми шутками, или удивляют прелестью чудесного и этим подчиняют его своей власти. Если проявляется сверхъестественное, если их могущество выдаёт их, они успокаивают опасения, возбуждают доверие, вызывают дружбу. То они выдают себя за божество и добрых гениев, то присваивают себе имена или даже черты умерших, оставивших по себе память среди живущих. При помощи этих обманов, достойных древнего змия, они говорят, и их слушают, они лжеучительствуют, и им верят, они примешивают ко лжи немного истины и вводят человека в различные заблуждения. К этому и сводятся все мнимые откровения, пришедшие из-за могилы; чтобы достигнуть этого результата, дерево, камень, леса и ручьи, идольские капища, ножки столов, рука ребёнка делаются прорицателями, вот почему ворожея пророчествует в бреду, а невежда в таинственном сне становится вдруг учёным. Обманывать и совращать - вот конечная цель, всюду и во все времена преследуемая в этих странных проявлениях.
    Удивительные результаты этих наблюдений или фактов, большей частью странных и нелепых, не могут происходить от их внутренней силы (камни, деревья и т.д.) и по порядку, установленному Богом, их можно получить только при содействии тайных сил. Такими именно и представляются необыкновенные феномены, получаемые в наши дни через посредство на вид совершенно безобидное и магнетизма, и разумных ответов говорящих столов. При помощи этих деяний новой магии у нас возобновились вызывания духов и прорицания, вопрошания, исцеления и те обманы, которыми так прославились идольские капища и пещеры сивилл. Как и прежде, приказывают дереву - и дерево слушается; его вопрошают - и оно отвечает на всех языках и на все вопросы; так оказываются в присутствии невидимых существ, присвоивших себе имена умерших, предполагаемые откровения которых отмечены противоречиями и ложью; иногда появляются лёгкие и призрачные образы, одарённые сверхчеловеческой силой. Кто же эти таинственные устроители феноменов, настоящие действующие лица этих необъяснимых явлений? Ангелы не взяли бы на себя столь недостойной роли и не пожелали бы подвергаться всем случайностям пустого любопытства. Души умерших, которых Бог запрещает вопрошать, пребывают там, где указано им Его правосудием, и оне не могут без его позволения приходить к живущим. Таинственные существа, являющиеся по первому призыву как еретика и нечестивца, так и правоверного, по первому призыву преступления и невинности, не посланники Бога, не апостолы истины и спасения, а сообщники заблуждения и ада. Несмотря на всё своё старание прикрыться самыми уважаемыми именами, они выдают себя ничтожеством своего учения, низостью своих поступков и бессвязными речами. Они стараются изъять из религиозного символа всё учение о первородном грехе, о воскресении из мёртвых, о вечных муках, и всё Божественное откровение, чтобы лишить закон его истинного смысла и открыть пороку широкий путь. Если бы их наущения могли иметь преобладающее значение, они создали бы законы, удобные для социализма и для всех тех, кто пренебрегает понятием о долге и совести. Безверие нашего века приготовило им путь. О, если бы христиане вернулись в лоно истинной веры, они избежали бы этого нового и опасного наваждения!"
    §137. Вся эта теория основана на том положении, что ангелы и демоны суть существа различные от душ человеческих; эти же последние представляют из себя особые создания, стоящие по разуму, знаниям и способностям ниже даже демонов. Она признаёт воздействие исключительно падших ангелов во всех проявлениях как прежних времён, так и новейших, приписываемых духам умерших.
    Возможность для духов общаться с живыми доказывается фактами, опытами и наблюдениями, которые мы рассматривать здесь не будем. Допустим, хотя бы только в предположении, вышеизложенную теорию и посмотрим, не разобьёт ли она сама себя своими доводами.
    §138. Из трёх категорий ангелов одна, по учению Церкви, занимается исключительно небом, другая управляет вселенной, третьей поручается земля; в этой последней находятся ангелы-хранители, назначенные покровителями каждому человеку. Часть ангелов этой категории возмутилась и сделалась так называемыми демонами. Если Бог разрешил этим последним толкать людей к гибели при помощи всевозможных наваждений и проявлений, почему же Он, если Он действительно благ и справедлив, дал им такое огромное могущество и свободу, из которых они делают пагубное употребление, и не позволил добрым ангелам противодействовать им такими же проявлениями, направленными исключительно к добру? Предположим, что Бог дал одинаковое могущество добрым и дурным, что уже было бы беспримерной милостью для этих последних, тогда человек был бы свободен в своём выборе, но предоставить им преимущество соблазна и способность подделываться под добро, чтобы вернее совращать с пути истины, равнялось бы западне, в которую легко попадает человек по своей слабости, неопытности и прямодушию, скажем более: это было бы злоупотреблением его веры в Бога. Рассудок отказывается признать такое пристрастие в пользу зла. Но обратимся к фактам.
    §139. Демонам приписывают всякие качества: они ничего не утратили из своей ангельской природы; они обладают знанием, проницательностью, предусмотрительностью и ясновидением ангелов и, кроме того, коварством, ловкостью и хитростью самой высокой степени. Их цель - отдалить людей от добра, в особенности удалить от Бога и вовлечь в ад, которого они состоят поставщиками и вербовщиками.
    Было бы понятно, если б они обращали своё внимание на идущих по правильному пути и поэтому ушедших от их власти; обольщение этих людей, чтоб вовлечь их в свои сети, понятно, но что остаётся непонятным так это то, что они обращаются и к тем, кто уже принадлежит им душой и телом; кто же ещё прочнее находится в их когтях, как не тот, кто отрицает Бога и богохульствует, кто погряз в пороке и страстях? Не находится ли он и без того на пути, ведущем к аду? Будет ли понятно то, что уверенные в своей добыче "они" будут побуждать её молиться Богу, покоряться Его воле, отказываться от зла; будут раскрывать перед её глазами все радости жизни добрых духов и с отвращением описывать положение злых? Видали ли когда-нибудь купца, который бы расхваливал своим покупателям товар соседа в ущерб своего собственного и предлагал бы им купить у другого? Хулит ли когда-нибудь вербовщик солдат военную жизнь и восхваляет ли отдых жизни семейной? Говорит ли он рекрутам, что их ждёт жизнь труда и лишений, что у них девять шансов из десяти быть убитыми или, по крайней мере, остаться без рук и без ног?
    А между тем именно такую роль церковные учения заставляют играть демона, так как достоверно известно, что вследствие наставлений, получаемых в спиритической практике из мира незримого, каждый день неверующие и безбожники возвращаются к Богу и молятся Ему с усердием, чего они никогда не делали раньше; порочные люди с жаром работают над своим улучшением. Допустить мысль, что это хитрость демона, значит признать его за настоящего глупца. Так как вышесказанное не простое предположение, а факт, удостоверенный опытом, отрицать который не представляется никакой возможности, приходится из него вывести следующее заключение: или демон в высшей степени неразумен, так как он работает не в свою пользу, и не настолько хитёр и лукав, как это ему приписывают, а, следовательно, и не особенно опасен: или все эти проявления не есть результат его вмешательства.
    §140. "Они вводят человека в различные заблуждения. К этому и сводятся все мнимые откровения, пришедшие из-за могилы; чтобы достигнуть этого результата, дерево, камень леса и ручьи, идольские капища, ножки столов, рука ребёнка делаются прорицателями."
    Какая же после этого оценка слов "Евангелия": "Изолью от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумлены будут. И на рабов Моих и на рабынь Моих в те дни изолью от Духа Моего и будут пророчествовать." (Деяния Апостолов, гл.II, ст. 17-18.) Не есть ли это предсказание медиумичности, могущей быть достоянием каждого, даже детей, которое осуществляется в наши дни? Разве Апостолы предали анафеме эту способность? Нет. Они говорят о ней как о милости Божией, а не как о работе демона. Неужели наши богословы больше знают по этому вопросу, нежели Апостолы? Не должны ли они скорее в этом видеть перст Божий как в исполнении приведённых выше Евангельских слов?
    §141. "При помощи этих деяний новой магии у нас возобновились вызывания духов и прорицания, вопрошания, исцеления и те обманы, которыми так прославились идольские капища и пещеры сивилл."
    Где видны деяния новой магии в спиритических общениях с загробным миром? Было время, когда деяниям магии верили, но теперь это просто смешно, и никто этому не верит, а Спиритизм это порицает. В те времена, когда процветала магия, о природе духов имели очень неясное понятие и приписывали им сверхчеловеческое могущество; их вызывали только для того, чтобы получить чрез них, хотя бы ценою собственной души, счастье, богатство, раскрытие сокровищ, любовные напитки и разоблачение будущего. Магии с её кабалистическими знаками, формулами и вычислениями было выгодно представляться таинственной, производить чудеса, принуждать духов служить людям и исполнять их желания. Но теперь мы знаем, что духи суть не что иное, как души людей; мы сообщаемся с ними только для того, чтобы получить совет от добрых духов, наставить несовершенных и продолжать сообщаться с существами нам дорогими и близкими. Вот как смотрит на этот предмет Спиритизм.
    §142. Нет никакого средства принудить духа притти к вам, помимо его желания, если он на одинаковой с вами нравственной ступени или выше вас, так как у вас нет над ним никакой власти; вы можете сделать это, если он стоит ниже вас, и вы желаете этого для его добра, потому что в этом случае вам помогают другие духи.
    Можно иметь общение со всеми духами, к какой бы ступени развития они ни принадлежали: как с добрыми, так и со злыми, как с теми, которые умерли недавно, так и с жившими в самые отдалённые времена; как со знаменитыми или известными нам людьми, так и с совершенно посторонними нам лицами. Но это не значит, чтобы они всегда желали или могли явиться на наш зов независимо от их собственной воли или позволения, в которой им может быть отказано высшею властью. Им могут воспрепятствовать причины, которые нам не всегда дано знать.
    Мы хотим сказать, что нет безусловного препятствия к сообщениям, исключая того, что будет сказано дальше. Препятствия, могущие помешать духу явиться, почти всегда бывают личные и зависят часто от обстоятельств.
    Между причинами, могущими помешать явлению духа, одни касаются его лично, другие не касаются. В числе первых должно поместить его занятие или исполняемое служение, которого он не может оставить, чтобы удовлетворить нашему желанию. В этом случае его посещение только отсрочивается.
    Сообщению может мешать ещё его собственное положение. Хотя состояние воплощения, если он воплощён в живое существо, не есть препятствие безусловное, но оно может быть помехою в известные минуты, в особенности, если он воплощён в низшем мире, и если сам дух находится в порабощении у своего тела, у материи. В мирах более высших, где связь духа и материи весьма слаба, появление почти столь же легко, как и в развоплощённом состоянии, и во всяком случае гораздо легче, нежели в тех мирах, где телесная материя так же плотна, как и на Земле.
    Посторонние причины обычно зависят от природы медиума или натуры обращающейся к духам особы, от среды, в которой предполагается общение, и, наконец, от предположительной цели. Некоторые медиумы большей частью получают сообщения от своих домашних духов, которые могут быть более или менее возвышенны. Другие медиумы способны служить посредниками всем духам. Это зависит от симпатии или антипатии, от притяжения или отталкивания, относительно постороннего духа, который может взять его посредником с удовольствием или отвращением. Это зависит ещё, кроме внутренних качеств медиума, от развития медиумической способности. Духи охотнее являются и вообще изъясняются свободнее, когда медиум не представляет им никаких матерьяльных препятствий. При одинаковых нравственных условиях чем свободнее медиум пишет или выражается, тем обширнее делается круг его сношений с миром духов.
    Нужно ещё брать во внимание лёгкость, которая приобретается в следствие привычки сообщаться с тем или другим духом. По прошествии некоторого времени посторонний дух свыкается с духом медиума, а также и с духом того, кто его вызывает. Независимо от симпатии, между ними устанавливается соотношение токов, которое делает сообщения более быстрыми. Вот почему первое сообщение не всегда бывает так удовлетворительно, как можно было бы желать, и почему часто сами духи требуют, чтобы с ними опять сообщались. Дух, постоянно являющийся, чувствует себя как бы дома. Он осваивается со своими слушателями и медиумами, говорит и действует гораздо свободнее.
    Из всего сказанного нами следует, что способность общения с каким бы то ни было духом не возлагает обязанность на самого духа быть всегда к нашим услугам. Он может явиться в известную минуту, а не в другую, с таким медиумом или вызывателем, который ему нравится, а не с другим, говорить то, что он желает, не будучи принуждён говорить, чего не хочет, и может уйти, когда ему угодно. Наконец, по причинам, зависящим или не зависящим от его воли, являясь в продолжение некоторого времени постоянно, он может вдруг перестать являться.
    Вследствие всех этих причин прежде общения с новым духом, нужно спросить у своего духа-покровителя, возможно ли такое общение, в случае невозможности он почти всегда объясняет причины, и тогда, стало быть, бесполезно настаивать.
    Здесь само собою выясняется, желательны или нет общения с духами дурного направления.
    Это зависит от цели, с которою желают общения с этими духами. Нет никакого неудобства в том, если обращаются к ним с целью серьёзной, поучительной и для собственного их улучшения; напротив того, препятствие весьма велико, если общение делается из одного только пустого любопытства или шутки, или, если ради этого общения, нужно подчиняться им, прося у них какой-нибудь услуги. Тогда добрые духи могут дать им власть строго наказать дерзкого вызывателя, который осмелился обратиться к духам зла за помощью и верит в их могущество больше, чем в могущество Бога. Напрасно желали бы сделать из этого полезное употребление впоследствии и прогнать духа, получивши от него услугу. Самая эта услуга, как бы ничтожна она ни была, есть настоящий договор, заключённый со злым духом, от которого не так-то легко отделаться.
    Власть над низшими духами приобретается только посредством нравственного превосходства. Развращённые духи имеют в добродетельных людях своих повелителей. С тем же, кто противопоставляет им единственно свою волю, некоторого рода грубую силу, они вступают в борьбу и часто оказываются сильнейшими.
    Некто старался укротить непокорного духа силою своей воли. Дух ему отвечал: "Оставь меня в покое со своими ухватками хвастуна. Ты не лучше меня. Не скажут ли, глядя на нас, что вор проповедует нравственность вору?"
    И ещё удивляются тому, что имя Божие, которое призывают против них, часто бывает бессильно! Святой Людовик разъяснил нам причину этого в следующем ответе: "Имя Бога имеет влияние на несовершенных духов тогда только, когда произносится тем, кто по своим добродетелям может употреблять его со властью; произнесённое же человеком, не имеющим над духом никакого нравственного превосходства, слово это остаётся простым словом, как и всякое другое. То же самое можно сказать и о священных вещах, которые им противопоставляют. Оружие, самое ужасное, делается вовсе не опасным в руках, не умеющих владеть им, или неспособных держать его." ("Книга Медиумов", гл.XXV, §§274, 275, 276, 277, 278, 279)2
    Самое главное условие при общении с духами - это сосредоточение мысли, если желают иметь дело с духами серьёзными. Вера и желание добра наиболее содействуют привлечению высших духов. Возвышая душу, сосредоточивая на несколько минут свои мысли при общении, сливаются воедино с добрыми духами и тем располагают их притти на призыв. - Никакие предметы, будь то медали или талисманы, не имеют свойства привлекать или отталкивать духов; материя никак не может влиять на них. Добрые духи никогда не посоветуют такой нелепости. Сила талисманов всегда существовала лишь в воображении людей легковерных. - Для вызывания нет и никаких таинственных формул. Того, кто вздумал бы предлагать их, можно смело считать шарлатаном, потому что форма и обличие для духов ничего не значат. Во всяком случае, общение с загробным миром всегда должно делаться во имя Божие. - Духи, назначающие свидание в местах мрачных и в необыкновенные часы, забавляются насчёт тех, которые слушают их. Всегда бывает бесполезно и нередко даже опасно поддаваться подобным внушениям. Бесполезно - потому что ни к чему путному это не приведёт, а послужит лишь поводом для розыгрыша; опасно же не потому, что духи могут сделать зло, но потому, что это может иметь вредное влияние на ум неуравновешенный. - Общаться с духами можно во всякое время суток и в любой день года, для них это решительно всё равно, как всё матерьяльное, и было бы суеверием допускать влияние дней и часов. Самые удобные минуты для общения те, в которые желающий общаться может быть менее отвлечён своими обычными занятиями и в которые тело и дух его находятся в наиболее спокойном состоянии. ("Книга Медиумов", гл. XXV, XVII).
    Недоброжелательная критика представляет спиритические сообщения исполненными смешных и суеверных приёмов магии и некромантии. Если бы те, кто говорит о Спиритизме, не зная его, потрудились изучить то, о чём они желают говорить, они избавили бы себя от затрат воображения или от тех доводов, которые доказывают только их невежество или недобросовестность. В наставление людям несведущим мы скажем только, что для общения с духами нет ни дней, ни часов, ни мест предпочтительных одних пред другими; не нужно ни формул, ни заклинательных и кабалистических речей, не нужно никаких приготовлений и посвящений; употребление каких-либо знаков или матерьяльных предметов с целью призвать или удалить духов не имеет никакого влияния, достаточно одной мысли. Наконец, медиумы получают сообщения, не выходя из нормального состояния, так же просто и естественно, как если бы они были продиктованы им людьми живыми. Только одно невежество или вера в таинственность может употреблять странные способы и прибавлять смешные подробности. ("Что такое Спиритизм", гл.II, N49).
    В принципе будущее должно быть сокрыто от человека, и только в редких и исключительных случаях Бог позволяет духам открывать его. Если бы человек знал будущее, он пренебрегал бы настоящим и действовал бы уже не с полной свободой, потому что ему постоянно приходило бы в голову, что если такое-то событие должно исполниться, то нечего и заботиться о нём, или же он бы старался помешать ему. Бог не хотел этого с целью, чтобы каждый содействовал ходу событий, даже таких, которым бы он желал противиться. Бог позволяет открывать будущее лишь только в том случае, когда откровение это должно не замедлить, а облегчить исполнение события, побуждая человека действовать иначе, чем он действовал бы, не имея этого откровения. ("Книга Духов", часть третяя, гл.X, §138.)
    Духи не могут руководить в учёных исследованиях и открытиях. Наука есть произведение гения, она должна приобретаться не иначе, как с помощью труда, потому что только один труд подвигает человека на пути его. В чём же заключалась бы его заслуга, если бы ему нужно было только спросить духов, чтобы всё знать? Любой зауряд мог бы таким образом сделаться учёным. То же самое можно сказать относительно изобретений и открытий в промышленности. - Когда время того или иного открытия наступило, духи, на которых возложена свыше обязанность направлять ход его, отыскивают человека, способного вести это дело к хорошему концу и внушают ему нужные идеи так, чтобы всю заслугу открытия предоставить ему одному, потому что он должен ещё обработать эти идеи и приложить их к делу. То же самое бывает со всеми великими произведениями человеческого ума. Духи оставляют каждого человека в его сфере. Того, кто способен только пахать землю, они не делают хранителем тайн Божьих. Но они сумеют вывести из ничтожества человека, способного содействовать их намерениям. Поэтому напрасный труд увлекать себя любопытством или честолюбием на путь, который не составляет цели Спиритизма и который приведёт вас к самым смешным мистификациям. - Духи не могут указать, где найти спрятанные сокровища. Высшие духи не занимаются подобными вещами, но духи-насмешники часто указывают сокровища, которые не существуют, или могут показать клад в одном месте, тогда как он находится совершенно в другом; и это имеет полезную цель, а именно: дать понять, что истинное богатство заключается в труде. Если Провидение назначает кому-либо скрытые богатства, то он найдёт их естественным путём, иначе не может быть. - Спиритизм, объяснивший нам свойства флюидов, которые являются деятелями невидимого мира и составляют одну из сил Природы, дал нам ключ к разрешению множества вещей, необъяснимых никаким другим способом, и которые могли в отдалённые времена прослыть чудесами. Он открывает, как и магнетизм, закон, хотя и давно известный, но дурно понятый; или лучше сказать, его действия были известны, потому что они производились во все времена, но не знали их закона, и это незнание породило суеверие. Как скоро закон открыт, чудесное исчезает, и феномены входят в разряд явлений естественных. Вот почему спириты не делают чудес, заставляя вертеться стол или писать умершего, точно так же как медик, оживляющий умирающего, или физик, низводящий на землю молнию. Тот, кто утверждает, что может при помощи этой науки делать чудеса, рекомендует себя или невеждой, или шарлатаном. ("Книга Медиумов", часть вторая, гл.XXVI, §§294,295; часть первая, гл.II, §15.)
    Многие имеют ложное представление о спиритическом общении с загробным миром; есть такие, кто верит, будто оно заключается в том, чтобы заставлять умерших являться со всеми мрачными аксессуарами могилы. Такое бывает только в романах, в фантастических сказках о привидениях и в театре, где бестелесные мертвецы выходят из своих могил, закутанные в саваны и постукивающие костями. Спиритизм, никогда не творивший чудес, не делал и этого чуда. Никогда он не оживлял тела умерших; раз тело попало в могилу, оно остаётся в ней окончательно, но существо духовное, флюидическое, разумное, не было зарыто в могилу вместе со своей грубой оболочкой; оно отделилось от неё в миг смерти, и раз это отделение произошло, не имеет с мёртвой оболочкой и её могилой ничего общего. ("Что такое Спиритизм", гл.II, N48.)
    §143. Мы позволили себе пуститься в столь пространные выписки из других наших книг, дабы показать здесь, что основы Спиритизма не имеют ничего общего с основами магии. Итак, в Спиритизме нет духов для услуг человечеству; нет средств их вызывать и принуждать по своему капризу, без Божьего на то соизволения, к чему-либо, нет кабалистических знаков и формул; нет открытия кладов или способов обогащения, нет чудес, нет гадания и привидений, нет словом ничего, что составляет цель и основание магии. Спиритизм не только всё это отрицает, но и доказывает его невозможность и недействительность в своей области. Нет никакого сходства между целью и средствами магии и Спиритизма; желать их сравнивать может только невежество и недобросовестность. Так как основы Спиритизма не имеют в себе ничего таинственного, выражены ясно и без обиняков, они не могут ввести в заблуждение.
    Что касается до случаев исцеления, признанных действительными в вышеупомянутом изречении, то это плохо выбранный пример для подтверждения несостоятельности общений с духами. Это одно из благодеяний, которое более всего трогает и которое каждый может оценить; немногие решаются его отрицать, особенно после того, как были испробованы все средства прежде, чем решиться обратиться к последнему из боязни получить исцеление от дьявола; мы думаем, что многие, напротив, скажут теперь, что если их исцелил дьявол, то он сделал доброе дело.3
    §144. "Кто же эти таинственные устроители феноменов, настоящие действующие лица этих необъяснимых явлений? Ангелы не взяли бы на себя столь недостойной роли и не пожелали бы подвергаться всем случайностям простого любопытства."
    Автор говорит, очевидно, о физических проявлениях духов; правда, между ними есть много достойных высших духов и если слово "ангелы" заменить словосочетанием "чистые духи", или "высшие духи", то вы получите как раз то, что говорит относительно этого Спиритизм. Но нельзя ставить на одну доску с ними разумные сообщения, получаемые посредством письма, разговора, слушания или иным каким-нибудь способом, - эти сообщения являются вполне достойными добрых духов, точно также, как они были достойны великих людей, живущих на земле, - наряду с явлениями, исцелениями и массою подобных фактов, которыми так изобилуют священные книги, приписывающие их делу рук ангелов и святых. Если ангелы и святые могли некогда производить подобные явления, почему же они не могут производить их теперь? Почему те же самые явления, которые признаны святыми чудесами у одних, у других приписываются воздействию демона? Поддерживать этот тезис значит отказаться от всякой логики.
    Автор приведённого нами изречения заблуждается, называя эти явления необъяснимыми. Напротив, они вполне объяснимы в наши дни, и вот почему их перестали считать чудесными и сверхъестественными. Но если бы они не были объяснимы и теперь, всё же было бы нелогично приписывать их дьяволу, как это делали в прежние времена, оказывая ему честь воспроизведения самых обыкновенных действий, казавшихся тогда непонятными.
    Под недостойной ролью надо подразумевать деяния спешные и направленные ко злу, но этого никак нельзя применить к духам, делающим добро и возвращающим людей к Богу и добродетели. Спиритизм именно и говорит, что недостойные деяния не присущи Высшим Духам, что подтверждается следующими доводами Спиритизма:
    §145. Степень совершенства духов узнаётся по их языку; язык духов истинно добрых и высоких всегда исполнен достоинства, благороден, логичен, лишён противоречий, он дышит мудростью, доброжелательством, скромностью и самой чистой моралью; он полон кротости, лишён ненужных слов. У духов низших, невеженственных или горделивых, пустота мысли почти всегда выражается в изобильной речи. Всякая явно лживая мысль, всякое правило, противоречащее здравой морали, всякий смешной совет, всякое грубое, пошлое или просто легкомысленное выражение, словом, всякий знак недоброжелательства, высокомерия и надменности суть неоспоримые признаки низкого развития духа.
    Высшие Духи занимаются лишь разумными сообщениями с целью нашего просвещения, физические же или чисто матерьяльные проявления присущи исключительно низшим духам, грубо называемым стучащими духами; равно как между нами ловкими шутками занимаются скоморохи, а не учёные. Было бы бессмысленно думать, что духи, хотя немножечко развитые, занимаются пустяками. ("Что такое Спиритизм", гл.II, NN 37, 38, 39, 60.)
    Духи бывают различных разрядов, смотря по степени достигнутого ими совершенства. Число разрядов не определено, потому что между ними нет разграничительной черты и, следовательно, разделение это можно увеличивать или уменьшать по произволу; между тем, если разбирать главные свойства духов, то их можно разделить на три разряда. В первом разряде можно поместить духов, достигших совершенства, это - чистые духи; ко второму разряду относятся духи, находящиеся посредине иерархической лестницы: стремление к добру есть их главное занятие; это - благие духи. Духи же последнего разряда находятся ещё на низших ступенях лестницы; это - духи несовершенные. Они отличаются невежеством, желанием зла и всеми дурными страстями, замедляющими их усовершенствование. Духи второго разряда могут делать добро, смотря по степени своего совершенства, одни имеют знания, другие - мудрость и доброту, - но всем им предстоят ещё испытания.
    Духи третьего разряда не все без исключения злы; одни не делают ни добра, ни зла; другие, напротив, наслаждаются злом и тогда только бывают удовлетворены, когда встречают случай сделать зло. Кроме того, есть ещё лёгкие духи, скорее вздорные, чем злые, отличающиеся больше хитростью, нежели злостью, и находящие удовольствие в том, чтобы обманывать и причинять лёгкие неприятности, над которыми они потом смеются.
    Классификация духов основана на степени их развития, на качествах, приобретённых ими, и на несовершенствах, от которых они должны освободиться. Впрочем, классификация эта не может быть безусловна; каждый разряд представляет резкий характер только в целом, но переход от одной ступени к другой нечувствителен и оттенки их сливаются, как в царстве животных, как в цветах радуги или же как в различных периодах жизни человеческой. Следовательно, можно составить больше или меньше классов в зависимости от того, как смотреть на этот вопрос. Здесь замечается то же самое, что и во всех системах классификаций: оне могут быть более или менее полны, более или менее рациональны, более или менее удобны для рассудка; но каковы бы оне ни были, оне ничего не изменят в основании науки. И так духи, расспрашиваемые об этом предмете, могли различно определять разряды, нисколько не изменяя чрез это сущности учения. Многие вооружались против Спиритизма этим мнимым противоречием, не подумавши о том, что духи не обращают внимания на вещи условные; мысль составляет для них всё, форму же, выбор терминов классификаций, одним словом, всякого рода системы они предоставляют нам.
    Прибавим ещё к этому: не должно терять из виду, что между духами, как и между людьми, есть совершенные невежды, и что не все духи знают всё потому только, что они - духи. Всякая классификация требует анализа и глубокого знания предмета. Духи, коих познания ограничены, не в силах обнять весь предмет, составить систему; они знают или понимают классификации вообще лишь несовершенно; для них все духи, стоящие выше их, принадлежат к первому разряду, потому что они не могут оценить оттенков знаний, способностей и нравственных достоинств, отличающих тех; точно так же, как между нами человек необразованный не может заметить оттенков между людьми образованными. Те даже, которые способны к этому, и то, могут говорить о подробностях различно, смотря по взгляду на вещи, в особенности, когда разделение не имеет определённых границ. Линней, Жюссье, Турнефор имели каждый свою систему, но ботаника нисколько не изменилась от этого, потому что они не выдумывали ни растений, ни отличительных свойств их; они рассматривали только сходство растений, и на основании их составили группы и классы. То же самое сделали и мы; мы не выдумывали ни духов, ни их свойств; мы видели только и наблюдали, судили о них по их словам и их действиям; потом распределили их по классам, основываясь на данных, доставленных нам самими духами.
    Духи допускают вообще три главных разряда, или три больших разделения. К последнему, находящемуся на самых низких ступенях лестницы, принадлежат несовершенные духи, отличающиеся преобладанием матерьяльности над духовной стороной и склонностью ко злу. Духи второго разряда отличаются преобладанием духовного над матерьяльным и стремлением к добру. К первому же разряду принадлежат одни только чистые духи, достигшие высочайшей степени совершенства. ("Книга Духов", вторая часть, гл.I, §§22, 23).
    Если совершенная идентификация духов во многих случаях составляет второстепенный вопрос, не имеющий особенной важности, то нельзя сказать этого относительно их качества - добрые они или злые. Их индивидуальность может быть не важна для нас, качества же их очень важны всегда. Следовательно, во всех поучительных сообщениях нужно сосредотачивать всё своё внимание именно на их качестве, потому что оно одно может определять степень нашего доверия к проявляющемуся духу, каким бы именем он себя ни называл." ("Книга Медиумов", вторая часть, гл.ХХIV, §262).4
    Кто из добросовестных людей может увидать в этих выдержках недостойную роль, приписываемую возвышенным духам? Спиритизм не только не смешивает духов, но в то время, как демонам приписывается разум, равный разуму ангелов, он констатирует, основываясь на наблюдении фактов, что низшие духи более или менее невежественны, что их нравственный кругозор и проницательность ограничены; что о многих предметах они имеют часто ложное и неполное понятие и неспособны решать некоторые вопросы; это ставит их в невозможность производить всё то, что приписывают силе демонов.
    §146. "Души умерших, которых Бог запрещает вопрошать, пребывают там, где указано им Его правосудием, и оне не могут без Его позволения приходить к живущим."
    Спиритизм тоже говорит, что оне не могут приходить без позволения Божия. Спиритизм ещё более строг, потому что говорит, что ни один дух, добрый или злой, не может явиться без этого позволения, тогда как Церковь приписывает демонам власть обходиться без Божьего позволения. Спиритизм идёт далее, говоря, что, даже получив это разрешение, духи приходят на призыв живущих не для того, чтобы ими распоряжались люди.
    Вызываемый дух повинуется воле Бога, т.е. общему закону, управляющему Вселенною, и никто не является по принуждению, потому что он сам решает, полезно ли ему явиться в том или ином случае, либо нет - в этом он имеет свободную волю. Высший Дух всегда является, когда его призывают с полезною целью. Он отказывается отвечать только людям малосерьёзным, обращающим общение с загробным миром в шутку.
    Вызываемый дух может и не явиться на делаемый ему призыв. Без этого, в чём бы заключалась его свободная воля? Не думаете ли вы, что все существа во Вселенной должны быть готовы к вашим услугам? А вы сами считаете себя обязанными отвечать всякому, кто только произнесёт ваше имя?
    Когда говорится, что дух может отказаться, то подразумевается отказ явиться по требованию вызывающего, потому что низший дух может быть принуждён явиться по воле Высшего Духа.
    Спириты до такой степени уверены, что они не имеют никакой личной власти над духами и не могут ничего получить от них без соизволения Божия, что когда они приступают к общению на сеансах с каким-либо духом, то обращаются к Господу Богу с такими словами: "Я прошу Всемогущего Бога дозволить доброму духу сообщиться со мною; я прошу также моего ангела-хранителя быть около меня и удалять от меня злых духов." Или же, если желают общения с известным уже им духом, то говорят так: "Я прошу Всемогущего Бога дозволить духу (такого-то) сообщиться со мною." ("Книга Медиумов" гл.ХХV, ХХVII.)
    §147. Обвинения, которые Церковь бросает против практики вызывания, не относятся к Спиритизму, потому что они преимущественно направлены против действия магии, с которой Спиритизм не имеет ничего общего. Спиритизм в этих действиях осуждает как раз то же самое, что и Церковь. Он также не заставляет добрых духов играть недостойные их роли, и, наконец, он заявляет, что ничего не спрашивает и не получает без разрешения на то Бога.
    Конечно, есть люди, которые злоупотребляют спиритическими сеансами, устраивают вызывания духов, делают из них забаву и искажают цель Провидения, надеясь заставить духов служить своим личным интересам; эти люди по своему невежеству, легкомыслию, гордыне или корыстолюбию удаляются от истинных основ Учения; серьёзный Спиритизм осуждает их точно так же, как истинная религия осуждает ханжей и фанатиков. Было бы нелогично и несправедливо приписывать Спиритизму все злоупотребления, которые он сам порицает, или заблуждения тех, кто его не понимает. Прежде, нежели предпослать какое-либо обвинение, следует рассмотреть, правильно ли оно направлено. Мы скажем так:
    Порицание Церкви падает на шарлатанов, злоупотребителей и имеющих сношения с магией и колдовством; и в этом она совершенно права.
    Критика со стороны религии и скептицизма, клеймя шарлатанство и злоупотребления, лишь выставляет этим на вид чистоту Учения, коему она помогает очиститься от той грязи, что старается к нему примазаться; тем самым она только облегчает нашу задачу. Ошибка Церкви заключается в том, что она смешивает добро со злом, вследствие невежества большинства и недобросовестности некоторых из её представителей; но то, что она не различает, различают за неё другие. Во всяком случае, её порицание, к которому присоединится всякий истинный спирит, - как порицание касается зла и не относится к самому учению Спиритизма.
    §148. "Таинственные существа, являющиеся по первому призыву как еретика и нечестивца, так и правоверного, по первому призыву преступления и невинности, не посланники Бога, не апостолы истины и спасения, а сообщники заблуждения и ада."
    Итак, Бог не позволяет добрым духам приходить на помощь еретику, нечестивцу и преступнику, чтобы спасти их от вечной гибели! Он посылает к ним лишь сообщников ада, чтобы они как можно глубже увязли в топи! Более того, Он посылает к невинности развратные существа, чтобы её развратить! Неужели же между ангелами, этими привилегированными Божьими созданиями, нет ни одного сострадательного, который пришёл бы на помощь к этим погибшим душам? К чему же их блестящие качества, которыми они так щедро одарены, если они служат только для их личного наслаждения? Действительно ли они добры, если они так поглощены блаженством созерцания, что, видя эти несчастные души на пути к аду, не хотят притти им на помощь? Не есть ли это подобие богатого эгоиста, который, утопая в изобилии, безо всякого сожаления оставляет бедного нищего умирать с голоду у дверей своего дома? Не есть ли это возвеличенный в своей добродетели эгоист, находящийся в обители Предвечного?
    Вы удивляетесь, что добрые духи нисходят до еретика и нечестивца? Вы забываете, стало быть, слова Христа: "Не здоровый нуждается во враче, а больной." Неужели вы не хотите посмотреть на вещи глубже фарисеев того времени? А вы сами, если бы вас позвал неверующий, неужели вы отказались бы пойти к нему, чтобы направить его на путь истины? Добрые духи, стало быть, делают то, что делали бы и вы: они идут к нечестивцу с добрым словом. Нет, вместо того, чтобы предавать анафеме сообщения из-за могилы, благословите пути Господни и преклонитесь пред Его всемогуществом и бесконечной добротою.
    §149. Говорят, что существуют ангелы-хранители, но когда эти ангелы-хранители не могут заставить себя слушать при помощи тайного голоса совести, или внушения, почему бы им не употребить для этого средства более прямого и матерьяльного, чтобы поразить чувства человеческие, раз это средство существует? Следовательно, Бог даёт эти средства (так как Он их создал и всё идёт от Него, и ничего не совершается без Его позволения), исключительно в руки злых духов, а добрых лишает возможности ими пользоваться? Отсюда пришлось бы вывести следующее заключение: Бог дал демонам возможность легко губить людей, а ангелов-хранителей лишил возможности спасать их.
    Но чего не могут, по мнению Церкви, сделать ангелы-хранители, то, оказывается, делают за них демоны; при помощи так называемых "адских сообщений"; они приводят к Богу людей, Его отрицавших, и к добру людей, погружённых в пороки; они нам показывают странное зрелище: миллионы людей веруют в Бога благодаря могуществу демонов, тогда как Церковь была бессильна их к этому склонить. Сколько людей, никогда прежде не молившихся, усердно молятся Богу, вследствие наставлений всё этих же мнимых демонов. Сколько людей гордых, эгоистичных и развращённых сделались смиренными, милосердными и менее чувственными! И говорят, что всё это - дело рук демонов. Если так, то надо сознаться, что демоны оказали людям большую услугу и лучше о них позаботились, нежели ангелы. Нужно быть очень низкого мнения о суждении людей нынешнего века, чтобы думать, будто они могут слепо принимать на веру такие идеи. Религия, которая делает своим краеугольным камнем подобное учение и заявляет, что её подрывают в основании, отнимая от неё её демонов, её ад, её Вечные муки и её безжалостного Бога, сама лишает себя жизни.
    §150. Разве Бог, говорит Церковь, пославший на землю Христа, чтобы спасти людей, не доказал любви к Своим созданиям и оставил их без покровительства? Без всякого сомнения, Христос есть Божественный Мессия, посланный к людям, чтобы научить их истине и указать им правый путь; но сосчитайте число людей, которые могли слышать Его слова об истине, сколько из них с того времени умерло и сколько умрёт, не зная истины, да и между знающими ее, многие ли ей следуют?
    Почему же Бог, в заботе о спасении детей Своих, не может послать им других вестников, приходящих во все страны, проникающих в самые скромные уголки, к великим и малым, к учёным и неучам, к верующим и неверующим, чтобы научить истине не знающих её и разъяснить её непонимающим, дополнить прямым и множественным учением недостаток проповеди "Евангелия" и ускорить тем пришествие царствия Божия?
    А когда эти посланники приходят в бесчисленном множестве, открывая очи слепых, обращая нечестивых, исцеляя больных, утешая несчастных, по примеру Иисуса, вы их отталкиваете, вы отвергаете добро, которое они делают, говоря, что это демоны! Так говорили и фарисеи об Иисусе, потому что они тоже говорили, что он делает добро силою дьявола. Что он им на это ответил? "Узнавайте дерево по плодам его: дурное дерево не может принести добрых плодов."
    Но для них плоды, приносимые Иисусом, были дурные, потому что он пришёл истребить злоупотребления и проповедывал свободу, которая должна была уничтожить их власть; если бы он пришел льстить их гордости, санкционировать их преступления и поддерживать их власть, он был бы в их глазах Мессией, ожидаемым иудеями. Он был одинок, беден и бессилен, они его убили и думали, что убили и его Слово, но Слово его было божественно и оно его пережило. И всё же, Слово это распространялось медленно, и спустя восемнадцать столетий его познала едва ли не десятая часть всего человеческого рода, да и то между его учениками возникли многочисленные расколы. Тогда-то Бог по Своему милосердию посылает духов подтвердить это Слово, дополнить его, сделать его достоянием всех, распространить его по всему свету. Но духи не воплощены в одного человека, голос которого ограничен; они бесчисленны, они приходят всюду и их нельзя схватить, вот почему Учение их распространяется с быстротою молнии; они говорят сердцу и разуму, вот почему их понимают смиренные.
    §151. Разве достойно небесных посланников, - говорите вы, - передавать свои поучения столь грубым способом, как говорящие столы? Не оскорбительно ли для них предполагать, будто они забавляются столь пошлыми трюками и покидают свою блистательную обитель ради того, чтобы явиться к услугам первого встречного?"
    А разве Иисус не оставил дом своего Отца, чтобы родиться в яслях? И откуда видно, чтобы Спиритизм приписывал пошлые трюки высшим духам? Он, наоборот, говорит, что все грубые проявления получаются через грубых духов. Но даже и эти факты самой своей грубостью только сильнее поразили воображение, они доказали существование духовного мира и показали этот мир совсем иным, чем его себе представляли. И это было лишь начало, оно было просто, как всё начинающееся, но дерево, выходящее из маленького семечка, широко раскидывает впоследствии свою листву. Кто бы подумал, что из бедных яслей Вифлеема произойдёт Слово, которое перевернёт весь мир?
    Да, Христос - Божественный Мессия, да его Слово - слово истины. Да, религия, основанная на этом Слове, будет непоколебима, но при условии, если она будет следовать этому дивному Учению и выполнять его, а не делать из Бога справедливого и доброго, с Которым Слово это нас знакомит, Бога пристрастного, мстительного и безжалостного.


1 Выдержки в данной главе взяты из того же источника, что и в предыдущей; оне являются их продолжением и используются тем же авторитетом. (А.К.)
2 Текст, данный в этом месте петитом, представляет собой вставку переводчика и у автора, соответственно, отсутствует. Мы сочли её небесполезной и поэтому сохранили, дав петитом. (Й.Р.)
3 Церковь, желая убедить исцелённых духами, что их исцелил дьявол, отшатнула этим от себя многих, не имевших намерения уходить от неё. (А.К.)
    Этот факт напоминает нам тот эпизод исцеления Христом слепорождённого, где фарисеи говорили исцелённому: "Воздай славу Богу: мы знаем, что человек тот грешник." (От Иоанна, гл. IX, ст. 24.) (Прим. перев.)

4 Текст, данный петитом, снова является вставкой переводчика, которая на этот раз сделана в соответствии с рекомендацией автора. (Й.Р.)