Счастливые духи

Глава Вторая

СЧАСТЛИВЫЕ ДУХИ

§182. Г-н Сансон1

    Господин Сансон, член Парижского Спиритического Общества, умер 21 апреля 1862 г. после целого года ужасных страданий. Предвидя свой близкий конец, он обратился к председателю Общества с письмом следующего содержания:

    "В случае неожиданного отделения моей души от тела, имею честь напомнить Вам просьбу, с которой я обращался к Вам в прошлом году, а именно: вызывать мой дух как можно чаще, если Вы найдёте это нужным. Как член нашего Общества в продолжение моей жизни на земле, я был мало полезен. Я желал бы послужить ему за гробом, предоставляя возможность через вызывания проследить шаг за шагом все обстоятельства, сопровождающие то, что в обыденной жизни называется смертью. Но это для нас, спиритов, есть только превращение, происходящее в согласии с непостижимыми законами Божьими, всегда ведущее нас к намеченной цели.
    Кроме этого полномочия и просьбы оказать мне честь такого рода "духовного вскрытия", которое быть может будет и бесплодно, по моей малой духовной возвышенности, осмеливаюсь просить Вас и всех моих коллег молить Всевышнего, да позволит Он добрым духам помогать мне своими советами. В особенности же прошу Св.Людовика, нашего духовного покровителя, руководить мною, когда настанет время нового воплощения. Это уже теперь заботит меня, и я боюсь обмануться в моих духовных силах, боюсь, что слишком рано и самонадеянно могу молить Бога о воплощении, в котором не оправдаю Божественной благости и вместо того, чтобы возвыситься, ещё продолжу своё пребывание на земле или где-либо в другом месте."

    Чтобы исполнить желание г-на Сансона и вызвать его как можно скорее после его кончины, мы с несколькими членами Общества отправились в его дом, и в присутствии тела, за час до погребения, произошла следующая беседа. В этом у нас было две цели: во-первых, исполнить его последнее желание, и, во-вторых, сделать наблюдения над состоянием души в момент столь близкий к смерти и у человека столь высокого и просвещённого ума, глубоко проникнутого спиритическими истинами; мы хотели проследить влияние этих верований на состояние духа и схватить его первые впечатления; и мы не обманулись в своих ожиданиях. Г-н Сансон чрезвычайно ясно описал момент перехода; он как будто присутствовал при своей смерти и при своём возрождении. Обстоятельство очень редкое и свидетельствующее о степени возвышенности духа.

I

(Комната, где лежал покойник 23 апреля 1862 г.)

    1. После обычного вызова, дух сказал:
    "Я явился на ваш зов, чтобы исполнить своё обещание."
    2. Дорогой г-н Сансон, мы считаем долгом и удовольствием вызвать Вас как можно скорее после Вашей смерти, как Вы того желали.
    "Это особенная милость Божия позволить духу моему сообщиться, благодарю вас за ваше доброе желание, но я очень слаб и трепещу."
    3. Вы так страдали, что мы можем, кажется, спросить Вас, как Вы себя теперь чувствуете? Страдаете ли Вы ещё? Какие ощущения испытываете теперь в сравнении с тем, что было два дня тому назад?
    "Я совершенно счастлив, ибо не чувствую больше никаких страданий, силы мои восстановились, я словно вновь родился, как принято у вас говорить. Переход от земной жизни к жизни духа сначала был для меня как бы непонятен; мы проводим иногда несколько дней без ясного сознания; но перед смертью я молил Бога и просил Его дать мне возможность говорить с теми, кого я люблю, и Бог услышал меня."
    4. Через сколько времени Вы получили ясность мысли?
    "Через восемь часов; Господь был милостив ко мне, признав меня достойным, и я никогда не смогу достаточно возблагодарить Его."
    5. Вполне ли Вы уверены, что не находитесь более на этом свете, и из чего Вы это заключаете?
    "О, конечно, я больше не в вашем мире, но всегда буду около вас, чтобы помогать вам и постоянно напоминать вам о милосердии и самоотречении, которые были главными двигателями в моей жизни; я буду учить вас истинной вере, вере духовной, которая должна укрепить веру в людях справедливых и добрых; я чувствую в себе прилив сил, сил необычайных, и совершенно преобразился; вы бы не узнали меня: я больше не дряхлый старик, вынужденный от всего отказываться, от всех радостей и удовольствий. Теперь я - дух, моё отечество - пространство, моя будущность - Бог, Который сияет в беспредельности. Я бы очень желал поговорить с моими детьми, которым я мог бы объяснить то, во что они никогда не хотели верить."
    6. Какое впечатление производит на Вас вид Вашего тела, здесь лежащего?
    "Тело моё - бедные, бренные останки - должно превратиться в прах, и я храню доброе воспоминание о всех тех, кто был ко мне внимателен. Смотрю я на это бедное обезображенное тело, жилище моего духа, испытание стольких лет! Благодарю тебя, моё бедное тело! Ты очистило мой дух, и десять раз благословенное страдание дало мне заслуженное место, ибо я тотчас же получил возможность говорить с вами."
    7. Сохраняли ли Вы сознание до последней минуты?
    "Да. Мой дух сохранил свои способности, хотя я уже не видел, но предчувствовал: вся моя жизнь развернулась пред моим внутренним взором, и моя последняя мысль, моя последняя молитва была о том, чтобы говорить с вами, что я и делаю; затем я просил Бога, чтобы Он позволил мне помогать вам, это было всегда моим желанием, и оно исполнилось."
    8. Сознавали ли Вы ту минуту, когда тело Ваше испустило свой последний вздох, и что произошло с Вами в этот миг, что Вы почувствовали?
    "Жизнь кончается, и зрение, вернее то, что есть зрение духа, меркнет; находишь пустоту, неизвестность и уносишься неизвестно каким чудом в мир, где всё радость и величие. Я ничего не чувствовал, ни в чём не отдавал себе отчёта, но всё же я исполнился невыразимым счастьем и более не чувствовал страданий."
    9. Известно ли Вам...(о том, что я предполагаю произнести на Вашей могиле?)

Примечание. Едва прозвучали первые три слова этого вопроса, как дух принялся отвечать, не дав закончить. Он ответил при этом ещё и на вопрос хотя не предложенный, но возбуждённый в разговоре между присутствующими, о том, своевременно ли будет прочесть это сообщение на кладбище, принимая во внимание присутствие лиц, не разделяющих этих воззрений.

    "О, друзья мои, я знаю, я видел вас вчера и вижу сегодня, я очень доволен! Благодарю, благодарю вас, друзья. Да, да, да, скажите там вами задуманное, чтобы меня поняли, а вас оценили; не бойтесь ничего, так как смерть всё-таки уважают; говорите, чтобы неверующие получили веру. Прощайте; зачитайте то, что вы решили; мужайтесь и верьте, и пусть дети мои обратятся к досточтимому верованию!

Ж.Сансон."

    В ходе похоронной церемонии на кладбище он продиктовал следующие слова:

    "Пусть смерть не пугает вас, друзья мои; это только переход для вас, если вы умели хорошо жить; это счастье, если вы достойно служили и хорошо выдержали свои испытания. Повторяю: мужайтесь и не унывайте! Не цените слишком высоко земные блага - и вы будете вознаграждены; нельзя много наслаждаться, не отнимая чего-либо у других и не причиняя себе тем громадного нравственного зла. Да будет земля легка праху моему!"

II

(Парижское Спиритическое Общество, 25-го апреля 1862 г.)

    1. Вызывание.
    "Я с вами, друзья мои."
    2. Мы были очень счастливы тем, что могли беседовать с Вами в день Вашего погребения и, с Вашего позволения, были бы очень рады ещё раз пополнить наши знания.
    "Я готов. Счастлив, что вы обо мне думаете."
    3. Всё, что может просветить нас насчёт состояния невидимого мира и дать нам о нём понятие, имеет для нас огромный интерес, так как ложные понятия большей частью ведут к неверию. Не удивляйтесь же вопросам, которые мы можем Вам предложить.
    "Я не удивляюсь и жду их."
    4. Вы с блестящей ясностью описали переход от жизни к смерти; Вы сказали, что в момент последнего вздоха жизнь обрывается и зрение духа гаснет. Сопровождается ли это каким-либо тяжёлым болезненным ощущением?
    "Без сомнения, так как жизнь есть последовательность страданий, а смерть - дополнение ко всем страданиям; отсюда сильнейшее потрясение, так как дух должен сделать нечеловеческое усилие, чтобы вырваться из своей оболочки; это усилие поглощает всё наше существо и заставляет терять сознание."

Примечание. Явление это необязательно. Опыты доказали, что многие духи теряют сознание до отхода, и у тех, кто дошёл до известной степени чистоты, отделение происходит без усилий.

    5. Знаете ли Вы духов, для которых мгновение это проходит безболезненно? Не будет ли оно труднее для матерьялиста, для того, кто думает, что для него в ту минуту всё кончается?
    "Да, это верно, ибо дух подготовленный уже забыл страдания или лучше сказать привык к ним, и спокойствие, с которым он смотрит на смерть, не даёт ему страдать вдвойне: он знает, что его ждёт нравственная мука самая сильная, и отсутствие её в минуту смерти - большое облегчение. Тот, кто не верит, походит на осуждённого на смертную казнь, который видит топор и неизвестность. Есть сходство между этой смертью и смертью атеиста."
    6. Есть ли такие закоренелые матерьялисты, чтобы уже в эту важную минуту думать, что они окажутся в небытие?
    "Конечно, до последней минуты многие верят в небытие, но в миг отделения дух чувствует глубокое волнение, его одолевают и мучают сомнения; он спрашивает себя, что с ним будет; он хочет что-то схватить, но не может. Отделение не может произойти без этого впечатления.

Примечание. Один дух дал нам такое описание смерти неверующего:
    "Закоренелый атеист испытывает в последнюю минуту томление тех ужасных кошмаров, когда видишь себя на краю пропасти перед тем, как в неё свалиться; он делает напрасные усилия, чтобы бежать, и не может двинуться; хочет за что-нибудь удержаться, найти точку опоры и чувствует, что скользит; хочет крикнуть, позвать кого нибудь, но ни единый звук не выходит из его горла. Тогда-то с умирающим делаются судороги; он ломает себе руки и издаёт глухие стоны, это верный признак кошмара. При обыкновенном кошмаре пробуждение прекращает страх, и вы чувствуете себя счастливым, что это был только сон; но предсмертный кошмар продолжается очень долго (иногда даже целые годы после кончины), и что ещё мучительнее для духа - это тьма, в которую он иногда бывает погружён.

    7. Вы сказали, что в минуту смерти Вы не видели, а предчувствовали. Что Вы не видели телесно, т.е. глазами - это понятно, но, может быть, Вы ещё до наступления конца жизни уже предвидели светлые лучи мира духов?
    "Я это и сказал прежде: миг смерти возвращает духу ясновидение; глаза уже больше не видят, но дух, который имеет более глубокое зрение, мгновенно открывает неизвестный мир; истина является ему внезапно и наполняет его, правда на мгновение, или глубокой радостью, или невыразимой мукой, смотря по состоянию его совести и воспоминаниям его прошедшей жизни."

Примечание. Здесь идёт речь о минуте, предшествующей той, когда дух теряет сознание; это объясняет слово "мгновение", так как те же впечатления, приятные или тяжкие, продолжаются после пробуждения.

    8. Будьте добры сказать нам, что в ту минуту, когда открылись духовные глаза Ваши, Вас особенно поразило и что Вы увидели? Не можете ли описать, что представилось Вашему взгляду?
    "Когда я пришёл в себя и взглянул на то, что было пред моими глазами, я был поражён, ослеплён и не мог дать себе отчёта, так как ясное понимание не приходило сразу. Но Бог, оказавший мне великую милость, позволил мне вновь вступить в обладание своими чувствами. Я увидел себя окружённым многочисленными и верными друзьями. Все духи, наши покровители, окружили меня и улыбались мне; несравненное счастье сияло в их взорах, и я сам, сильный и здоровый, мог без всякого усилия переноситься в пространстве. Всё, что я видел, не может быть выражено человеческим языком.
    Я приду ещё, чтобы подробнее рассказать вам о моём счастье, не переходя однако дозволенных Богом пределов. Знайте, что счастье, каким вы его понимаете, просто вымысел. Живите мудро и свято, в духе милосердия и любви, и вы приготовите себе впечатления, каких ни один поэт в мире не в силах описать."

Примечание. Волшебные сказки, конечно, полны небылиц, но не изображают ли оне, хоть в некоторых отношениях то, что происходит в мире духов? Рассказ г-на Сансона не походит ли на рассказ человека, заснувшего в бедной хижине и проснувшегося в чудном дворце среди блестящего общества?

III

    9. Под каким видом предстали перед Вами духи? В образе ли человека?
    "Да, дорогой друг, духи ещё на земле передавали нам, что они и в другом мире сохраняют временно тот вид, какой имели на земле, и это правда. Но какая разница между этой безобразной машиной, которая так тяжело тащится со всею чередой своих испытаний и чудною эфирностью духовных тел! Уродства больше нет, так как черты потеряли грубое выражение, свойственное человеческому роду. Бог освятил эти грациозные тела, движущиеся с изящной лёгкостью; язык их имеет невыразимые для нас интонации, а взгляд - глубину звёзд. Постарайтесь хоть мысленно представить себе, что Бог мог бы создать в Своём могуществе. Он зодчий из зодчих, и вы едва составите себе слабое понятие об образе духов!"
    10. А Вы сами каким себя видите? Имеете ли Вы определённую форму, вид, хотя бы и воздушный? Есть ли у Вас голова, туловище, руки, ноги?
    "Дух, сохраняет человеческий образ, но только одухотворённый, идеализированный, имеет, без сомнения, все члены, о которых вы спрашиваете. Я чувствую у себя ноги, пальцы, руки, и мы можем по нашему желанию явиться вам и пожать вам руку. Я около вас и уже пожал всем друзьям моим руки, но они этого не заметили; наша эфирность позволяет нам проникнуть всюду, не занимая пространства и не производя чувственного впечатления, если мы того не пожелаем. В настоящую минуту мои руки находятся в Ваших руках. Я говорю, что люблю Вас. Моё тело не занимает места, свет пронизывает его, и то, что вы называли бы чудом, если бы видели это, есть для духов постоянное, ежеминутное явление. Зрение духов не имеет ничего общего со зрением людским, так же как тела их не имеют никакого реального сходства: всё изменилось в самой сущности. Дух имеет божественную прозорливость, которая распространяется на всё, потому что он может отгадать даже вашу мысль. Он также может в случае надобности принять и тот вид, который лучше всего может воскресить его в вашей памяти. Но в действительности высший дух, окончивший свои испытания, любит тот вид или образ, в котором он пришёл к Богу."
    11. Духи не имеют пола. Но так как Вы ещё недавно были человеком, то чего в Вас больше: мужской или женской природы? И то же ли самое происходит с духом, давно покинувшим своё тело?
    "Мы не стремимся быть ни мужчинами, ни женщинами. Духи не размножаются. Бог создал их по Своей воле, и если для Своих великих целей Он захотел, чтобы духи перевоплощались на земле, Он должен был создать для размножения видов мужской и женский пол. Но вы, конечно, без объяснений понимаете, что духи не могут иметь пола."

Примечание. Всегда было говорено, что духи не имеют пола, необходимого только в мире физическом для размножения тела; но так как духи сами не размножаются, для них не нужно и деление на полы. Мы не искали подтверждения этого факта, но хотели узнать у г-на Сансона, который ещё так недавно покинул нас, осталось ли у него какое-нибудь впечатление о земном существовании. Вот почему мы предложили этот вопрос. Чистые, возвышенные духи отдают себе ясный отчёт о своей природе, но духи низшие, недематерьялизованные - а таких много - продолжают считать себя тем, чем они были раньше, и даже сохраняют прежние желания и страсти. Вот почему некоторые их них говорили, что духи имеют разделение полов. От этого так часто получаются противоречивые сообщения. Вина тут не духов, а тех, которые предлагают вопросы и не хотят поглубже вникнуть в них.

    12. Какой вид имеет теперь в Ваших глазах наш сеанс? Так же ли Вы смотрите на него, как при жизни? В каком виде Вам представляются люди? Всё ли для Вас попрежнему видно ясно и определённо?
    "Гораздо яснее прежнего, так как я могу читать мысли каждого из вас, и я очень счастлив от того хорошего впечатления, которое производит на меня доброе расположение всех собравшихся духов. Я бы желал, чтобы подобное согласие водворилось во всех обществах, не только в Париже, но и во всей Франции, где группы завидуют друг другу и враждуют одна с другой, подстрекаемые вздорными духами, любящими беспорядок и ссоры, тогда как Спиритизм должен быть полнейшим забвением самого себя, отсутствием личного самолюбия.
    13. Вы сказали, что читаете наши мысли; не можете ли Вы объяснить, как происходит эта передача мыслей?
    "Это довольно трудно вам рассказать; чтобы объяснить это чудное явление, нужно открыть вам целый ряд новых двигателей Природы, и вы были бы тогда столь же сведущи, как мы, а это невозможно, так как способности ваши ограничены материей. Будьте терпеливы, будьте добры, и вы достигнете всего. В настоящее время вы имеете то, что посылает вам Бог, и надежду на постоянное совершенствование; позже вы будете такими же, как мы. Постарайтесь достойно умереть, чтобы много знать. Любознательность, возбуждающая мыслящего человека, тихо и покойно ведёт вас вплоть до самой смерти, приготовляя там для вас полное удовлетворение вашей прошедшей, настоящей и будущей любознательности. Пока я скажу вам, чтобы только как-нибудь ответить на ваш вопрос: воздух, окружающий вас, неосязаем подобно нам и переносит вашу мысль; ваше дыхание есть, так сказать, страница, на которой написаны ваши мысли; их воспринимают духи, постоянно окружающие вас, от них ничто не ускользает."

Смерть праведника

    После первого сообщения г-на Сансона в Парижском Обществе было ещё следующее сообщение одного неизвестного духа, назвавшегося Георгием:

    "Смерть человека, о котором вы думаете в настоящее время, есть смерть праведника, т.е. смерть, сопровождаемая спокойствием и надеждою. Как день естественно наступает после рассвета, так духовная жизнь последовала для него за земной, без потрясения, без разрыва, и последний вздох его был гимном благодарности и любви; сколь немногие так легко совершают этот тяжкий переход! Как мало тех, кто после опьянений и разочарований жизни понимает гармонию небесных сфер! Как человек, изувеченный в бою, страдает в оторванном члене, так и душа умершего без веры и надежды разрывается и трепещет и, выделяясь из тела и не сознавая себя, бросается в пространство.
    Молитесь за эти мятущиеся души, молитесь за всех, кто страдает, милосердие не должно ограничиваться только видимым человечеством, оно должно утешать и тех, кто населяет пространство. Вы имели трогательное доказательство тому в неожиданном обращении духа, на которого подействовали молитвы, принесённые на могиле праведника; он желает, чтобы вы продолжали совершенствоваться на пути добра. Любовь не имеет границ; она наполняет пространство, давая и получая свои божественные утешения. Море развёртывается в бесконечной перспективе; его черта кажется слившейся с небом, и дух поражается видом этих величественных зрелищ. Также любовь ещё более глубокая, чем глубина морская, ещё более бесконечная, чем сама Вселенная, должна соединять вас всех, живущих и умерших, в едином причастии милосердия и совершать восхитительные слияния конечного и вечного.

Георгий."

§183. Г-н Жобар

    Директор музея промышленности в Брюсселе, родился в Бессэ (департамент Верхняя Марна); умер в Брюсселе от апоплексического удара 27 октября 1861 года, 69 лет от роду.
    Г-н Жобар был почётным председателем Парижского Спиритического Общества. Предполагалось вызвать его на сеанс 8 ноября, но он предупредил это, дав произвольно следующее сообщение:

    "Вот и я, тот, которого вы хотели вызвать. Я хочу сообщиться через этого медиума, которого тщетно побуждал столько времени. Сначала хочу рассказать вам свои впечатления в минуту отделения моей души от тела. Я почувствовал неслыханное потрясение и вдруг вспомнил своё детство, молодость, старость. Вся жизнь ясно пронеслась в моей памяти. Я испытывал только одно благоговейное желание: поскорее очутиться в области, открытой нашим дорогим верованием, потом весь этот хаос как будто утих. Я был свободен, а моё тело лежало неподвижно. О, дорогие друзья мои, какое упоение сбросить с себя тяжесть тела, какой восторг ринуться в пространство! Не думайте только, будто я вдруг сделался избранником Господа; нет, я нахожусь между духами, которые хотя кое-что и приобрели, но должны ещё много учиться. Я тотчас же вспомнил о вас, братья мои по изгнанию; уверяю вас, что все мои симпатии и все мои добрые пожелания стремятся к вам.
    Вы хотите знать, какие Духи меня встретили, что я почувствовал? Встретили меня все мои друзья, все те, которых мы вызывали, все братья, которые разделяли наши труды. Я увидел и внешнее великолепие, но не могу описать его! Я старался распознать, что было верно в прежних сообщениях, и опровергнуть ошибочные показания, желая быть рыцарем правды и в этом мире, как был им в вашем.

Жобар."

    1. Вы предлагали нам ещё при жизни вызывать Вас, когда Вы покинете землю; мы исполняем это не только как Ваше желание, но также, чтобы засвидетельствовать Вам наше искреннее расположение и вместе с тем пополнить наши познания, так как никто лучше Вас не может просветить нас и дать точные сведения о мире, в котором Вы теперь находитесь. Мы будем счастливы, если Вы пожелаете нам отвечать.
    "В настоящее время самое важное - это ваше просвещение. Расположение же ваше мне известно, мне уж не нужно слышать его ушами: это большой успех для меня."
    2. Чтобы сосредоточить наши мысли и не разбрасываться, мы спросим Вас сначала, в каком месте Вы находитесь здесь между нами и каким бы мы Вас увидели, если бы могли Вас видеть?
    "Я около медиума, и вы увидели бы меня в виде того самого Жобара, который когда-то сидел за вашим столом, потому что ваши смертные глаза не могут видеть духа иначе, как под его земной оболочкой."
    3. Не можете ли Вы показаться нам и, если не можете, то почему?
    "Ваше личное расположение тому мешает. Видящий медиум мог бы меня увидеть, но другие лица - нет."
    4. Вот то место, которое Вы занимали при жизни, его оставили Вам. Те, кто видел Вас здесь живым, могут себе представить Вас таким, каким Вы были прежде. Если Вы здесь не в матерьяльном теле, то в флюидической оболочке, что то же самое, и мы видим Вас мысленно; если Вы не можете сообщаться с нами словесно, то можете это сделать письменно, с помощью посредника, и наши отношения нисколько не прерываются Вашею смертью. Мы будем продолжать беседовать в Вами как и прежде. Не правда ли?
    "Да, и всё это вы давно знаете. Место это я буду часто занимать и даже без вашего ведома, ибо дух мой будет жить с вами."

Примечание. Мы обращаем внимание на последние слова: "Мой дух будет жить с вами." В данном случае это не фраза. Из того, чему учит нас Спиритизм о природе духов, мы знаем, что дух может быть с нами не только мысленно, но всем своим существом через посредство эфирного тела, придающего ему определённую индивидуальность. Дух, стало быть, может жить среди нас после смерти так же, как и при жизни тела, и даже лучше, потому что может приходить и уходить, когда хочет. Таким образом мы имеем массу невидимых собеседников, частью индифферентных, частью же близких нам по личной привязанности. Об этих последних и говорится здесь, что они живут с нами, т.е. они вдохновляют нас, помогают и покровительствуют нам.

    5. Не так давно Вы ещё сидели на этом самом месте; не кажутся ли Вам странными новые условия, в каких Вы теперь находитесь здесь? Какое впечатление это производит на Вас?
    "Перемена эта не удивляет меня, так как мой невоплощённый дух обладает ясновидением и не оставляет без внимания ни одного вопроса."
    6. Помните ли Вы, не в таком же ли состоянии были Вы до последнего Вашего существования и не находите ли Вы какую-нибудь перемену?
    "Я помню свои предшествующие жизни и нахожу, что я улучшился. Я вижу и отдаю себе отчёт в том, что вижу. В прежние же мои воплощения дух мой был смутен, и я не видел ничего, кроме земных недостатков."
    7. Помните ли Вы Ваше существование, предшествующее жизни Жобара?
    "В моём предпоследнем существовании я был рабочим, механиком, придавленным нищетой и одержимым желанием усовершенствовать своё ремесло. И вот я, в жизни Жобара, осуществил мечты бедного труженика и воздал хвалу Господу за Его бесконечную благость, дозволившую произрасти колосу от зерна, посеянного Им в уме моём."
    8. Давали ли Вы уже сообщения где-нибудь в другом месте?
    "Я очень мало сообщался; во многих местах другой дух назвался моим именем, хотя я был около него, но сам не мог вмешаться. Моя смерть такая ещё недавняя, что я до сих пор испытываю на себе некоторое земное влияние. Мне нужна симпатизирующая мне обстановка, чтоб я мог выразить свою мысль. В скором времени я уже буду в состоянии действовать, не разбирая, но теперь, повторяю, ещё не могу. Когда умирает человек сколько-нибудь известный, его призывают во все стороны; тысячи духов спешат выступить под его именем, что произошло и со мною много раз. Уверяю вас, что тотчас после освобождения, мало кто может сообщаться даже и любимейшему медиуму."
    9. Видите ли Вы духов, которые здесь с нами?
    "Я вижу Лазаря, Эраста, затем далее - Духа Истины, витающего в пространстве; ещё далее - целую толпу духов-друзей, вас окружающих. Будьте счастливы, друзья, и спокойны, ибо добрые намерения оградили вас от бедствий заблуждения."
    10. Когда Вы жили, Вы разделяли мнение об образовании Земли через соединение четырёх планет. Остались ли Вы при том же убеждении?
    "Это заблуждение. Новые геологические открытия обьясняют причину земных переворотов и её последовательного образования. Земля, как и другие планеты, живёт своей собственной жизнью, и Богу не было надобности допускать такой беспорядок, как соединение четырёх планет. Вода и огонь - главные составные элементы Земли."
    11. Вы также думали, что человек может находиться в каталептическом состоянии неопределённое время и что в этом состоянии род человеческий был принесён на Землю?
    "Иллюзия моего воображения, всегда переходящего границы. Каталепсия может продолжаться долго, но не бесконечно. Это предание, восточная легенда, ещё преувеличенная фантазией. Друзья мои, я уже много страдал, перебирая в уме моём все те иллюзии и химеры, которыми я увлекался в своей жизни; не идите по этому пути. Я многому учился и могу сказать, что ум мой, готовый воспринять все обширные и разнообразные науки, сохранил от последнего воплощения любовь к чудесному и сложному, почерпаемому из народных фантазий и сказок.
    Я ещё мало занимался предметами чисто научными, в том смысле, как вы их понимаете. Да и как бы я мог это сделать, когда я ещё ошеломлён окружающим меня чудным зрелищем. Спиритические связи более могущественные, чем вы, люди, можете себе это представить, одне только могут привлечь меня к Земле, которую я покинул, не скажу - с радостью, это было бы нечестие, но с глубокой благодарностью за освобождение."

    Во время подписки, открытой Обществом в пользу Лионских рабочих в феврале 1862 года, один из членов внёс 50 фр., из которых 25 от себя и 25 от имени г-на Жобара, по этому поводу г-н Жобар дал следующее сообщение:
    "Я очень польщён и благодарен, что не забыт моими братьями-спиритами. Благодарю великодушное сердце, принесшее вам дар, который, конечно, сделал бы и я, если бы был ещё в вашем мире. В том, где я нахожусь теперь, деньги не нужны и мне пришлось воспользоваться дружбой, чтобы притти матерьяльно на помощь моим несчастным братьям из Лиона. Честные труженики, ретиво возделывающие виноградник Господа, вы должны видеть, что милосердие не праздное слово, так как все, от мала до велика, доказали вам своё братское расположение и симпатию. Вы находитесь на великом и гуманном пути прогресса; да поддержит вас Господь, и дай Бог вам быть счастливее. Духи-друзья поддержат вас и вы восторжествуете!
    Я начинаю жить духовно, тише и не так беспокойно от постоянных вызываний, как это было за последнее время. Мода распространяется даже на духов; когда мода на Жобара уступит место другой, я возвращусь в небытие людского забвения и буду просить тогда своих серьёзных друзей, т.е. тех, которые не забудут меня, вызывать меня почаще. Тогда мы углубимся в разрешение вопросов, слишком поверхностно рассмотренных, и ваш Жобар, совершенно преображённый, будет вам полезен, чего оно от души желает.

Жобар."

    По прошествии некоторого времени, посвящённого им своим друзьям, г-н Жобар занял место между духами, ревностно работающими над социальным обновлением в ожидании своего будущего возвращения к живущим. Тогда он примет более непосредственное участие в этом движении. С тех пор он часто давал Парижскому Обществу, членом которого он пожелал остаться, сообщения неоспоримого превосходства, не лишённые остроумных шуток и своеобразия, что составляло его характерную особенность, по которой его всегда можно было узнать даже без подписи.

§184. Г-н Самюэль Филипп

    Самюэль Филипп был превосходный человек, в полном смысле этого слова. Никто никогда не мог сказать, чтобы он сделал что-нибудь дурное, либо кому-нибудь повредил. Беспредельно преданный своим друзьям, он всегда был готов притти им на помощь, если являлась в том надобность, хотя бы в ущерб своим интересам. Труд, усталость, жертва, всё было нипочём, лишь бы быть полезным, и он это делал без хвастовства, удивляясь, что ему это ставят в заслугу. Никогда он никому не делал зла, даже своим недоброжелателям, и когда приходилось видеть неблагодарных, он говорил: "Не меня нужно жалеть, а их." Очень образованный и одарённый большим умом, он провёл полную труда жизнь в неизвестности и прошёл через тяжёлые испытания. Это одна из тех избранных натур, которые расцветают в тени и о которых свет не говорит и не знает, и лучи их отражаются не на земле. В изучении Спиритизма он почерпнул горячую веру в будущую жизнь и большую покорность в земных страданиях. умер он в декабре 1862г., 50 лет, от тяжелой болезни, искренне оплакиваемый своей семьёй и несколькими друзьями. Вызван он был через несколько месяцев после смерти.

    1. Ясно ли Вы помните свои последние минуты на земле?
    "Отлично помню, память возвращалась ко мне постепенно, но в то время мысли мои были ещё смутны."
    2. Не можете ли Вы для нашего назидания, а также в виду того интереса, который внушает нам Ваша примерная земная жизнь, описать нам, как совершился Ваш переход от земной жизни к жизни духовной, а также Ваше положение в мире духов?
    "Охотно, этот отчёт будет полезен не только вам, но и мне. Возвращаясь мысленно к земле, я сравниваю и ещё лучше ценю благость Создателя.
    Вы знаете, как много я испытал в жизни, но никогда, слава Богу, не падал духом в несчастьи, и теперь радуюсь этому. Сколько бы я потерял, если бы предался отчаянию! Содрогаюсь при одной мысли, что если бы я не выдержал, я мог бы потерять и то, что уже приобрёл, и мне пришлось бы начинать сначала. О, друзья мои, проникнитесь истиной, что дело идёт о вашем будущем счастье. И, конечно, несколько лет страдания не слишком большая плата за это счастье. Если бы вы знали, как мало значат несколько лет в сравнении с вечностью!
    Если вы находите, что моё последнее существование имело какие-нибудь заслуги, то вы не сказали бы того же о тех, которые ему предшествовали. Только работая над самим собою, я достиг того, чем стал в настоящее время. Чтобы изгладить последние следы своих прежних грехов, мне нужно было вынести испытания, добровольно мною принятые. Теперь я их благословляю; с их помощью я порвал с прошедшим, ставшим для меня теперь лишь воспоминанием, и могу отныне с законным удовлетворением взирать на пройденный мною путь.
    О, вы, заставлявшие меня страдать на земле, относившиеся ко мне недоброжелательно и чёрство, оскорблявшие и ненавидившие меня и заставлявшие меня терпеть тяжёлую нужду, не только я прощаю вас, но и благодарю вас! Желая сделать мне зло, вы не подозревали, что приносите мне столько добра, и верно, что я вам, главным образом, и обязан тем блаженством, каким пользуюсь теперь. Вы дали мне случай прощать и платить добром за зло. Бог послал вас мне, чтобы испытать моё терпение и научить меня милосердию, наиболее трудному: любви к недругам своим.
    Не сетуйте на то, что я отклонился от предмета нашего разговора, я приближаюсь к тому, о чём вы меня спрашиваете.
    Хотя я жестоко страдал во время своей последней болезни, но у меня не было агонии: смерть пришла, как сон, без борьбы, без сотрясения. Не боясь будущего, я не цеплялся за жизнь, и отделение произошло без усилия, без боли, так что я и не заметил его.
    Не знаю, сколько времени продолжался этот сон, но он был, кажется, коротким. Пробуждение в сравнении с предшествующим моим состоянием было тихое, я не чувствовал более страданий и радовался этому: хотел подняться, ходить, но какое-то оцепенение, впрочем, довольно приятное, удерживало меня, и я с наслаждением предался этому чувству, не давая себе отчёта в своём положении и не подозревая, что уже покинул землю. Всё, что меня окружало, было как сон. Я видел свою жену на коленях и нескольких друзей, плачущих в моей комнате. Я решил, что они считают меня мёртвым, хотел их разуверить, но не мог произнести ни слова, почему и подумал, что это сон. Ещё более утвердило меня в этой мысли то, что я был окружён несколькими дорогими мне особами, уже давно умершими, и другими, которых я не знал, но которые, казалось, опекали меня и ждали моего пробуждения.
    Состояние это перемежалось то сознанием, то потерей его; но мало-помалу мысли мои стали проясняться, свет, который я видел как бы через туман, сделался ярче; тогда я стал приходить в сознание и понял, что не принадлежу уже к земному миру. Если бы я не был знаком с учением спиритов, то, конечно, иллюзия продолжалась бы гораздо дольше.
    Мои бренные останки ещё не были погребены, я смотрел на них с жалостью и радовался, что наконец от них освободился. Я был так счастлив своей свободой! Я дышал с наслаждением, как будто вышел из удушливой атмосферы; неописуемое блаженство проникало всё моё существо, а присутствие тех, кого я любил, наполняло меня радостью. Я нисколько не удивлялся видеть их: мне казалось, что это свидание после долгого путешествия. Одно только меня удивляло: мы понимали друг друга, не говоря ни слова, мысли наши передавались взглядом, как бы через флюидическое проникновение.
    Однако, я ещё не совсем избавился от земных соображений; воспоминание о том, что я испытал, возвращалось ко мне временами, как бы для того, чтобы я лучше оценил своё новое положение. В земной жизни я страдал телесно, но в особенности нравственно; я подвергался недоброжелательству и тысячам мелких, злых уколов, которые, может быть, ещё тяжелее настоящего несчастья, потому что держат вас в постоянном беспокойстве. Впечатления эти не совсем ещё изгладились, и я подчас думал: да совсем ли я избавился от них? Мне казалось, что я слышу ещё некоторые неприятные голоса; я боялся новых затруднений, которые так часто меня мучили, и невольно начинал дрожать; так сказать, ощупывал себя, чтобы убедиться, что я не сплю, и когда наконец я уверился, что всё, действительно, кончено, я почувствовал, как будто огромная тяжесть свалилась с моих плеч. Значит, это действительно верно, что я наконец избавлен ото всех жизненных забот, и я возблагодарил за это Бога. Я чувствовал себя как бедняк, которому вдруг свалилось большое наследство. О, если бы люди понимали будущую жизнь, какую силу, какое мужество внушило бы им это убеждение в борьбе с несчастьями! Чего бы ни сделали они, живя на земле, чтобы заручиться счастьем, коие Бог назначает тем из детей Своих, которые были покорны Его законам. Они бы видели, как ничтожны те радости, коим они завидуют на земле, в сравнении с теми, которыми они пренебрегают!"
    3. Тот мир, столь новый для Вас и пред которым наш мир так ничтожен, мир, где Вы встретили новых друзей, не заставил ли он Вас забыть и потерять из виду Вашу семью и друзей, оставшихся на земле?
    "Если бы я их забыл, то был бы недостоин счастья, которым пользуюсь; Бог не вознаграждает эгоизма, Он его карает. Мир, где я нахожусь, может заставить меня пренебрегать землёю, но не духами, которые на ней воплощены. Только на земле, между людьми, можно видеть, что счастье и удача заставляют пренебрегать товарищами по несчастью. Я часто навещаю своих близких, радуюсь их доброй памяти обо мне; мысли их привлекают меня к ним. Я присутствую при их беседах, разделяю их радости, а огорчения их меня печалят; но это не та тревожная печаль жизни людской, какую я испытывал прежде; теперь я понимаю, что в жизни земной всё преходяще и послужит им лишь на пользу. Я радуюсь, зная, что и они придут сюда в это счастливое место, где страдания неизвестны. Я стараюсь, чтобы они были того достойны, внушаю им добрые мысли, в особенности покорность воле Божьей. Но как я печалюсь, если вижу, что они отдаляют эту минуту отсутствием должного мужества, жалобами, сомнениями в будущем или каким-либо достойным порицания поступком. Тогда я стараюсь отвратить их с ложного пути, и если мне удаётся, то это большое счастье для меня, и мы все здесь радуемся вместе. Если же не удаётся, я с сожалением говорю: вот ещё одно замедление для них! Но утешаюсь, думая, что не всё ещё потеряно безвозвратно."

Часть II >>
Часть III >>


1 Мы вполне сознаём, что параграфическая нумерация здесь не вполне уместна (и в оригинале её не имеется), но тем не менее удобства ради мы вводим её для ссылок на соответствующие пассажи данной книги, которые будут делаться в дальнейшем. (Й.Р.)