Счастливые духи, ч.III

<< Часть I
<< Часть II

§190. Г-н Бернарден

(Бордо, апрель 1862 г.)

    "Я дух, забытый в продолжение многих веков; я жил на земле в нищите и унижении; я работал, не покладая рук, чтобы принести семье своей кусок чёрствого хлеба; но я всегда любил своего истинного Господина; когда же земной мой владыка увеличивал бремя моих страданий, я говорил: "Боже мой, дай мне силу вынести ношу эту безропотно!" Я искупил свои прегрешения, друзья мои! Но при выходе из этого тяжёлого испытания, Господь принял меня с миром, и самое моё дорогое желание теперь, это собрать вас всех вокруг меня, дети мои, братья мои, и сказать: сколь бы велика вам ни показалась цена его, но блаженство, ожидающее вас, будет ещё выше.
    Я не имел никакого ремесла; родясь в многодетной семье, я служил всякому, кто помогал мне переносить жизнь. Это были времена жестокого рабства, и я испытал все несправедливости, все преследования, все тяготы, какие только можно было возложить на меня. Я видел жену мою оскорблённой, дочерей моих похищенными и потом брошенными, сыновей своих уведёнными на разбойничьи войны, и потом повешенными за преступления, которых они не совершали! Если бы вы знали, друзья мои, что я испытал в моём долгом существовании! Но я ждал, ждал счастья, которого нет на земле, и Господь даровал его мне. Вам всем, братья мои, говорю теперь: мужайтесь, терпите и покоряйтесь!
    Дитя моё, сохрани практическое наставление, которое я даю тебе: проповедника лучше слушают, если он может сказать: я перенёс больше вашего. И я перенёс безропотно."
    Вопрос: В каком веке Вы жили?
    Ответ: "От 1400 года до 1460."
    Вопрос: Имели ли Вы с тех пор другое существование?
    Ответ: "Да, я жил ещё между вами, как миссионер веры, но веры чистой, настоящей, такой, какая выходит из рук Господа, а не той, какой её сделали люди."
    Вопрос: А теперь, в жизни духа, имеете ли Вы какое-либо занятие?
    Ответ: "Можешь ли ты думать, что духи остаются праздными? Бездеятельность, бесполезность была бы для них мучением. Миссия моя руководить рабочими и наставлять их в Спиритизме; я внушаю добрые мысли и стараюсь парализовать дурное влияние, которое имеют на них злые духи.

Бернарден."

§191. Графиня Паула

    Графиня была женщиной молодой, богатой, красивой, знатного рода и к тому живого ума и доброго сердца. Умерла она 36-ти лет в 1851 году. Это была такая женщина, что надгробное слово для неё у всех должно было быть одно и то же: зачем Бог так рано берёт к Себе подобных людей? Счастливы те, чью память так благословляют! Она была добра, кротка и снисходительна ко всем; избегая злословия, была готова извинить чужую вину; не гордая и не заносчивая, она относилась к подчинённым с доброжелательством и мягкостью, но без унизительной фамильярности. Она понимала, что люди, живущие трудом, нуждаются в заработанных деньгах, и никогда не задерживала платежей, так как мысль о том, что кто-нибудь может пострадать от несвоевременной уплаты, была бы для неё мучением. Она была не из тех людей, у которых всегда есть деньги на удовольствия, но не для оплаты своих долгов. Она вообще не могла понять, чтобы богатым людям было позволительно иметь долги, и почувствовала бы себя униженной, если бы поставщики оказались вынуждены давать ей в долг. Поэтому после её смерти со всех сторон слышались одни только сожаления.
    Благотворительность её была неисчерпаема, но это была не та официальная благотворительность, которая выставляется напоказ, не тщеславие, но милосердие от чистого сердца. Один Бог знает, сколько слёз она осушила, сколько она предотвратила несчастий, ибо свидетелями этого были только Он да те несчастные, которым она помогала. Она обладала даром отыскивать несчастных, стыдливо скрывающих своё несчастье от мира, а ведь такое несчастье - самое невыносимое, и она пестовала их с заботливой предусмотрительностью, придавая им моральную силу, а не унижая их.
    Высокое общественное положение её мужа вынуждало её держать дом свой на известной высоте; но, удовлетворяя требованиям общественного положения, она в то же время была очень аккуратна и ввела порядок, которым избегала разорительного мотовства и лишних издержек. Таким образом, сберегая свои средства, она находила возможность согласовать свои общественные обязанности с помощью несчастным, которым считала своим долгом помогать.1
    Вызванная через двенадцать лет после смерти одним из своих родственников2 она дала следующее сообщение в ответ на различные вопросы:
    "Вы правы, друг мой, думая, что я счастлива; я действительно счастлива так, что не могу выразить этого; но я всё-таки ещё далека от последней ступени совершенства. И на земле я также была счастлива, я не помню, чтобы когда-либо испытала действительное горе. Молодость, здоровье, богатство, почести - всё, что считается у вас блаженством, я всё имела. Но что всё это значит в сравнении с тем, что мы имеем здесь? Что такое ваши великолепные празднества с богатыми украшениями сравнительно с собранием духов, сияющих таким блеском, что глаза ваши не выдержали бы сияния их чистоты? Что такое ваши дворцы и раззолоченные салоны в сравнении с воздушными жилищами, с пространствами, блистающими красками, пред которыми бледнеет радуга? Что значат ваши прогулки размеренным шагом по паркам рядом с полётами через необъятные пространства, полётами быстрее молнии? Что такое ваши виды и красоты ландшафта, туманные и недалёкие, в сравнении с величайшей картиной миров, движущихся в беспредельной Вселенной, руководимой Всемогущей Десницей Всевышнего. Что ваши концерты, хотя бы и самые великолепные, в сравнении с гармоничной мелодией, заставляющей трепетать эфирные флюиды и все фибры души? Как печальны, как скучны ваши величайшие радости рядом с неописуемым ощущением счастья, которое как благотворный ток, без примеси какого-либо беспокойства, какого-либо опасения или страдания, проникает всё наше существо? Здесь всё дышит любовью, доверием и искренностью; везде любящие сердца, везде друзья; нет ни зависти, ни ревности. Таков мир, в котором я нахожусь и куда придёте вы все, если будете следовать правым путём.
    Однако однообразное счастье могло бы скоро утомить. Не думайте, что и наше вполне неизменно: это не постоянный концерт, не бесконечный праздник, не вечное блаженное состояние созерцания. Нет, это - движение, жизнь, деятельность. Занятия наши, хотя и не утомительны, однако приносят постоянное разнообразие и волнение массою событий и обстоятельств, которыми они сопровождаются. Каждому дана задача, которую он должен исполнить, у каждого есть друзья, нуждающиеся в его покровительстве на земле, которых он должен навестить, явления Природы, которые он должен направить, страждущие души, требующие утешения. Поэтому всё движется, приходит, уходит, но не из одной улицы в другую, а из одного мира в другой. Сходятся, расходятся, сообщают друг другу, что сделали, и в трудных случаях помогают один другому. И могу вас уверить, что никто не имеет времени скучать хотя бы одну минуту.
    В настоящее время Земля представляет главный предмет наших забот. Какое движение между духами! Сколько их стекается с разных сторон, чтобы участвовать в её преобразовании. Это можно сравнить с тысячами рабочих, занятых расчисткой леса под руководством опытных распорядителей. Одни рубят старые деревья, вырывают крепкие корни, другие расчищают, пашут, засевают; а там уже строят новый город на развалинах старого света. Начальники собираются, держат совет, посылают гонцов с распоряжениями во все концы мира. Земля должна быть в известное время преобразована; намерение Провидения должно быть исполнено, вот почему все за работой. Не думайте, что я остаюсь только зрительницей этого великого труда; мне было бы стыдно бездельничать, когда все работают; мне дана важная миссия, и я стараюсь как можно лучше её исполнить.
    Не без борьбы достигла я того положения, которое занимаю в духовной жизни; верьте мне, что моё последнее существование, как бы оно ни казалось вам достойным, не было бы для того достаточно. В продолжение многих существований я прошла все испытания труда и нищеты, которую добровольно избирала, чтобы очистить и укрепить свою душу; оставалось последнее и самое опасное испытание богатством и матерьяльным благосостоянием, благосостоянием без примеси какой-либо горечи: тут была главная опасность. Прежде, чем его испробовать, я хотела испытать достаточно ли я сильна. Но Бог увидел мои добрые намерения и поддержал меня. Многие духи торопятся избрать это положение; но увы, они слишком слабы, чтобы противостоять опасности, и потому обыкновенно не выдерживают и искушение торжествует над их неопытностью.
    Трудящиеся! И я была между вами, я, благородная дама, зарабатывала хлеб свой в поте лица, испытывала нужду и страдала от суровости людей. Это-то и выработало во мне крепость духа, без которой я, вероятно, не выдержала бы последнего испытания и, следовательно, не усовершенствовалась бы. Как и я, вы также будете подвергнуты испытанию богатством; но не торопитесь просить его слишком рано; а вы, которые уже богаты, всегда помните, что настоящее богатство не на земле - и не забывайте, какой ценою вы можете заслужить милость Всевышнего.

Паула, на земле графиня фон ***."

§192. Г-н Жан Рейно

(Парижское Спиритическое Общество. Самопроизвольное сообщение)

    "Друзья мои, как эта новая жизнь великолепна! Она походит на блестящий поток, в своём быстром течении увлекающий души, опьянённые видом Беспредельности! После разрыва телесных уз, взор мой окинул новые горизонты и наслаждался чудным великолепием. Я перешёл от мрака материи к блестящей заре, предвестнице Всемогущего. Я спасён, но не заслугами дел моих, а знанием вечных начал, которые избавили меня от мерзостей и грязи, сопровождающих страдания несчастного человечества. Благословенна смерть моя! Мои биографы считают её преждевременной. О, слепцы! Они, пожалуй, сожалеют о нескольких сочинениях, не увидевших света, и не понимают, что те толки и разговоры, которые сопровождали мою смерть, принесут пользу святому учению Спиритизма. Мой труд был окончен; я дошел до кульминационной точки, когда человек уже дал всё, что может быть лучшего и дальше может только повторяться. Смерть моя привлекла внимание публики и заставила учёных заняться моим капитальным трудом, касающимся Спиритизма, которого они преднамеренно избегали, но который вскоре поборет их. Хвала Господу! С помощью Высших Духов, покровительствующих новому учению, я буду освещать и прокладывать его путь.

Жан Рейно."

(Париж. Семейный кружок. Другое самопроизвольное сообщение.)

    Дух отвечает на замечание, сделанное по поводу его неожиданной смерти в молодых годах, поразившей многих из знавших его:
    "Кто может утверждать, что смерть моя не есть благодеяние для Спиритизма и для его будущности? Заметили ли Вы, друг мой, ход прогресса и путь, по которому следует вера в Спиритизм? Сначала Бог дозволил матерьяльные проявления, как-то: пляску столов, стуки и другие феномены; всё это было необходимо, чтобы обратить внимание, как забавное предисловие. Людям нужны осязаемые доказательства, чтобы поверить. А теперь совсем другое. После матерьяльных фактов Бог говорит уже разуму, уму, холодному рассудку; это уже не фокусы, но разумные доказательства, которые должны убедить и соединить даже самых закоренелых противников. И это только начало. Заметьте хорошенько, что я говорю: целая серия разумных проявлений, неопровержимых, последует одно за другим и число последователей Спиритизма, и так уже значительное, возрастёт ещё больше. Господь обратится к избранным умам, к людям заметным по образованию, знаниям и талантам. Это будут блестящие лучи, которые распространятся по всей Земле, как неотразимый магнетический ток и направят самых упрямых на розыски бесконечного, на изучение этой великой науки, которая преподаёт нам столь чудесные наставления. Все сгруппируются вокруг вас и, отбросив дипломы, возводившие их в сан гениев, станут скромными и маленькими для того, чтобы у Вас поучиться. Позднее, когда они будут достаточно просвещены и убеждены, они воспользуются своим авторитетом и своим именем, чтобы ещё подвинуть исследования и, достигнув последних пределов, дойти до цели, которую Вы себе поставили. Цель же эта есть возрождение человеческого рода посредством глубокого, разумного изучения последовательных существований, прошедших и будущих. Вот моё искреннее мнение о настоящем положении Спиритизма.

Жан Рейно."
(Бордо).

    1. Вызывание.
    "Я с удовольствием являюсь на Ваш зов, сударыня. Да, Вы правы, духовного смятения я не испытывал (ответ на мысль медиума). Я был добровольным пришельцем на вашей земле, где я должен был посеять первые семена великих истин, охвативших мир в настоящее время; я всегда сохранял воспоминания о своём истинном отечестве и потому быстро освоился среди своих братьев."
    2. Благодарю Вас, что Вы явились; но я никак не предполагала, что моё желание Вас видеть подействует на Вас; между нами такая большая разница, и я отношусь к Вам с таким почтением!
    "Благодарю за Ваши добрые мысли, дитя моё, но Вы должны знать, что несмотря на расстояние, образовавшееся между нами вследствие более или менее быстро оконченных испытаний, существует могущественная связь, нас соединяющая, - это симпатия, а Вы эту связь ещё скрепили Вашими постоянными мыслями обо мне."
    3. Хотя многие духи уже описывали нам свои первые ощущения по пробуждении, но не будете ли Вы так добры также сказать нам, как совершилось отделение Вашего духа от тела?
    "Как и у всех. Я почувствовал приближение мига освобождения, но он не причинил мне тягости потому, что я знал последствия, которые однако ещё превзошли мои ожидания. Тело, это - окова или помеха для духовных способностей, и, какие бы знания мы ни сохраняли, они всегда будут более или менее задавлены соприкосновением с материей. Я уснул с надеждой на счастливое пробуждение; сон был краток, восторг пробуждения неописуем. Великолепие небес развернулось перед моими глазами во всём своём блеске. Очарованный взор мой углублялся в бесконечность миров, существование и обитаемость которых я утверждал. Подтверждалась истина моих предчувствий. Человек, хотя и твёрдо верит в то, что говорит, но часто всё-таки в глубине души у него являются минуты сомнения, неуверенности, он не доверяет, если и не самой истине, которую исповедует, то часто тому несовершенному способу, которым её доказывает. Сам я был уверен в истине, в которой хотел убедить других, но часто боролся сам с собою против уныния: вот вижу, осязаю, так сказать, истину и не могу уяснить её тем, кому было бы так необходимо поверить ей, чтобы следовать по тому пути, которым они должны итти."
    4. Проповедывали ли Вы Спиритизм при жизни?
    "Между проповедью и исполнением большая разница. Многие проповедуют какое-либо учение, но не следуют ему; я же исполнял, но не проповедовал. Всякий человек - христианин, когда следует законам Христа, даже не зная их, так и всякий может быть спиритом, если верит в бессмертие своей души, во множественность существований, в непрестанное прогрессивное движение, в земные испытания как необходимые омовения ради очищения духа. Я верил во всё это, значит, я был спиритом. Я понял цель блуждающего состояния, эту промежуточную связь между воплощениями, это чистилище, где грешный дух сбрасывает свои загрязнённые одежды, чтобы переодеться в новые; где возвышающиеся духи тщательно ткут свои покровы, которые желают сохранить чистыми. Я понял, говорю Вам, но не проповедовал, а исполнял.

Примечание. Эти три сообщения были получены тремя незнакомыми друг с другом медиумами. По сходству мыслей и языка можно предположить вероятность самоличности. Выражение: "ткут тщательно покровы, в которые снова облекутся" - очень красивый оборот, дающий понятие о том, с каким старанием духи приготовляются к новому существованию, в котором они будут ещё совершенствоваться. Отсталые духи менее предусмотрительны и нередко делают несчастный выбор, заставляющий их возвращаться назад и начинать снова.

§193. Г-н Антуан Косто

    Член Парижского Спиритического Общества, похоронённый 12 сентября 1863 г. на Монмартрском кладбище в общей могиле. Это был человек, которого Спиритизм обратил к Богу; вера его в будущую жизнь была глубока, искрення и совершенна. Простой бедный рабочий, он исполнял заповедь милосердия на словах и на деле; несмотря на свои скудные средства, он находил ещё возможность помогать тем, кто имел меньше его. Если Общество не решилось на приобретение ему отдельной могилы, то это потому, что предпочитало употреблять свои средства на более полезный для живущих расход, чем удовлетворение пустого самолюбия; а спириты знают, что общая могила - такие же врата в Царствие Небесное, как и самые богатые мавзолеи.

    Г-н Каню, секретарь Общества, бывший прежде глубоким матерьялистом, произнёс на могиле следующую речь:
    "Дорогой брат Косто! Ещё несколько лет тому назад многие из нас, и я, сознаюсь, первый, видели бы перед этой открытой могилой только окончание человеческих страданий; а далее - ничего, ужасное небытие, т.е. отсутствие души, чтобы искупить и заслужить, а потому и отсутствие Бога, чтобы вознаградить, наказать или простить. Теперь же, благодаря нашему Божественному учению, мы видим в ней конец испытанию, а для Вас, дорогой брат, чьи бренные останки мы предаём земле, торжество и начало награды. Вы заслужили её Вашим мужеством, покорностью, милосердием, одним словом - Вашими добродетелями, и в этом торжество и слава Бога, Мудрого, Всемогущего, Справедливого и Благого. Отнесите же, дорогой брат и друг, наше поклонение и хвалу к подножию престола Предвечного, пожелавшего рассеять вокруг нас мрак заблуждения и неверия; ибо прошло немного ещё времени с тех пор, как мы в подобном случае сказали бы Вам с потупленным челом и отчаянием в сердце: "Прощай, друг, прощай навсегда". Сегодня же мы говорим с поднятой головой, озарённой надеждой, с сердцем, преисполненным любви и мужества: "Дорогой брат, до свидания, и молись за нас!"3

    Один из медиумов Общества получил прямо на этой ещё открытой могиле следующее сообщение, чтение которого все присутствующие, включая могильщиков, слушали с непокрытыми головами и с глубоким волнением. Это было поразительно, слышать слова мёртвого, получаемые как бы из глубокой могилы!

    "Благодарю вас, друзья мои; могила моя не закрыта, но ещё мгновение - и земля покроет навсегда останки мои. Но ведь вы знаете, что душа моя не будет погребена под этим прахом: она будет витать в пространстве, и подниматься к Богу!
    Какое утешение, что можно, несмотря на утрату оболочки, сказать себе: нет! я не умер, я живу настоящей жизнью, жизнью вечной!
    Погребение бедняка не сопровождается большой толпой; на его могиле не происходит шумных манифестаций, но верьте мне, друзья, что здесь нет недостатка в многочисленной толпе, и добрые духи вместе с вами и этими набожными женщинами следуют за телом того, кто лежит тут. Все вы верите и любите Бога!
    О, конечно нет! мы не потому умираем, что изнашивается наше тело. Дорогая, любимая жена! я всегда буду с тобой и около тебя, чтобы помогать тебе переносить испытания. Жизнь твоя будет тяжела, но с помощью мысли о вечности и любовью к Богу страдания твои покажутся тебе лёгкими!
    Родные мои, окружающие мою подругу, любите ее, берегите, будьте ей братьями и сёстрами. Не забывайте, что вы должны помогать друг другу на земле, если хотите войти в жилище Господа.
    И вы, братья-спириты, благодарю, что пришли проводить меня до этого жилища праха моего; но вы знаете сами, что душа живёт и бессмертна и что она будет иногда приходить к вам просить молитвы, в которой, я надеюсь, ей не откажут, а также и помощи, чтобы подвигаться по чудному пути, который вы указали мне во время жизни. Прощайте все находящиеся здесь, мы можем увидеться в другом месте, а не на этой могиле. Души зовут меня к себе на свидание. Прощайте, молитесь за тех, кто страдает. До свидания!

Косто."

    Через три дня дух г-на Косто, вызванный в частном собрании, продиктовал нижеследующее сообщение через другого медиума:

    "Смерть - это жизнь. Я повторяю то, что уже было сказано; но для вас нет другого выражения, вопреки всему, что говорят матерьялисты и те, которые желают остаться слепыми. О, друзья мои! Сколь прекрасно на земле это явление - развевающееся знамя Спиритизма, этой великой науки, из которой мы знаем только первые строки. Какую ясность мышления приносит она тем, кто добровольно разорвал цепи гордыни, чтобы громко возвестить свою веру в Бога! Молитесь люди, благодарите Его за всё Его милосердие. Бедное человечество, если бы ты могло всё понять!.. Но время ещё не пришло, когда милосердие Господа должно распространится на всех, чтобы все признали Его волю и подчинились ей.
    О, благословенная наука, твоими блестящими лучами разольётся свет познания, к твоему благотворному огню придут обогреть сердца и получить веру, надежду и утешение. Под твоими живительными лучами станут вместе хозяин и работник, соединятся в одно и примут братскую любовь, которую проповедывал нам Божественный Мессия.
    О, братья, подумайте о том счастье, которое выпало на вашу долю, вспомните, что вы были первыми призваны на дело преображения. Честь вам, друзья! Продолжайте, и когда придёте в отечество духовное, как я, то воскликните: "Смерть - это жизнь", или скорее, - это сон, род кошмара, который длится лишь минуту и от которого пробуждаешься окружённый друзьями, радующимися вашему прибытию. Счастье мое было так велико, что я не мог понять, за что мне всё это, когда я так мало сделал. Мне казалось, что я сплю и вижу всё это во сне, как иногда мне случалось видеть во сне, что я умер. И теперь я боялся, что мне придётся проснуться и возвратиться в своё несчастное тело; но скоро я удостоверился в истине и возблагодарил Господа. Я благодарил учителя, который сумел пробудить во мне человека, обязанного думать о жизни вечной. Да, я благодарил его и благословлял, так как "Книга Духов" разбудила во мне порывы любви к моему Создателю. Благодарю вас, добрые друзья, что вы привлекли меня к себе. Скажите братьям, что я часто вижусь с другом нашим, Сансоном. До свидания; мужайтесь, вас ждёт победа! Счастлив тот, кто участвует в битве!"

    С тех пор г-н Косто часто являлся то в нашем Обществе, то в другом и давал сообщения, исполненные возвышенности мысли, что всегда характеризует Высших духов.

§194. Мадемуазель Эмма Ливри

    Молодая девушка, умершая после долгих страданий от полученных ожогов. Кто-то предложил вызвать её в Парижском Спиритическом Обществе, как вдруг она явилась сама 31 июля 1863 г. в скором времени после смерти.

    "Вот я опять на сцене этого мира. Я уже думала, что навсегда погребена в своём девичьем уборе невинности и молодости. Земной огонь спас меня от огня адского; так я думала в согласии со своей католической верой. Я не смела думать о чудесах рая, и моя трепещущая душа искала убежища в искуплениях чистилища: я молилась, страдала и плакала. Но кто дал моей слабости силы вынести мои страдания? Кто в долгие, бессонные ночи во время тяжёлой лихорадки, склонялся над моим ложем мученицы? Кто освежал мои воспалённые губы? То был ты, мой ангел-хранитель, окружавший меня своим тихим сиянием, и вы также, дорогие духи и друзья, шептавшие мне в тиши ночной слова надежды и любви.
    Пламя, на котором сгорело моё слабое тело, освободило меня от привязанности к тому, что есть здесь на земле, и я умерла, живя уже настоящей жизнью. Я не испытала смятения и спокойно и сосредоточенно вошла в сияющий день, который освещает тех, кто после многих страданий умер с надеждой. Моя мать, моя дорогая мама - это был последний земной звук, раздавшийся в душе моей! Как бы хотела я, чтобы она стала спиритом!
    Я оторвалась от земли, как до времени созрелый плод, падающий с дерева. Я была только слегка задета демоном гордыни, который захватывает сердца несчастных, увлечённых блестящими успехами света и опьянением молодости. Теперь я благословляю пламя, благословляю страдания и испытания, которые были моим искуплением. Я похожу на белые осенние нити, уносимые лёгким ветерком в сияющую даль; теперь уже не бриллиантовые звёзды блестят на моей голове, но золотые звёзды Господа Бога.

Эмма."

    В другом кружке, в Гавре, тот же дух дал также самопроизвольно следующее сообщение 30 июля 1863 г.

    "Кто страдает на земле, бывает вознаграждён в загробной жизни. Бог справедлив и милосерден к тем, кто здесь, на земле, переносит мучения. Он дарует такое чистое счастье, такое чудное блаженство, что не следует бояться ни смерти, ни страдания. О, если бы могли бедные человеческие создания постичь таинственные цели Создателя! Но земля есть место испытаний, часто великих, сопровождаемых очень острой болью. Подчинитесь им всем с кротостью, если они постигнут вас; преклонитесь пред высшей мудростью Господа. Он Всемогущ; если Он призовёт вас к Себе после долгой болезни, вы увидите в другой жизни, жизни счастливой, сколь малы были эти земные муки и страдания; тогда-то вы узнаете о награде, которую Бог вам назначил, если ни жалоба, ни ропот не нашли себе место в сердце вашем. Я очень молодою покинула землю, и Бог милостиво простил меня и даровал мне жизнь такую, какую получают только те, кто преклоняется безропотно пред Его волею. Всегда поклоняйтесь Богу, любите Его от всего сердца, в особенности молитесь Ему: это ваша поддержка на земле, ваша надежда, ваше спасение.

Эмма."

§195. Доктор Виньяль

    Старинный член Парижского Спиритического Общества, умер 27 марта 1865 г. Накануне похорон одна ясновидящая сомнамбула (хорошо видящий медиум) отправилась в духовное путешествие с целью встретиться с ним, и когда её спросили, видит ли она что-нибудь, ответила:
    "Я вижу покойника, в котором происходит необыкновенное явление, как будто движется какая-то масса и старается освободиться, но не может; духа же я не различаю ясно."
    Он был вызван в Парижском обществе 31 марта.

    1. Дорогой господин Виньяль, все Ваши товарищи сохранили о Вас наилучшее воспоминание, а я в особенности. Призывая Вас к нам, мы прежде всего желаем выразить Вам наши симпатии и будем счастливы, если Вы захотите притти побеседовать с нами.
    "Дорогой друг и уважаемый учитель, Ваша память и выраженные чувства очень трогают меня. Если я могу явиться сегодня и присутствовать на собрании всех Ваших друзей и братьев-спиритов, то это лишь благодаря Вашим добрым мыслям обо мне и помощи Ваших молитв. Как справедливо сказал мой молодой секретарь, я с нетерпением ждал возможности сообщиться; с самого начала этого вечера я употреблял всю свою духовную силу, чтобы воздержаться от этого. Ваши совещания и серьёзные вопросы, которые Вы обсуждали, очень заинтересовали меня и облегчили моё ожидание. Простите, дорогой друг, но моя горячая благодарность искала скорейшего выражения."
    2. Будьте добры сообщить нам, как Вы себя чувствуете в мире духов? Опишите, пожалуйста, минуту отделения, Ваши ощущения и скажите, через сколько времени Вы пришли в сознание?
    "Я так счастлив, как только возможно, когда видишь полнейшее подтверждение своих тайных надежд и нашего утешительного и обновляющего учения. Да, я счастлив; я счастлив, что вижу теперь без всякой помехи развернувшуюся передо мною будущность спиритической науки и философии.
    Но оставим на сегодня несвоевременные рассуждения; я приду ещё раз побеседовать об этом, зная, что моё присутствие доставит Вам такое же удовольствие, какое испытываю и я, приходя к Вам.
    Отделение моё произошло довольно быстро, быстрее, чем я заслуживал. Мне очень содействовала Ваша помощь, а Ваша ясновидящая дала Вам верное описание моего освобождения. Было что-то вроде колебания или качания, как бы тянули в две разные стороны; Дух восторжествовал - и вот я здесь. Я окончательно покинул тело только тогда, когда оно было предано земле; я возвратился вместе с Вами."
    3. Что Вы думаете о церковной службе, совершённой на Ваших похоронах? Я счёл долгом присутствовать на ней. Были ли Вы достаточно свободны в это время и могли ли видеть, а также слышать мои молитвы, хотя только мысленные?
    "Да, как я уже сказал, Ваше содействие много помогло, и я возвратился с Вами, покинув окончательно мою скорлупу. Всё матерьяльное меня мало интересует, Вы это знаете. Я думаю, только о душе и о Боге."
    4. Помните ли Вы, что 5 лет тому назад, в феврале 1860 г. мы по Вашему желанию произвели над Вами опыт?4 В это время дух Ваш при жизни отделился и пришёл беседовать с нами. Разъясните нам, насколько возможно разницу между Вашим теперешним освобождением и тем, которое произошло тогда?
    "Да, конечно, я помню: но какая разница между теперешним и тогдашним моим состоянием... Тогда материя стягивала, сжимала меня своей непроницаемой сетью, и я хотел освободиться полнее, но не мог. Теперь же я свободен; обширное поле неизвестного открыто передо мною, и я надеюсь с Вашей помощью и помощью добрых духов как можно скорее подвинуться вперёд и проникнуться теми чувствами, которые необходимы, чтобы, выйдя с пути испытаний, заслужить вступление в мир наград. Какое величие, какое великолепье! Нами овладевает почти чувство ужаса, когда мы, слабые существа, пожелаем взглянуть на великое и чудное сияние."
    5. В другой раз мы будем очень счастливы продолжить эту беседу, когда Вы пожелаете посетить нас.
    "Я отвечал кратко и бессвязно на Ваши вопросы; не спрашивайте больше с Вашего верного ученика, я ещё не совсем свободен. Говорить, ещё говорить было бы величайшим удовольствием для меня, но мой руководитель удерживает меня, а я уже достаточно оценил его доброту и справедливость и подчиняюсь его решениям, хотя и очень сожалею, что должен прервать эту беседу. Я утешаюсь мыслью, что буду часто приходить и незримо присутствовать на ваших собраниях. Иногда буду говорить с Вами; я Вас люблю и хочу Вам это сказать. Но другие духи более возвышенные, чем я, требуют первенства, и я должен уступить им; они позволили моему духу высказать все накопленные им мысли. Я покидаю вас, друзья, и должен поблагодарить как вас, спиритов, которые меня призвали, так и того духа, который позволил мне занять его место. Он при жизни своей носил знаменитое имя Паскаля.
    Остаюсь, как был и как всегда буду, преданным Вашим последователем.

Д-р Виньяль."

§196. Г-н Виктор Лебюфль

    Молодой лоцман из Гавра, умер 20-ти лет. Он жил со своей матерью, бедной торговкой, к которой относился с заботливой и нежной лаской; он содержал её плодами своего тяжёлого труда. Он никогда не бывал в кабаках и не предавался излишеству, как это часто можно встретить у людей его профессии. Всё время, когда он бывал дома, т.е. когда не ездил на промысел, он проводил с матерью и помогал ей в домашней работе. Давно страдавший тяжким недугом, от которого и умер, он старательно скрывал от матери свои страдания, чтобы не беспокоить её и не давать ей самой взяться за работу. Этот молодой человек должен был обладать большой силой воли и добрыми чувствами, чтобы в таком юном возрасте устоять против пагубного влияния среды, в которой он вращался. Он искренне веровал, и смерть его была поучительна.
    Накануне смерти он попросил мать пойти отдохнуть, говоря, что он сам хочет немного заснуть. Мать согласилась, и когда она заснула, то ей представилось видение, как будто она находилась в глубоком мраке, затем появилась блестящая точка, которая всё увеличивалась и вдруг комната осветилась чудным светом, и среди него её сын, сияющий, поднимался в бесконечную высоту. Она поняла, что конец его близок, и действительно на другой день его чудная душа покинула землю; умирая, он шептал молитву.
    Семейство спиритов, знавших его и интересовавшихся его матерью, оставшейся одинокой, захотело вызвать его вскоре после смерти, но он сам появился и сообщил следующее:

    "Вы хотите знать, что я теперь? Я счастлив, очень счастлив! Не избегайте страданий и тревог, ибо они - источник радости и благословения за могилой. Счастье, радость... вы не знаете, что значат эти слова! Земное счастье так далеко от того, что мы испытываем, когда приходим к Господу с чистой совестью, с сознанием, что хорошо исполнили свой долг, и, полные радости, ждём одобрения Того, Кто для нас Всё!
    О, друзья мои, жизнь трудна и горька, если не смотреть на конец; но истинно говорю вам, если вы придёте к нам после того, как прожили согласно закону Бога, вы будете вознаграждены свыше, много свыше всех страданий, свыше всякого ожидания. Будьте добры, будьте милосердны тем неведомым многим людям милосердием, которое называется благожелательностью. Помогайте себе подобным, делайте им более того, что бы вы желали, чтобы они делали для вас, ибо вы не знаете скрытой нищеты других, а свои нужды знаете. Помогайте моей бедной матери; это единственное моё сожаление, оставленное на земле. Она должна будет перенести ещё другие испытания, чтобы достигнуть неба. Прощайте, иду к ней.

Виктор."

    Руководитель медиума. "Страдания, испытываемые в продолжение жизни, не всегда бывают наказанием. Духи, которые по воле Божией приходят на землю для исполнения какой-нибудь миссии, как тот, который сейчас говорил с вами, готовы переносить страдания, которые для других были бы тяжёлым искуплением. Сон, приближая к Всевышнему, освежает их и даёт им силы всё переносить во славу Божию. Миссия этого духа в данном существовании не была исполнена внешнего блеска, но заслуга его от этого не меньше, так как его не побуждала гордыня. Он прежде всего исполнил долг благодарности относительно той, которая была его матерью, а затем он должен был доказать, что в самой низкой среде могут быть чистые души с благодарными и возвышенными чувствами и что при желании можно противостоять всем искушениям. Это доказывает, что хорошие качества имеют начало в предшествующих существованиях, и пример этот не останется бесплодным."

§197. Г-жа Анаис Гурдон

    Очень молодая женщина, отличавшаяся кротостью характера и добрыми нравственными качествами, умерла в ноябре 1860 г. Она принадлежала к семье рабочих в каменноугольных копях, в окрестностях Сен-Этьена, - обстоятельство очень важное для оценки её положения как духа.

    1. Вызывание.
    "Я здесь."
    2. Отец Ваш и муж просили меня вызвать Вас. Они будут счастливы иметь Ваши сообщения.
    "Я также очень рада."
    3. Почему Вы так рано покинули любившую Вас семью?
    "Потому что я окончила свои земные испытания."
    4. Приходите ли Вы к ним иногда?
    "О, я часто бываю с ними."
    5. Счастливы ли Вы как дух?
    "Я счастлива; надеюсь, жду и люблю; загробная жизнь не страшна мне, и я с доверием и любовью жду, чтобы отросли мои белые крылья."
    6. Что Вы подразумеваете под этими крыльями?
    "Я надеюсь превратиться в чистого духа и сиять, как небесные посланники, ослепляющие меня."

Примечание. Крылья ангелов, архангелов, серафимов, то есть чистых духов, очевидно придуманы людьми, чтобы яснее выразить быстроту, с которой они передвигаются. Понастоящему их эфирная природа не нуждается ни в какой поддержке, чтобы пролетать пространства. Но они могут появляться людям, украшенными этими атрибутами, отвечающими человеческому представлению, точно так же, как другие духи принимают на себя вид, который они имели на земле, чтобы их легче можно было узнать.

    7. Могут ли Ваши родные сделать Вам что-нибудь приятное?
    "Они, мои дорогие, не должны были бы печалить меня своими сожалениями и слезами; они же знают, что я не потеряна для них; пусть мысль обо мне будет им приятна и легка. Я пронеслась как лёгкий лепесток, и ничего печального не должно остаться после меня."
    8. Откуда Вы заимствовали эти поэтические выражения, кажется, Вы на земле занимали положение не очень высокое и не получили образования?
    "Это говорит моя душа. Да, я имела ранее приобретённые знания, и Бог часто допускает, чтобы возвышенные и нежные духи воплощались между самыми грубыми людьми, чтобы дать им предчувствие той тонкости и деликатности душевной, которую они поймут и достигнут впоследствии."

Примечание. Без этого объяснения, столь логичного и отвечающего благости Божьей ко всем созданиям, было бы трудно понять эти деликатные выражения; они могли бы показаться аномалией. Действительно, что может быть грациознее и поэтичнее этих слов духа молодой женщины, выросшей среди грубых работ? Часто мы видим и противоположное: духи низшие воплощаются среди людей образованных и утончённых, и тогда уже это имеет цель противоположную: их собственное возвышение. Бог дарует им Свою благодать и ставит их в соприкосновение с людьми просвещёнными; иногда же имеет цель испытать этих последних. Какое философское учение, кроме спиритического, может разрешить такие проблемы?

§198. Г-н Морис Гонтран

    Морис был единственным сыном; он умер 18-ти лет от чахотки. Человек редкого, не по летам развитого ума, он любил науку; характера был кроткого, любящего и симпатичного, и обладал всеми качествами, дающими несомненные надежды на блестящую будущность. Учение своё он окончил рано и с величайшим успехом и продолжал ещё занятия в Политехнической школе. Смерть его была для родителей тяжёлым горем, оставляющим глубокие следы и тем более тяжёлые, что он всегда отличался слабым здоровьем. Родители же приписали его раннюю смерть усиленным занятиям, к которым они его поощряли, и это-то теперь ставили себе в упрёк. "Зачем, говорили они, ему теперь всё, чему он учился? Лучше бы он остался необразованным, и тогда бы он, без сомнения, был ещё с нами и служил утешением нашей старости." Если бы они были знакомы со Спиритизмом, то рассуждали бы иначе. Позднее они и нашли в нём истинное утешение. Следующее сообщение было дано их сыном одному из своих друзей через несколько месяцев после смерти:

    1. Дорогой Морис, Ваша нежная привязанность к Вашим родителям позволяет мне надеяться, что Вы пожелаете поддержать их мужество и утешить их печаль. Огорчение, даже отчаяние, в которое повергла их Ваша смерть, видимо подрывают их здоровье и заставляют тяготиться жизнью. Несколько добрых слов с Вашей стороны несомненно возродят их.
    "Мой дорогой друг, я с нетерпением ждал случая сообщиться с Вами. Горе моих родителей удручает меня; но они утешатся, когда узнают, что я для них не потерян; Вы должны постараться убедить их в этой истине. Всё это должно было произойти, чтобы привести родителей моих к вере, которая составит их счастье, ибо она прекратит их ропот против воли Провидения. Мой отец, как Вы знаете, был скептик и не верил в будущую жизнь; Бог послал им это горе, чтобы вывести их из столь прискорбного заблуждения.
    Мы увидимся здесь, в этом мире, где нет печали и куда я пришёл раньше их; но скажите им, что дозволения меня видеть они не получат, если недоверием к благости Господа заслужат такое наказание. Мне будет даже запрещено сообщаться с ними, пока они будут на земле. Отчаяние есть возмущение против воли Всевышнего, и оно всегда бывает наказано продолжением причины, вызвавшей это отчаяние, и продолжается до тех пор, пока люди не смирятся. Отчаяние есть настоящее самоубийство; оно подтачивает силы и сокращает жизнь. Напротив, нужно работать для поддержания своих телесных сил, чтобы можно было легче переносить тяготы испытаний.
    Дорогие родители, к вам обращаюсь! С тех пор, как я покинул бренное тело, я постоянно был подле вас и даже чаще, чем при жизни... Утешьтесь же: я не умер; только тело моё умерло, а дух мой будет жить всегда. Он свободен, счастлив, избавлен от болезней и печали. Вместо того, чтобы горевать, возрадуйтесь, что я там, где нет ни печали, ни воздыханий и где сердце наполняется чистой радостью.
    О, друзья мои, не жалейте о тех, кто умер преждевременно; это милость, дарованная им Богом во избежание земных скорбей. Моё существование на земле на этот раз не должно было продолжаться больше; я приобрёл там всё, что должен был приобрести, дабы подготовиться к более важной будущей миссии. Если бы я там пробыл долгие годы, знаете ли вы какой опасности, какому искушению я бы мог подвергнуться? Знаете ли вы, что если бы я не устоял против искушения, то замедлил бы своё возвышение на несколько веков! Зачем же жалеть о том, что мне выгоднее? Неутешное горе в этом случае доказывает недостаток веры и может основываться только на вере в небытие за гробом. О, да, об этом нужно сожалеть! Для думающих так нет утешения; существа, которые им дороги, потеряны для них навеки, могила уносит их последнюю надежду!"
    2. Сопровождалась ли Ваша смерть страданиями?
    "Нет, друг мой, я страдал раньше от своей болезни, но мои страдания уменьшались по мере приближения к смерти, и я уснул, не помышляя о ней. И я видел сон; я не мучился больше и дышал полной грудью сладостно вдыхая живительный и полный аромата воздух; неведомая сила несла меня через необозримые пространства, чудный свет сиял вокруг меня! Я видел своего деда; он имел уже не старческий, а свежий и молодой вид; он протянул мне руки и прижал меня к своему сердцу. Много других улыбающихся лиц встретили меня с добротою и снисходительностью; мне казалось, что я их узнаю, я был рад их видеть, и мы обращали друг к другу выражения приветствия. Но то, что я считал сном, была действительность; я уже не должен был проснуться на земле, я проснулся в мире духов."
    3. Не была ли Ваша болезнь следствием слишком усиленных занятий?
    "О, нет, будьте на этот счёт покойны. Время, которое я должен был провести на земле, было заранее определено и ничто уже не могло удержать меня там. Дух мой в минуты освобождения знал это и был счастлив, думая о своём грядущем избавлении. Но время, которое я провёл на земле, не прошло для меня бесплодно, и я радуюсь теперь, что не потерял его даром. Серьёзное учение укрепило мою душу и увеличило мои знания, и если я не мог их применить в моё кратковременное пребывание между вами, я применю их после с большею пользой. Прощайте, друзья мои, я иду к своим родителям подготовить их к принятию моего сообщения.

Морис."


1 Можно сказать, что эта дама была живым портретом добродетельной женщины, описанной в "Евангелии от Спиритизма", гл. ХШ. (А.К.)
2 Мы берём из её сообщения, сделанного на немецком языке, только то, что касается интересующего нас вопроса, исключив сведения семейного характера. (А.К.)
3 Большие подробности, равно как и другие выступления, можно найти в "Revue Spirite" за октябрь 1863 г., стр.297. (А.К.)
4 См."Revue Spirite", март, 1860. (А.К.)