Духи среднего состояния

Глава Третья

ДУХИ СРЕДНЕГО СОСТОЯНИЯ

§199. Г-н Жозеф Брэ

Умер в 1840 г., вызван в Бордо в 1862 г. своей внучкой. Честный человек пред Богом и перед людьми.

    1. Милый дедушка, скажите мне, как Вы себя чувствуете между духами, дайте нам несколько наставлений для нашего усовершенствования.
    "Всё, что хочешь, милое дитя. Я искупаю недостаток веры, но милость Божия велика, Он принимает во внимание все обстоятельства. Я страдаю, но не так, как ты понимаешь, а от сожаления о том, что плохо воспользовался своим временем на земле."
    2. Как же Вы могли им плохо воспользоваться? Вы всегда были честным человеком.
    "Да, с точки зрения людей, но между честным человеком перед людьми и честным человеком пред Богом - целая пропасть. Ты ищешь поучения, дитя моё, я постараюсь дать его тебе и объяснить сию разницу.
    Между вами считается честным человеком тот, кто соблюдает законы своей страны, законы весьма гибкие для многих; например, ты не делаешь зла своему ближнему, если явно не отнимаешь у него его достояния; но часто без зазрения совести отнимаешь у него доброе имя и счастье в таких случаях, когда закон и общественное мнение не могут обличить твоего лицемерия. Когда кому-нибудь напишут на могильном памятнике длинный ряд добродетелей, о которых он при жизни проповедывал, то думают, что он заплатил свой долг человечеству. Какое заблуждение! Чтобы быть честным человеком пред Богом, недостаточно соблюдать законы человеческие, нужно в особенности не нарушать законов Божеских.
    Честный человек пред Богом - тот, кто, полный самоотвержения и любви, посвящает свою жизнь добру и помощи ближнему; тот, кто, сознавая цель, деятелен в жизни; исполняет порученную ему матерьяльную задачу и подаёт братьям своим пример любви к труду; он должен быть деятелен в добрых делах, ибо не должен забывать, что он слуга, у которого господин спросит отчёта в употреблении, данном им своему времени; он деятелен перед концом жизни, ибо должен показывать пример любви к Создателю и к своему ближнему. Честный человек перед Богом должен избегать язвительных выражений, этого яда, прикрытого цветами красноречия, который вредит честному имени ближнего и часто убивает его нравственно, предавая осмеянию. Честный человек пред Богом должен всегда остерегаться ложной гордости, зависти и честолюбия. Он должен быть терпелив и кроток с теми, кто на него нападает; он должен прощать от всего сердца и без тщеславия того, кто его оскорбил; он должен любить своего Создателя во всех Его созданиях; он должен, наконец, привести в исполнение сжато выраженное великое правило обязанностей человека: любить Бога превыше всего и своего ближнего - как самого себя.
    Вот, дорогое дитя моё, почти всё, чем должен отличаться человек честный пред Богом. Так вот, исполнил ли я всё это? Нет, я не соблюл многих из этих условий и каюсь теперь в этом; я был не настолько деятелен, насколько это нужно; забвение Бога вовлекало меня в другие забвения, которые хотя и не подлежат ответственности перед законом людским, тем не менее преступны перед законом Бога. Я достаточно мучился, когда понял и почувствовал всё это; вот почему я надеюсь теперь только на благость Господа, который видит моё раскаяние. Скажи всё это, дитя моё, и повтори тем, чья совесть отягчена; пусть они постараются загладить свои прегрешения добрыми делами, и милосердие Божие не остановится для них на поверхности. Его отеческие любящие очи сосчитают все искупления, а всесильная рука сотрёт все ошибки."

§200. Г-жа Элен Мишель

    Молодая женщина, умершая 25-ти лет внезапно в несколько минут, без страдания и безо всякой видимой причины. Она была богата, немного легкомысленна и занималась в жизни больше пустяками, чем серёзными вещами, но, несмотря на это, сердце у неё было доброе, она была кротка, снисходительна и милосердна.
    Вызванная через три дня после смерти людьми, знавшими её, она отвечала так:

    "Я не знаю, где я... какой хаос окружает меня! Вы звали меня, и я пришла. Я не понимаю, почему я не у себя... меня оплакивают, как умершую, а я здесь и не могу заставить узнать себя... Тело моё мне больше не принадлежит... кровь моя застыла... Я хочу уйти от него, от этого тела, а не могу оторваться, я точно пригвождена к нему и всё возвращаюсь сюда... Я как бы раздвоилась... И когда же я пойму, что со мной происходит? Я опять должна итти туда... что станется с моим другим "я" в моё отсутствие?.. Прощайте."

    Чувство раздвоенности, ещё не совсем уничтоженное полным отделением, здесь очевидно. Это был характер легкомысленный; а обеспеченное состояние и возможность исполнения всех капризов ещё более располагали её к ветрености. Неудивительно, что освобождение её шло не быстро и что через три дня после смерти она ещё чувствовала свою связь с телом. Но так как у неё не было серьёзных пороков и в основе она была очень добра, то это положение длилось не долго и было не особенно тяжело. Когда её вызвали ещё раз через несколько дней, понятия её оказались сильно изменившимися. Вот что она говорила:

    "Благодарю, что вы молились за меня. Я преклоняюсь перед благостью Господа, который избавил меня от страданий и страха перед минутой отделения души от тела. Бедная моя мать, ей будет очень тяжело покориться, но её поддержат, и то, что в её глазах есть великое несчастье, было необходимо, чтобы небесное стало для неё тем, чем должно быть: всем. Я буду около неё до окончания её земных испытаний и помогу ей их перенести. Я не несчастлива, но мне ещё много надо сделать, чтобы подвинуться к блаженству. Я буду молить Господа дозволить мне возвратиться на землю, мне нужно возместить время, которое я потеряла в последнем существовании. Да поддержит вас вера, друзья мои, имейте доверие в силу молитвы, когда она исходит от сердца. Бог Милосерд!"
    Вопрос. Долго ли Вы не могли притти в сознание?
    Ответ: "Я поняла смерть в тот день, когда Вы помолились за меня."
    Вопрос. Это состояние смятения было болезненно или нет?
    Ответ: "Нет, я не страдала; я думала, что вижу сон, и ожидала пробуждения. Жизнь моя была не лишена огорчения, но каждый, воплощённый на этом свете, должен страдать: я покорялась воле Божьей, и Он зачёл мне это. Я благодарна Вам за молитву, которой Вы помогли мне опомниться. Благодарю. Всегда с удовольствием буду приходить к Вам. Прощайте.

Элен."

§201. Маркиз де Сен-Поль

Умер в 1860 г., вызван был по просьбе сестры, члена Парижского Общества, 16 мая 1861 г.

    1. Вызывание:
    "Я здесь."
    2. Ваша сестра просила вызвать Вас, хотя она и сама медиум, но недостаточно сформированный, и потому не уверена в себе.
    "Я постараюсь ответить на все вопросы."
    3. Она хочет знать, счастливы ли Вы?
    "Я в скитальчестве, а это переходное состояние никогда не приносит ни блаженства, ни положительного наказания."
    4. Долго ли Вы не приходили в сознание?
    "Я долго оставался в смятении и пришёл в себя только тогда, когда мог поблагодарить тех, кто не забыл меня и молился за меня."
    5. Можете ли определить продолжительность Вашего смятения?
    "Нет."
    6. Кого из родных Вы узнали прежде всего?
    "Я узнал отца и мать, оба они встретили меня после пробуждения, они же и посвятили меня в новую жизнь."
    7. Почему в конце Вашей болезни Вы разговаривали с теми, кого Вы особенно любили на земле?
    "Потому что до моей смерти мне был показан мир, в котором я буду находиться. Я перед смертью был ясновидящим, и зрение моё омрачилось только во время перехода и окончательного отделения духа от тела: телесная связь у меня была ещё очень крепка."
    8. Почему Вам преимущественно приходили на память воспоминания детства?
    "Потому что начало жизни ближе к концу её, чем середина."
    9. Как Вы это понимаете?
    "Умирающие вспоминают и видят как бы в утешительном мираже годы чистоты и невинности."

Примечание. Вероятно по той же причине старцы, приближающиеся к концу жизни, имеют столь ясное воспоминание о малейших подробностях своего детства.

    10. Почему, говоря о теле, Вы всегда употребляли третье лицо?
    "Потому что я был ясновидящим, как уже сказал; я ясно чувствовал разницу между физическим и духовным, и разница этих двух субстанций, соединённых жизненным флюидом, особенно ярко выступает в глазах умирающего ясновидящего."

Примечание. Данная особенность проявилась в смерти этого господина. В последние минуты он всё повторял: "Он хочет пить, дайте ему напиться; ему холодно, согрейте его; у него болит то-то и то-то". И когда ему говорили: "Ведь это вы хотите пить?" Он отвечал: "Нет, это он". Тут ясно определяются два существования; мыслящее "я" помещается в духе, а не в теле; дух, уже почти отделённый, смотрел на своё тело как на постороннюю личность, уже ему не принадлежащую, и вот этому-то телу надо было дать пить и есть, а не ему, духу. Этот феномен замечается также у некоторых сомнамбул.

    11. Всё, что Вы сказали о Вашем скитальческом состоянии и о продолжительности Вашего смятения, наводит на мысль, что Вы несчастливы, а между тем Ваши качества должны были бы доказывать противное. Впрочем, бывают духи-скитальцы счастливые, как есть и несчастные.
    "Я нахожусь в переходном положении; человеческие добродетели приобретают здесь настоящую цену. Моё состояние, конечно, предпочтительнее земному воплощению, но я всегда имел стремление к добру и к истинной красоте, и душа моя только тогда удовлетворится, когда поднимется к стопам своего Создателя."

§202. Г-н Кардон. Доктор

    Доктор Кардон провёл часть своей жизни в торговом флоте, в качестве врача на китобойном судне, и приобрёл там матерьялистические привычки и взгляды. Возвратившись в деревню, он занялся скромной профессией деревенского врача. Спустя некоторое время г-н Кардон убедился, что у него начинается гипертрофия сердца; зная, что эта болезнь неизлечима, он стал думать о смерти, и мысли эти повергли его в такую тяжкую меланхолию, что ничто не могло его развлечь. За 2 месяца вперёд он предсказал свою кончину, определив даже день её; когда он почувствовал приближение смерти, то собрал свою семью, чтобы проститься со всеми. Его жена, мать, трое детей и другие родственники все находились около его постели, и в ту минуту, когда жена хотела его приподнять, он опустился, посинел, глаза его закрылись и все подумали, что он умер; жена стала перед ним, чтобы закрыть его от детей. Через несколько минут он открыл глаза; его лицо сияло, оно приняло выражение блаженства, и он воскликнул: "О, дети мои, как это великолепно, какое величие! О, смерть, какое благо! Какая сладость! Я уже был мёртв и почувствовал, что душа моя поднялась высоко-высоко; но Бог позволил мне возвратиться, чтобы сказать вам: "Не опасайтесь смерти, это освобождение!.." Отчего не могу описать вам великолепия всего того, что я видел, и высказать вам своё впечатление... Но всё равно, вы этого не поймёте!.. О, дети мои, поступайте всегда так, чтобы заслужить столь неописуемое блаженство, предназначенное для людей добродетельных, живите по закону милосердия, отдавайте часть того, что имеете, неимущему. Дорогая жена, я оставлю тебя в несчастливом положении; у нас есть должники, но, прошу тебя, не мучь тех, кто нам должен; если они находятся в стеснённом положении, то подожди, когда они будут в состоянии расплатиться; кто же не сможет отдать, прости им долг. Бог вознаградит тебя. Ты, сын мой, работай, чтобы содержать мать твою, будь всегда честным человеком и остерегайся обесчестить нашу семью. Возьми этот крест, который я имею от матери моей, держи его всегда при себе, и пусть он напоминает тебе мои последние советы... Дети мои, помогайте и поддерживайте друг друга, да будет мир между вами, не будьте ни горды, ни тщеславны; прощайте врагам вашим, если хотите, чтобы Бог простил вас." Затем, подозвав к себе детей, он протянул к ним руки и прибавил: "Благословляю вас, дети мои!" И глаза его закрылись на этот раз уже навсегда; но лицо его сохранило такое величественное выражение, что множество посторонних людей приходило любоваться им вплоть до дня его погребения.
    Все эти интересные подробности сообщил нам друг этой семьи. Тогда мы решили, что вызывание г-на Кардона будет очень поучительно для всех нас, а также полезно для самого духа.

    1. Вызывание.
    "Я подле вас."
    2. Нам рассказали о Ваших последних минутах, и рассказ этот наполнил нас восхищением. Будьте добры, опишите нам, что Вы видели в том промежутке времени, между Вашими двумя смертями, если можно так выразиться?
    "То, что я видел, поймёте ли вы? Я не знаю, потому что я не могу найти выражений, способных объяснить то, что я видел в продолжение этих нескольких мгновений."
    3. Отдаёте ли Вы себе отчёт в том, где Вы были? Далеко ли это от земли, на другой ли планете или в пространстве?
    "Дух не определяет расстояний, так как вы их понимаете. Унесённый неизвестной силой, я увидел величие Неба, такое, как можно представить себе только во сне. Этот полёт через беспредельное пространство произошёл так быстро, что я не могу определить времени, употреблённого на это моим духом."
    4. В настоящее время пользуетесь ли Вы тем блаженством, которое увидели тогда?
    "Нет, я бы хотел им пользоваться, но Бог не может меня так вознаградить. Я слишком часто восставал против благочестивых мыслей, которые диктовало мне моё сердце, и смерть казалась мне несправедливостью. Неверующий врач, я почерпнул в науке сомнение против нашей второй натуры, которая есть наше разумное начало; я думал, что бессмертие души есть вымысел или фикция, соблазняющая малоразвитые натуры; однако пустота небытия пугала меня, и я часто проклинал этого таинственного деятеля, т.е. - смерть, который всё уносит и уносит человечество. Философия спутала мои понятия и не объяснила мне всего величия Всевышнего, который умеет распределять горе и радости для назидания людей."
    5. После Вашей настоящей смерти скоро ли Вы пришли в сознание?
    "Нет. Я пришёл в чувство во время своего перехода, когда дух мой пролетел эфирные пространства; но после настоящей смерти моё смятение продолжалось несколько дней. Бог послал мне милость, и я скажу вам почему: моё первоначальное неверие больше не существовало; я уверовал ещё до своей смерти. Рассматривая с научной точки зрения причину, от которой я погибал, я не мог найти никакой, так сказать, земной причины, а нашёл скорее Божественную: она-то меня утешила, вдохновила, и мужество моё стало сильнее страдания. Я благословлял то, что прежде проклинал, и смерть казалась мне освобождением.
    Мысль о Боге велика как мир. О, какое бесконечное утешение даёт нам молитва, приводящая нас в умиление; это вернейший элемент нашей нематерьяльной жизни; с её помощью я твёрдо уверовал, и потому Бог, услышав мои мольбы, пожелал вознаградить меня до окончания моего воплощения."
    6. Можно ли сказать, что в первый раз Вы умерли?
    "И да, и нет; дух оставил тело и, конечно, тело угасло; но, возвратившись, он вошёл опять в своё земное жилище, и жизнь возвратилась телу, которое было как бы во сне."
    7. Чувствовали ли Вы в это время связь с Вашим тело?
    "Конечно. Дух имеет крепкую связь с телом; чтобы его покинуть, нужно последнее содрогание тела, и тогда только дух возвращается к настоящей своей жизни."
    8. Почему во время Вашей кажущейся смерти Ваш дух мог в продолжение нескольких минут отделиться от тела без всякого сотрясения, тогда как после, при настоящей смерти, смятение продолжалось несколько дней? Казалось бы, что в первом случае связь души с телом должна быть крепче, чем во втором?
    "Вы часто вызывали воплощённых духов и получали разумные ответы; я находился в таком же положении. Бог позвал меня, а служители Его сказали мне: "Иди", я повиновался и благодарю Господа за дарованную мне особенную милость; я увидел бесконечность Его величия! Благодарю и вас, что вы помогли мне, до моей смерти, дать наставление близкой мне семье."
    9. Кто внушил Вам добрые и благочестивые мысли, которые Вы высказали семье?
    "Мысли эти были отголоском того, что я видел и слышал; добрые духи вдохновляли мой голос и оживляли моё лицо."
    10. Как Вы думаете, какое впечатление произвели Ваши слова на присутствующих, на Ваших детей в особенности?
    "Очень глубокое, поразительное; смерть не обманывает; дети, как бы неблагодарны и нечувствительны они ни были, преклоняются перед отходящим воплощением! Если бы возможно было раскрыть все сердца детей перед открытой ещё могилой их родителей, то видны были бы только настоящие их мысли, которые внушают им в эту минуту духи: "Трепещите, если вы сомневаетесь; смерть есть искупление, справедливость Божеская!" Уверяю вас, что, несмотря на неверие, друзья и дети мои поверят моим словам, которые произнёс голос мой перед смертью. Я был выразителем другого мира."
    11. Вы сказали, что не пользуетесь счастьем, которое видели тогда; разве Вы несчастны?
    "Нет, потому что я верил ещё до своей смерти. Заметьте, что Господь вспомнил о моих молитвах и моей безусловной вере; я нахожусь на пути к совершенствованию и дойду до цели, которую мне дозволили видеть. Молитесь, друзья мои, о мире невидимых, руководящих вашими судьбами; это братская взаимность есть милосердие, могучий рычаг, который приводит в общение духов всех миров."
    12. Не хотите ли сказать несколько слов Вашей жене и детям?
    "Я прошу всех моих близких веровать во Всевышнего, могущественного, праведного, незыблемого, молитва Которому утешает и подкрепляет; и в милосердие, которое есть самое чистое деяние воплощённого человечества. Пусть помнят, что можно отдать мало: и всё же лепта вдовицы - самая большая заслуга перед Богом; Он знает, что бедный даёт много, давая крупицу, богатый же должен давать много и часто, чтобы заслужить столько, сколько бедный.
    Будущность есть милосердие и доброжелательность во всех действиях. Духи все должны быть братьями и никогда не тщеславиться пустыми преимуществами. Дорогая семья, тебя постигнут тяжкие испытания, но прими их с мужеством, помня, что Бог всё видит. Произносите чаще следующую молитву: "Бог любви и милосердия, Бог Всесильный, дающий всё и всегда, дай нам силу, которая бы не отступала ни перед какими трудами; дай нам доброту, кротость и милосердие, сделай нас малыми по достоянию, но великими по сердцу. Пусть дух наш будет спиритом на земле, чтобы лучше понять Тебя и лучше возлюбить! Да будет Имя твоё, о Боже, эмблемой свободы, да утешит оно всех угнетённых, всех тех, кто любит, прощает и верит!

Кардон."

§203. Г-н Станислав Эрик

(Произвольное сообщение. Парижское Общество, август, 1863).

    "Сколько счастья дают нам любвеобильные, живо чувствующие сердца! О, прекрасные и добрые мысли, открывающие путь к спасению всему, что живёт, всему, что дышит матерьяльно и духовно; да распространится ваш целительный источник широким потоком как на нас, так и на вас. Какие выражения выбрать, чтобы передать то счастье, которое испытывают все ваши братья за могилой в созерцании чистой любви, соединяющей всех вас. О, братья, сколько добра повсюду, какие хорошие чувства, высокие и простые вы призваны сеять по длинному пути, который вам назначено пройти; как велика будет награда, даже ранее того времени, как вы получите на неё право!
    Я присутствовал на всех ваших собраниях, я слушал, я слышал, я понял - и в свою очередь могу исполнить свой долг и просветить несовершенных духов.
    Слушайте: я далеко не был счастлив: погружённый в необъятное, в бесконечное, я чувствовал, что мои страдания были оттого сильней, что я не мог дать в них себе точного отчёта. Благословен Бог! Он дозволил мне войти в святая-святых, где нет места злым. Друзья, как я вам благодарен, сколько сил я почерпнул благодаря вам! Добродетельные люди, собирайтесь чаще, поучайте, вы не можете знать, сколько приносят добра ваши серьёзные собрания; духи, которым надо ещё много учиться, которые добровольно остаются бездеятельными, ленивыми, забывчивыми к своим обязанностям, все могут притти и слушать. И вот, поражённые тем, что услышат, они могут опомниться, оглянуться на себя, взглянуть на цель, которую должны достигнуть, и, глядя на вас, может быть, постараются поискать средство выйти из тяжёлого положения, в котором находятся. Я с великим счастьем предлагаю свои услуги быть посредником и выразителем страждущих душ; я знаю, что обращаюсь к людям, исполненным любви, и не буду отвергнут. Примите же ещё раз, великодушные люди, выражение благодарности моей и всех тех, кому вы, может быть, не подозревая этого, сделали столько добра!

Станислав Эрик."

    Дух-руководитель медиума. "Дети мои, дух этот был очень несчастлив, потому что долго заблуждался; теперь он понял свои ошибки, раскаялся и наконец обратился к Богу, которого не хотел раньше знать. Теперешнее его положение не есть счастье, но он надеется на будущее и уже не так страдает. Бог дозволил ему притти слушать вас и потом отправиться в низшие сферы наставлять духов, которые, как и он, нарушали законы Всевышнего. И теперь он достигнет блаженства, так как твёрдо решился на это."

§204. Г-жа Анна Бельвиль

    Молодая женщина, умершая 35 лет после долгой и тяжёлой болезни. Живая, умная, одарённая редкими нравственными качествами, верная жена и чудная мать, она к тому же никогда не теряла присутствия духа и обладала сильною и твёрдою волею. Не злопамятная, она всегда была готова оказать услугу даже тем, на которых имела право жаловаться. Хорошо знакомые и даже связанные с ней давнишнею дружбою, мы легко могли проследить всю её жизнь, а также и обстоятельства её смерти.
    Случайно заболев тяжёлою болезнью, она провела в постели три года; страдания свои она выносила с героическим мужеством и до последней минуты не теряла природной своей весёлости. Она твёрдо верила в существование души, в загробную жизнь, но мало о ней думала; все мысли её были заняты настоящей жизнью, которую она очень любила. Но смерти она не боялась и не искала матерьяльных наслаждений; жизнь её была очень проста, и она без труда обходилась тем, что ей было доступно. Она хотела жить не столько для себя, сколько ради детей, которым, как она чувствовала, была необходима; вот почему она так цеплялась за жизнь. Она была знакома со Спиритизмом, но не изучала его основательно; интересовалась им, но не могла сосредоточить своих мыслей на идее о будущности. Спиритизм казался ей истиною, но не производил глубокого впечатления на её ум. Она делала добро по естественному, непосредственному побуждению, но не с мыслью о награде или наказании. Давно уже положение её было безнадёжным, с минуты на минуту ожидали её смерти, и сама она не сомневалась в своей близкой кончине. Однажды, когда муж её был в отсутствии, она почувствовала слабость и поняла, что час её настал; взор её затуманился, смятение овладело ею и она почувствовала уже томление расставания. Но ей очень не хотелось умереть до прихода мужа. Сделав над собою громадное усилие, она сказала: "Нет, я не хочу умирать." Тогда она почувствовала, что оживает, и совершенно пришла в себя. Когда возвратился муж, она сказала ему: "Я собиралась умирать, но хотела подождать твоего возвращения, так как имею несколько указаний, которые хотела тебе передать." Борьба её со смертью продолжалась ещё три месяца и сопровождалась мучительными страданиями.
    Вызов на другой день после смерти:

    "Благодарю вас, добрые друзья, что вы интересуетесь мною; но вы всегда были для меня, как самые близкие родные. Итак, радуйтесь, я счастлива. Утешьте моего бедного мужа и следите за моими детьми. Я только что была подле них."
    1. Вероятно смятение продолжалось у Вас недолго? Вы отвечаете нам с такою ясностью.
    "Друзья мои, я так много перенесла, а вы знаете, что я страдала безропотно. Моё испытание кончилось. Сказать, что я совершенно освободилась, не могу, но я не страдаю более, а это для меня большое облегчение. На этот раз я совершенно выздоровела; но мне необходима помощь молитвы, чтобы потом работать вместе с вами."
    2. Какая могла быть причина Ваших столь долгих страданий?
    "Ужасное прошлое, друг мой."
    3. Можете ли Вы нам объяснить, что за прошлое это было?
    "Дайте мне забыть его, я дорого за всё заплатила!"

    Через месяц после смерти.

    4. Теперь Вы, вероятно, окончательно освободились; мы будем счастливы иметь с Вами более подробную беседу. Не можете ли Вы сказать нам, какая была причина Вашей долгой агонии?
    "Благодарю вас за память и молитвы обо мне: сколько оне принесли мне пользы и как способствовали моему освобождению! Пожалуйста, поддержите меня ещё и молитесь за меня. Вы понимаете, что такое молитва! Вы не произносите пустых слов, как многие другие, которые не знают, что значит хорошо молиться.
    Я много страдала, но страдания мои все вознаграждены; мне позволено бывать часто около детей, которых я покинула с таким сожалением.
    Я сама продолжила свою мученическую жизнь; моё страстное желание жить для детей заставило меня крепко держаться за материю, и в противоположность прочим я не хотела покинуть своё бренное тело, которое причиняло мне столько страданий. Вот настоящая причина моей долгой агонии. Моя болезнь, мои муки, всё это - искупление, это часть долга, уплаченного мною. Да, друзья мои, если бы я вас слушала, какая бы была разница в теперешней моей жизни. Какой бы я чувствовала покой в последнюю минуту, и насколько отделение было бы легче, если бы я, вместо того чтобы противиться, с доверием положилась на волю Божию. Но я была занята настоящим вместо того, чтобы думать только о будущем.
    Когда я вновь приду на землю, я буду спириткой. Какое великое учение, какая обширная наука! Я часто присутствую на ваших собраниях и слушаю наставления, которые вам дают. Если бы я могла понимать их, пока была на земле, то меньше бы страдала, но тогда не настал ещё час. Теперь я понимаю всю благость Господню и всю справедливость Его, но ещё недостаточно возвысилась, чтобы не интересоваться житейскими делами; в особенности притягивают меня к земле мои дети; не для того, однако, чтобы баловать их, но чтобы за ними следить и стараться, чтобы они следовали по пути, начертанному Спиритизмом. Да, друзья мои, у меня ещё много забот; в особенности одна, от которой зависит судьба моих детей."
    5. Не можете ли Вы рассказать нам Ваше прошлое, о котором Вы так жалеете?
    "Дорогие друзья, я готова исповедаться перед вами! Вина моя состояла в том, что я не хотела признать чужого страдания; я видела мучения моей матери и не жалела её; я предполагала, что она преувеличивает. Никогда не видя её в постели, я думала, что она здорова, и смеялась над её воображаемыми болезнями. Вот как наказывает Бог!"

    Через шесть месяцев после смерти.

    6. Теперь уже прошло довольно времени с тех пор, как Вы покинули Вашу земную оболочку; не скажете ли Вы что-нибудь о Вашем положении и о занятиях в мире духов?
    "В продолжение моей земной жизни я была то, что обыкновенно называется доброй женщиной; но я прежде и больше всего любила собственное благополучие, от природы я была сострадательна, но не могла бы принести себя в жертву, чтобы помочь ближнему в несчастьи. Теперь всё изменилось; я - всё-таки я, но это "я" значительно изменилось. Я приобрела многое. Я поняла, что в мире невидимых нет ни ранга, ни положения, кроме личного достоинства. Тут добрый бедняк стоит выше гордого и злого богача, который унижал его своей милостыней. Я теперь покровительствую преимущественно огорчённым семейными неприятностями или потерею родителей и состояния. Мне дана миссия утешать и ободрять их, и я счастлива, исполняя это.

Анна."

    Важный вопрос вытекает из всего вышесказанного: Может ли кто-нибудь усилием воли задержать отделение души от тела?
    Ответ духа Св.Людовика: "Если решать этот вопрос утвердительно и без исключения, то можно притти к ложным выводам. Конечно, воплощённый дух может в некоторых случаях продлить своё телесное существование, чтобы окончить распоряжения, которые он считает необходимыми; это может быть ему дозволено, как и в том случае, о котором сейчас упоминалось. Но подобное продолжение жизни только очень кратковременно, так как не может быть дозволено человеку нарушать законы Природы и вызывать возврат жизни, когда она дошла до своего предела. Это только временная отсрочка. Но из возможности такого исключительного факта не следует заключать, чтобы он мог быть обобщён и чтобы всякий мог, по желанию, продлить таким образом свою жизнь. В видах испытания духа или ради окончания его миссии, его изношенные органы могут получить прибавку жизненного флюида, которая дозволит им на несколько минут продлить матерьяльное проявление мысли; но это исключение, а не правило. Не следует также видеть в этом нарушение неизменных законов Божьих: это - последствие свободы воли души человеческой, которая в последнюю минуту желает окончить данную ей миссию. Иногда же это бывает наказанием для духа, сомневающегося в будущей жизни; ему продляют эту жизнь, а вместе с ней и мучения.

Святой Людовик."

    Можно удивляться той быстроте, с которой дух этот освободился, несмотря на привязанность его к телесной жизни; но нужно заметить, что привязанность эта не имела ничего матерьяльного или чувственного; скорее даже тут было нравственное чувство, так как оно мотивировалось заботами о малолетних детях. Дух же этот был довольно возвышен и в нравственном, и в умственном отношении. Периспритальные связи его не имели цепкости, происходящей от преобладания материи; скорее можно сказать, что жизнь, ослабленная долгой болезнью, держалась только на нескольких нитях и эти-то нити помешали отделению. За своё же сопротивление дух был наказан продолжением страданий, которые зависели от свойства болезни, а не от трудности отделения. Вот почему после освобождения, смятение длилось недолго. Не менее важный факт вытекает из этого сообщения так же, как из большинства тех, которые получались через более или менее значительный промежуток после смерти. Это постепенная перемена, происходящая в понятиях духа, перемена, которую легко можно проследить.
    В данном случае она выражается не в лучших чувствах, но в более здравых понятиях о вещах. Итак, совершенствование души в духовной жизни есть факт, подтверждённый опытом; жизнь телесная есть проведение этого прогресса на практике: это испытание новых решений, горнило, в котором дух очищается.
    Раз душа совершенствуется после смерти, судьба её не может быть неизменно определена, так как неизменность определения, как мы уже объяснили выше, есть отрицание прогресса. Эти два положения не могут существовать одновременно; остаётся то, которое признано разумом и доказано фактами.