Самоубийцы

Глава Пятая

САМОУБИЙЦЫ

§215. Самоубийца в купальне "Самаритен"

    7 апреля 1858 г. около семи часов вечера, человек лет 50-ти, прилично одетый, пришёл в купальню "Самаритен" в Париже и приказал приготовить себе ванну. Слуга по прошествии двух часов со времени его прихода был крайне удивлён, что посетитель не требует его, и решился войти к нему, думая, что, может быть, гость почувствовал себя нехорошо. Глазам слуги представилось ужасное зрелище: несчастный перерезал себе горло бритвой, и кровь его смешалась с водой в ванне. Личность самоубийцы установлена быть не могла, и потому труп отправили в морг.
    Дух этого человека, вызванный Парижским Обществом шесть дней спустя после его смерти, дал следующие ответы:

    1. На первое вызывание получается ответ духа-руководителя медиума: "Остановись... он здесь."
    2. Где Вы находитесь теперь?
    "Я не знаю... Скажите мне, где я?.."
    3. Вы в обществе людей, занимающихся изучением Спиритизма и желающих Вам добра.
    "Скажите мне, жив ли я... Я задыхаюсь в гробу."

Примечание. Его душа хотя и отделилась от тела, но пока ещё погружена, если можно так сказать, в водоворот телесного вещества; его земные идеи живы; очевидно, поэтому он не считает себя умершим.

    4. Кто Вас убедил притти к нам?
    "Я почувствовал себя облегчённым."
    5. Что побудило Вас к самоубийству?
    "Разве я умер?.. Нет, нет... я живу в своём теле... Вы не знаете, как я страдаю!.. я задыхаюсь... О, если бы нашлась сострадательная рука, которая бы меня прикончила!"
    6. Почему Вы не оставили никакого следа, по которому Вас можно было бы узнать?
    "Я, всеми оставленный, бежал от страдания и нашёл муку."
    7. У Вас и теперь те же причины остаться неизвестным?
    "Да!.. не прикасайтесь раскалённым железом к свежей ране."
    8. Не скажете ли Вы нам Ваше имя, возраст, профессию, жительство?
    "Нет... нет, ни за что."
    9. Была у вас семья, жена, дети?
    "Я был всеми оставлен, ни одно существо меня не любило."
    10. Что же Вы сделали, что Вас никто не любил?
    "Сколько таких, как я!.. Человек может быть покинутым среди семьи, когда ни одна душа его не любит."
    11. В момент выполнения самоубийства, Вы не испытывали никакого колебания?
    "Я жаждал смерти... Я ждал покоя."
    12. Как мысль о будущем не заставила Вас отказаться от Вашего намерения?
    "Я в него более не верил; я был без надежды. Будущее... это - надежда."
    13. О чём Вы думали в тот миг, когда почувствовали, что жизнь покидает Вас?
    "Я ни о чём не думал. Я чувствовал... Но моя жизнь не угасла... моя душа связана с моим телом... Я чувствую, как меня точат черви."
    14. Что Вы испытывали в миг, когда совершилась смерть?
    "Но разве она совершилась?.."
    15. Страдали ли Вы в тот миг, когда жизнь Вас покидала?
    "Менее, чем потом... Если я действительно умер, то страдало бы одно тело."
    16. (К Св. Людовику): Что подразумевает дух, говоря, что момент смерти был менее тяжёл, чем потом?
    "Он свалил с себя ношу, которая его тяготила, он чувствовал наслаждение в страдании."
    17. Такое состояние всегда ли является следствием самоубийства?
    "Да. Дух самоубийцы связан с телом до конца его жизни; естественная смерть есть освобождение от жизни: самоубийство же - её уничтожение."
    18. Это состояние такое же ли, как после всякой случайной смерти, не зависящей от желания, и которая сокращает естественную продолжительность жизни?
    "Нет... Что Вы понимаете под самоубийством?.. Дух отвечает лишь за свои проступки."

Примечание. Это сомнение в смерти очень обыкновенное явление у людей, недавно умерших, и особенно у тех, кто при жизни не постарался возвысить свою душу над материей. Феномен весьма странный по первому взгляду, но он объясняется весьма естественно. Если человека, первый раз находящегося в сомнамбулическом состоянии, спросить, спит ли он, он почти всегда отвечает, что нет, и ответ его вполне логичен: в данном случае вопрошающий неверно ставит вопрос, пользуясь для него несоответственным выражением. Идея сна на нашем обычном языке связана с прекращением всех наших чувственных способностей; поэтому сомнамбула, которая думает, видит, слышит, владеет моральной свободой, не предполагает, что она не спит, и действительно, она спит в грубом смысле этого слова. Вот почему она отвечает "нет" до тех пор, пока она не отвыкнет от матерьяльного способа понимать вещи. То же самое происходит с человеком, только что умершим: для него смерть - это уничтожение бытия; как и сомнамбула, он видит, чувствует, говорит, следовательно, по его - он не умер, и он это утверждает до тех пор, пока не приобретёт сознания своего нового положения. Эта иллюзия всегда более или менее тягостна, потому что она никогда не бывает полной и держит дух в некотором беспокойстве. В вышеприведённом примере иллюзия эта является настоящим мучением, потому что она доходит до ощущения червей, точащих тело, и потому что она будет продолжаться так долго, как продолжительна была бы жизнь этого человека, не прерви он её самовольно. Такое состояние часто встречается у самоубийц, но оно не всегда бывает при одинаковых условиях; оно изменяется особенно в продолжительности восприятия ощущений, в зависимости от обстоятельств, усугубляющих или смягчающих вину. Ощущение червей и разложения тела не есть исключительная принадлежность самоубийцы; оно часто испытывается и теми, кто жил более матерьяльной, чем духовной жизнью. В принципе, ни одна вина не остаётся ненаказанной, но для способов наказания нет правила безусловного и одинакового.

§216. Отец и новобранец

    В начале войны с Италией, в 1859 году, в Париже жил один негоциант, отец семьи, пользовавшийся общим уважением; у него был сын, которого судьба призвала в ряды войска. Находясь по своему положению в невозможности избавить сына от службы, негоциант вздумал покончить с собою и этим освободить его, как единственного сына вдовы, от службы в армии. Год спустя он был вызван Парижским Спиритическим Обществом по просьбе одной особы, знавшей его и интересовавшейся его судьбой в мире духов.

    (Обращение к Св. Людовику). Будьте добры сказать нам, можем ли мы вызвать человека, о котором только что говорили?
    "Да, он даже будет очень рад этому, потому что это его немного облегчит."
    1. На первое вызывание получился ответ:
    "О! Благодарю! Я очень страдаю, но... справедлив: Он меня простит."

Примечание. Дух пишет с большим трудом; буквы неправильные и бесформенные; после слова "но..." он останавливается, тщетно стараясь написать, но у него вышли лишь несколько неразборчивых чёрточек и точки. Очевидно, это слово "Бог", которое он не мог написать.

    2. Пополните промежуток, который Вы оставили.
    "Я недостоин."
    3. Вы говорите, что Вы страдаете. Вы, конечно, были неправы, покончив самоубийством, но разве причина, которая Вас к этому привела, не заслуживает снисхождения?
    "Моё наказание будет менее продолжительно, но поступок от этого ничуть не лучше."
    4. Можете ли Вы описать нам наказание, которое Вы претерпеваете?
    "Я страдаю вдвойне душою и телом; я страдаю телом, хотя и не имею его, так же, как ампутированный страдает членом, который у него отнят."
    5. Ваш поступок имел ли своей причиной исключительно Вашего сына или был вызван ещё каким-нибудь побуждением?
    "Мною руководила исключительно родительская любовь, но она плохо мною руководила; вследствие этого моё страдание будет сокращено."
    6. Предвидите ли Вы конец Ваших страданий?
    "Я не знаю конца, но я уверен, что конец этот существует, и это приносит мне облегчение."
    7. Сейчас Вы не могли написать слов "Бог", но мы видели очень страдающих духов, которые его писали; может быть, это также составляет Ваше наказание?
    "Я тоже смогу написать, но при большом усилии раскаяния."
    8. Ну, хорошо! Сделайте большое усилие и постарайтесь написать, мы уверены, что если Вы этого достигнете, это принесёт Вам облегчение.
    Дух в конце концов написал неправильными и дрожащими буквами: "Бог очень добр."
    9. Мы Вам очень благодарны, что Вы пришли на наш призыв, и мы будем молиться за Вас Богу, чтобы призвать на Вас Его милосердие.
    "Да, будьте так добры."
    10. (Вопрос к Св. Людовику): Мы очень просим Вас дать нам Вашу личную оценку поступка духа, которого мы только что вызывали.
    "Этот дух страдает справедливо, потому что у него не хватило веры в Бога, а эта вина всегда наказывается. Наказание было бы ужасно и очень продолжительно, если бы за него не говорило похвальное чувство - желание помешать сыну итти навстречу гибели. Бог, который читает в глубине сердец и который справедлив, наказал его по заслугам."

Примечание. С первого взгляда, это самоубийство кажется извинительным, потому что на него можно посмотреть, как на акт самопожертвования; так на самом деле оно и есть, но не совсем. У этого человека, как говорит дух Св. Людовика, не хватило веры в Бога. Своим поступком он, может быть, помешал выполнению судьбы, предначертанной его сыну; прежде всего неизвестно, погиб ли бы его сын на войне, а, может быть, это поприще доставило бы ему возможность сделать нечто такое, что способствовало бы его совершенствованию. Намерение его, без сомнения, было хорошее, и оно было принято во внимание: в данном случае намерение уменьшает вину и заслуживает снисхождения. Но оно не мешает дурному быть дурным; иначе под защитою такой мысли можно было бы оправдывать все проступки, и, пожалуй, можно бы было убить человека под предлогом оказать ему услугу. Разве после этого менее виновна мать, убивающая своё дитя с сознанием, что она отправляет его прямо на небо: здесь тоже совершается преступление - если так можно выразиться - с добрым намерением? С такой системой можно было бы оправдать все преступления, которые совершил слепой фанатизм во время религиозных войн.
    В принципе, человек не имеет права располагать своей жизнью, потому что она ему дана в виду тех обязанностей, которые он должен выполнить на земле, поэтому он не должен самовольно её сокращать ни под каким предлогом. А так как ему никто не может в этом помешать, ибо у него есть свободная воля, он и несёт все последствия своего поступка. Самое строго наказываемое самоубийство - самоубийство, совершённое с отчаяния или с целью избежать жизненной нищеты. Избавляться от ниспосланной нищеты, которая очень часто служит одновременно испытанием и искуплением, значит, отклониться от принятой на себя задачи, а иногда и миссии, которую должно было выполнить.
    Самоубийство не заключается только в одном поступке, влекущем за собой внезапную смерть; оно заключается во всём том, что заведомо влечёт за собой преждевременную потерю жизненных сил.
    Нельзя отнести к самоубийству самоотвержение, подвергающее себя неминуемой смерти с целью спасти своего ближнего; во-первых, потому что в данном случае нет предумышленного намерения лишить себя жизни, а во-вторых, нет такой опасности, от которой Провидение не могло бы нас спасти, если не настал ещё для нас час смерти. Смерть при таких обстоятельствах является похвальной жертвой, потому что это не что иное, как самоотречение в пользу другого. (См. "Евангелие от Спиритизма", гл.V, NN 53, 65, 66, 67).

§217. Г-н Франсуа-Симон Лувэ

(из Гавра)

    Следующее сообщение было дано произвольно в Спиритическом собрании в Гавре, 12-го февраля 1863 года:

    "Имейте жалость к несчастному, который страдает так долго и так жестоко! О! пустота... пространство... я падаю, падаю... на помощь!.. Боже мой, но у меня была такая несчастная жизнь!.. Я был бедняк, в старости я часто страдал от голода; я начал пить, я всего стыдился и питал ко всему отвращение... Я хотел умереть и бросился.. О! Боже мой, какая минута!.. Зачем было желать покончить с собой, когда я и так был близок к концу?.. Молитесь, чтобы я не видел более всегда этой пустоты под собою... Я разбился на этих камнях!.. Умоляю вас, знающих ужасное положение всех, неправедно отошедших от вас, умоляю вас, хотя вы меня и не знали, но я так страдаю... Зачем вам доказательства? Я страдаю, неужели этого недостаточно? Если бы я страдал от голода, вместо этого более ужасного, но невидимого вам мучения, вы не колеблясь помогли бы мне, дав мне кусок хлеба... Я прошу вас молиться обо мне... Я не могу дольше оставаться... Спросите у одного из этих счастливцев, находящихся здесь, и вы узнаете, кем я был. Молитесь обо мне.

Франсуа-Симон Лувэ."

    Дух-руководитель медиума. "Тот, кто сейчас говорил с тобой, дитя моё, несчастный бедняк, у которого земным испытанием была нищета, но он возымел к ней отвращение, мужество его оставило, и несчастный, вместо того, чтобы поднять свои взоры к небу, как он это должен был бы сделать, предался пьянству; он дошёл до последних ступеней отчаяния и положил конец своему печальному испытанию, бросившись с башни Франциска I 22-го июля 1857 года. Пожалейте его бедную душу, ещё не совершенную, но всё же настолько имеющую понятие о будущей жизни, чтобы страдать и желать нового испытания. Молитесь, чтобы Господь дал ему эту милость, и вы сделаете доброе дело."
    Примечание. Навели справки и в "Journal du Havre" от 23 июля 1857 года нашли статью следующего содержания:
    "Вчера, в четыре часа, гуляющие на молу были потрясены ужасным происшествием: человек бросился с башни и разбился на камнях. Это старый бурлак, которого склонность к пьянству привела к самоубийству. Зовут его Франсуа-Виктор-Симон Лувэ. Тело его перенесли к одной из его дочерей на улицу Кордери; ему было 67 лет."
    Прошло 6 лет, как умер этот человек, а он всё видит себя падающим с башни и разбивающимся о камни; он ужасается пустоты, разверзающейся под ним; он находится в страхе от падения... и это в течение шести лет! Как долго это продолжится?.. Он ничего не знает, и эта неизвестность усугубляет его мучение. Не стоит ли это ада и адского пламени?.. Кто рассказал об этих наказаниях? Выдумали ли их? Нет, сами, кто их переносит, описали их, как другие описали бы свои радости. Часто они делают это произвольно, без того, чтобы о них думали, и это исключает всякую мысль об игре собственного воображения.

§218. Мать и сын

    В марте 1865 года у г-на С***, негоцианта одного маленького городка около Парижа, был серьёзно болен сын 21 года. Этот молодой человек, чувствуя приближение смерти, позвал к себе мать, и у него ещё хватило сил её поцеловать. Проливая горючие слёзы, она ему сказала: "Иди, сын мой, впереди меня, я не замедлю последовать за тобою." Она тотчас вышла, закрыв лицо руками.
    Присутствовавшие при этой тяжёлой сцене посмотрели на слова г-жи С. просто как на взрыв скорби, которую время и рассудок должны были сгладить. Но... когда больной умер, её искали по всему дому и нашли повесившейся на чердаке. Похороны матери были одновременно с похоронами сына.

    Вызывание сына спустя несколько дней после кончины:
    Вопрос: Знаете ли Вы о смерти Вашей матери, покончившей с собой от отчаяния, которое причинила ей утрата Вас?
    Ответ: "Да, и если бы не скорбь, которую причинило мне её пагубное решение, я был бы вполне счастлив. Бедная, хорошая мама! Она не могла вынести испытания мимолетной разлуки и, чтобы соединиться с горячо любимым сыном, выбрала путь, который, наоборот, отдалил её от него... Увы! на очень долго. Она только замедлила на неопределённое время наше соединение, которое было бы так быстро, если бы душа её преисполнилась покорности воле Создателя и если бы она была покорной, смиренной и раскаивающейся в этом постигшем её испытании и искуплении, которое должно было её очистить! Молитесь... о, молитесь о ней!.. И, главное, не подражайте ей, вы, матери, которых так умилил печальный рассказ о её кончине! Не думайте, что она больше других матерей любила своего сына, который был её гордостью и радостью; нет, она его любила ничуть не больше, но у неё не хватило мужества и покорности. Матери, слушающие меня! Когда вы увидите агонию, застилающую потухающий взор ваших детей, вспомните, что они, как Христос, восходят на вершину Голгофы, откуда должны подняться в вечную славу.

Бенжамен С***."

    Вызывание матери:
    "Я хочу видеть моего сына! Имеете ли Вы власть вернуть мне его?.. Жестокие!.. Они его у меня отняли, чтобы ввести его в свет, а меня они оставили во тьме!.. Я хочу его... я хочу его, он мне принадлежит!.. Неужели любовь матери ничего не значит?.. Как?.. Носить девять месяцев, кормить своим молоком плоть от своей плоти, кровь от своей крови, руководить его первыми шагами; научить его лепетать священное имя Бога и сладкое имя матери; сделать из него человека деятельного, разумного, честного, прямого; любящего сына, и потерять его тогда, когда он оправдывал все возложенные на него надежды и когда перед ним открывалось блестящее будущее!.. Нет, Бог несправедлив; это не Бог матерей; Он не понимает их отчаяния, их страдания... и когда я призвала к себе смерть, чтобы не разлучаться с моим ребёнком, его у меня снова похитили!.. Сын мой! Сын мой!.. где ты?.."
    Вызыватель: Бедная мать, мы сочувствуем Вашему страданию, но Вы выбрали плохое средство для соединения с Вашим сыном; самоубийство есть преступление в глазах Бога, и Вы должны были бы подумать, что Он наказывает всякое нарушение Своих законов. Лишение видеть сына - Ваше наказание.
    Мать: "Нет, я думала, что Бог лучше людей; я не верила в ад, а верила в вечное соединение душ, любивших друг друга - так, как мы любили; я ошиблась... Бог не добр и не справедлив, потому что Он не понял безмерности моей скорби и моей любви!.. О! Кто возвратит мне моего сына!.. Неужели я его навсегда потеряла?.. Сжальтесь, сжальтесь, Боже мой!.."
    Вызыватель: Успокойтесь, не отчаивайтесь, если и есть средство увидать Вашего сына, то это, конечно, не богохульство, какое Вы произносите. Вместо того, чтобы умилостивить Господа, Вы накликаете на себя ещё большую суровость Его.
    Мать: "Они мне сказали, что я больше его не увижу; я поняла, что они увели его в рай. А я... я, значит, в аду?.. в аду для матерей?.. Этот ад существует, я это слишком хорошо вижу."
    Вызыватель: Ваш сын не потерян для Вас безвозвратно, поверьте мне; без сомнения, Вы его увидите, но этого надо заслужить Вашей покорностью воле Божьей, Вашим же возмущением Вы только отдалите минуту свидания на неопределённое время. Послушайте меня: Бог бесконечно добр, но и бесконечно справедлив. Он никогда не наказывает без причины, и если Он послал Вам большие скорби на земле, так потому, что Вы их заслужили. Смерть Вашего сына была испытанием Вашей покорности; к несчастью, Вы его не выдержали при жизни, и по смерти Вы его опять-таки не выдерживаете; как же Вы хотите, чтобы Бог награждал Своих непокорных детей? Но Он не неумолим: Он всегда принимает раскаяние виновных. Если бы Вы приняли безропотно и смиренно испытание, которое Он Вам послал в этой короткой разлуке и если бы Вы терпеливо ждали, когда Он пожелает взять Вас с земли, Вы, при входе в этот мир, в котором сейчас находитесь, тотчас увидали бы Вашего сына, который бы пришёл Вас встретить и протянул бы Вам руки; Вы бы испытали радость видеть его счастливым после разлуки. То, что Вы сделали, и то, что Вы делаете сейчас, ставит между ним и Вами преграду. Вы думаете, что он затерялся в бесконечном пространстве, нет, он ближе к Вам, чем Вы предполагаете, но непроницаемая завеса скрывает его от Вашего взора. Он Вас видит, он Вас любит и страдает, видя Ваше печальное положение, в которое Вас поставил недостаток веры в Бога; он страстно молит Бога о ниспослании того счастливого мига, когда ему будет разрешено показаться Вам; от Вас одной зависит ускорить или отдалить этот миг. Молитесь Богу, и говорите за мной:
    "Боже мой, прости мне моё сомнение в Твоей справедливости и доброте: если Ты наказал меня, я сознаю, что я это заслужила. Прими моё раскаяние и мою покорность Твоей святой воле!"
    Мать: Какой свет надежды Вы пролили в мою душу! Это светлый луч во мраке, который меня окружает. Благодарю Вас, я буду молиться. Прощайте!

С***."

Примечание. Смерть, даже от самоубийства не произвела у этого духа иллюзии считать себя живым; он хорошо сознаёт своё положение; у других наказание заключается в иллюзии, что они связаны с телом. Эта женщина покинула землю, чтобы последовать за сыном, перешедшим в другой мир: надо было, чтобы она знала, что она находится в том мире, чтобы наказать её, не позволив ей встретиться с сыном. Её наказание и состоит именно в сознании, что она не живёт более телесно, и в сознании своего положения. Итак, каждый проступок наказывается по обстоятельствам, его вызвавшим, и нет наказаний одинаковых и постоянных для однородных проступков.

§219. Двойное самоубийство по любви и долгу

    В одной из газет от 13 июня 1862 года был помещён следующий рассказ:
    "Девица Пальмира, модистка, живущая у своих родителей, была одарена прекрасной внешностью и чудным характером, к ней многие сватались. Из всех своих поклонников она выделила г-на Б***, страстно в неё влюблённого. Хотя она его очень любила, но сочла своим долгом подчиниться желанию родителей и выйти замуж за г-на Д***, общественное положение которого казалось им предпочтительнее положения соперника.
    Г-да Б*** и Д*** были близкими друзьями. Они продолжали видеться, хотя у них не было общих дел. Взаимная любовь г-на Б*** и Пальмиры, ставшей г-жой Д***, нисколько не ослабла, напротив, вследствие того, что они хотели подавить её, она всё росла, сопротивляясь насилию, которое над ней проявляли. Пробуя погасить чувство, г-н Б*** решил жениться. Он женился на молодой девушке с возвышенными качествами и делал всё возможное, чтобы её полюбить, но вскоре он увидал, что и этот геройский поступок не в силах был его исцелить. Всё же г-н Б*** и г-жа Д*** в течение четырёх лет не нарушали своего долга. Невозможно выразить, сколько они перестрадали, потому что г-н Д***, искренне любивший своего друга, всегда звал его к себе и, когда тот хотел бежать, принуждал его остаться.
    Но вот однажды оба влюблённые сошлись по непредвиденному обстоятельству, которого они совсем не искали, вместе, раскрыли друг другу свои души и пришли к заключению, что одна смерть может помочь их страданию. Они решили умереть вместе и выполнить свой замысел на другой же день, когда г-н Д*** большую часть дня должен был провести вне дома. Сделав последние приготовления, они написали длинное и трогательное письмо, в котором объяснили причину смерти нежеланием нарушить свой долг. Письмо заканчивалось просьбой о прощении и желанием быть похоронёнными в одной могиле.
    Когда г-н Д*** вернулся, то нашёл их задохнувшимися. Он исполнил их последнее желание и не пожелал разъединить их на кладбище."
    Об этом факте, представленном в Парижское Спиритическое Общество для исследования, один дух сказал следующее:

    "Оба влюблённые, покончившие самоубийством, не могут ещё вам отвечать; я их вижу, они находятся в смятении и испуганы дуновением вечности. Моральные последствия их проступка будут терзать их в течение последующих перевоплощений, в которых их разъединённые души будут беспрерывно отыскивать друг друга и страдать от двойной муки предчувствия и вожделения. Когда они окончат свое искупление, они соединятся навеки в вечной любви. Через восемь дней, на вашем будущем сеансе вы можете их вызвать, они придут, но друг друга не увидят; глубокий мрак скрывает их надолго друг от друга."
    1. Вызывание женщины: Видите ли Вы Вашего друга, вместе с которым Вы наложили на себя руки?
    "Я ничего не вижу; не вижу даже духов, скитающихся со мной. Какой мрак!.. Какой мрак! И какая густая вуаль на моём лице!"
    2. Какое чувство Вы испытали, когда проснулись после смерти?
    "Странное! Мне было холодно, и я пылала; лёд тёк в моих жилах, и огонь горел у меня во лбу! Удивительная вещь, неслыханное смешение! Казалось, лёд и огонь меня сдавливали! Я думала, что умираю вторично."
    3. Испытываете ли Вы физическое страдание?
    "Всё моё страдание здесь и здесь..."
    4. Что Вы хотите сказать словами "здесь и здесь"?
    "Здесь, в моём мозгу, здесь, в моём сердце."

Примечание. Вероятно, если бы можно было увидать духа в момент этого сообщения, то увидали бы его подносящим руку ко лбу и к сердцу.

    5. Думаете ли Вы, что всегда будете находиться в этом положении?
    "О! Всегда, всегда! Я слышу иногда адский хохот и ужасные голоса, кричащие мне слова: "Всегда так!"
    6. Так вот! Мы можем Вам сказать с полной уверенностью, что это не всегда будет так; раскаявшись, Вы получите прощение.
    "Что Вы сказали?.. Я не слышу."
    7. Я повторяю Вам, что Ваши страдания имеют конец, который Вы можете ускорить своим раскаянием, и мы в этом поможем молитвой.
    "Я слыхала только одно слово и неясные звуки; это слово было "милость". Вы хотели говорить о "милости"? Вы говорили о милости: наверное, Вы обращались к душе бедного ребёнка, прошедшей возле меня, которая плачет и надеется..."

Примечание. Одна из дам, присутствовавших на сеансе, сказала, что она только что вознесла к Богу молитву за эту несчастную и что, без сомнения, это её и поразило; эта дама действительно мысленно молила Бога о милости для неё.

    8. Вы говорите, что Вы находитесь во тьме; разве Вы нас не видите?
    "Мне позволено слышать лишь отдельные слова, которые Вы произносите, но я ничего не вижу, кроме чёрной завесы, на которой вырисовывается иногда плачущая голова."
    9. Если Вы не видите Вашего друга, Вы, может быть, чувствуете его присутствие около Вас, потому что он здесь?
    "Ах, не говорите мне о нём, я должна о нём сейчас позабыть, если я хочу, чтобы с завесы исчезло изображение, которое на ней вырисовывается."
    10. Что это за изображение?
    "Изображение человека страдающего, которого я надолго лишила здоровой и полноценной жизни на земле."

Примечание. Читая этот рассказ, на первый взгляд, даже находишь в этом самоубийстве смягчающие вину обстоятельства, смотришь на него, как на геройский подвиг, потому что самоубийство было вызвано чувством долга. Но, как видно, его судили иначе, и наказание виновным назначено долгое и ужасное за то, что они добровольно прибегли к смерти, дабы избежать борьбы; намерение не нарушить долга было, конечно, похвально, и позднее оно будет принято во внимание, но настоящая заслуга состояла бы в победе над увлечением, тогда как они поступили словно дезертир, который убегает в минуту опасности.
    Наказание обоих состоит, как видно, в том, что они будут долго искать друг друга и не встретятся, будет ли это в мире духов или в следующих земных воплощениях; наказание это на данное время ещё более усугубляется мыслью, что их настоящее положение будет длиться вечно; мысль эта составляет часть наказания, и им непозволено было услышать обращённых к ним слов надежды. Мы скажем тем, кто найдёт это наказание слишком ужасным и долгим, особенно, если оно должно кончиться не раньше, как после нескольких воплощений, что продолжительность не безусловна и зависит от того, как они перенесут свои будущие испытания - в этом им можно помочь молитвой, - они будут, как и все виновные духи, вершителями своей судьбы. Но разве это не лучше вечных адских мук без надежды, на которые они были бы безвозвратно осуждены по учению Церкви, которая взирает на них как на обречённых навеки на адские муки и отказывает им в последней молитве, считая, очевидно, что она для них бесполезна?

§220. Луи и башмачница

    Семь или восемь месяцев Луи Э***, башмачник, ухаживал за девицей Викториной Р***, башмачницей, на которой он должен был жениться в ближайшем будущем, потому что уже делались оглашения. Дело было настолько слажено, что молодые люди считали себя почти совсем соединёнными, и, из экономии, башмачник ходил каждый день столоваться к своей будущей супруге.
    Однажды Луи пришёл по обыкновению к невесте, за ужином поднялся между ними спор из-за пустяков; тот и другой заупрямились, и дело дошло до того, что Луи встал из-за стола и ушёл, поклявшись, что больше никогда не придёт.
    Но, говорят, что "утро вечера мудренее", и на другой день башмачник пришёл с извинением, но девушка, по происшедшей накануне сцене предположив о столкновениях, могущих случаться впоследствии, когда уже поздно будет всякое отступление, отказалась помириться, и ни уверения, ни слёзы, ни отчаяние, ничто не могло её поколебать.
    Несколько дней прошло после ссоры. Луи, надеясь, что его возлюбленная будет сговорчивей, решился на последнюю попытку: вот он приходит к ней и стучится так, чтобы быть узнанным, но ему отказывают отворить дверь; новые мольбы со стороны бедного изгнанника, новые уверения через дверь, но ничто не действует на непреклонную молодую девицу. "Прощайте же, коварная! - воскликнул бедный молодой человек, - прощайте навсегда! Постарайтесь найти себе мужа, который любил бы Вас так же сильно, как я!" В то же время девушка слышит, как бы подавленный стон, потом шум от падения тела, упавшего у её дверей, и затем всё смолкло. Тогда она вообразила, что Луи поместился на пороге, чтобы дождаться её первого выхода, но она дала себе слово не выходить, пока он тут.
    Четверть часа спустя после происшедшего, один из жильцов, проходивший по сеням с огнём, вскрикнул и позвал на помощь. Тотчас прибежали соседи, и Викторина, тоже открывшая дверь, испустила крик ужаса, увидав своего жениха, лежащего на полу, бледного и безжизненного. Все поспешили к нему на помощь, но вскоре заметили, что она для него бесполезна, так как он перестал существовать. Несчастный вонзил свой резак в область сердца, и железо осталось в ране.

(Парижское Спиритическое Общество, август 1858 г.)

    1. К духу Св. Людовика. Лежит ли ответственность на молодой девушке - невольной причине смерти её возлюбленного?
    "Да, потому что она его не любила."
    2. Чтобы предотвратить это несчастье, не должна ли она была выйти за него замуж, несмотря на своё отвращение?
    "Она искала случая разойтись с ним; она сделала в начале своей связи то, что все равно сделала бы позднее."
    3. Итак, её вина заключается в том, что она поддерживала в нём чувства, которых не разделяла и которые были причиной смерти молодого человека?
    "Совершенно верно."
    4. Её ответственность в таком случае будет соразмерна её вине, но она не будет так велика, как если бы она добровольно спровоцировала это самоубийство?
    "Без сомнения."
    5. Имеет ли самоубийство Луи оправдание в заблуждениях, в которые его повергло упорство Викторины?
    "Да, потому что его самоубийство, имевшее своей причиной любовь, менее преступно в глазах Бога, нежели самоубийство человека, желающего покончить с жизнью из малодушия."
    Духу башмачника Луи Э***, вызванному в другой раз, предложили следующие вопросы:
    1. Что Вы думаете о совершённом Вами поступке?
    "Викторина - неблагодарная, и я напрасно умер ради неё, она того не стоила."
    2. Значит, она Вас не любила?
    "Нет, она сперва думала, что любит, но она ошибалась; сцена, которую я ей сделал, открыла ей глаза, она была обрадована этим предлогом, чтобы от меня отделаться."
    3. А Вы её искренне любили?
    "У меня была к ней страсть, и только, я думаю, если бы я её любил чистой любовью, я не пожелал бы её огорчить."
    4. Если бы она знала, что Вы хотите действительно покончить с собой, неужели она упорствовала бы в своём отказе?
    "Я не знаю... Я не думаю, потому что она незлая; но она была бы несчастна, для неё лучше, что всё это так окончилось."
    5. Придя к её двери, имели ли Вы намерение покончить с собой в случае её отказа?
    "Нет, я об этом не думал; я не думал, что она будет так упорствовать; и только, когда я увидал её упорство, на меня нашло умопомешательство."
    6. Вы как будто раскаиваетесь в своём самоубийстве потому только, что Викторина его не стоила; это единственное чувство, которое Вы испытываете?
    "В настоящий момент, да, я ещё нахожусь в смятении, мне всё кажется, что я у её двери, но чувствую нечто другое, что ещё не могу определить."
    7. Поймёте ли Вы всё это впоследствии?
    "Да, когда разберусь... Очень дурно то, что я сделал, мне следовало оставить её в покое... я был малодушен, и за это я наказан... Видите ли, страсть ослепляет человека и заставляет его делать много глупостей. И он понимает это тогда, когда уже слишком поздно."
    8. Вы говорите, что несёте наказание, в чём же оно состоит?
    "Я был неправ, покончив с жизнью; я не должен был этого делать; я должен был всё перенести, но не обрывать её безвременно. Я несчастлив, я страдаю; она всё заставляет меня страдать; мне всё кажется, что я у её дверей. Неблагодарная! Не говорите мне больше о ней; я не хочу больше о ней думать; мне слишком больно... Прощайте..."

Примечание. Вот ещё доказательство справедливости в распределении наказания виновным по степени их ответственности. В данном случае, главная вина - молодой девушки, которая поддерживала в Луи любовь, не разделяя её, а лишь забавляясь ею; она и понесёт большую часть ответственности. Что же касается молодого человека, то он наказан страданием, которое испытывает, но его наказание лёгкое, потому что он лишь уступил необдуманному побуждению в минуту исступления, а не покончил с собой по холодному предумышленному расчёту, как это делают те, кто накладывают на себя руки, чтобы избежать испытаний жизни.

§221. Атеист

    Г-н Ж.-Б.Д*** был человек образованный, но пропитанный до мозга костей матерьялистическими идеями, не верующий ни в Бога, ни в существование души. Он был вызван в Парижском Спиритическом Обществе по просьбе одного из родственников два года спустя после смерти.

    1. Вызывание:
    "Я страдаю!.. Я проклят."
    2. Ваши родные желают знать Вашу судьбу и просили нас Вас вызвать; скажите нам: наше вызывание приятно Вам или тягостно?
    "Тягостно."
    3. Была ли Ваша смерть добровольна?
    "Да."

Примечание. Дух пишет с чрезвычайным трудом; писание его очень крупное, неправильное, конвульсивное и неразборчивое. В начале он выказывает гнев, ломает карандаш и рвёт бумагу.

    4. Будьте спокойнее: мы будем молиться о Вас Богу.
    "Я принуждён верить в Бога."
    5. Какая причина заставила Вас покончить с собой?
    "Скука жить без надежды."

Примечание. Самоубийство задумывают, когда жизнь течёт без надежды; хотят избегнуть несчастья во что бы то ни стало; Спиритизм же раскрывает будущее и даёт надежду; для самоубийства нет причины, более того: становится известно, что данное средство избавляет от одной беды лишь для того, чтобы ввергнуть в другую, во сто раз худшую. Вот почему Спиритизм уже вырвал столько жертв у добровольной смерти. Очень виновны те, кто старается укрепить научными софизмами во имя так называемого "разума" эту приводящую в отчаяние идею - источник стольких страданий и преступлений - о том, будто всё кончается с жизнью! Они будут отвечать не только за свои собственные заблуждения, но и за все страдания, которые они причинили.

    6. Вы хотели избежать превратностей жизни, выиграли ли Вы что-нибудь от этого? Счастливее ли Вы теперь?
    "О! Почему не существует небытие?"
    7. Будьте так добры описать нам Ваше положение как можно яснее.
    "Я страдаю тем, что вынужден верить в то, что я отрицал. Моя душа находится как бы на раскалённых угольях, она страшно страдает."
    8. Откуда у Вас были Ваши матерьялистические идеи, которых Вы держались при жизни?
    "В предыдущем существовании я был злым человеком, и дух мой осуждён был претерпевать мучения сомнения в течение всей последней жизни, поэтому я покончил с собой."

Примечание. Здесь целый порядок идей. Часто спрашивается: как духи могут быть матерьялистами, ведь, находясь в мире духов, они должны же иметь понятие о духовном мире? Но именно в этом-то понятии и отказано некоторым духам, которые сохранили свою гордыню и не раскаялись в своих ошибках. Их испытание заключается в том, что они должны в течение своей телесной жизни собственным своим разумом приобрести сознание существования Бога и будущей жизни, которая всё время у них перед глазами; но часто ими овладевает надменность, не признающая ничего выше себя, и они несут наказание до тех пор, пока их гордыня не будет сломлена; тогда они наконец покоряются очевидности.

    9. Когда Вы утопились, то думали о том, что с Вами будет? О чём Вы размышляли в тот момент?
    "Ни о чём, для меня это было небытие. Лишь после я увидал, что моё наказание не кончено и что я буду ещё много страдать."
    10. Теперь вполне ли Вы убеждены в существовании Бога, души и будущей жизни?
    "Увы! Только за это я слишком страдаю."
    11. Видели ли Вы Вашего брата?
    "О, нет."
    12. Почему же?
    "Зачем соединять наши мучения? В несчастьи уединяются... соединяются лишь в счастье; увы!"
    13. Были бы Вы довольны увидеть Вашего брата, которого мы можем вызвать сюда, рядом с вами?
    "Нет, нет, я стою слишком низко."
    14. Почему Вы не хотите, чтобы мы его вызвали?
    "Потому что он тоже несчастлив."
    15. Вы боитесь свидания с ним, но разве для Вас это не было бы хорошо?
    "Нет, потом."
    16. Не желаете ли Вы сказать что-нибудь Вашим родным?
    "Я прошу их молиться обо мне."
    17. Кажется, некоторые из того общества, к которому Вы принадлежали при жизни, разделяют Ваши мнения; не скажете ли Вы им чего-нибудь по этому вопросу?
    "Ах, несчастные! Если бы они могли поверить в будущую жизнь! Это самое искреннее моё пожелание им, если бы они могли понять моё грустное положение, они бы над этим призадумались."

    Вызывание брата только что говорившего духа, проповедывавшего те же идеи, но не окончившего самоубийством. Хотя он также несчастлив, но он спокойнее, его писание ясное и разборчивое.

    18. Вызывание.
    "Пусть картина наших страданий послужит вам полезным уроком, и убедит вас в существовании другой жизни, в которой искупляют свои ошибки и своё неверие."
    19. Видитесь ли Вы с Вашим братом, которого мы вызывали?
    "Нет, он меня избегает."

Примечание. Могут спросить, как могут духи избегать друг друга в мире духов, где нет матерьяльных препятствий и мест, где можно было бы спрятаться. В этом мире всё относительно и соответствует флюидической природе существ, в нём обитающих. Только у одних Высших Духов понятия безграничны, у низших же духов они ограничены, и флюидические препятствия производят на них впечатление препятствий матерьяльных. Духи скрываются одни от других силой своей воли, которая действует на их перисприт и окружающие флюиды. Но Провидение печётся о каждом из своих детей и даёт эту способность или отказывает в ней, смотря по моральному состоянию каждого, и в зависимости от обстоятельств это оказывается или наказанием, или наградой.

    20. Вы покойнее его, можете ли Вы нам дать более обстоятельное описание Ваших страданий?
    "Не страдаете ли вы на земле в своём самолюбии, в своей гордыне, когда вы оказываетесь принуждены сознаться в своих ошибках? Разве ум ваш не возмущается при мысли об унижении перед тем, кто вам указывает на ваше заблуждение? Как вы думаете, что должен выстрадать дух, который в течение всего своего существования был убеждён, что после него ничего нет и который считал себя умнее всех? Когда он вдруг встаёт лицом к лицу с очевидной истиной, то чувствует себя подавленным и уничтоженным. К этому присоединяется угрызение совести в том, что он мог на такое продолжительное время забыть о Боге, как об идеале доброты и милосердия. Его состояние невыносимо. Он не находит себе ни отдыха, ни покоя и успокоится немного лишь тогда, когда его коснётся святая милость, т.е. любовь Бога, потому что гордыня до такой степени овладевает нашим бедным умом, что совершенно окутывает его, и нам нужно много времени, чтобы сбросить с себя эту пагубную одежду, и только молитва наших братьев может нам в этом помочь."
    21. Вы говорите это о Ваших живых братьях или о духах?
    "О тех и о других."
    22. Пока мы разговаривали с Вашим братом, одно из присутствовавших здесь лиц молилось о нём; принесла ли ему пользу эта молитва?
    "Она не пропадёт даром. Если он отказывается теперь от милости, она придёт к нему впоследствии, когда он будет в состоянии прибегнуть к этой божественной панацее.1

Примечание. Здесь мы видим другой род наказания, но оно далеко не одинаково для всех неверующих; у этого духа, независимо от страдания, существует потребность познания истины, которую он отрицал при жизни. Настоящие его идеи указывают на некоторый прогресс сравнительно с другими духами, которые упорствуют в отрицании Бога. Это уже нечто в сознании своего заблуждения, это начало смирения. Много вероятия в том, что в будущем воплощении его неверие заменится прирождённым чувством веры.

    Результат этих двух вызываний был передан нами лицу, просившему нас их сделать, и мы получили от него следующий ответ:
    "Вы не можете себе представить, милостивый государь, того доброго дела, которое вышло из вызывания моего отчима и моего дяди. Мы их прекрасно узнали; особенно писание первого имеет поразительное сходство с его писанием при жизни, тем более, что за последние месяцы, проведённые им с нами, письмо его было неровное и неразборчивое, в нём встречается та же форма черт, росчерка и некоторых букв. Ещё поразительнее речь, выражение и стиль, для нас сходство полное, исключая лишь то, что теперь он имеет понятие о Боге, душе и вечности, которые прежде он совершенно отрицал. Мы совершенно убеждены в его самоличности. Бог прославится нашей твёрдой верой в Спиритизм, а наши друзья, духи и живущие, сделаются лучше. Самоличность его брата не менее очевидна, кроме огромного различия между атеистом и верующим, мы узнали его характер, его стиль, его оборот речи, особенно нас поразило слово панацея, это было его обычное слово, он его говорил и повторял ежеминутно всем и каждому.
    Я сообщил об этих вызываниях многим лицам, которые были поражены их правдивостью, но неверующие, разделяющие мнения обоих моих родственников, хотели бы ещё более точных ответов, а именно, чтобы г-н Д***, например, указал точно место, где он был погребён, где он утонул, какой он для этого избрал способ и т.д. Чтобы их удовлетворить и убедить, не можете ли Вы вызвать его снова и предложить ему следующие вопросы: где и как он совершил самоубийство? Сколько времени он оставался под водой? В каком месте он был найден? В каком месте он был погребён? Какие его были похороны, гражданские или церковные, и т.д.
    Будьте добры, милостивый государь, точно ответить на эти вопросы, которые важны для тех, кто ещё сомневается; я убеждён в большой пользе, которую они принесут. Я посылаю Вам это письмо с таким расчётом, чтобы оно попало к вам завтра, в пятницу, и чтобы Вы могли сделать это вызывание на сеансе Общества, который должен у Вас состояться в этот день..." и т.д.

    Мы воспроизвели это письмо, потому что оно констатирует факт самоличности, но мы прибавим к нему наш ответ, чтобы просветить несколько людей, мало знакомых с сообщениями из-за могилы.

    "...Вопросы, которые Вы просите предложить духу Вашего отчима, без сомнения, продиктованы похвальным намерением убедить неверующих, так как у Вас нет чувства сомнения или любопытства; но более глубокое знание науки Спиритизма дало бы Вам понять, что они излишни. Во-первых, Ваша просьба заставить Вашего родственника отвечать, указывает на то, что Вы, без сомнения, не знаете, что духами не распоряжаются по своему произволу: они отвечают, как хотят, и часто, как они могут, у них ещё большая свобода действия, чем при жизни, и у них больше средств избежать вынужденной морали, которую хотели бы им навязать. Лучшие доказательства самоличности - те, которые даются ими добровольно, по их собственной воле, которые создаются обстоятельствами, и обыкновенно напрасны бывают старания их вызвать. Ваш родственник дал, по-Вашему, неопровержимые доказательства своей самоличности, и более чем вероятно, что он откажется отвечать на вопросы, на которые он в праве посмотреть как на излишние и предложенные для удовлетворения любопытства людей, ему совершенно безразличных. Он может в этом случае ответить, как это часто делали другие духи: "К чему спрашивать меня о вещах, Вам хорошо известных?". Я даже прибавлю, что состояние смятения и страдания, в котором он находится, делает ему эти вопросы ещё более тягостными; это похоже на то, как если бы заставили больного, которому трудно говорить, рассказать мельчайшие подробности его жизни; без сомнения, это было бы неуважительно к его положению.
    Что же касается результата, на который Вы рассчитываете, будьте уверены, что его не последует. Доказательства самоличности, полученные нами, гораздо ценнее уже потому, что они произвольные, и ничто не могло иметь на них влияния; если неверующие ими не удовлетворены, они не будут удовлетворены более, а даже, пожалуй, менее ответами на предложенные вопросы, так как они могут заподозрить в них наше личное участие. Есть люди, которых ничто не может убедить, и если бы они увидали Вашего родственника своими собственными глазами, они сочли бы это за галлюцинацию.
    Ещё два слова, милостивый государь, относительно Вашей просьбы сделать это вызывание в тот же день, как я получу Ваше письмо. Вызывания не делаются по мановению волшебной палочки. Духи не всегда отвечают на наш призыв; необходимо, чтобы они этого желали и могли это выполнить; кроме того, необходим соответственный для них медиум, имеющий специальную способность; затем, чтобы можно было иметь в своём распоряжении этого медиума в данную минуту, чтобы окружающая среда была симпатична духу, и т.д. и т.д., за все эти обстоятельства никогда нельзя ручаться, между тем, они необходимы, когда желают взяться за дело серьёзно."

§222. Г-н Фелисьен

    Это был человек богатый, образованный, остроумный поэт, характера доброго, любезного, приятного, словом - человек достойный полного уважения. Неудачные спекуляции разорили его. Возраст его не позволял ему восстановить своё благосостояние, он впал в отчаяние и покончил с собой в декабре 1864 года, повесившись у себя в спальне. Он не был ни матерьялистом, ни атеистом, а лишь человеком легкомысленным, мало заботящимся о будущей жизни. Зная его близко и питая к нему симпатию, мы вызвали его спустя четыре месяца после его смерти.

    1. На вызывание последовал такой ответ:
    "Я сожалею о земле, у меня были на ней разочарования, но меньше, чем здесь. Я мечтал о чудесах, но я не нашёл на самом деле того идеала, который я себе представлял. Мир духов очень смешанный, и необходима большая сортировка, чтоб сделать его сносным. Я его не покину!.. Какие можно набросать эскизы нравов духов!.. Работа эта достойна Бальзака, и она не из лёгких... Но я его не видал; где же находятся эти великие духи, так язвившие человеческие пороки? Они, как и я, должны бы были пробыть здесь некоторое время, прежде чем перейти в высшие сферы. Это очень любопытное сборище негодяев, наблюдать которое мне очень нравится, и я здесь остаюсь."

Примечание. Хотя дух и сказал нам, что он находится в смешанном обществе, а, следовательно, между низшими духами, всё же нас поразил его разговор, тем более, что он не сказал ни слова ни о причине своего самоубийства, ни о роде своей смерти, о которой он не сделал ни малейшего намёка, что не было в его характере. Это заставило нас усомниться в его самоличности.
    
    2. Скажите нам, пожалуйста, как Вы умерли?
    "Как я умер? Смертью, которую я себе выбрал: она мне понравилась. Я долго обдумывал, какую мне избрать смерть, чтобы избавиться от жизни. И, право, признаюсь, я немного выиграл: я избавился от матерьяльных забот, чтобы найти здесь в положении духа другие более серьёзные и тягостные страдания, которым я не предвижу конца."
    3. (К духу-руководителю медиума): На самом ли деле нам отвечал дух г-на Фелисьена? Этот тон беспечности, который слышится в разговоре духа-самоубийцы, поражает нас.
    "Да, но из чувства извинительного в его положении, и которое Вы поймёте, он не хотел открыть медиуму род своей смерти, вот почему он говорил громкие фразы: в конце концов он сознался в ней, вынужденный на это Вашим прямым вопросом, но он очень этим огорчён. Он очень страдает за своё самоубийство и всячески избегает всего, что напоминает ему его печальный конец."
    4. (К духу г-на Фелисьена). Ваша смерть нас тем более огорчила, что мы предвидим грустные для Вас последствия, а мы так Вас уважали и любили. Лично я не забыл, как Вы всегда были ко мне добры и любезны. Я был бы счастлив засвидетельствовать Вам свою признательность и сделать Вам что-либо полезное.
    "Я не мог иначе избавиться от моего затруднительного матерьяльного положения. Теперь я нуждаюсь лишь в молитвах; молитесь особенно о том, чтобы я был избавлен от ужасных спутников, находящихся около меня и надоедающих мне смехом, криками и адскими насмешками. Они зовут меня трусом, и они правы; это трусость покончить с жизнью. Вот уже четвёртый раз я не выдерживаю испытания. А между тем, я дал себе слово не поддаваться... Судьба... О, молитесь обо мне! Как мучительно моё наказание!.. Я очень несчастлив! Молясь обо мне, Вы сделаете для меня гораздо больше, нежели я сделал Вам во время моей земной жизни. Но испытание, которое я так часто пресекал, вырисовывается передо мной в неизгладимых чертах. Нужно, чтобы я его снова выдержал в назначенное мне для этого время: хватит ли у меня сил?.. О! Так часто начинать снова жизнь! Так долго бороться и быть увлечённым обстоятельствами и пасть помимо своей воли, это приводит в отчаяние даже здесь! Мне нужны для этого силы. Их, как говорят, черпают в молитве: молитесь же обо мне, я тоже буду молиться."

Примечание. Этот частный случай самоубийства, хотя и совершённого при очень обыкновенных обстоятельствах, представляет собой особенное явление. Он показывает нам духа, не выдержавшего несколько раз одного и того же испытания, которое возобновляется при каждом новом его воплощении и будет возобновляться до тех пор, пока у духа не хватит силы ему противостоять. Это подтверждение того принципа, что когда цель совершенствования, ради которого мы здесь воплощаемся, не достигнута, то оказывается, что мы страдали без пользы, так как мы должны до тех пор начинать снова, пока не выйдем из борьбы победителями.

    Духу г-на Фелисьена: Послушайте, пожалуйста, что я Вам скажу, и обдумайте мои слова. То, что Вы зовёте "судьбой", на самом деле - не что иное, как Ваша собственная слабость, ибо судьбы не существует, потому что иначе человек не был бы ответственен за свои поступки. Человек всегда свободен, и в этом его лучшая привилегия. Бог не хотел сделать из него слепого орудия. Если эта свобода делает его погрешающим, она же делает его и способным к совершенствованию, и только посредством совершенствования он достигает высшего счастья. Только гордыня заставляет человека обвинять Предопределение в своих земных невзгодах, тогда как в большинстве случаев он должен приписать их своей личной беспечности. Вы сами представляете разительный пример в Вашем последнем существовании; у Вас было всё, чтобы быть счастливым по мнению света: ум, талант, состояние, вполне заслуженное уважение, у Вас не было разорительных пороков, а, напротив, Вы обладали почтенными качествами; каким же образом Ваше положение совершенно изменилось?.. Исключительно благодаря Вашей непредусмотрительности.
    Согласитесь, что если бы Вы действовали с большей осторожностью, если бы Вы сумели удовлетвориться тем прекрасным положением, которое у Вас было, а не старались бы без необходимости его улучшить, вы не были бы разорены. Итак, здесь не было судьбы, так как Вы могли избежать случившегося.
    Ваше испытание состояло в сцеплении обстоятельств, которые должны были Вам доставить не необходимость, а искушение самоубийства; к несчастью для Вас, несмотря на Ваш ум и образование, Вы не сумели совладать с этими обстоятельствами, и теперь Вы несёте наказание за Вашу слабость. Это испытание, как Вы справедливо предчувствуете, должно возобновляться; в следующем Вашем существовании Вы подвергнетесь событиям, которые снова вызовут у Вас мысль о самоубийстве, и это будет повторяться до тех пор, пока Вы не восторжествуете.
    Вместо того, чтобы обвинять судьбу, которая есть не что иное, как Ваше собственное произведение, возблагодарите Бога за Его доброту, за то, что Он вместо того, чтобы без пощады осудить Вас за первый Ваш проступок, даёт Вам беспрестанно возможность его исправить.
    Вы будете страдать не вечно, а лишь до тех пор, пока с Вашей стороны не наступит исправление. От Вас зависит принять в состоянии духа такое твёрдое решение к исправлению, выразить Богу такое искреннее раскаяние, и настойчиво просить добрых духов о поддержке, чтобы притти на землю хорошо вооружённым против всех искушений. Раз Вы одержите эту победу, Вы пойдёте по пути к счастью очень быстро, так как во всех других отношениях Вы далеко ушли вперёд. Для Вас это - один шаг, который Вы должны переступить, мы Вам в этом поможем нашими молитвами, но оне будут бессильны, если Вы не приложите к ним своих стараний.
    Ответ: "Благодарю, о, благодарю за Ваши добрые увещания, я так в них нуждался, потому что я более несчастлив, чем хочу это показать. Я воспользуюсь Вашими советами и приготовлюсь к моему будущему воплощению, во время которого я буду жить так, чтобы не впасть в соблазн. Я буду дожидаться минуты, когда мне можно будет выбраться из этой низкой среды, в которой я нахожусь.

Фелисьен."

§223. Г-н Антуан Белль

    Антуан Белль был счетоводом одного банкирского дома в Канаде; он покончил самоубийством 28 февраля 1865 года. Один из наших корреспондентов, доктор и аптекарь этого города, дал нам о нём следующие сведения.
    "Я знал Белля более 20 лет. Это был человек безобидный, отец многочисленного семейства. Несколько времени назад он вообразил, что купил у меня яд и отравил им кого-то. Он часто бывал у меня и умолял сказать, когда именно я продал ему яд, при этом он впадал в страшное отчаяние. Он терял сон, обвинял себя, бил себя в грудь. Семья его находилась в постоянном страхе от четырёх часов пополудни до девяти часов утра, момента, когда он уходил в банк, где чрезвычайно аккуратно вёл книги, никогда не делая ошибок. Он имел привычку говорить, что некое существо, которое он чувствовал в себе, заставляло его вести счетоводство в порядке и исправности. В минуту, когда он, казалось, бывал убеждён в нелепости своих мыслей, он восклицал: "Нет, нет, вы хотите меня обмануть... я помню... это правда."
    Антуан Белль был вызван в Париже 17 апреля 1865 г. по просьбе его друга.

    1. На первое вызывание получился ответ:
    "Чего вы от меня хотите? Сделать мне допрос? Напрасно, я во всём сам сознаюсь."
    2. Мы далеки от мысли беспокоить Вас нескромными вопросами; мы хотели только знать, какое Ваше положение в мире, в котором Вы находитесь, и не можем ли мы быть Вам чем-нибудь полезными.
    "Ах! Если бы вы могли, я вам был бы так благодарен! Я в ужасе от моего преступления, я очень несчастлив!"
    3. Мы надеемся, что наши молитвы облегчат Ваши страдания. Впрочем, нам кажется, что Вы находитесь в хороших условиях, в Вас есть раскаяние, а это уже начало очищения. Бог бесконечно милосерд и жалеет кающегося грешника. Молитесь с нами!
    (Читают принятую в том обществе молитву о самоубийцах):
    "Мы знаем, Господи, судьбу, предназначенную тем, кто нарушил Твои законы и самовольно прервал свою жизнь, но мы знаем также, что Твоё милосердие бесконечно: простри же его на душу (имя). Пусть наши молитвы и Твоё милосердие облегчат горечь страданий, которые он претерпевает за то, что не имел мужества дождаться конца своих испытаний!
    Добрые Духи, ваша миссия помогать несчастным, возьмите его под ваше покровительство, внушите ему сожаление о сделанном им проступке, и пусть ваша помощь даст ему силы перенести с большей покорностью новые испытания, которые ему будут даны для исправления его проступка. Удалите от него злых духов, которые могут снова направить его на дурное и через это продолжить его страдания, заставляя его терять плоды будущих испытаний.
    Ты, чьё страдание является предметом нашей молитвы! Пусть наше сострадание послужит тебе облегчением и родит в тебе надежду на лучшее будущее! Это будущее в твоих руках, предай себя в руки милосердия Божия, которое открыто для всех кающихся и закрыто лишь для чёрствых сердцем."
    4. Теперь не скажете ли Вы нам, в каком преступлении Вы считаете себя виновным? Вам зачтётся Ваше признание, сделанное со смирением.
    "Прежде всего, позвольте поблагодарить вас за ту надежду, которую вы зародили в моём сердце. Увы! Много, много времени назад, я жил в городе на берегу южного моря, омывающего своими волнами его стены.
    Я любил прекрасную, молодую девушку, она отвечала мне взаимностью; но я был беден, а потому и отвергнут её семьёй. Она мне заявила, что выходит замуж за одного богатого негоцианта, ведущего торговлю на протяжении двух морей, и я получил отказ. Я был в отчаянии и решил покончить с собою, но сначала пожелал утолить свою месть, убив ненавистного соперника... Но так как я питал отвращение к жестокости, то приходил в дрожь при мысли об этом преступлении, но ... ревность взяла верх. Накануне того дня, когда моя возлюбленная должна была принадлежать ему, он умер, отравленный мною, - этот способ показался мне самым лёгким. Этим объясняются мои воспоминания. Да, я уже жил, и я должен был жить снова... О, Боже мой, имей сострадание к моей слабости и к моим слезам!"
    5. Мы сожалеем об этом несчастье, которое замедлило Ваше совершенствование, и искренне Вам сочувствуем, но так как Вы раскаиваетесь, Господь смилуется над Вами. Скажите нам, пожалуйста, привели ли Вы тогда в исполнение своё намерение кончить самоубийством?
    "Нет, к стыду моему признаюсь, что в моём сердце воскресла надежда, и я захотел насладиться плодами моего преступления, но меня выдали угрызения совести, и я искупил смертной казнью минуту заблуждения: я был повешен."
    6. Было ли у Вас сознание этого преступления во время Вашего последнего воплощения?
    "Только в последние годы моей жизни, и вот как. Я был добр по природе, но, как все духи-убийцы, был подвергнут мучению постоянного созерцания моей жертвы, которая преследовала меня, как живое угрызение совести, и лишь долгие годы молитв и раскаяния освободили меня от этого. Я начал новую жизнь, последнюю, и я проводил её мирно и богобоязливо. Во мне было смутное сознание своей природной слабости и старого проступка, о котором я сохранил неясное воспоминание. Одному духу, одержащему и мстительному, это был не кто другой, как отец моей жертвы, было нетрудно овладеть мною и воскресить в моём сердце, как в магическом зеркале, воспоминания прошлого.
    Находясь по очереди под его влиянием и влиянием моего покровителя, я был то отравителем, то отцом семейства, зарабатывающим своим трудом хлеб для своих детей. Я был очарован этим одержащим демоном, и он толкнул меня на самоубийство. Я очень виновен, это правда, но менее, чем если бы я сам на это решился. Самоубийцы моего разряда - существа слишком слабые, чтобы противостоять духам одержащим, - менее виновны и менее наказаны, нежели те, кто лишает себя жизни исключительно по своей свободной воле. Молитесь со мной о духе, который так пагубно влиял на меня, чтобы он отказался от чувства мести, а также молитесь обо мне, чтобы я приобрёл силы и энергию, необходимые для того, чтобы по свободной воле устоять перед соблазном самоубийства, которому я буду подвергнут, как мне говорят, в моём будущем воплощении."
    7. (К духу-руководителю медиума). Разве одержащий дух действительно может натолкнуть на самоубийство?
    "Конечно, одержание, которое само по себе есть род испытания, может облекаться в разные формы; но это не оправдание. У человека всегда есть свободная воля, он свободен поддаться искушениям или устоять против них; если он не выдерживает их, то всегда по своей воле. Впрочем, дух прав, говоря, что тот, кто поступает дурно по внушению другого, менее ответствен и менее наказан, чем если бы он поступил по своему личному побуждению; но он не оправдан, потому что раз он уклоняется с прямого пути, то это значит, что добро недостаточно глубоко вкоренилось в нём."
    8. Как же случилось, что, несмотря на молитву и раскаяние, освободившие этого духа от муки созерцания своей жертвы, его преследовала в последнем его воплощении месть духа-одержателя?
    "Раскаяние, как вы знаете, есть неизбежное состояние, предшествующее очищению, но его недостаточно, чтобы избавить виновного от всякого наказания. Бог не удовлетворяется обещаниями. Нужно доказать делами прочность возвращения к добру. Поэтому дух подвергается новым испытаниям, которые его укрепляют и в то же время доставляют ему возможность заслуги, если он выходит из них победителем. Злые духи его преследуют до тех пор, пока не почувствуют, что он достаточно силён, чтобы противостоять им; тогда они оставляют его в покое, потому что знают, что их попытки будут напрасны."

Примечание. Эти два последних примера показывают нам, что одно и то же испытание возобновляется в каждом воплощении до тех пор, покуда человек не устоит против него. Антуан Белль являет нам собою, кроме того, (факт не менее поучительный) человека, преследуемого воспоминанием преступления, совершённого им в прежнем существовании; воспоминание это является угрызением совести и предупреждением. Отсюда мы видим, что все существования имеют между собой связь; справедливость и доброта Бога выражаются в способности человека постепенно улучшаться, и никогда не лишают его возможности искупить свои проступки; виновный наказан своим же проступком, и наказание вместо того, чтобы быть местью со стороны Бога, является средством, способствующим прогрессу в усовершенствовании человека.


1 Средство от всяких зол и бедствий. (А.К.)