Будущие наказания по изъяснению спиритизма

Глава Седьмая

БУДУЩИЕ НАКАЗАНИЯ ПО ИЗЪЯСНЕНИЮ СПИРИТИЗМА

Плоть немощна - Источник спиритического учения о будущих наказаниях - Закон о наказаниях в будущей жизни

Плоть немощна

    §93.Есть порочные наклонности, которые очевидно присущи духу, потому что оне касаются больше нравственной стороны, чем физической, другие же кажутся следствием организма, и на этом основании принято считать себя за них менее ответственными. К последним принадлежат: гнев, изнеженность, чувственность и т.д.
    В настоящее время философами-спиритуалистами вполне установлено, что мозговые центры, которым соответствуют различные способности, обязаны своим развитием деятельности духа; и что развитие их есть следствие, а не причина. Человек музыкален не потому, что имеет шишку музыки, а потому имеет эту шишку, что его дух музыкален.
    Если деятельность духа реагирует на мозговые центры, она должна также реагировать и на другие части организма. Таким образом, дух есть созидатель своего тела, которому он придаёт нужные формы для проявления своих наклонностей.1 Раз это установлено, легко понять, что усовершенствование тела высших культурных рас не является продуктом некой биологической, т.е. чисто материальной эволюции нашей физической оболочки, но представляет собой результат работы духа, который совершенствует своё орудие по мере того, как развиваются его способности.
    Естественным следствием этого принципа является то, что нравственные наклонности духа должны изменять качество крови, регулируя её деятельность, вызывать большее или меньшее выделение жёлчи или других соков организма. Так, например, обжора чувствует, как у него текут слюни при виде какого-нибудь вкусного блюда. Не кушанье раздражает орган вкуса, так как оно с ним не соприкасается, а раздражается чувственность духа, и посредством мысли это раздражение передаётся органам вкуса; а на другого человека вид этого кушанья не производит никакого действия. По этой причине человек впечатлительный легко проливает слёзы; не обилие слёз даёт впечатлительность духу, а впечатлительность духа производит усиленное выделение слёз. Под влиянием этой восприимчивости организм приспособился к этой обычной склонности духа так же, как в другом случае к обжорству. Следуя такому порядку идей, легко понять, что раздражительный дух должен развивать в своём организме жёлчный темперамент; человек сердит не от того, что жёлчен, а жёлчен, потому что сердит. То же самое относительно других инстинктивных предрасположений. Дух вялый и беспечный оставляет свой организм в состоянии бездеятельности соответственно своему характеру; если же он деятелен и энергичен, то даёт своей крови, своим нервам совершенно другие качества. Действие духа на физическую сторону так очевидно, что приходится часто наблюдать важные органические изменения, происходящие от сильных моральных потрясений. Общепринятое выражение, что волнение портит кровь, не так бессмысленно, как кажется, ибо что может портить кровь хуже, чем моральное расположение духа?2 Итак, можно допустить, что темперамент, хотя отчасти, определяется природой духа, который есть его причина, а не следствие. Мы говорим отчасти, потому что нередко бывает, что физическая сторона явно влияет на нравственную, например, если болезненное или ненормальное состояние вызвано какой-нибудь внешней случайной причиной, не зависящей от духа, как температура, климат, наследственные пороки телосложения, временное нездоровье и т.п. Тогда моральная сторона духа проявляется патологически, не изменяя при том своего внутреннего существа.
    Таким образом, оправдываться в своих дурных делах слабостью плоти, есть не что иное, как отговорка во избежание ответственности. Плоть немощна только потому, что дух слаб, и потому ответственность за все его действия всецело падает на самого духа. Тело, которое не имеет ни мысли, ни воли, никогда не одерживает верха над духом, который есть существо мыслящее и обладающее волею; это дух даёт плоти качества, соответствующие его инстинктам, как художник накладывает печать своего гения на своё матерьяльное творение. Дух, свободный от животных инстинктов, создаёт себе тело, которое не угнетает его стремлений к духовному существованию, тогда человек ест для того, чтобы жить, так как это необходимо, а не живёт для того, чтобы есть.
    Итак, моральная ответственность за свои поступки остаётся в полной силе, но здравый смысл говорит, что последствия этой ответственности должны быть пропорциональны интеллектуальному развитию духа; чем более он просвещён, тем более ответственен, потому что с просвещением и развитием моральных чувств развиваются понятия о добре и зле, о справедливом и несправедливом.
    Этот закон объясняет неуспех медицины в некоторых случаях. С тех пор, как известно, что темперамент есть следствие, а не причина - усилия, которыми пробовали его умерять, были естественно парализованы моральными расположениями духа, который инстинктивно противодействует и нейтрализует терапевтические средства. Итак, надо действовать на первоначальную причину.
    Придайте, если возможно, смелость трусу, и вы увидите, что физиологические последствия страха исчезнут. Это ещё раз доказывает, что искусство лечить должно брать во внимание воздействие на организм духовных элементов.3

Источник спиритического учения о будущих наказаниях

    §94.Относительно будущих наказаний спиритическая доктрина основывается, как и в прочих частях, не на предвзятых и непроверенных теориях, не заменяет одну систему другой, но во всём опирается на наблюдения, что и составляет её авторитетность. Это не воображение или чья-то выдумка, что души после смерти находятся в том или ином состоянии. Сами существа, покинувшие землю, приходят к нам теперь, чтобы посвятить нас в тайны будущей жизни, описывают нам своё счастливое или несчастное положение, свои впечатления, чувства и своё преобразование после смерти тела; одним словом, дополняют в этой области учение Иисуса Христа.
    Здесь идёт речь не об одном каком-нибудь духе, который мог видеть вещи со своей точки зрения или судить о них, находясь во власти земных предрассудков. Также не об откровении, данном одному какому-нибудь лицу, которое могло бы быть обмануто, ни об экстатическом видении, близком к иллюзии и часто происходящем от экзальтированного воображения.4 Нет, речь здесь идёт о многочисленных примерах, сообщённых всеми категориями духов, от самой высокой до самой низкой ступени, при помощи бесчисленных посредников, рассеянных по всем частям света. Эти откровения не составляют чьей-либо привилегии, а каждый может сам видеть и наблюдать, и никто не обязан верить другому на слово.

Закон о наказаниях в будущей жизни

    §95.Спиритизм не сам от себя формулирует какие-то фантастические законы; его правила, касающиеся будущности души, выводятся из фактов и наблюдений и заключаются в следующих пунктах:
    1. Душа, или дух, несёт в бесплотном состоянии последствия всех несовершенств, от которых она не избавилась в жизни телесной. Её счастливое или несчастное состояние нераздельно со степенью её очищения или её несовершенств.
    2. Счастье совершенное присуще только совершенству, т.е. полной чистоте духа. Всякое несовершенство есть одновременно причина страданий и лишение блаженства, так же как и всякое приобретённое качество есть причина блаженства и уменьшение страдания.
    3. Нет ни одного несовершенства души, которое не влекло бы за собой неизбежных и неприятных последствий, и ни одного доброго качества, которое не влекло бы за собой радости. Таким образом, сумма наказаний пропорциональна сумме несовершенств, как и блаженство пропорционально сумме положительных качеств. Душа, которая имеет десять несовершенств, страдает больше той, которая имеет их три или четыре: если из десяти этих несовершенств у неё останется четверть или половина, она будет страдать меньше, а когда не останется ни одного, она вовсе не будет страдать и будет пользоваться совершенным счастьем. Тот, у кого несколько болезней, страдает больше того, у которого только одна или нет ни одной. По той же причине душа, обладающая десятью достоинствами, пользуется большим блаженством, нежели та, у которой их меньше.
    4. В силу закона прогресса всякая душа имеет возможность приобрести недостающие ей добрые качества и освободиться от дурных по мере своих усилий и своей доброй воли; следовательно, она всегда может достичь лучшего будущего, которое ни для кого не закрыто. Бог не отвергает никого из Своих детей. Он принимает всех в лоно Своё, воздавая каждому по заслугам по мере того, как они достигают совершенства.
    5. Так как страдание связано с несовершенством, а радости с совершенством, душа несёт в себе самой, где бы она ни была, свои собственные наказания, не нужно для этого определённого места. Ад везде, где есть страждущие души.
    6. Добро и зло суть следствие добрых и дурных качеств. Не делать то добро, которое мы можем сделать, есть результат несовершенства. Если всякий недостаток есть источник страданий, дух должен страдать не только от всего сделанного им зла, но и от того добра, которое он мог бы сделать, но не сделал в продолжение своей земной жизни.
    7. Дух страдает именно через зло, которое он сделал, так что всё внимание его сосредоточено на последствиях сделанного им зла, поэтому он начинает лучше понимать всё его значение и это помогает ему исправиться.
    8. Справедливость Господа бесконечна; посему добру и злу ведётся строгий счёт; если нет ни одного дурного поступка, ни одного дурного помысла, которые не имели бы своих фатальных последствий, то нет также ни одного доброго дела, ни одной благой мысли, ни одной самой ничтожной заслуги, которая пропала бы или была забыта даже у самых развращённых людей, так как это начало совершенствования.
    9. Каждая содеянная ошибка, всякое зло есть долг, который придётся платить, если не в этой жизни, то в следующей или в следующих; ведь все существования имеют связь между собой; тот, кто уплатил в настоящем существовании, не будет уплачивать в следующих.
    10. Дух терпит наказания за свои несовершенства либо в духовном, либо в телесном мире. Все невзгоды, все лишения, которые приходится испытывать в телесной жизни, суть последствия наших несовершенств, искупление ошибок этой жизни или предшествующих существований. По характеру страданий и превратностей в этой жизни можно судить о характере ошибок, совершённых в какой-нибудь предшествовавшей жизни, а равно и о тех недостатках, которые были причиной этих ошибок.
    11. Искупление меняется, смотря по важности проступков; одна даже ошибка может, таким образом, вызвать различные виды искуплений, смотря по обстоятельствам, которыми она сопровождалась, смягчающим или отягощающим вину.
    12. Относительно характера и продолжительности наказаний нет никаких абсолютных правил; единственный общий закон тот, что каждая вина влечёт за собой возмездие, а каждое доброе дело - награду, смотря по его ценности.
    13. Продолжительность наказания зависит от совершенствования виновного духа. Против него не производится никакого осуждения на определённое время. Чтобы положить конец страданию, Бог требует только серьёзного исправления, действительного и искреннего возвращения к добру. Дух обладает свободной волей; он может продолжить свои страдания своим упорством во зле, но может и прекратить или смягчить их своим стремлением к добру. Осуждение на какой-нибудь определённый срок имело бы двойное неудобство: продолжение наказания духа, который уже исправился, или прекращение испытания, когда он ещё во зле. Бог по справедливости Своей наказывает зло, пока оно существует и прекращает наказание, как только уничтожилась его причина,5 так как нравственное зло есть само по себе причина страдания - то страдание продолжается столько же времени, сколько существует зло; интенсивность его ослабевает по мере того, как ослабевает зло.
    14. Так как продолжительность наказания зависит от исправления духа, тот дух, который никогда бы не исправился, страдал бы вечно, и для него, стало быть, наказания были бы вечны.
    15. Несовершенным духам свойственно не видеть предела своему положению, а потому они думают, что будут страдать всегда. Это для них наказание, которое, как им кажется, должно быть вечным и беспредельным.6
    16. Раскаяние есть первый шаг к исправлению, но одного его мало, нужно ещё искупление и окончательное исправление содеянного. Раскаяние, искупление и исправление - три необходимых условия, чтобы изгладить следы проступка и его последствий. Раскаяние смягчает муки искупления, давая надежду и подготовляя путь к исправлению. Но только одно исправление может уничтожить следствие, разрушая причину; без этого условия прощение было бы милостью, не заслуженной и не уничтожающей зло.
    17. Раскаяние может происходить везде и во всякое время; если оно запаздывает, виновный страдает дольше. Искупление состоит в страданиях физических и моральных, которые являются следствиями совершённых проступков. Оно может иметь место, как в этой жизни, так и после смерти, в жизни духовной или в новом существовании, до тех пор, пока не исчезнут следы греха. Исправление проступков состоит в том, чтобы делать добро тому, кому ранее причинил зло. Тот, кто не исправляется в этой жизни по бессилию или по злой воле, в следующем существовании встретится опять с теми, кому сделал зло, и в условиях, им самим выбранных, чтобы доказать им преданность и сделать им столько добра, сколько было сделано зла.
    Не все ошибки влекут за собой прямой и действительный вред. В таком случае, исправление состоит в том, чтобы исполнить то, что должно было быть сделано вовремя, но почему-либо осталось не выполненным; так, например, исполнить обязанности, которыми пренебрегали или вовсе не исполняли, вообще делать добро противоположное тому злу, какое делалось ранее и за которое несётся наказание, а именно: если был горд - смириться; стать кротким, если был жесток; трудолюбивым, если был ленив и т.д. Этим способом дух совершенствуется, пользуясь примером прошлого.7
    18. Несовершенные духи исключены из мира счастливых, гармонию которого они бы нарушили; они находятся в низших мирах, где искупают свои проступки в несчастиях жизни и очищаются от своих несовершенств до тех пор, пока не заслужат воплощения в мирах морально и физически более совершенных. Если существует определённое место наказаний, то оно должно находиться в мире искупления, потому что несовершенные духи во множестве населяют эти миры.
    19. Дух, всегда имеющий свободу воли, иногда очень медленно исправляется и долго упорствует во зле. Он может так упорствовать годы и века, но всегда наступает минута, когда его упорство в борьбе со справедливостью Божией смиряется и уступает перед страданием и когда, несмотря на своё хвастовство, он начинает понимать высшее могущество, царящее над ним. Как только у него проявляются первые признаки раскаяния, Господь подаёт ему надежду на спасение. Ни один дух не бывает в таких условиях, чтобы ему нельзя было совершенствоваться, иначе он был бы роковым образом обречён на вечное пребывание в низшем состоянии, а, стало быть, оказался бы вне закона прогресса, которым управляются все существа.
    20. Как бы ни была низка и испорчена душа, Бог никогда не покидает её. Каждая душа имеет своего Ангела-Хранителя, который бодрствует над ней. Он старается побуждать её к добрым мыслям, к желанию совершенствоваться и исправить в новом существовании то зло, которое она сделала ранее. Впрочем этот наставник и покровитель действует большей частью тайно, сокровенным способом, не оказывая явного давления. Душа должна улучшаться по собственной воле, а не вследствие какого-то ни было принуждения. Она поступает хорошо или дурно вследствие свободы своей воли, а не потому, что судьба, рок толкает её в ту или иную сторону. Если она поступает плохо, то она сама и отвечает за это, но как только она делает шаг к исправлению, она тотчас же видит его добрые последствия.
    Примечание. Было бы заблуждением думать, будто в силу закона прогресса уверенность рано или поздно достигнуть блаженства может служить поощрением к упорству во зле, в надежде когда-нибудь успеть покаяться. Совсем нет. Во-первых, низменный дух никогда не видит конца своего положения; во-вторых, дух, как виновник своего несчастья, приходит к сознанию, что от него самого зависит прекратить свои страдания и что чем дольше он будет упорствовать во зле, тем дольше он будет несчастлив. Он увидит, что его страдания будут длиться бесконечно, если он не положит им конец. Упорство - плохой расчёт, он первый от него страдает. Если же, наоборот, по догмату неотменённых наказаний у духа была бы навсегда отнята всякая надежда на лучшее состояние, то, конечно, у него не было бы никакого интереса возвратиться к добру. Перед этим законом одинаково падает возражение, взятое из понятия о Божественном предвидении. В самом деле Бог, создавая душу, знает, какой путь она изберёт в силу своей воли - дурной или хороший. Он знает, что она будет наказана за злые дела; но Он знает также, что это временное наказание есть средство дать ей понять свою ошибку и вывести её на хорошую дорогу, к которой она рано или поздно придёт. Согласно же доктрине о вечном мучении, Бог знает, что душа падёт и что она наперёд обречена на вечную гибель.
    
    21. Всякий ответственен только за свои собственные проступки: никто не несёт наказания за чужие грехи, если он только не вызвал их своим поведением или примером, или же не воспрепятствовал их совершению, когда имел к этому возможность. Так, например, всегда наказывается самоубийство, но тот, кто своим бессердечием приводит другого в отчаяние и толкает его на самоубийство, отвечает ещё больше.
    22. Хотя разнообразие наказаний бесконечно, но есть и такие, которые присущи низменности духов и следствия которых, кроме только оттенков, более или менее сходны.
    Наказания наиболее непосредственно замечаются у тех в особенности, кто привязался к матерьяльным интересам жизни, пренебрегая духовными. Они состоят: в медленном отделении души от тела; в томлении и тоске, которые сопровождают смерть и пробуждение к другой жизни; в продолжительности смятения, которое может длиться месяцы и годы. У тех же, чья совесть чиста, кто ещё в этой жизни слился с жизнью духовной и отрешился от матерьяльных интересов, отделение души от тела происходит быстро, без потрясения, пробуждение бывает легко и смятения почти не проявляется.
    23. У духов низшего порядка часто наблюдается следующее явление: они считают себя живыми, и эта иллюзия может продолжаться у них годами; в продолжение этого времени они испытывают все нужды, все потребности, несчастья и смущения, которые встречаются в жизни.
    24. Для преступника постоянное лицезрение его жертв со всеми обстоятельствами, сопровождающими преступление, есть самое жестокое наказание.
    25. Некоторые духи погребены в глубокую тьму; другие, находясь в полном одиночестве среди пространства, мучаются неведением своего положения и своей судьбы. Наиболее виновные страдают от мучений тем более острых, что они не видят им конца. Многие лишены возможности видеть тех, кого любят. Все вообще в различной степени интенсивности испытывают те самые страдания, которые они при жизни заставляли претерпевать других, до тех пор, пока раскаяние и желание исправить прошлое не принесут смягчение и сознание того, что дух по собственной воле может положить этому страданию конец.
    26. Какая мука для гордецов видеть выше себя окружённых славою тех самых людей, которых они на земле презирали, когда сами они низведены до последних рядов. Для лицемеров служит наказанием пронизывающий их свет, который обнажает все их скрытые мысли, так что всякий может проникнуть в глубину их, и им не остаётся никакой возможности притворства; сластолюбцы испытывают все искушения, сохраняя все свои желания и не имея возможности их удовлетворять; скупые видят своё золото расхищенным и не могут удержать его; эгоисты всеми покинуты и испытывают то, что заставляли испытывать других: они будут голодны, и никто им не подаст куска хлеба, будут жаждать, и никто не напоит их, ни одна дружеская рука не пожмёт им руку, ни один сочувственный голос не утешит их; они думали только о себе в течение жизни, и никто не вспомнит о них и не пожалеет их после смерти.
    27. Самый верный способ уменьшить или смягчить последствия своих недостатков в будущей жизни - это стараться избавиться от них по возможности скорее в жизни нынешней; лучше здесь искупить зло, чтобы не пришлось позднее исправлять его более тяжкими способами. Чем дольше откладывается исправление, тем тяжелее бывают следствия и тем труднее исправление совершённого зла.
    28. Положение духа с минуты его появления в загробном мире таково, каким он приготовил его в телесной жизни. Позднее даруется ему другое воплощение, чтобы искупить и исправить прошлое новыми испытаниями - чем дух так или иначе пользуется в силу своей свободной воли; если же он упускает такую возможность, то это становится задачей, которую потом окажется надо начинать с начала и в гораздо худших условиях. Итак, кто много страдает на земле, может быть уверен, что за ним было много проступков, требовавших искупления, и те, которые пользуются кажущимся счастьем здесь, на земле, несмотря на их порочность и бесполезность, должны знать, что они дорого заплатят за это в другой жизни. Именно в этом смысле Христос сказал: "Блаженны плачущие, ибо утешены будут." ("Евангелие от Спиритизма", гл. V).
    29. Милосердие Господа бесконечно, но оно не слепо. Виновный, которого Он прощает, не освобождён от искупления, и пока он не удовлетворит все требования правосудия, он будет чувствовать последствия своих ошибок. Бесконечное милосердие Божие нужно понимать в том смысле, что Он не неумолим и всегда даёт способ возвратиться к добру.
    30. Так как наказания временны и подчинены раскаянию и исправлению, зависящим от доброй воли человека, они в одно и тоже время и испытания, и средства, излечивающие несовершенство души. Наказанные духи - это не каторжники, осуждённые на известный срок, а скорее больные в госпитале; они страдают от болезни, в которой часто виноваты сами, и от мучительного лечения, но они имеют надежду выздороветь и выздоравливают тем скорее, чем точнее исполняют предписания врача. И если они продолжают свои страдания по своей воле, то в этом нельзя винить доктора.
    31. К мукам, испытываемым духом в жизни духовной, присоединяются ещё страдания в жизни телесной, последствия несовершенства людей, их страстей и дурного употребления ими своих способностей. Только в жизни телесной дух исправляет зло своих прежних существований и приводит в исполнение принятые в духовной жизни решения. Таким образом объясняются те несчастья и превратности жизни, которые на первый взгляд кажутся не имеющими смысла, но на самом деле глубоко справедливы: это уплата прежних долгов, служащая вместе с тем и совершенствованию духов.8
    32. Обыкновенно говорят, что Бог проявил бы гораздо больше любви к Своим созданиям, если бы создал их непогрешимыми и, следовательно, избавленными от превратностей, соединённых с несовершенством.
    Для этого нужно было, чтобы Он создал совершенные существа, которые не нуждались бы в приобретении знаний или нравственности. Конечно, Бог мог бы это сделать; если же Он этого не сделал, значит, по мудрости Своей Он хотел, чтобы прогресс был общим законом.
    Люди несовершенны и поэтому подвержены несчастьям, более или менее тяжёлым, это факт, который необходимо принять, потому что он существует. Заключать из этого, что Бог несправедлив и неблаг, значило бы восставать против Него.
    Было бы несправедливо, если бы Он создал существа привилегированные, без труда пользующиеся счастьем, тогда как другие должны были бы трудиться и работать для достижения своего счастья. Но где всего яснее проявляется высшая справедливость Божия, - так это в равенстве всех созданных Им духов; все одинаковы при своём сотворении, никто не одарён лучше или хуже другого, никому не облегчается совершенствование; всякий, достигший цели, наравне с другими прошёл через все испытания низшего состояния.
    Как же после этого не сказать, что свобода действий, предоставленная каждому, в высшей степени справедлива? Путь к счастью открыт всем, цель у всех одна; условия её достижения также одинаковы; закон, запечатлённый в совести каждого, всем известен. Бог устроил так, что счастье достигается трудом, а не даётся как милость, дабы каждый имел заслугу по трудам своим; всякий волен работать или не делать ничего для своего улучшения; кто хорошо трудится, тот и награду получает скорую, кто же откладывает и уклоняется в сторону, тот должен винить только самого себя. Добро и зло произвольны и необязательны, и человек свободен в выборе.
    33. Несмотря на различие родов и степеней страдания несовершенных духов, закон о наказаниях в будущей жизни может быть резюмирован в следующих трёх принципах:
    1) страдание присуще несовершенству;
    2) всякое несовершенство и всякий проступок, который есть его следствие, влечёт за собой своё собственное наказание, естественное и неизбежное: так болезнь есть следствие излишества, скука - следствие праздности, и нет тем самым надобности в особом осуждении за каждый проступок каждого отдельного лица;
    3) всякий человек, усилием собственной воли может избавиться от своих несовершенств и порождаемых ими страданий и обеспечить себе будущее счастье.
    Таков закон Божественной справедливости: "Каждому по делам его, как на небе, так и на земле."


1 Такой взгляд на вещи целиком совпадает с точкой зрения йогов. Для сравнения см. книги Йога Рамачараки "Основной Курс Философии Йогов", "Хатха-Йога" и др. Свами Вивекананда любил повторять: "Тело есть мысль в действии." (Й.Р.)
2 Такой подход, разумеется, целиком совпадает с трактовкой этого вопроса йогами. И мы пользуемся случаем ещё раз подчеркнуть идеологическую общность Йоги и Спиритизма. (Й.Р.)
3 "Спиритское Обозрение" ("Revue Spirite"), март 1869, стр. 65. (А.К.)
4 См. об этом "Книгу Духов", NN 443-444. (А.К.)
5 См.выше, глава VI, §92, слова Иезекииля. (А.К.)
6 Постоянное - синоним вечного. Говорят: "граница вечных снегов", "вечные льды полюсов"; говорят также - "постоянный секретарь академии", но это не значит, что он будет им постоянно, а только на неопределённое время. "Вечно" и "постоянно", стало быть, употребляются в смысле неопределённости. Поэтому можно сказать, что муки вечны, если не подразумевается ограничение их продолжительности. Оне вечны для духа, который не видит им конца. (А.К.)
7 Необходимость исправления есть принцип строгой справедливости, который можно рассматривать как настоящий закон восстановления нравственности духов. Это доктрина, которую ещё не провозглашала наша религия.
    Тем не менее многие её отвергают, потому как они находят более удобной возможность загладить свои дурные дела простым раскаянием, которое не стоит ничего, кроме слов; их добрая воля, благодаря нескольким обрядам, считать себя свободным от долгов: позднее сами увидят, достаточно ли этого. Можно их спросить, не освящён ли тот же самый принцип законом человеческим, и может ли быть справедливость Божия ниже человеческой? Представьте себе человека, который, злоупотребив Вашим доверием, разорив Вас, ограничился бы выражением своего сожаления, не исполнив при том долга честного человека.
    Когда обязанность исправления внедрится в верования большинства, оно будет уздою неизмеримо более могущественною, чем ад и вечные мучения, потому что оно касается живых интересов жизни и потому что тогда человек поймёт смысл тех тяжёлых условий, в которых он находится. (А.К.)

8 См. главу VI, "Чистилище", §60 и далее; и ниже во второй части главу VIII, "Земные искупления", а также "Евангелие от Спиритизма", главу V, "Блаженны страждущие". (А.К.)