Предисловие

П Р Е Д И С Л О В И Е
(от издателя)

    Не скроем, мы были очень обрадованы тем тёплым приёмом, который встретили у русских читателей первые две книги нашего автора. Это даёт основание надеяться, что ещё не всё потеряно как для самой России, так и для всего нашего человечества.
    Мы обещали нашим читателям, что в скором времени выпустим и другие книги Аллана Кардека, и вот мы выполняем своё обещание и выпускаем в свет три другие его фундаментальные работы: "Рай и Ад, или Божественная справедливость в разъяснении Спиритизма", "Книга Бытия, чудеса и предсказания в объяснении Спиритизма" и "Евангелие от Спиритизма".
    Надо сказать, что столь быстрым выходом этих книг мы обязаны совершенно неожиданной и бескорыстной помощи наших новых ростовских друзей. Дело в том, что вскоре после выхода двух первых книг нам позвонили из Ростова-на-Дону и сказали, что в этом городе существует христианская община, в которой знают и любят труды нашего Учителя, и предложили нам для дальнейших публикаций русский текст названных выше работ, изданный в самом начале нынешнего смутного века. Решение это было принято старцем Николаем, главою ростовской общины, и вскоре бесценный текст оказался у нас, и мы приняли его со смирением и самой глубокой благодарностью. Тем самым, помимо прочего, было сбережено не только наше время, но и время наших читателей.
    Радости нашей не было предела, но далее перед нами стояла исключительная по своей трудности работа над сопоставлением подлинника и перевода, устранением неточностей, пропусков, и наконец, литературным редактированием. Мы всегда рассматривали этот наш труд как исключительно высокую честь, выпавшую на нашу долю.1
    Книга эта документальна и даёт величайшее утешение, какое только можно получить, читая написанное слово. Факты, изложенные в ней, открывают Вам сокровенные тайны человеческой природы. На её страницах соединились проникновенность и строгая логика - отличительные черты стиля писателя. Читая её, вы узнаете всю правду о жизни после смерти, узнаете, что смерть - иллюзия, а бессмертие - реальность.
    Уже около двух тысячелетий христианское духовенство тщетно пугает человечество адскими жаровнями и огненными пытками, коим на том свете, по мнению этих духовных пастырей, должны подвергаться души грешников. По всей видимости, духовенство, доведя буквализмом эти образы до абсурда, неспособно понять, сколь на самом деле нелепы и смешны в своей наивности подобного рода идеи. Насаждаемые в былые времена с неразумным рвением идеи эти подорвали самые основы религии и нравственности и наплодили поколения безбожников.
    Автор всесторонне исследует языческие и христианские представления о рае и аде, разъясняет, сколь бессмысленно настаивать на буквальном понимании символов и аллегорий, и, руководствуясь Духовным Учением, раскрывает подлинный и великий смысл, зашифрованный в тех и других. Так идея воздаяния и искупления, очищенная от предрассудка и догматизма, вырисовывается в своём истинном величии.
    Особую ценность этому сочинению придаёт вторая - иллюстративная - часть, в коей собраны спиритические послания от душ праведников и злодеев, злодеев раскаявшихся и закоренелых, людей благонравных и порочных, равнодушных и тщеславных, мудрых и невежественных. Эти души убедительно и ясно описывают своё положение в том мире, где оне оказались после смерти земного тела.
    Все эти лица проходят перед умственным взором читателя как автопортреты, написанные с изумительной живостью и силой, и знакомство со столь внушительной галереей характеров производит на читателя неизгладимое впечатление, которое лучше всяких проповедей побуждает его обратиться к свету и истине и загодя позаботиться о бессмертной душе своей, вместо того, чтобы коснеть в атеизме и безразличии.
    Данная работа Аллана Кардека, равно как и все остальные его труды, является продолжением и развитием главной книги философа - "Книги Духов", уже изданной ранее.
    Тысячелетия, прошедшие после времён Ветхого Завета, не оказались для нас с вами бесплодны: медленно, с бесконечными ошибками и отступлениями, но прогресс человеческого духа совершался, пока яркий свет Духовности не вспыхнул во второй половине XIX века в лучших душах земного человечества, когда ему было явлено Третье Откровение, данное Высшими Силами через Учение Спиритизма. И не важно после этого, что Спиритизм всё-таки не был понят, что он был осмеян, превращён в Петрушку человеческой самонадеянностью и корыстью, осуждён Церковью и отброшен в сторону "революционерами" от философии как "дичайшее суеверие". И не страшно даже то, что в XX веке человечество погрузилось в чудовищный и небывалый рецидив варварства, дикости и скотства.2 Такие рецидивы застарелой болезни бывают у живого организма лишь перед окончательным и полным выздоровлением, никакая тёмная сила не властна стереть в анналах духовной истории раз состоявшегося светлого факта, и тем более такого факта, как этот. Человечество в лице лучших своих представителей всё-таки вступило в царство подлинной духовности.
    Пусть после этого мракобесы объявляют себя "носителями света", а Люцифера - "носителем мрака", "исчадием ада" - они тем демонстрируют лишь степень собственной образованности и культуры; пусть невежество и скудоумие считают себя мерилом истины - всё равно они взгромождаются на самое видное место лишь за тем, чтобы быть там посмешищем. Да... всё равно, потому что человечество сегодня уже не то, что было когда-то: духовная утончённость лучших обострилась как никогда, и не грубому быдлу уготовано главенствовать в ближайшем будущем. И естественно, что таким людям религия, приноровленная к понятиям человекообезьяны, а именно такова религия ветхозаветная, - не указ. Духовный Человек ищет Духовное Учение, а Духовное Учение зовётся на латыни "Спиритизмом". И так всё встаёт на свои места.
    Теперь, когда уже большая часть работы позади и мы с удовлетворением постигаем проделанное, нам начинает видеться в этом подтверждение того, что Силы Света всё-таки не оставили своим вниманием нашу многострадальную страну и посевают в ней семена великого Духовного Возрождения - ибо что ещё, как не семена, книги эти? И вынеся их из тени забвения, Силы эти сделали весьма ценный подарок русскому обществу. По нашему разумению, публикация книг Кардека - второе за все прошедшие десятилетия крупнейшее событие в русской культурной жизни после, разумеется, крушения большевицко-людоедского государства и его идеологии.3 В этих книгах - всё, что нужно истомлённой духовным голодом русской душе: в чём ложь религии и казённой философии, о чём лукаво молчит современная наука, какова истинная природа Человека и что ему уготовано - всё это можно узнать, изучая эти книги, всё это объяснено и показано здесь. Мрак невежества наконец рассеивается, и ложь нашей жизни может исчезнуть! Здесь вся правда о жизни после смерти, а также о Жизни, постигшей иллюзию смерти и осознавшей реальность Бессмертия.
    За русскими книгами Кардека, нам уже видятся русские книги Леона Дени, Артура Конан-Дойля, Камилла Фламмариона, И.Г.Юнга-Штиллинга, Вильяма Аткинсона (Йога Рамачараки)... но на всё, однако, Божья воля!

    Мир Вам, ищущим и находящим!

Йог Раманантата
10.09.93.


1 Работая над настоящей книгой, мы пользовались седьмым парижским её изданием 1880 года. ("Le Ciel et l'Enfer, ou la Justice Divine selon le Spiritisme", par Allan Kardec, Paris, A la Librairie Spirite.) Русский текст приведён в строгое соответствие с французским, и единственное отличие нашего текста от французского подлинника состоит в том, что вместо поглавной нумерации параграфов мы позволили себе ввести сплошную, более удобную, которой придерживался и автор в написании "Книги Медиумов", а также и мы, работая над "Книгой Духов". Этот же принцип будет применён и в последующих книгах. (Й.Р.)
2 Мы имеем в виду не только торжество материалистической философии и атеизма, но также, и прежде всего, чудовищную по своему размаху и невиданности практику геноцида, поставленную в нынешнем уходящем веке прямо-таки на промышленные рельсы. (Й.Р.)
3 Мы убеждены, что всякое промедление с широкой публикацией этих книг преступно, поскольку только идеи Спиритизма являются гарантом нравственного воспитания людей и духовного переустройства русского общества, как впрочем и всякого иного. (Й.Р.)