Духи

 

К н и г а   В т о р а я
 

М И Р   Д У Х О В


  Глава Первая

ДУХИ

Происхождение и природа духов - Нормальный первоначальный мир - Форма и вездесущность духов - Перисприт - Различие рангов среди духов - Духовная иерархия - Третий ранг: духи несовершенные - Второй ранг: духи добра, благие духи - Первый ранг: духи чистые, собственно духи - Прогрессирование духов - Ангелы и демоны
 

§18. Происхождение и природа духов
 

76. Какое определенье можно дать духам?
    - "Можно сказать, что духи суть разумные существа мироздания. Они населяют Вселенную за пределами матерьяльного мира."
77. Духи, являются ли они существами отдельными от Божества, либо же они не более, чем истечения (эманации) или части Божества, и не по этой ли причине называются "сынами или детьми Божьими"?
    - "Бог создаёт их точно так же, как человек, создающий какую-то машину, они - Его создания; машина эта есть произведение человека, но не он сам. Ты знаешь, что когда человек создаёт какую-то прекрасную, полезную вещь, то он называет её своим детищем, своим творением. Так вот! так же обстоит оно и с Богом: мы дети Его, поскольку мы Его творения."
78. Есть ли у духов начало существования или же они, как и Бог, существуют извечно?
    - "Если бы духи совсем не имели начала существования, то они были бы равны Богу, тогда как в действительности они суть Его создания и подчинены Его воле. Бог существует извечно, это неоспоримо; но мы не можем знать, когда и как Он создал нас. Ты можешь сказать, что у нас нет начала существования, если под этим ты подразумеваешь то, что Бог, будучи вечен, должен был создавать беспрерывно; но что до того, когда и как каждый из нас был создан, то я повторяю: никто этого не знает, это и есть тайна."
79. Поскольку во Вселенной есть два главных элемента: духовный и матерьяльный, то можно ли сказать, что духи образованы духовным элементом, как тела физические образованы элементом матерьяльным?
    - "Очевидно; духи суть индивидуализация разумного начала, как тела суть индивидуализация начала матерьяльного, а что неизвестно, так это время и способ их образования."
80. Сотворенье духов, является ли оно процессом постоянным или же оно имело место лишь в отдалённые времена?
    - "Оно постоянно, Бог никогда не прекращал творить."
81. Образуются ли духи самопроизвольно, либо же они происходят друг от друга?
    - "Бог создаёт их, как и все другие существа, Своею волею; но ещё раз - происхожденье их есть тайна."
82. Точным ли будет сказать, что духи нематерьяльны?
    - "Как можно определить что-то, когда нет слов для сравнения и язык несовершенен? Слепорождённый, разве может он определить свет? "Нематерьяльны" не то слово; "бестелесны" было бы более точно, ибо ты должен понимать, что раз дух есть создание, то он должен быть чем-то; это материя утончённая, но не имеющая подобий для вас, и настолько эфирная, что не может воздействовать на ваши органы чувств."

Примечание. Мы говорим, что духи нематерьяльны, потому что их сущность отличается от всего, что мы знаем под именем материи. Народ, лишённый глаз, совсем не имел бы слов, чтобы выразить свет и его свойства. Слепорождённый полагает, будто он всё воспринимает через слух, обоняние, вкус и осязание, он не понимает идей, которые дали бы ему понятие о недостающем ощущении. Точно так же и мы для сверхчеловеческих существ настоящие слепцы. Мы можем определить их лишь посредством сравнений, всегда несовершенных, или усилием нашего воображения.

83. Имеет ли существование духов какой-то конец? Мы понимаем, что начало, из коего они исходят, вечно, но мы спрашиваем, имеет ли их индивидуальность какой-то предел своему существованью, и не рассеивается ли через какое-то время элемент, из которого они образованы, и не возвращается ли он в свой источник, как это имеет место для тел матерьяльных. Трудно понять, чтобы вещь, имеющая начало, никогда не смогла бы кончиться?
    - "Есть много вещей, которых вы не понимаете, потому что ум ваш ограничен, но это не повод, чтобы их отвергать. Ребёнок не понимает всего, что понимает его отец, а невежда не понимает всего, что понимает учёный. Мы говорим тебе, что существованье духов никогда не кончается; это всё, что мы можем сказать сейчас."
 

§19. Нормальный первоначальный мир

84. Составляют ли духи мир отдельный, за пределами того, коий мы видим?
    - "Да, мир духов или бестелесных умов."
85. Который из двух, мир спиритический или мир физический, главенствует в природе вещей?
    - "Спиритический мир; он предсуществует и переживает всё."
86. Ухудшилась ли бы сущность мира спиритического, если бы мир физический перестал существовать или никогда не существовал?
    - "Нет, нисколько; они независимы, и всё же их взаимосвязь непрестанна, ибо они непрестанно влияют друг на друга."
87. Занимают ли духи в Космосе какое-то определённое и ограниченное пространство?
    - "Духи есть повсюду; бесконечные пространства населены ими до бесконечности. Постоянно вокруг вас есть те из них, которые наблюдают за вами и воздействуют на вас без вашего ведома, ибо духи суть одна из сил природы и орудия, коими пользуется Бог для выполнения Своих божественных замыслов; но не все из них могут быть всюду, ибо есть места, запретные для малоразвитых."

§20. Форма и вездесущность духов

88. Обладают ли духи определённой, ограниченной и постоянной формой?
    - "На ваш взгляд, нет; на наш, да; это, если вам угодно, некое пламя, свечение или эфирная искра."
- Эти пламя или искра, обладают ли они каким-либо цветом?
    - "Для вас он колеблется от самого тёмного до рубинового сияния, в зависимости от того, насколько чист или нечист дух."

Примечание. Обыкновенно гениев (духов) изображают с пламенем над головой или звездой во лбу; это аллегория, напоминающая о главной черте природы духов. Пламя это помещают над головой, потому что там средоточие ума.1

89. Затрачивают ли духи какое-то время на то, чтобы преодолеть пространство?
    - "Да, но самое незначительное, ибо они передвигаются со скоростью мысли."
- Мысль не есть ли сама душа, которая перемещается?
    - "Когда мысль устремлена куда-то, то и душа находится там же, поскольку именно душа мыслит. Мысль есть свойство её."
90. Дух, коий переносится из одного места в другое, сознаёт ли он то расстояние, через которое проносится, и пространства, пересекаемые им; или же он сразу и вдруг оказывается в том месте, в которое хочет попасть?
    - "И то и другое; дух вполне может, если хочет, осознать преодолеваемое им расстояние, но также расстояние это может полностью стереться в его сознании; это зависит от его воли, а также от большей или меньшей очищенности его природы."
91. Является ли материя препятствием для духов?
    - "Нет, они проходят сквозь всё: воздух, земля, вода, даже огонь им равно доступны."
92. Обладают ли духи даром вездесущности; другими словами, один и тот же дух, может ли он разделиться, т.е. существовать в нескольких точках пространства одновременно?
    - "Не может быть разделения одного и того же духа; но каждый есть очаг света, лучащийся во все стороны, и именно поэтому может показаться, будто он находится сразу в нескольких местах. Ты видишь солнце, оно одно, и всё же оно облучает всё кругом и посылает лучи свои очень далеко; тем не менее оно не разделяется."
- Все духи лучатся с одинаковой ли силой?
    - "Далеко не так; это зависит от степени их чистоты."

Примечание. Всякий дух есть неделимое единство, но каждый из них может направить свою мысль в разные места, не разделяясь для этого. Только лишь в этом смысле следует понимать дар вездесущности, приписываемый духам. Такова искра, посылающая вдаль свой свет, её могут заметить со всех точек горизонта. Таков ещё и человек, который, не меняя своего положения и не разделяясь, может передавать распоряжения, знаки и движение в разные точки пространства.
 

§21. Перисприт
 

93. Дух как таковой, облачён ли он во что-нибудь, т.е. окружён ли он каким-либо веществом, как указывают некоторые?
    - "Дух представится тебе завёрнутым в некое лёгкое, эфирное вещество, которое, однако, ещё очень грубо для нас; но всё же оно достаточно эфирно для того, чтобы подняться в атмосферу и перенестись куда угодно."

Примечание. Как зародыш плода окружён оболочкою (периспермом), так и дух как таковой окружён некой оболочкой, которую по подобию можно назвать периспритом.

94. Где дух заимствует свою полуматерьяльную оболочку?
    - "Во вселенском флюиде каждой планеты. Вот почему она неодинакова во всех мирах; переходя от одного мира к другому, дух меняет оболочку, как вы переодеваете платье."
- Таким образом, когда духи, обитающие в мирах высших, приходят к нам, то они заимствуют перисприт более грубый?
    - "Им нужно облачиться вашей материей, мы это сказали."
95. Принимает ли полуматерьяльная оболочка духа определённые формы, и может ли она быть воспринята нашими органами чувств?
    - "Да, дух может принять форму для вас зримую и даже осязаемую, ту форму, какую он желает, и таким образом он иногда является вам либо во сне, либо наяву."

§22. Различие рангов среди духов
 

96. Равны ли духи между собой или же среди них существует некоторая иерархия?
    - "Они имеют разные ранги согласно степени достигнутого ими совершенства."
97. Есть ли определённое число рангам или степеням совершенства среди духов?
    - "Число их неограниченно, потому что между этими рангами нет определённой размежёвывающей линии, так что деление их по рангам может быть произвольно увеличено или уменьшено; однако если рассматривать общие характеры, то можно свести их к трём главнейшим.
    К первому рангу можно отнести тех, что достигли совершенства чистых духов; духи второго ранга достигли середины восхождения, желание добра - главная их забота. Духи последнего ранга ещё находятся в самом низу лестницы: духи несовершенные. Их отличает невежество, желание зла и все дурные страсти, задерживающие их продвиженье."
98. Обладают ли духи второго ранга одним только желаньем добра или также и силою творить его?
    - "Они обладают этой силою согласно степени своего совершенства: у одних есть знание, у других мудрость и доброта, но всем им предстоит ещё вынести испытания."
99. Духи третьего ранга, все ли они по сущности дурны?
    - "Нет, одни не делают ни добра, ни зла; другие, напротив, находят удовольствие во зле и удовлетворены, когда находят возможность причинить его. И затем есть ещё духи легкомысленные и сумасбродные, так называемые домовые - скорее бестолковые, чем злые, находящие удовольствие более в проделках, чем в злобе, и обожающие мистификации и мелкие неприятности, которые их забавляют."
 

§23. Духовная Иерархия
 

100. Предварительные замечания. Классификация духов основана на степени их продвинутости, на качествах, ими приобретённых, и на несовершенствах, кои им предстоит ещё преодолеть. Впрочем, классификация эта совершенно условна и относительна; каждая категория представляет характер, резко очерченный лишь в его целостности; но от одной степени к другой переход неощутим, и на пограничных разделах оттенки стираются, как это происходит в царствах природы, в цветах радуги. Или же как неощутима разница между различными периодами жизни человека. Можно, таким образом, определить большее или меньшее число классов, согласно точке зрения, с которой рассматривают предмет. Здесь происходит то же самое, что и во всех системах научных классификаций; системы эти могут быть более или менее полными, разумными, более или менее удобными для ума; но каковы бы оне ни были, оне не меняют ничего в сути науки. Стало быть, духи, спрошенные по этому поводу, могли назвать разное число категорий без каких-либо последствий для сути дела. Оппоненты наши вооружились этим мнимым противоречием, не думая о том, что сами духи не придают никакого значения вещам сугубо условным; для них мысль есть всё: они предоставляют нам форму, выбор слов, классификации, одним словом, систематизацию.
    Прибавим ещё одно соображение, которое никогда не следует упускать из виду: среди духов, равно как и среди людей, есть полные невежды, и не стоит думать, будто все должны знать всё потому только, что они духи. Всякая классификация требует метода, анализа и глубокого знания предмета. Между тем, и в мире духов те, что имеют ограниченные знания, неспособны, как и наши невежды, охватить взглядом целое, создать какую-то систему; они знают и понимают любую классификацию лишь несовершенно; для них все духи, превосходящие их, принадлежат к первому рангу, и они неспособны оценить оттенки знания, способностей и нравственности, как среди нас неспособен к такой оценке дикарь по отношенью к людям цивилизованным. Но даже и те, кто на это способны, могут давать различные подробности, в зависимости от своей точки зрения, в особенности когда деление совершенно условно. Линней, Жюссье, Турнефор имели каждый свой метод, но ботаника от этого не переставала быть ботаникой, поскольку они не создавали ни растений, ни их характеров; они наблюдали аналогии, согласно которым создавали в своих классификациях группы или классы. Таким образом поступали и мы: мы не создали ни духов, ни их характеров; мы смотрели и наблюдали, мы судили о них по их словам и делам, а затем классифицировали по сходствам, основываясь на данных, каковые они нам доставили.
    Духи обыкновенно допускают три главных категории или три больших деления. К последнему, находящемуся в самом низу иерархии, относятся духи несовершенные, которым свойственно преобладание материи над духом и влечение ко злу. Духи второй категории отличаются преобладанием духа над материей и желанием добра; это духи благие. Наконец, первая включает чистых духов, тех, что достигли высшей степени совершенства.
    Такое деление кажется нам совершенно разумным и представляет характеры, чётко очерченные; после этого нам чрез достаточное количество подразделений оставалось лишь выявить главные оттенки целого; именно это мы и сделали при содействии духов, никогда не отказывавших нам в своих благожелательных наставлениях.
    С помощью общей картины будет легко определить ранг и степень совершенства или несовершенства духов, с которыми мы можем войти в контакт, и, следственно, степень доверия и уважения, коего они заслуживают; это некоторым образом ключ к спиритической науке, ибо он один может объяснить отклонения и расхождения, содержащиеся в сообщениях, просвещая нас об умственном и нравственном неравенстве духов. Но всё же духи не всегда принадлежат только к тому или иному классу; поскольку развитие их совершается лишь постепенно и зачастую односторонне, они могут объединять в себе характеры нескольких категорий, что легко оценить по их речам и делам.2
 

§24. Третий ранг. Духи несовершенные
 

101. Общие характеры. Преобладание материи над духом. Влечение ко злу. Невежество, гордыня, эгоизм и все дурные страсти, являющиеся следствием их. У них есть предчувствие Бога, но они не понимают этого. Не все в сущности дурны; у некоторых из них более легкомыслия, непоследовательности и лукавства, чем настоящей злобы. Они не делают ни добра, ни зла; но тем, что не делают добра, они уже обнаруживают свою недостаточность. Другие же, наоборот, замыкаются во зле и удовлетворены, когда имеют случай совершить его.
    Они могут соединять ум со злобой или лукавством; но каково бы ни было их интеллектуальное развитие, идеи их довольно низменны, а чувства более или менее нечисты.
    Знания их о вещах мира духовного ограниченны, и то немногое, что они знают, смешивается с идеями и предрассудками телесной жизни. Поэтому они могут сообщить нам обо всём этом лишь понятия ложные и неполные; но внимательный наблюдатель даже в их далеко не совершенных сообщениях нередко находит подтверждение великих истин, преподанных Высшими Духами. Нрав их обнаруживает себя в их речи. Всякий дух, высказывающий в сообщениях своих какую-либо дурную мысль, может быть отнесён к третьему рангу; следственно, всякая дурная мысль, внушаемая нам, идёт нам от духа этого ранга.
    Они видят счастье добрых, и видеть его - для них источник непрестанного мученья, ибо они испытывают все страдания, какие могут вызвать зависть и ревность.
    Они сохраняют память и восприятие страданий телесной жизни, и впечатление это зачастую более мучительно, нежели сама действительность. Они, стало быть, подлинно страдают как от тех зол, которые претерпели сами, так и от тех, которые заставили претерпевать других; и поскольку они страдают долго, им кажется, будто они страдают всегда, страдают вечно; Бог, для наказания их, желает, чтоб им так казалось. Их можно разделить на 5 основных классов.
102. Десятый класс. Духи нечистые. Они склонны ко злу и делают его главным предметом своих забот. Как духи они подают коварные советы, сеют раздор и недоверие, надевают всевозможные личины, чтобы легче обмануть. Они завладевают характерами достаточно слабыми, которыми легче руководить, и толкают их к их погибели, удовлетворённые возможностью задержать продвижение их, заставляя их пасть в испытаниях, которым те подвергаются.
    При появлении их легко опознать по языку: пошлость и грубость выражений у духов, как и у людей, всегда есть признак если не умственной, то нравственной неполноценности. Их сообщения обнаруживают низость их склонностей и интересов, и если они и желают ввести в обман, говоря рассудительно и серьёзно, то роли своей они никак не могут долго играть и в конце концов всегда выдают своё происхождение.
    Некоторые народы сделали из них зловредные божества, другие же обозначают их под именем "демонов", "злых гениев", "духов зла".
    Люди, коих они одушевляют, когда воплощены в телесной оболочке, склонны ко всем порокам, которые порождают низкие и постыдные страсти: чувственность, жестокость, коварство, лицемерие, скупость, гнусная скаредность. Они творят зло из удовольствия творить его, чаще всего без повода и причины, и из ненависти к добру они почти всегда избирают свои жертвы среди достойных людей. Они - бедствие человечества, к какому бы рангу общества ни принадлежали, и лоск цивилизации не гарантирует их от подлости и низости.
103. Девятый класс. Духи легкомысленные. Они невежественны, хитры, непоследовательны и насмешливы. Они втираются повсюду, говорят обо всём, отвечают на все вопросы, не заботясь о правде и истине. Они обожают причинять мелкие неприятности и приносить малые радости, поднимать шум, лукаво вводить в заблуждение мистификациями и проделками. К этому классу принадлежат духи, просторечно называемые "чертями", "ведьмами", "гномами", "лешими". Они находятся в зависимости от Высших Духов, кои нередко пользуются ими, как мы пользуемся слугами. В своих сообщениях людям они порою обнаруживают остроумие и весёлость, но речь их почти всегда лишена глубины. Они легко схватывают недостатки и смешные стороны и обрисовывают их штрихами резкими и сатирическими. И если они заимствуют имена чужие, то это чаще по лукавству, чем по злобе.
104. Восьмой класс. Духи-лжеучёные. Они знают много, но в целом они себя переоценивают: их знания на самом деле не так обширны, как им кажется. С различных точек зрения, они достигли некоторых успехов, и их речь обладает серьёзностью, могущей ввести в заблуждение относительно их возможностей и просвещённости; но чаще всего это не более как отражение земных предрассудков и системных идей; всё это лишь смесь нескольких истин с самыми нелепыми заблужденьями, меж коими прорываются наружу самодовольство, гордыня, зависть и упрямство, от которых они не смогли освободиться.
105. Седьмой класс. Духи нейтральные. Они ни достаточно хороши, чтобы делать добро, ни достаточно дурны, чтобы творить зло; они склоняются как к тому, так и к другому и не поднимаются выше самого среднего уровня, присущего человечеству, как по сердцу, так и по уму. Они дорожат вещами мира сего, по грубым радостям коего они томятся.
106. Шестой класс. Духи-домовые, или проказники. Эти духи, как таковые, по своим личным качествам вовсе не представляют собой какого-то особого и отдельного класса; они могут принадлежать ко всем классам третьего ранга. Нередко они обнаруживают своё присутствие посредством ощутимых и физических эффектов, каковы стук, аномальное движение и перемещение твёрдых тел, колебания воздуха и т.д.3 Более всех прочих они кажутся привязанными к материи; они суть главные носители перемен в земных стихиях, благодаря своему воздействию на воздух, воду, огонь, твёрдые тела или работе, исполняемой ими в недрах Земли. Можно понять, что эти явления отнюдь не вызваны какой-то случайностью или физической причиной, когда они имеют характер намеренный и разумный. Все духи могут производить эти явления, но Духи Высшие обыкновенно оставляют всё это в ведении духов подчинённых, способных более к вещам матерьяльным, нежели духовным. Когда они находят проявления этого рода полезными, они пользуются этими духами как помощниками.
 

§25. Второй ранг. Духи добра, благие духи
 

107. Общие характеры. Преобладание духа над материей; желание добра. Их качества и их сила творить добро находятся в прямой зависимости от степени совершенства, коей они достигли: у одних есть знание, у других мудрость и доброта; наиболее продвинувшиеся соединяют знание с нравственными достоинствами. Поскольку они ещё полностью не дематерьялизовались, то, в зависимости от своего ранга, они сохраняют следы телесного существования либо в форме языка, либо в привычках своих, у них даже можно встретить некоторые из их странностей и причуд; не будь того - они были бы духами совершенными.
    Они понимают Бога и беспредельность, наслаждаются уже блаженством благих. Они счастливы добром, которое делают, и злом, которому препятствуют. Любовь, связующая их, является для них источником невыразимого счастья, какое не омрачают ни зависть, ни угрызения совести, ни какие-либо дурные страсти, терзающие духов несовершенных, но у них есть ещё испытания, кои предстоит пройти до той поры, пока они не достигнут абсолютного совершенства. Как духи, они порождают мысли хорошие, отвращают людей от тропы зла, защищают на путях жизни тех, кто достоин такой защиты, и нейтрализуют влияние несовершенных духов на тех, кто не желает ему подвергаться.
    Те, в ком они воплощены, добры и благожелательны к себе подобным; ни гордыня, ни эгоизм, ни честолюбие не движут ими; они не питают ни ненависти, ни злобы, ни зависти, ни ревности и делают добро ради самого добра.
    К этому рангу принадлежат духи, называемые в обыкновенных верованиях "добрыми гениями", "ангелами-хранителями" и "духами добра". Во времена предрассудков и невежества из них делали благодетельные божества.    
Их можно разделить на четыре главные группы:
108. Пятый класс. Духи благожелательные. Их преобладающим качеством является доброта; они любят оказывать услуги людям и защищать их, но их знание ограниченно; прогресс их совершился более в смысле моральном, нежели интеллектуальном.
109. Четвёртый класс. Духи учёные. Отличительной особенностью их является широта знаний. Они занимаются не столько вопросами нравственными, сколько научными, к которым у них большая расположенность; но они рассматривают науку лишь с точки зрения полезности и не привносят в неё ни одной из тех страстей, кои суть свойство духов несовершенных.
110. Третий класс. Духи мудрые. Нравственные качества самого высокого характера составляют отличительную черту их. Не обладая безграничными знаниями, они одарены интеллектуальной способностью, дающей им здравое суждение о людях и вещах.
111. Второй класс. Духи Высшие. Они объединяют в себе знание, мудрость и доброту. Речь их дышит лишь благожелательностью; она постоянно исполнена достоинства, часто возвышенна. Их превосходство делает их более всех иных способными дать нам самые верные понятия о вещах мира бестелесного в тех пределах, в коих позволительно знать об этом человеку. Они охотно сообщаются с теми, кто ищет истину с чистой совестью и чья душа достаточно освобождена от пут земных, чтобы понять истину; но они удаляются от тех, кем движет одно лишь любопытство или кого влияние материи отвлекает от вершения добра.
    Когда, в случаях исключительных, они воплощаются на Земле, то это происходит всегда для того, чтобы исполнить здесь задачу прогресса, и тогда они являют нам тот тип совершенства, к которому человечество может стремиться в этом мире.
 

§26. Первый ранг. Духи чистые, собственно духи
 

112. Общие характеры. Материя не имеет на них абсолютно никакого влияния. Абсолютное умственное и нравственное превосходство по отношению к духам других рангов.
113. Первый класс. Единственный. Они прошли по всем ступеням лестницы совершенствования и отринули все нечистоты материи. Достигнув вершин совершенства, какие возможны для живого существа, они больше не должны подвергаться испытаниям и искуплениям. Поскольку они больше не подвержены перевоплощению в тленные тела, то это для них есть уже жизнь вечная, коию они совершают на лоне Божьем.
    Они наслаждаются ничем не нарушаемым счастьем, потому что не подвержены ни потребностям, ни неудобствам матерьяльной жизни; но счастье это не есть счастье какой-то однообразной праздности, проходящей в вечном созерцании. Они суть посланцы и исполнители Божьи, они исполняют приказания Его, дабы поддерживалась гармония вселенская. Они начальствуют над всеми духами, стоящими ниже их, помогают их самосовершенствованию и назначают им задачу их. Быть рядом с людьми в критические для тех мгновения, побуждать их к добру или к искуплению ошибок, отдаляющих их от высшего блаженства, есть для духов этих дело самое любимое. Порою их называют "ангелами", "архангелами" или "серафимами".
   Люди могут вступить в общение с ними, но самонадеянно вздорен был бы тот, кто стал бы утверждать, будто они всегда в его распоряжении.


 §27. Прогрессирование духов


114. Духи хороши или дурны по своей природе, либо же это те же самые духи, улучшающиеся в ходе своего развития?
    - "Это те же самые духи, кои улучшаются, развиваясь: делаясь всё лучше, они переходят от низшего ранга к рангу более высокому."

115. Среди духов были ли одни созданы хорошими, а другие плохими?
    - "Бог создал всех духов простыми и невежественными, т.е. лишёнными знания. Каждому из них Он дал определённую задачу в целях просветить их и постепенно привести к совершенству через знание истины, чтобы в конечном счёте приблизить их к Себе. Вечное и безоблачное счастье состоит для них в этом совершенстве. Духи приобретают эти знания, проходя через испытания, кои им назначает Бог. Одни принимают эти испытания смиренно - и быстрее достигают назначения своей судьбы; другие же претерпевают их ропотно - и тем самым, по собственной вине, остаются вдали от совершенства и блаженства обетованного."
- В соответствии с этим представляется, будто духи при возникновении своём походят на детей, ещё ничего не знающих и лишённых опыта, но которые мало-помалу приобретают недостающие им знания, проходя различные периоды своей жизни
    - "Да, сравнение правильно; непослушный ребёнок остаётся незнающим и несовершенным; постепенно, в зависимости от собственной послушности, он более или менее выучивается, но жизнь человека имеет свой предел, тогда как жизнь духов простирается до беспредельности."
116. Существуют ли духи, кои на вечность останутся в низшем ранге?
    - "Нет, все станут совершенны; они меняются, они изменятся, но это длится долго; ибо, как мы уже сказали, справедливый и милосердный отец не может навечно изгнать детей своих. Или ты думаешь, будто Бог, столь великий, столь благой, столь справедливый, может оказаться хуже, чем даже вы сами?!"
117. Зависит ли от самих духов поторопить продвиженье своё к совершенству?
    - "Определённо; они достигают его более или менее быстро, согласно своему желанию и подчинению своему воле Бога. Разве послушный ребёнок выучивается не быстрее, чем ребёнок строптивый?"
118. Могут ли духи выродиться?
    - "Нет, по мере того как они продвигаются, они начинают понимать, что именно отделяет их от совершенства. Выдержав испытание, дух обладает знанием, коего он уже не забывает. Он может остаться неподвижен, но назад он не идёт."
119. Не может ли Бог избавить духов от испытаний, которые те должны претерпеть, чтобы достичь первого ранга?
    - "Если бы они были сразу созданы совершенными, то не было бы никакой их заслуги в том, что они обладают этим совершенством. Что заслуга без борьбы? При этом неравенство, существующее между ними, необходимо для развития их личности; и, наконец, та задача, какую они выполняют в разных своих рангах, входит в замыслы Провидения и служит для поддержания гармонии Вселенной."

Примечание. Поскольку в жизни общественной все люди могут достичь первых должностей, то с тем же успехом можно спросить: почему правитель страны не делает генералами каждого из своих солдат; отчего все низшие чиновники не являются высшими чиновниками; почему все ученики не суть учителя. Разница между жизнью общественной и жизнью духовной в том, что первая ограниченна и не всегда позволяет подняться по всем ступеням, какие возможны, тогда как вторая безгранична и каждому предоставляет возможность подняться к высшему рангу.

120. Все ли духи бывают злы, прежде чем прийти к добру?
    - "Злы далеко не все, но все, без исключения, несведущи."
121. Отчего одни духи следовали по пути добра, а другие шли дорогою зла?
    - "Разве нет у них свободной воли, делающей свой выбор? Бог вовсе не создавал злых духов; он создал духов простыми и незнающими, т.е. обладающими равной склонностью к добру и злу; стало быть, те, что дурны, становятся такими по собственному желанию."
122. Каким образом духи, при образовании своём, когда они ещё не обладают самосознанием, могут иметь свободу выбора между добром и злом? Есть ли в них некое начало, некая склонность, влекущие их скорее по одному пути, чем по другому?
    - "Да, свобода воли развивается по мере того, как дух приобретает самосознание. Но в то же время не было бы никакой свободы выбора, если бы выбор был обусловлен какой-либо причиной, не зависящей от воли самого духа. Причина не в нём, она вне его, во влияниях, коим он поддаётся в силу своей свободной воли. Велик символ падения человека и первородного греха: одни поддались искушению, другие устояли перед ним."
- Откуда берутся влияния, воздействующие на него?
    - "Несовершенные духи стремятся завладеть им, господствовать над ним: им радостно видеть его падение. Именно это и пытались обрисовать в образе Сатаны."
- Только ли при сотворении духа оказывается на него это влияние?
    - "Оно следует за ним по его духовной жизни до той поры, покуда он не возьмёт над собой такую власть, что дурные откажутся его одерживать."
123. Почему Бог позволил, чтобы духи могли следовать по пути зла?
    - "Как дерзаете вы требовать у Бога отчёта в Его действиях? Не думаете ли вы, будто вам под силу проникнуть в Его замыслы?! Вы, однако, можете сказать себе следующее: "Мудрость Божья состоит в той свободе, которою Он предоставляет каждому выбирать самому, дабы у каждого была заслуга собственных дел своих."
124. Поскольку есть духи, кои изначально следуют по пути абсолютного добра, тогда как другие - по пути абсолютного зла, то, стало быть, есть промежуточные степени между двумя этими крайностями?
    - "Да, конечно, и оне составляют огромное большинство."
125. Духи, следовавшие по пути зла, смогут ли они достичь той же степени совершенства, что и другие?
    - "Да, но вечности будут для них длиннее."

Примечание. Под словом "вечности" следует понимать здесь идею, каковую низшие духи имеют о нескончаемости своих страданий, потому что им не дано видеть конца их и потому что идея эта обновляется при всяком испытании, коего они не выдерживают.

126. Духи, достигшие высшей степени после того, как прошли через зло, имеют ли они менее достоинства, чем другие, в глазах Божьих?
    - "Бог смотрит на заблудших детей Своих тем же оком и любит их всех тем же сердцем. Они считаются дурными, потому что пали: прежде они были всего лишь простыми духами."
127. Созданы ли духи равными друг другу по уму?
    - "Они созданы равными, но не ведающими, откуда исходят они, потому что нужно, чтобы свобода воли проявлялась сама собой. Они продвигаются более или менее медленно в уме, как и в нравственности."

Примечание. Духи, кои изначально следуют по пути добра, ещё не являются из-за этого духами совершенными; если у них нет дурных склонностей, им от этого не менее других надо приобретать опыт и необходимые знания, дабы достичь совершенства. Мы можем сравнить их с детьми, которые, какова бы ни была доброта естественных их инстинктов, имеют нужду в том, чтобы развиваться и учиться, и которые не без переходной поры вступают из детства в зрелый возраст; и точно так же, как люди бывают одни хороши и другие плохи с самого детства, так и духи бывают хороши или плохи от своего начала, с той, однако, существенной разницей, что у ребёнка инстинкты уже вполне составившиеся, тогда как дух, при сотворении его, не более плох, чем хорош: у него есть все склонности, и он выбирает то или иное направление вследствие свободы своей воли.4

 

§28. Ангелы и демоны

 

126. Существа, которых мы называем "ангелами", "архангелами", "серафимами", образуют ли они особую категорию отличную по природе от всех прочих духов?
    - "Нет, это просто чистые духи, собственно духи: те, что достигли высшей степени развития и соединяют в себе все совершенства."

Примечание. Слово "ангел" обыкновенно связано с идеей нравственного совершенства; однако зачастую его применяют безотносительно ко всем благим и дурным существам, находящимся за пределами человечества. Так, говорят: "светлый ангел" и "тёмный ангел", "ангел света" и "ангел тьмы"; в таком случае "ангел" есть просто синоним "духа" или "гения". Мы употребляем здесь слово это в его положительном значении.

129. Прошли ли ангелы через все ступени развития?
    - "Они прошли все ступени, но, как мы уже сказали, одни приняли свою задачу безропотно и пришли быстрее, другие же, чтобы достичь совершенства, потратили больше времени."
130. Если мнение, допускающее реальность существ, созданных совершенными, ошибочно, то почему тогда мы находим его в преданиях почти всех народов?
    - "Запомни хорошенько, что твой мир существует не целую вечность и что, стало быть, задолго до того, как появился он, духи уже достигли высшей ступени; и люди тогда могли думать, будто те всегда были такими."
131. Существуют ли демоны в том смысле, какой сейчас придаётся этому слову?
    - "Если бы демоны существовали, то они были бы созданьями Божьими, и разве был бы тогда Бог справедлив и благ, коль создал существа несчастные и навечно ввергнутые во зло? Если демоны и существуют, то обитают они только в твоём несовершенном мире и иных подобных ему; это как раз те лицемерные люди, кои из Бога благого делают Бога злого и мстительного и думают понравиться Ему гнусностями, которые они совершают во имя Его."

Примечание. Слово демон воплотило в себе идею злого духа лишь в современном своём звучании, ибо греческое слово "даймон" означает попросту дух, гений, ум, и оно называет все внетелесные существа - как плохие, так и хорошие - без различия.
    Демоны, согласно современному значению слова, являются существами до крайности зловредными; однако если бы они существовали в действительности, то оказались бы, как и всё сущее, созданиями Божьими; но Бог, безраздельно благой и справедливый, не мог бы создать существ, заранее предназначенных злу их собственною природой и осуждённых на целую вечность: в противном случае Он не был бы справедлив и благ. Если же они не суть создания Бога, то тогда они должны, как и Он сам, существовать от веку, а значит, верховных сил оказалось бы несколько, что есть нелепость.
    Первое условие всякого учения - это логичность; между тем, учение о демонах, в абсолютном смысле, грешит именно против этого условия. То, что существование демонов признаётся в религии отсталых народов, которые, не зная свойств Бога, допускают существование божеств зловредных, это ещё можно понять; но нельзя понять того, что люди, считающие доброту главнейшим свойством Бога, Его важнейшим атрибутом, могут предполагать, будто Он создал существа, коснеющие во зле и предназначенные творить его целую вечность, ибо это означало бы отрицать доброту Его. Сторонники "теории" демонов опираются на слова Христа; не нам, естественно, оспаривать авторитет его учения, каковое бы мы желали видеть более в сердцах людей, а не у них на языке; но вполне ли опирающиеся на слова его уверены в том, что они верно понимают смысл, коий Христос вкладывал в слово "демон"? Известно ли им, что аллегоричность формы является одной из отличительных черт его речи, и всё ли, что сказано в "Евангелии", следует понимать буквально? В доказательство можно привести хотя бы следующий пассаж?
    - "Но в дни те, после скорби той, солнце померкнет, и луна не даст света своего; и звёзды спадут с неба, и силы небесные поколеблются. Истинно говорю вам: не прейдёт род сей, как всё это будет." Разве не видели мы, как форма библейского текста противоречит науке в том, что касается сотворения и развития Земли? Разве не может быть того же и с некоторыми выражениями, употреблёнными Христом, который должен был говорить согласно обычаям тех времён и мест? Христос не мог сказать вещи заведомо ложной; и если в его словах есть нечто, что явно противоречит рассудку, то это значит лишь, что мы не понимаем слов его или что мы неверно понимаем их.
    С демонами люди обошлись так же, как поступили они и с ангелами: подобно тому как они верили в существа от вечности совершенные, так точно и низших духов они приняли за существ навечно плохих. Под словом "демон" должны, таким образом, разуметься духи нечистые, кои зачастую стоят не больше тех, что обозначены под именем демонов, но с тою, однако, существенной разницей, что это состояние их всего лишь переходно. Се суть духи несовершенные, ропщущие на испытанья, каковые они претерпевают, и кои из-за этого подвергаются им дольше, чем следовало бы, но которые, в свою очередь, достигнут совершенства, когда к тому будет их воля. Так что можно было бы принять слово "демон" в этом его значении; но поскольку теперь его понимают в одном только исключительном смысле, то оно смогло бы ввести в заблужденье, заставляя верить в существованье особых существ, созданных для зла.
    Что до Сатаны, то это, бесспорно, аллегорический образ, созданный для того, чтобы олицетворить зло, и он не более как символ, ибо нельзя и помыслить, чтобы было злое существо, на равных борющееся с самим Богом и единственным занятием коего было бы расстраивать божественные замыслы. Поскольку для того, чтобы поразить воображение, человеку необходимы образы и символы, то он и обрисовал развоплощённых существ в матерьяльной форме с теми атрибутами, кои напоминают ему их достоинства и недостатки. Так, например, древние, желая олицетворить время, изображали его в образе старика с серпом и песочными часами: образ молодого человека был бы здесь бессмыслицей; то же самое и с аллегориями судьбы, правды, справедливости и т.п. Христиане изобразили ангелов, или чистых духов, в виде лучезарной фигуры с белыми крыльями, эмблемой чистоты; Сатану же - с рогами, копытами и прочими признаками звериности, символами низких страстей5. Но профан, всё понимающий буквально, узрел в этих символах реального индивида, как некогда он видел Сатурна в аллегории времени.6


1 Нимб, как символ святости, есть знак принадлежности уже не к миру человеческому, но к миру духов. (Й.Р.)
2 Читатель должен понять, что приведённая здесь Кардеком классификация духов целиком распространяется также и на людей, каковые суть не кто иные, как те же самые духи, но только помещённые ненадолго в темницу тела. Встречаясь на путях своей жизни с разными людьми и применяя к ним ключ, коим является данная классификация, человек сможет по достоинству оценить каждого и знать, чего от него ожидать и как следует себя с ним вести. (Й.Р.)
3 Духи именно этого рода являются причиной такого явления, как полтергейст. (Й.Р.)
4 Дух, при сотворении его, не хорош и не плох, он просто нейтрален, но имеет в равной мере вкусы и склонности и к добру, и ко злу. Сразу по сотворении своём он оказывается перед выбором, стоит как бы на распутье: куда пойти? Отдавшись во власть одних влечений, он пойдёт по пути добра, поддавшись другим, он вступит на путь зла. Этот первоначальный выбор в значительной мере определяет его дальнейшую участь: приближает его к совершенству, если он пойдёт в его сторону, или отдаляет его от него, если он пойдёт соответственно в сторону, ему противоположную. Но это, разумеется, не более чем упрощённая схема, в действительности же чаще всего бывает сложное переплетенье этих путей и значимость свершений, ценность каждого определяется по равнодействующей. (Й.Р.)
5 Греческое слово daimon изначально имело нейтральное значение, обозначая духа вообще. Впоследствие с распространением христианства это слово приобрело отрицательный оттенок, равно как и другие атрибуты языческих верований. Изображение дьявола с рогами и копытами восходит к образу греческого бога Пана, покровителя полей и лесов, тогда как образ ангела - мальчика с крылышками - очень напоминает бога любви Эрота, т.е. того же Амура-Купидона римской мифологии. (webmaster)
6 Аврора, богиня утренней зари, мыслилась древним в виде молодой красивой женщины. В поэтическом языке такое восприятие дожило и до наших дней, но вряд ли кто сегодня станет полагать, будто заря - это некая привлекательная молодая дама, пробуждающаяся ото сна. Представлять сегодня зло в облике Сатаны ничуть не более разумно, чем увязывать все трудности сексуальной проблемы с шалостями мальчика Купидона, целящегося в людей из своего лука.
    Вообще автор затрагивает здесь один из самых болезненных для современного христианства вопросов. Стремление христианского сознания осмыслить зло в образе Сатаны по существу столь же ценно, как попытки фольклорно-поэтического сознания представить смерть в облике скелета, вооружённого косой. В обоих случаях сознание применяет один и тот же приём, в обоих случаях полученная картина и вытекающие из неё выводы смехотворно далеки от действительности. В обоих случаях практика противодействия осмысляемым таким способом явлениям оказывается чудовищно, гротескно нелепой. Человека, который бы вздумал на полном серьёзе понимать проблему смерти указанным способом, общество признало бы психопатом, и правильно бы сделало. Но почтенного облика седогривых и долгобородых мужей в клобуках и рясах, твердящих по сути дела ту же околёсицу, оно психопатами не считает и относится к ним сравнительно толерантно. (Й.Р.)