Явления разумные

 

Глава Третья



ЯВЛЕНИЯ РАЗУМНЫЕ


§65. Во всём, что мы видели до сих пор, не представляется ничего такого, что бы обнаруживало участие какой-либо тайной силы, и явления эти совершенно могли бы быть объяснены действием электричества, магнетизма или какого-либо другого тока. Таково было действительно первое истолкование этого феномена, и оно могло основательно считаться логичным. Оно действительно имело бы перевес над другими, если бы не явились новые факты, показавшие его недостаточность.
    Это факты, которые выказали действие разумное. А так как всякое разумное действие должно иметь и причину разумную, то сделалось очевидным, что, допустив даже влияние электрического или другого какого-либо подобного тока, всё-таки здесь надо прибавить ещё действие особой причины. Какая же это причина? Какое это разумное начало? Это открыли нам дальнейшие наблюдения.
§66. Чтобы проявление было разумное, для этого не нужно, чтобы оно было красноречиво, умно или учёно. Достаточно, чтобы оно выказало свободное действие, выражающее намерение или отвечающее на мысль. Очевидно, что флюгер, вертящийся от ветра, повинуется одному лишь механическому побуждению, но если бы в движениях флюгера были замечены умышленные знаки, если бы он вертелся направо и налево, скоро или медленно по слову команды, то были бы принуждены согласиться с тем, что не флюгер разумен, но что он повинуется разумной воле. Это-то и оказалось относительно столов.
§67. Мы видели, что стол двигается, подымается, производит удары под влиянием одного или нескольких медиумов. Первое разумное действие, которое было замечено, состояло в том, что движения стола соответствовали приказанию. Таким образом, стол, не двигаясь с места, приподнимался на указанной ему ножке, потом, опускаясь, делал известное число ударов, чтобы отвечать на вопрос. В другой раз стол без всякого к нему прикосновения участвующих лиц двигался сам по комнате направо, налево, вперёд и назад, исполняя все эти движения по приказанию присутствующих. При этом, разумеется, мы не допускаем возможности какого-либо обмана, принимая во внимание совершенную добросовестность присутствующих, засвидетельствованную их честностью и совершенным бескорыстием. Впоследствии мы скажем о хитростях, которых должно остерегаться.
§68. Посредством ударов, и в особенности ударов внутренних, о которых мы сейчас говорили, получаются явления ещё более разумные, как, например, подражание различным сигналам барабана, небольшой стычке со стрельбой рядами, взводами и канонаде; потом звуку пилы, ударам молота, ритмам различных мелодий и прочая. Это, как понятно для каждого, сделалось обширным полем для исследований. Люди, занимавшиеся наблюдениями, сказали, что так как тут действует тайная разумная сила, то она должна быть в состоянии отвечать на вопросы, и действительно она отвечала: "да" или "нет", посредством условленного числа ударов. Эти ответы были весьма незначительны, и потому придумали другой способ, а именно заставить указывать на буквы азбуки и таким образом составлять слова и фразы.
§69. Эти явления, возобновляемые по воле тысяч людей во всех частях света, не могли оставить ни малейшего сомнения относительно действительности разумных явлений. Тогда возникла новая система, согласно которой эта разумная воля есть не что иное, как воля медиума, воля предлагающего вопросы или даже коллективная воля присутствующих. Затруднение состояло в том, чтобы объяснить, каким образом воля эта могла быть передана столу и выразиться ударами.
    Как скоро было доказано, что эти удары производимы были не медиумом, то нужно было заключить, что они производились мыслью. Но мысль, производящая удары, представляла феномен ещё более непонятный, чем самые явления, свидетелями которых были. Исследования не замедлили показать всю нелепость и несостоятельность этого мнения. Действительно, ответы часто были совершенно противоположны мыслям присутствующих, превышали умственные понятия медиума, выражались на языке для него неизвестном или рассказывали о происшествиях, о которых никто из присутствующих ничего не знал и не слыхал. Примеры эти так многочисленны, что почти невозможно допустить, чтобы те, которые хотя бы несколько занимались спиритическими сеансами, не были бы сами свидетелями всего этого.
    Мы расскажем только один случай, переданный нам личным свидетелем его.
§70. На одном корабле французского флота, во время стоянки в Китайском море, весь экипаж, начиная от матроса до старшего офицера, занимался говорящими столами. Присутствующим пришла мысль вызвать дух лейтенанта этого же самого корабля. Офицер этот умер два года перед тем.
    Он явился и после различных сообщений, которые поразили всех удивлением, сказал посредством ударов следующее:
    "Я убедительнейше прошу вас заплатить капитану сумму (он назвал цифру), которую я остался ему должен, и очень сожалею, что при жизни моей не мог с ним расплатиться."
    Никто не знал об этом долге, сам капитан забыл о нём, потому что сумма была ничтожная, но, перерыв свои счета, капитан действительно отыскал долговую записку лейтенанта, и в ней была выставлена та самая цифра, какую написал его дух.
    Спрашиваем теперь, отражением чьей мысли могло быть это указание?
§71. Способ сообщения был усовершенствован азбучными ударами, но и этот способ всё ещё был слишком медлен. Однако им достигли сообщений более пространных, равно как и до некоторых весьма любопытных открытий, относящихся к миру духов. Сами же духи указали нам другие способы, и им-то мы обязаны способом письменного сообщения.
    Первые сообщения в этом роде получились посредством карандаша, прикреплённого к ножке маленького столика, который ставили на лист бумаги. Столик, приведённый в движение влиянием медиума, начал чертить буквы, слова и фразы. Этот способ стали постепенно упрощать, употребляя столики, нарочно для того сделанные, величиной не более руки, потом корзинки, картонные коробочки и, наконец, просто дощечки.1
    Таким образом получались сообщения столь же бегло, скоро и легко, как и писанные рукой, но впоследствии окончательно убедились, что все эти предметы были не что иное, как вспомогательные орудия, чтобы держать карандаш, без которых легко можно было обойтись, держа карандаш прямо рукой. Рука, увлекаемая невольным движением, писала по побуждению духа, без содействия собственной воли и мысли медиума. С этих пор сообщения загробные сделались так свободны, как обыкновенная переписка между живыми людьми.
    Мы ещё возвратимся к этим различным средствам и тогда объясним их со всеми подробностями. Мы сделали только поверхностный обзор, чтобы показать последовательность явлений, которые довели до убеждения, что в них участвуют разумные существа или, другими словами, духи.


1 Эти дощечки называются планшетками, а самый способ - автоматическим письмом посредством планшетки. (Асгарта)