Явления физические самопроизвольные

 

Глава Пятая


ЯВЛЕНИЯ ФИЗИЧЕСКИЕ САМОПРОИЗВОЛЬНЫЕ



Шум, стук и перемещение предметов - Бросаемые вещи - Феномен принесения предметов (аппорт)


§82. Явления, о которых мы сейчас говорили, производятся с помощью воли медиума. Но иногда случается, что они проявляются самопроизвольно, без участия воли медиума, и нередко делаются несносными.
    Мысль, что они могут быть следствием воображения, расстроенного идеями Спиритизма, опровергается, между прочим, тем, что они случаются с лицами, которые и не слыхали о существовании Спиритизма, и в такое время, когда они наименее ожидают этого. Эти феномены которые можно было бы назвать естественным практическим спиритизмом, очень важны, потому что в них нельзя подозревать обмана. Вот почему мы просим всех, занимающихся спиритическими явлениями, собирать все факты подобного рода, которые будут доходить до них, причём необходимо удостоверяться в их действительности, разбирая внимательно все обстоятельства, чтобы не быть обманутым иллюзией или мистификацией.
§83. Из всех спиритических явлений самые простые, чаще всего повторяющиеся - шум и звук ударов; в этих случаях особенно надо остерегаться иллюзии, потому что они могут происходить от множества самых естественных причин, как то: свист ветра, который шевелит предмет; тело, которое мы двигаем, не замечая этого сами; акустический обман чувств, не видимое нами животное, насекомое и иногда даже обманы шалуна.
    Впрочем, спиритические звуки и шум имеют свой особенный характер, по которому их легко узнать. Они не могут быть смешиваемы с треском дерева, огня или однообразным стуком маятника: это звуки сухие, иногда глухие, слабые и лёгкие, иногда же звучные, ясные или шумные, меняющие место и повторяющиеся без всякой правильности. Самое верное средство для распознавания их действительности, средство, которое не может оставить сомнения, - это повиновение воле. Если удары слышатся в указанном месте, если отвечают на мысль числом или силой, то нельзя отвергать в них действия разумной причины; но и непослушание их не всегда бывает достаточным доказательством противного.
§84. Допустим теперь, что, приняв всевозможные предосторожности, мы наконец убедились, что стук или всякое другое явление есть действительное проявление духов. Основательно ли будет пугаться его? Совершенно нет, потому что ни в каком случае оно не может быть опасно. Только те, кто уверяет, что это действие дьявола, могут быть встревожены, как дети, которых пугают оборотнями и ведьмами. Надо, впрочем, сознаться, что эти явления, при некоторых обстоятельствах, достигают таких размеров и так неприятны своей упорностью, что невольно желаешь поскорее от них избавиться. Этот предмет требует объяснения.
§85. Мы сказали, что физические явления имеют целью обратить на себя наше внимание и убедить нас в присутствии силы, превышающей могущество человека. Мы также сказали, что Высшие Духи не занимаются явлениями этого рода. Они употребляют для этого духов низшего разряда, как мы для чёрной работы употребляем слуг. Притом они делают это с целью, которую мы указали. Цель достигнута, и матерьяльные явления прекращаются, потому что они не нужны более. Один или два примера лучше объяснят дело.
§86. Несколько лет тому назад, при начале моих занятий Спиритизмом, я слышал однажды вечером, занимаясь этим предметом, стук вокруг меня, продолжавшийся целых четыре часа. Это случилось со мной первый раз в жизни. Я убедился только в том, что этот стук происходил не от какой-либо случайной причины, но в ту минуту ничего не мог узнать более. В то время я имел случай часто видеться с одним превосходным пишущим медиумом. На другой же день я спросил духа, который сообщался с ним, о причинах этого стука. "Это, - отвечал он мне, - твой домашний дух, который желает с тобой говорить." - А что желает он сказать мне? - "Ты можешь спросить его сам, он здесь."
    Спрошенный дух назвал себя аллегорическим именем (впоследствии я узнал от других духов, что он принадлежит к высшему разряду и что он играл важную роль на Земле). Он заметил ошибки в моём труде, указав строки, в которых оне находились, дал мне полезные и нужные советы и прибавил, что он будет всегда при мне и будет являться на мой зов всякий раз, как я пожелаю с ним говорить.
    С того времени этот дух действительно никогда не покидал меня. Он дал мне множество доказательств высшего своего развития, и его благосклонное и успешное вмешательство обнаруживалось для меня как в делах матерьяльных, так и умственных.
    Но после первой нашей беседы стук прекратился. Чего он желал действительно? Войти со мною в постоянные сношения. Для этого необходимо было меня уведомить. Уведомление дано, потом истолковано, сношения установились, стук сделался бесполезным и потому прекратился. Не продолжают же бить тревогу, когда солдаты уже на ногах.
    Подобный случай был с одним из наших друзей. С некоторого времени в его комнате происходил различный шум, сделавшийся наконец утомительным. Когда представился случай спросить духа его отца через одного пишущего медиума, он узнал, чего от него желали, исполнил, что требовали, и шум прекратился. Замечательно, что люди, имеющие правильные и свободные сообщения с духами, гораздо реже испытывают подобного рода проявления, и это вполне понятно.
§87. Явления самопроизвольные не всегда ограничиваются звуками и ударами. Они превращаются иногда в ужаснейший шум и производят беспорядок: мебель и другие вещи опрокидываются, различные обломки летят вон, двери и окна растворяются и затворяются невидимыми руками, стёкла бьются, чего уже никак нельзя отнести к обману чувств.
    Беспорядок иногда бывает действительный, а иногда только кажущийся. Слышится ужаснейший шум в ближайшей комнате, стук падающей и разбивающейся посуды, поленьев, которые катятся по полу. Прибегают в комнату, всё находят в порядке, и нет никакого шума, но только что выходят из комнаты, стук снова начинается.1
§88. Подобного рода явления ни редки, ни новы. Мало встретите местных хроник, которые не заключали бы в себе повествований о происшествиях этого рода. Страх, без сомнения, часто преувеличивал действительные происшествия, которые, переходя из уст в уста, принимали наконец до смешного гигантские размеры. К этому присоединяется суеверие, и те дома, в которых происходили явления, считаются местом, посещаемым дьяволом. Отсюда ведут своё начало все ужасные и сверхъестественные сказки о привидениях. Со своей стороны, мошенники не упустили такого удобного случая, чтобы, воспользовавшись легковерием жителей, извлечь из него свои выгоды. Понятно, впрочем, какое впечатление должны произвести подобного рода явления, хотя и очищенные от всего преувеличенного, на людей со слабым характером и подготовленных воспитанием к понятиям суеверным. Самое верное средство предупредить неприятные последствия, которые могут из этого произойти, потому что помешать им невозможно, - это раскрыть истину. Самые простые вещи кажутся ужасными, когда причина их нам неизвестна; когда ближе познакомятся с духами и когда те особы, которым они являются, не будут думать, что по пятам их гонится целый легион демонов, духов не будут бояться.
    В "Revue Spirite" рассказывается много достоверных явлений подобного рода, между прочими, история стучащего духа в Бергцаберне, неприятные шутки которого продолжались более восьми лет (номера за май, июнь и июль 1858г.), история Диббельсдорфа (август 1858г.), история булочника из Дегранд-Вант около Дьеппа (март 1860г.), история на улице Денуайе в Париже2 (август 1860г.) и много других, тому подобных.
§89. Явления этого рода часто принимают характер настоящего гонения. Мы знаем шестерых сестёр, живших вместе, которые в продолжение нескольких лет находили утром платья свои разбросанными, спрятанными даже на крышу, разорванными и изрезанными в куски, куда бы оне ни запирали их из предосторожности.
Часто случалось, что люди, лежавшие в постели и совершенно бодрствовавшие, видели, как занавески колебались, подушки и одеяло стаскивались на пол, тюфяк поднимался и иногда даже они сами были сбрасываемы с постели на пол.
    Эти явления повторяются чаще, чем думают. Но большею частью те люди, с которыми это случается, не смеют говорить об этом, боясь насмешек. Нам известно, что некоторых людей думали вылечить от так называемой галлюцинации, подвергая их лечению, рассчитанному на сумасшедших, и этим довели их до действительного сумасшествия. Медицина не может понять этого, потому что она допускает только матерьяльные причины и через это впадает в ошибки, часто весьма пагубные. История со временем будет указывать на некоторые способы лечения, принятые в девятнадцатом веке, как она теперь указывает на способы лечения средних веков.
    Мы совершенно допускаем, что некоторые факты могут быть делом хитрости или злоумышления, но когда при тщательном исследовании оказывается, что они не дело рук человеческих, то поневоле нужно согласиться, что здесь действуют, одни скажут, дьявол, а мы скажем, духи. Но какие духи?
§90. Высшие Духи точно так же, как между нами люди серьёзные, не занимаются подобными пустяками. Мы часто призывали низших духов, чтобы спросить у них, что побуждает их нарушать таким образом спокойствие людей. Большей частью они делают это с единственной целью позабавиться. Это скорее лёгкие духи, чем злые; они смеются над испугом и над тщетными стараниями отыскать причину тревоги. Часто они преследуют человека, которому желают сделать неприятность, иногда же привязываются к жилищу из одного только каприза. Иной раз это бывает мщение, как мы увидим дальше. В иных случаях намерения их более похвальны. Они желают обратить на себя внимание и вступить в сношения для того, чтобы предупредить о чём-нибудь человека, к которому они обращаются, или же для того, чтобы обратиться к нему с просьбой. Мы часто видели, что одни просят молитв; другие исполнения обета, которого они сами не могли исполнить; третьи, наконец, желая успокоить себя, просят загладить дурной поступок, совершённый ими при жизни. Вообще пугаться духов нет никакого основания. Присутствие их может быть докучным, но не опасным. Понятно, что желают избавиться от их проделок, но в таком случае поступают обыкновенно не так, как нужно.3
    Если это духи забавляющиеся, то чем больше придают этому важности, тем они действуют упорнее, подобно детям, которые дразнят того, кого хотят вывести из терпения, и пугают трусов. Если бы начали смеяться над их проделками, то они кончили бы тем, что успокоились бы. Мы знаем особ, которые вместо того, чтобы сердиться, сами побуждали их делать то то, то другое, так что по прошествии нескольких дней они не являлись уже. Но, как мы сказали, некоторые из них действуют с целью менее пустой. Поэтому всегда полезно узнать, чего они хотят. Если они просят о чём-нибудь, то можно быть уверенным, что как скоро желание их будет исполнено, посещения их прекратятся. Лучшее средство узнать их намерение - это вызвать их с помощью хорошего пишущего медиума. По ответам можно видеть тотчас, с кем имеют дело и как нужно действовать. Если это дух несчастный, то милосердие требует, чтобы ему оказано было сострадание. Если это лёгкий дух, занимающийся шалостями, с ним можно действовать без церемоний. Если же это злой дух, то нужно молиться, чтобы он исправился. Во всяком случае молитва будет иметь полезный результат. Но форменные заклинания смешат их, и они не обращают на них никакого внимания. Если можно вступить с ними в сношения, то нужно остерегаться и не доверять шуточным или страшным названиям, которые они принимают иногда, чтобы позабавиться над легковерием воплощённых.
    Мы возвратимся ещё к этому предмету, к причинам, которые часто делают молитвы недействительными, в главе о местах, посещаемых духами, и об одержании.
§91. Эти феномены, хотя и производимые низшими духами, часто совершаются по воле духов высших разрядов с целью убедить нас в существовании бесплотного мира и силы, превосходящей силу человеческую. Самый испуг, причиняемый этими явлениями, заставляет обратить на них внимание и может открыть глаза самым упорным скептикам. Впрочем, последние находят, что проще приписать феномены эти воображению - объяснение очень удобное, избавляющее от дальнейших изысканий; а между тем, когда предметы опрокидываются и разбрасываются во все стороны, нужно иметь слишком сильное воображение, чтобы не видеть всего этого там, где оно происходит. Замечают явление. Явление это должно иметь причину. Если хладнокровное и спокойное наблюдение показывает, что это явление независимо ни от воли человека, ни от всякой матерьяльной причины, если, сверх того, оно имеет очевидные признаки разумности и свободного произвола, - что и должно составлять его характеристический признак, - то поневоле должны приписать его действию невидимого разумного существа. Но что же это за таинственные существа? Это-то и открывает нам учение Спиритизма посредством сообщений с ними. Кроме того, Спиритизм учит нас распознавать, что истинно, что ложно и что преувеличено в феноменах, в которых мы не можем дать себе отчёта. Если происходит что-нибудь необыкновенное: шум, движение, видение, то прежде всего нужно приписать его естественной причине, потому что эта причина наиболее вероятная - вот верное правило; и тогда надо отыскивать эту причину и не допускать вмешательства духов иначе как по точном исследовании. Это единственное средство избежать обманов воображения. Тот, например, кто, оставаясь один в комнате, получил бы пощёчину или удар палки в спину, как это случалось иногда, не может сомневаться в присутствии некоего незримого существа.
    Нужно остерегаться не только рассказов, которые легко могут быть преувеличены, но даже собственных своих впечатлений и не приписывать таинственного происхождения всему тому, чего не понимаем. Есть множество причин, самых простых и естественных, которые могут производить явления странные с первого взгляда, и было бы совершенным суеверием видеть действие духов в каждом опрокинутом стуле, разбитой чашке и прочем, что гораздо разумнее считать следствием неловкости.
§92. Объяснение движения тел, данное нам духами, прилагается ко всем самопроизвольным явлениям, рассмотренным нами. Хотя шум бывает гораздо сильнее ударов, раздающихся в столе, но имеет ту же причину: предметы, бросаемые или перемещаемые с места на место, приводятся в движение той же силой, которая поднимает предмет. Здесь является обстоятельство, поддерживающее эту теорию. Можно было бы спросить, где же медиум в этом случае? Духи говорили нам, что и при этих явлениях всегда есть особа, медиумической способностью которой они пользуются без её ведома. Самопроизвольные явления редко обнаруживаются в местах уединённых; это бывает большей частью в домах жилых и вследствие присутствия лиц, обладающих без всякого участия их воли известными свойствами. Эти лица, сами не подозревая того, суть действительные медиумы, которых мы называем поэтому медиумами естественными. Они относятся к остальным медиумам, как естественные сомнамбулы - к сомнамбулам магнетизированным, и составляют столь же любопытный предмет наблюдения, как и первые.
§93. Добровольное или невольное участие особы, одарённой специальной способностью производить эти феномены, кажется необходимым, хотя в некоторых из них дух, повидимому, действует сам, но в таком случае он черпает, надо думать, животворённый ток у особы, не присутствующей там, где происходит явление. Это обстоятельство объясняет, почему духи, которые всегда окружают нас, не производят ежеминутно беспорядков. Во-первых, нужно, чтобы дух желал этого, чтобы он имел для этого цель или причину, иначе он ничего не будет делать; потом нужно, чтобы было лицо, способное ему помогать. Такое стечение обстоятельств редко случается. Если такое лицо нечаянно явится, дух тотчас же пользуется этим.
Кроме стечения всех благоприятных для него обстоятельств, дух может ещё быть удержан от исполнения своего намерения высшею волею, которая не позволяет ему действовать по его желанию. Ему может быть дозволено делать это только в известных границах, когда эти явления будут признаны полезными - или как средство убеждения, или как испытание той особы, которая служит предметом действия.
§94. Мы расскажем здесь беседу нашу с духами, вызванную происшествиями, случившимися в июне 1860г. на улице Денуайе в Париже. Подробности этих происшествий описаны в "Revue Spirite" (август 1860г.).

  1. (К Св.Людовику). Угодно ли Вам сказать нам, действительно ли имели место явления, происходившие на улице Денуайе? Что же касается до возможности их, то мы в ней не сомневаемся.
        - "Да; эти явления действительно имели место. Только воображение людей их преувеличивает, частью из страха, частью из желания насмехаться, но я повторяю, что они имели место. Эти явления произведены духом, который забавляется насчёт жителей того места."
  2. Есть ли в доме особа, которая была бы причиной этих явлений?
        - "Они всегда возбуждаются присутствием той особы, на которую нападают. Дух, нарушающий спокойствие, преследует хозяина дома в собственном его жилище и желает делать ему неприятности или даже старается выгнать его из дома."
  3. Мы спрашиваем, есть ли между жителями дома особа, которая была бы причиной этих явлений своим вольным или невольным медиумическим влиянием?
        - "Это необходимо, без этого явление не могло бы произойти. Дух живёт в своём излюбленном месте, но он остаётся в бездействии, пока не явится необходимая для этого особа. С появлением её дух забавляется, сколько может."
  4. Присутствие в этом месте особы, одарённой медиумической способностью, необходимо ли?
        - "Большей частью. И в настоящем случае это также было необходимо. Вот почему я сказал, что без этого явлений не было бы; но я не говорил, что бы это было общее правило. Есть случаи, в которых личное присутствие медиума не составляет необходимости."
  5. Так как духи эти всегда бывают низшего разряда, то способность служить им помощником не предосудительна ли для данной особы? Выражает ли это симпатию её к существам этого рода?
        - "Нет, не совсем; потому что способность эта зависит больше от физической организации. Впрочем, это очень часто обнаруживает влечения матерьяльные, которых было бы лучше не иметь, потому что чем более возвышаются нравственно, тем более привлекают к себе добрых духов, которые непременно удаляют злых."
  6. Где дух берёт вещи, которые бросает?
        - "Эти различные предметы чаще всего берутся на самом месте действия или поблизости. Сила, происходящая от духа, бросает их в пространство, и они падают на местах, указанных духом."
  7. Так как самопроизвольные явления часто допускаются с целью убедить человека, то нам кажется, что если бы некоторые неверующие были личными свидетелями этих явлений, то они поневоле уступили бы очевидным фактам. Они часто жалуются, что никогда не были свидетелями никаких убедительных явлений. Не от духов ли зависело бы дать им подобные доказательства?
        - "Атеисты и матерьялисты не бывают ли ежедневно свидетелями действий могущества Бога и мысли? Это не мешает им отвергать и Бога, и душу. Разве чудеса Иисуса убедили всех его современников? Фарисеи, говорившие: "Учитель, яви нам чудо", не походят ли на тех, которые теперь требуют, чтобы вы показали им явления? Если их не убеждают чудеса Творения, то они не поверили бы и тогда, если б духи явились им самым очевидным образом, потому что гордыня заставляет их быть упрямыми. Случаи видеть не замедлили бы представиться им, если бы они добросовестно искали их. Вот почему Бог не находит нужным давать им доказательств больше, чем людям, которые искренно желают узнать истину. Он награждает только людей благонамеренных. Неверие же прочих не помешает исполнению воли Божьей. Вы знаете очень хорошо, что оно не помешало распространению Учения. Перестаньте же беспокоиться об их возражениях, которые для учения Спиритизма то же, что тень для картины. Какая была бы их заслуга, будь они убеждены насильно? Бог предоставляет им всю ответственность за их упрямство, и ответственность эта будет ужаснее, чем вы думаете. "Блаженны те, которые не видели, но уверовали, - сказал Иисус, - ибо не сомневаются во всемогуществе Божием."
  8. Не находите ли вы полезным вызвать этого духа, чтобы потребовать от него некоторых пояснений?
        - "Вызовите его, коли желаете. Но это дух низшего разряда, и он даст вам ответы самые незначительные."

§95. Беседа с духом, нарушавшим спокойствие на улице Денуайе.4

  1. Вызов.
        - "Зачем меня вы звали? Уж не хочется ли вам, чтоб вас побили камнями? Вот была бы славная картина, когда бы вы обратились в бегство, несмотря на весь ваш храбрый вид."
  2. Если ты и бросишь в нас камнями, это нас нисколько не испугает. Мы даже прямо спрашиваем тебя, можешь ли ты бросить в нас камень?
        - "Ну, здесь я, может быть, и не мог бы. У вас тут хранитель, который вас хорошо защищает."
  3. А на улице Денуайе была ли особа, помощью которой ты пользовался, чтобы производить все те неприятности, которые ты причинял жильцам дома?
        - "Разумеется, я нашёл славное орудие, и ни одного духа поучительного, учёного или чинного, чтобы мешать мне, потому что я очень весёлого нрава и подчас весьма люблю позабавиться."
  4. Кто же эта особа, служившая тебе орудием?
        - "Служанка."
  5. Без своего ли ведома она служит тебе помощницей?
        - "О, да! Бедная девчонка! Она больше всех была испугана."
  6. Со злым ли намерением ты действовал?
        - "Я не имел никакого злого намерения, но люди, которые вникают во всё, непременно обратят это в свою пользу."
  7. Что ты разумеешь под этим? Мы тебя не понимаем.
        - "Я ищу себе развлечения, а вы изучите всё дело, и у вас будет одним фактом больше, чтоб доказать, что мы действительно существуем."
  8. Ты говоришь, что не имел злого намерения, а между тем ты перебил все стёкла в доме. Таким действием ты ведь нанёс действительный вред?
        - "Это мелочи."
  9. Где ты брал вещи, которые бросал?
        - "Они очень обыкновенны, я их нашёл на дворе и в ближайших садах."
  10. Ты все их нашёл или некоторые сделал сам? (См. дальше главу VIII).
        - "Я ничего не создавал, ничего не составлял."
  11. Если бы ты не нашёл их, мог бы ты сам их сделать?
        - "Это было бы не так просто. Хотя можно было б смешать материи, и, глядишь, из этого что-нибудь да и вышло."
  12. Теперь скажи нам, как ты их бросал?
        - "Ну, так просто этого не расскажешь. Я взял да и воспользовался электрической натурой этой девчонки и соединил её со своей, которая не так матерьяльна. Вот каким образом мы вдвоём могли перенести все эти штуки."
  13. Ты, вероятно, не откажешься дать нам некоторые сведения о твоей особе. Скажи нам прежде, давно ли ты умер?
        - "Изрядно давно: лет 50 тому назад."
  14. Кем же ты был при жизни?
        - "Не особо важным человеком. Я лоскутничал в этом квартале, и мне иногда говорили глупости, потому как я слишком любил красную жидкость добряка Ноя; вот мне и хотелось всех их отсюда выжить."
  15. Сам ли и по доброй ли воле отвечал ты на наши вопросы?
        - "У меня был наставник."
  16. Кто этот наставник?
        - "Ваш добрый король Людовик."5

Примечание. Этот вопрос был вызван свойством некоторых ответов, которые показались нам и своей мыслью, и формой выражения превышающими понятия и разумение этого духа. Нет ничего удивительного в том, что ему помогал дух более просвещённый, который пожелал воспользоваться этим случаем, чтобы сообщить нам некоторые сведения. Это явление весьма обыкновенно. Но замечательно только то, что влияние другого духа отразилось и в самом почерке: в последних ответах почерк был более правильный и беглый, в ответах же самого ветошника почерк угловатый, грубый, неправильный, часто мало разборчивый и характер его совершенно иной.

  1. Чем ты теперь занимаешься? Заботишься ли о своей будущности?
    - "Нет ещё, я скитаюсь. Обо мне так мало думают на земле, никто обо мне не молится, а так как мне никто не помогает, то я и не тружусь."

Примечание. Дальше увидят, как много можно содействовать духам в их усовершенствовании и облегчении их страданий молитвой и советами.

  1. Как тебя звали при жизни?
        - "Жаннэ." (Ваней)
  2. Ну, хорошо, Жаннэ, мы будем молиться о тебе. Скажи нам, рад ли ты или недоволен, что мы тебя вызвали?
        - "Скорее рад, потому что вы славные ребята: весёлые, живые, хотя и строги немного. Ну да всё равно: вы меня выслушали, и я доволен.

Жаннэ"

Феномен приноса предметов (аппорт)

§96. Этот феномен отличается от всех предыдущих благосклонным намерением производящего его духа; самыми предметами, большей частью приятными для того, кому они приносятся; и, наконец, деликатным способом доставления их. Он состоит в самопроизвольном появлении предмета, которого не было в том месте, куда он приносится. Чаще всего это бывают цветы, иногда фрукты, конфеты, туалетные вещи и прочее.
§97. Скажем сперва, что это один из феноменов, которому очень легко подражать, и что, следовательно, в этом случае нужно остерегаться обмана. Известно всем, до чего доходит искусство фокусников в опытах этого рода, но даже не имея дела с фокусником, легко быть обманутым человеком ловким. Лучшим ручательством в этом случае может быть: во-первых, характер, честность и совершенное бескорыстие особы, получающей эти явления; во-вторых, внимательное наблюдение всех обстоятельств, сопровождающих явление; наконец, глубокое знание Спиритизма, которое одно только может открыть наблюдателю всё, что заслуживает подозрения.
§98. Теория феномена приноса предметов и вообще всех физических явлений изложена превосходно в следующем откровении одного духа, все сообщения которого носят на себе печать глубокомыслия и строгой логики. В этой книге они будут встречаться довольно часто. Он называет себя Эрастом, учеником Святого Павла и духом-покровителем медиума, передающего его сообщения.
    "Чтобы получать явления этого рода, необходимо иметь медиумов, которых я назову чувствительными (sensitifs), т.е. одарённых в высочайшей степени медиумической способностью, потому что нервная система этих медиумов легко возбуждаемая и даёт им возможность посредством вибраций распространять вокруг себя оживотворённый ток в большем количестве.
    Впечатлительные натуры, нервы которых начинают вибрировать при малейшем ощущении, которых всякое влияние, физическое или моральное, внутреннее или внешнее, сильно расстраивает, - это особы, весьма способные сделаться превосходными медиумами для физических явлений и приноса предметов. В самом деле, их нервная система, почти не имеющая оболочки, которая мешала бы выделению токов, как это бывает у большей части воплощённых существ, делает их способными к произведению различных феноменов этого рода. Следовательно, с лицом подобного свойства, когда другие способности не мешают медиумизации, легче получить явления осязаемые - стук, раздающийся в стене или мебели, разумные движения и даже поднятие на воздух самых тяжёлых предметов. Очевидно, что этих результатов можно достигнуть ещё скорее, если иметь под рукой вместо одного такого медиума нескольких, одинаково одарённых этой способностью.
    Но от этих феноменов до приноса предметов далеко ещё, потому что в последнем случае не только действия духа гораздо сложнее и затруднительнее, но, сверх того, дух не может действовать иначе как с одним медиумом, т.е. несколько медиумов не могут содействовать в одно и то же время произведению феномена. Случается даже, напротив, что присутствие некоторых особ, антипатичных духу, совершенно препятствует его действиям. К этим причинам, как вы видите, немаловажным, прибавьте ещё, что приносы предметов требуют всегда гораздо большего сосредоточения и в то же время гораздо обильнейшего излияния известных токов и что они не могут получиться иначе как с помощью медиумов, наиболее одарённых этой способностью, таких, словом, медиумический аппарат которых находится при самых благоприятных условиях.
    Вообще явления приноса предметов весьма редки. Я не считаю нужным доказывать вам, почему они повторяются и будут повторяться реже, чем другие физические явления. Из сказанного мною вы сами можете сделать вывод. Впрочем, феномены эти такого свойства, что не только не все медиумы способны к этому, но и не все духи могут производить их. В самом деле, нужно, чтоб между духом и медиумом существовало известное сродство, известная аналогия - одним словом, известное сходство, которое позволяет выделяющейся части периспритического6 тока воплощённого существа соединяться, смешиваться с током духа, который хочет принести предмет. Это смешение должно быть таково, чтобы вследствие его образовалась, так сказать, одна сила, подобно тому как электрический ток, действуя на уголь, производит один общий свет. Но почему нужно это соединение, это смешение, скажете вы? Потому что для произведения этих феноменов нужно, чтобы необходимые свойства действующего духа были усилены некоторыми свойствами духа медиума; потому что жизненный ток, необходимый для произведения всех медиумических явлений, есть исключительная принадлежность воплощённого существа и что, следовательно, действующий дух должен, так сказать, насытиться им. В таком случае только он может с помощью некоторых неизвестных вам свойств окружающей вас среды отделять, делать невидимыми и двигать матерьяльные предметы и даже воплощённые существа.
    Мне не позволено в настоящее время открыть вам особенные законы, управляющие газами и токами, которые окружают вас. Но прежде чем пройдёт несколько лет, прежде чем может окончиться существование одного человека, объяснение этих законов и этих феноменов будет дано вам, и вы увидите, как явится новый род медиумов, которые будут во время медиумизации приходить в особенное каталептическое состояние.7
    Вы видите, какими затруднениями окружены феномены приноса предметов. Из этого вы можете заключить весьма последовательно, что явления этого рода чрезвычайно редки, как я сказал уже, тем более что духи неохотно принимаются за них, потому как это требует с их стороны почти матерьяльного труда, что для них и скучно, и тягостно. С другой стороны, очень часто случается, что, несмотря на их энергию и их желание, состояние самого медиума представляет непреодолимую преграду.
    Итак, очевидно, что явления ударов, движения и поднимания предметов на воздух - феномены простые, совершающиеся посредством сосредоточения и расширения известных токов, и что они могут быть вызваны и получены по воле медиумов, способных к этому, когда им помогают симпатизирующие им духи, между тем как явление приноса предметов - феномен сложный, который требует особенных обстоятельств, который не может совершаться иначе как с помощью одного духа и одного медиума и для которого нужно совершенно особенное соединение токов, чтобы отделить и сделать невидимым предмет или предметы, которые должны быть принесены.
    Вы, спириты, понимаете мои объяснения, понимаете это сосредоточение токов, необходимое для того, чтобы приводить в движение безжизненную материю; вы верите этому, как верите феноменам электричества и магнетизма, с которыми медиумические явления имеют много сходства и составляют как бы подтверждение и развитие их. Что же касается до неверующих и так называемых учёных, которые упрямее неверующих, то я не стараюсь убеждать их, не занимаюсь ими вовсе: будет время, когда и они убедятся поневоле. Им придётся склониться пред единодушным засвидетельствованием истинности спиритических явлений точно так же, как они принуждены были согласиться с другими фактами, которые когда-то отвергали.
    В заключение скажу снова: все физические явления повторяются довольно часто, но феномены приноса предметов весьма редки, потому что условия, при которых они могут совершаться, очень сложны; следовательно, ни один медиум не может сказать: в таком-то часу, во столько-то минут дух принесёт предмет, потому что сам дух иногда бывает стеснён в своём действии. Я должен прибавить ещё, что гораздо труднее производить эти феномены публично, потому что в таком случае почти всегда встречаются для духа личности, которые уничтожают все его усилия, а тем более действие медиума. Знайте, напротив, что явления эти производятся почти всегда в домашних кружках внезапно, большей частью без ведома медиумов и без приготовления, и, наконец, очень редки, если последние предупреждены об этом. Из этого вы должны заключить, что есть законная причина подозревать подлог, когда медиум надеется получить их по своей воле или, говоря иначе, надеется повелевать духами как подчинёнными, что не имеет никакого смысла.
    Примите за общее правило, что спиритические феномены совершаются не для того, чтобы забавлять любопытных. Если некоторые духи и соглашаются на подобные вещи, то это не может быть иначе как для произведения феноменов простых, а не таких, как принос предметов, и других подобных им, требующих исключительных условий.
    Помните, спириты, что если глупо отвергать систематически все феномены, то так же неблагоразумно принимать их все без разбора. Когда физическое явление, видение или принос предмета обнаруживаются самопроизвольно и внезапно, принимайте его. Но, повторяю снова, не принимайте ничего слепо, пусть каждый факт выдерживает разбор подробный, основательный, строгий. Поверьте, что Спиритизм, столь богатый дивными величественными явлениями, ничего не выиграет от этих мелких явлений, которым так легко могут подражать искусные фокусники.
    Я знаю очень хорошо, что вы скажете на это. Вы скажете, что феномены эти полезны для убеждения неверующих. Но знайте, что если б вы не имели других средств для убеждения, то в настоящее время не было бы и сотой части нынешних спиритов. Говорите сердцу, этим путём вы скорее достигнете серьёзного обращения. Если вы считаете полезным для некоторых особ действовать матерьяльными фактами, то представляйте их по крайней мере в таком виде, чтобы они не могли быть ложно истолкованными, и в особенности не выходите из нормальных условий этих фактов, потому что факты, представленные при неблагоприятных условиях, вместо того чтобы убеждать неверующих, делаются для них подтверждением их мнения.

Эраст"

§99. Этот феномен представляет странную особенность, состоящую в том, что некоторые медиумы получают его не иначе как в сомнамбулическом состоянии, и это легко объясняется. У сомнамбул бывает естественное освобождение, некоторого рода удаление духа и перисприта, что должно облегчить соединение необходимых токов. Таковы были феномены приноса предметов в нашем присутствии.
    Следующие вопросы были предложены духу, производившему эти явления, но ответы его местами неудовлетворительны. Мы предложили их потом духу Эрасту, более просвещённому относительно теоретического взгляда на вещи, который и дополнил их весьма важными примечаниями. Один из этих духов ремесленник, другой - учёный. Самое сравнение этих двух разумных существ может быть полезно, потому что оно доказывает, что недостаточно быть духом, чтобы знать всё.

  1. Благоволите сказать нам, почему вы производите феномен приноса предметов не иначе как во время магнетического сна медиума?
        - "Это зависит от свойств медиума. Явления, которые я произвожу с ним, когда он спит, я мог бы производить с другим медиумом во время его бодрственного состояния."
  2. Почему вы заставляете ожидать так долго приноса предметов и для чего возбуждаете желание медиума получить обещанный предмет?
        - "Это время нужно мне для того, чтобы приготовить токи, необходимые для произведения явления. Что же касается до возбуждения желания медиума, то это часто с целью позабавить присутствующих и сомнамбулу."

Примечание Эраста. "Отвечавший дух недостаточно понимает эти явления. Он не даёт себе отчёта в причине, по которой он инстинктивно возбуждает желание медиума, он думает, что забавляет присутствующих, а между тем в действительности он производит, не подозревая этого, большее выделение токов. Это следствие затруднения, представляемого феноменом, затруднения всегда значительного, когда явление несамопроизвольно, в особенности с некоторыми медиумами."

  1. Производство этого феномена зависит ли от особенной натуры медиумов и может ли производиться другими медиумами легче и скорее?
        - "Производство феномена зависит от натуры медиума и не может производиться иначе как с соответствующими натурами. Относительно же скорости, привычка, которую мы приобретаем, часто сообщаясь с одним и тем же медиумом, много помогает нам."
  2. Влияние присутствующих особ играет ли здесь какую-нибудь роль?
        "Когда есть неверие, сопротивление, то это может нас значительно стеснять. Мы больше любим давать доказательства верующим и особам, знакомым со Спиритизмом, но я не думаю сказать этим, что нежелание может совершенно лишать нас возможности действовать."
  3. Где взяли вы цветы и конфеты, которые принесли?
        - "Цветы я беру в садах, где они и растут."
  4. А конфеты? Торговец должен был заметить, что их недостаёт.
        - "Я беру их, где хочу. Торговец этого вовсе не заметил, потому что на их место я положил другие."
  5. Но кольца-то - вещь ценная. Где вы достали их? Разве это не принесло вреда тому, у кого вы их взяли?
        - "Я взял их в местах никому не известных и таким образом, чтобы от этого никто не понёс убытка."

Примечание Эраста. "Мне кажется, что факт объяснён не вполне удовлетворительно вследствие недостаточного развития отвечавшего духа. Да, здесь мог быть действительный вред кому-нибудь, но дух не хотел сказать, что он украл что бы то ни было. Предмет может быть заменён только таким же точно предметом, такой же формы, такого же достоинства. Следовательно, если б дух мог заменять один предмет другим, совершенно одинаковым, то не было бы цели и брать его. Он мог бы отдать тот, который употребил для замещения."

  1. Можно ли принести цветы с другой планеты?
        - "Нет, этого я не могу сделать."
    (К Эрасту.) Другие духи могут ли сделать это?
        - "Нет, это невозможно вследствие различия окружающей среды."
  2. Можете ли вы принести цветы из другого полушария; из тропиков, например?
        - "Если это на Земле, то могу."
  3. Можете ли вы сделать, чтобы предметы, принесённые вами, исчезли? Можете ли снова унести их?
        - "Я могу унести их по своему желанию точно так же, как принёс."
  4. Произведение этого феномена причиняет ли вам какую-нибудь тягость, затруднение?
        - "Оно не причиняет нам никакой тягости, когда нам позволено сделать это, но могло бы иметь для нас весьма тягостные последствия, если б мы вздумали производить его без позволения."

Примечание Эраста. "Он не хочет признаться в своём затруднении, хотя оно действительно существует, потому что он принуждён к действиям, так сказать, почти матерьяльным."

  1. Какого рода затруднения встречаете вы?
        - "Никакого, кроме дурного расположения токов, которые могут быть нам неблагоприятны."
  2. Каким образом приносите вы предмет; держите ли вы его руками?
        - "Нет, мы завёртываем его в себя."

Примечание Эраста. "Он неясно выражает своё действие; потому что он обёртывает предмет своею личностью; но так как его личный ток расширяем и проницаем, то он соединяет часть этого тока с частью оживотворённого тока медиума, и в этом-то соединении он скрывает предмет и переносит его. Стало быть, нельзя сказать, что бы он завёртывал его в себя."

  1. С одинаковой ли лёгкостью принесли бы вы предмет значительной тяжести, пуда в три, например?
        - "Вес для нас ничего не значит. Мы приносим цветы, потому что это, может быть, приятнее, чем какой-то тяжёлый предмет."

Примечание Эраста. "Это справедливо, он может принести предмет и в десять пудов, потому что тяжесть, существующая для вас, не существует для него, но и здесь он не даёт себе отчёта в том, что происходит. Сила соединённых токов должна быть пропорциональна массе приносимого предмета; короче говоря, сила должна соответствовать сопротивлению. Отсюда следует, что если дух приносит цветок или другой лёгкий предмет, то часто лишь потому, что он не находит в медиуме или в самом себе необходимых элементов для усилий более значительных."

  1. Когда исчезают предметы, так что причина исчезновения их неизвестна, то не бывает ли это иногда действием духов?
        - "Это случается очень часто, чаще, чем вы думаете, и можно помочь этому, прося духа возвратить унесённый предмет."

Примечание Эраста. "И это правда; но то, что исчезает, иногда бывает унесено совершенно, потому что предметы, которых не находят, часто бывают унесены очень далеко. Впрочем, так как унос предметов требует почти тех же условий, что и принос, то он может совершаться не иначе как с помощью медиума, одарённого специальной способностью. Вот почему, когда что-нибудь исчезает, то больше вероятия думать, что это дело вашей рассеянности, чем действие духов."

  1. Есть ли явления, которые считаются естественными и которые были бы действиями духов?
        - "Ваши дни наполнены такими фактами, но вы не понимаете их, потому что не думали об этом."

Примечание Эраста. "Не приписывайте духам того, что есть дело рук человеческих. Но верьте их тайному и постоянному влиянию, которое рождает вокруг вас тысячи обстоятельств, тысячи случаев, необходимых для исполнения ваших поступков и поддержания вашего существования."

  1. Между приносимыми предметами не могут ли некоторые быть сделаны самими духами, т.е. образовавшимися внезапно посредством изменений, которые дух может произвести в токе или всемирном элементе?
        - "Во всяком случае, не мною, потому что я не имею на то позволения. Только Высший Дух может произвести это."
  2. Каким образом вы внесли тогда эти предметы? Ведь дверь комнаты была заперта?
        - "Я внёс их вместе с собой, завёрнутыми, так сказать, в существо моё. Что же касается до больших подробностей, то это необъяснимо."
  3. Как поступили вы, чтобы сделать видимыми предметы, которые минуту назад были невидимы?
        - "Я снял материю, в которую они были завёрнуты."

Примечание Эраста. "Собственно говоря, завёрнуты они не в материю, а в ток, почёрпнутый частью из перисприта медиума, частью из перисприта духа, производящего явление."

  1. (К Эрасту) Может ли предмет быть внесён в место совершенно запертое? Другими словами, может ли дух сделать предмет полуматерьяльным, так, чтобы он мог проникать сквозь материю?
        - "Это вопрос сложный. Чтобы принести предмет, дух может сделать его невидимым, но не проницаемым. Он не может нарушить сцепление материи, что было бы разрушением предмета. Сделав предмет невидимым, он может принести его, когда хочет, и освободить его от покрова в ту минуту только, когда он должен явиться. Совершенно иначе бывает с теми предметами, которые мы составляем сами. Так как мы вносим только элементы материи, и элементы эти проницаемы по существу своему, так как мы сами проходим сквозь тела самые плотные с такой же лёгкостью, как луч света сквозь стекло, то мы можем сказать, что мы внесли предмет в место совершенно запертое; но только в этом случае."


(См. дальше теорию внезапного образования предметов. Глава: Лаборатория невидимого мира).


1 Здесь и далее описывается спиритическое явление, носящее название "полтергейста". (Й.Р.)
2 Некоторые подробности этой истории будут дальше. (Асгарта)
3 Иногда духи лишали некоторых жизни. Но, конечно, это было сделано по разрешению свыше. (Асгарта)
4 Разговор с полтергейстом. Под "полтергейстом" мы понимаем здесь не феномен, а буквальное значение этого немецкого слова - дух-проказник, домовой. Этот дух был причиной одного из случаев полтергейста, который и разбирается здесь. (Й.Р.)
5 Имеется в виду король Людовик XVI. Это один из Высших Духов, сотрудничавших с А.Кардеком в написании его книг. (Й.Р.)
6 Можно видеть, что когда надо выразить новую идею, для которой в языке нашем нет слов, то духи превосходно умеют создавать неологизмы. Слова "электромедиумический", "периспритический" не идут от нас. Те, кто критиковал нас за создание слов "спирит", "спиритизм", "перисприт", не имевших своих соответствий, могут также порицать за это и духов. (А.К.)
7 Эраст возвещает появление трансовых медиумов. Действительно, медиумическая практика показала, что для интенсивных явлений медиум должен впадать в транс, в сомнамбулический сон. Не следует забывать, что настоящее сообщение было сделано в конце пятидесятых годов прошлого века. (Асгарта)