Пневматография или непосредственное писание. Пневматофония.

 

Глава Двенадцатая



ПНЕВМАТОГРАФИЯ, ИЛИ НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ ПИСАНИЕ. ПНЕВМАТОФОНИЯ


Непосредственное писание


§146. Пневматография есть писание, произведённое прямо духом, без помощи руки медиума. Она отличается от психографии тем, что эта последняя есть передача мысли духа посредством писания рукой самого медиума.
    Феномен непосредственного писания, без сомнения, одно из самых удивительных явлений Спиритизма. Но как ни кажется он невероятным с первого взгляда, в настоящее время это факт доказанный. Если необходима теория, чтобы дать себе отчёт в возможности спиритических феноменов вообще, то оно ещё необходимее для объяснения этого феномена как самого странного из всех, но сверхъестественность которого исчезает, как скоро поймут начало, на котором он основан.
    При первом появлении сего феномена господствующее чувство было сомнение. Мысль о плутовстве тотчас пришла в голову. Действительно, каждый знает свойства симпатических чернил, начертанные знаки которых, совершенно невидимые сначала, по прошествии некоторого времени делаются видимыми. Очень легко могли употребить иногда во зло доверенность, и мы не утверждаем, чтобы этого никогда не делалось. Мы даже убеждены, что некоторые из видов корыстолюбия, а другие из простого самолюбия, желая только показать этим своё могущество, употребляли подлог.
    Но было бы совершенно безрассудно отвергать существование вещи потому только, что её можно подделать. Не нашли ли в последнее время способа подражать сомнамбулическому ясновидению до такой степени, что почти невозможно не ошибиться? Из того только, что эти фокусники наводняют все ярмарки, нужно ли заключить, что нет действительных ясновидящих? Что некоторые погребщики продают поддельное вино, следует ли заключить, что настоящее вино не существует? То же самое можно сказать и в отношении непосредственного писания. Впрочем, предосторожности, принимаемые для того, чтобы убедиться в действительности этого факта, очень просты и легки, и благодаря им теперь нельзя более сомневаться в действительности этого феномена.
§147. Так как возможность писать без всякого посредства есть одна из принадлежностей духа и так как духи существовали во все времена, то и во все времена производили все феномены, известные нам. Следовательно, и феномены непосредственного писания производились в древние времена так же, как и теперь. Таким образом можно объяснить появление трёх слов в пиршественном зале Валтасара. В средние века, столь обильные таинственными чудесами, подавленными кострами, должны были знать и непосредственное писание. Может быть, в теории изменений, которые духи могут производить в материи и о которых мы подробно говорили в VIII главе, найдут начало верования в превращение металлов.
    Каковы бы ни были результаты, полученные в различные времена, но только с распространением спиритических явлений обратили серьёзное внимание на непосредственное писание. Барон Гульденштуббе, кажется, первый в последнее время познакомил Париж с этим феноменом, издав об этом предмете весьма любопытное сочинение, содержащее множество снимков непосредственного писания, которое он получал.1 Феномен был уже несколько времени известен в Америке. Положение Гульденштуббе в свете, его независимость, уважение, которым он пользуется в высшем кругу, отстраняют неоспоримо всякое подозрение в умышленном подлоге, к которому он не мог иметь никаких побудительных причин. Можно было бы предположить, что он сам был введён в заблуждение. Но на это решительно отвечает факт, что этот же самый феномен достигнут и другими, принимавшими всевозможные предосторожности для предупреждения всякого подлога и всякой причины к заблуждению.
§148. Непосредственное писание достигается, как вообще многие спиритические явления, сосредоточением мысли, молитвою и вызыванием. Его часто получали в храмах, на гробницах, у подножия статуй или изображений тех особ, которых призывали. Но очевидно, что местность не имела другого влияния, как то только, что способствовала большему сосредоточению мыслей. Доказано, что это писание получали и без всей этой наружной обстановки и в местах самых обыкновенных, на простой домашней мебели, если только находились при благоприятных условиях и если пользовались необходимой для этого медиумической способностью.
    Вначале предполагали, что с бумагой нужно класть и карандаш. В таком случае это явление могло быть до некоторой степени объяснимо. Известно, что духи производят движение и перемещение предметов, что они их схватывают и бросают иногда в пространство. Следовательно, они могли взять карандаш и начертить им буквы. Так как они приводят его в движение посредством руки медиума, посредством дощечки, то могли сделать то же самое прямо, без всякого посредства. Но вскоре убедились, что присутствие карандаша не необходимо. Достаточно иногда положить простой клочок бумаги, чтобы по прошествии нескольких минут получить начерченные на нём буквы. Здесь феномен полностью изменяет свой вид и вводит нас в совершенно новый порядок вещей. Эти буквы были начерчены каким-нибудь веществом. Так как духу не давали этого вешества, следовательно, он сделал или составил его сам. Но где же он взял это вещество? Вот в чём заключался вопрос.
    Если желают теперь обратиться к объяснениям, данным в VIII главе, §§127 и 128, то там найдут полную теорию этого феномена. При этом писании дух не употребляет ни наших матерьялов, ни наших инструментов. Он сам делает и вещество, и инструменты, которые ему нужны, извлекая свои матерьялы из первоначального всемирного элемента, подвергая его по своей воле тем изменениям, которые необходимы для производимого им действия. Таким образом, он может сделать красный карандаш, типографские и обыкновенные чернила точно так же, как и чёрный карандаш и даже печатные буквы с типографской выпуклостью, как это случалось нам видеть. Дочь одного знакомого нам господина, девочка 12 или 13 лет, получила целые страницы, написанные веществом, похожим на пастель.
§149. Вот результат, к которому привёл нас феномен с табакеркой, описанный нами в III главе и о котором мы так распространились, видя в нём случай изучить ближе один из самых важных законов Спиритизма, закон, знание которого может объяснить нам многие тайны даже нашего видимого мира. Таким образом, от явления, повидимому, самого ничтожного может проистекать свет. Всё заключается в том, чтобы наблюдать со вниманием, а это каждый может делать так же как и мы, если только не будет ограничиваться одним наблюдением факта, без разыскания его причин. Если наша вера со дня на день всё более и более укрепляется, то это потому, что мы понимаем. Заставьте понимать, если вы хотите приобрести серьёзных последователей. Понимание причин имеет ещё и другой результат: оно даёт возможность отличать истину от суеверия.
    Если мы будем рассматривать непосредственное писание в отношении пользы, которую оно может доставить, то мы должны сказать, что главная польза его состоит в том, что оно дало матерьяльное доказательство важного факта, а именно, участия тайной силы, которая нашла в непосредственном писании новое средство для своего проявления. Но получаемые этим способом сообщения редко бывают пространны. Они вообще самопроизвольные и состоят из слов, изречений, а часто и из непонятных знаков. Их получают на всех языках, в том числе на греческом, латинском, арабском, в иероглифах. Этот способ не доставляет ещё сообщений, столь последовательных и быстрых, какие доставляет психография, или писание посредством руки медиума.


Пневматофония


§150. Духи, могущие производить шум и удары, могут также производить около нас в воздушном пространстве крики всякого рода и гортанные звуки, подражающие человеческому голосу. Этот феномен мы называем пневматофония.
    После того, что нам известно относительно свойств духов, мы можем думать, что некоторые из них, когда они принадлежат к низшим разрядам, заблуждаются сами и воображают, будто они говорят так, как делали это при жизни. (См. "Revue Spirite", февраль 1858г., Revenant de mademoiselle Clairon.)2
    Во всяком случае, надо остерегаться принимать за тайный голос все слышимые звуки, причина которых неизвестна, или простой звон в ушах, и в особенности верить, что есть хотя малейшая искра правды в общепринятом веровании, будто бы звон в ухе предваряет нас, что о нас говорят где-нибудь. Этот звон, причина которого чисто физиологическая, не имеет никакого смысла, тогда как пневматофонические звуки выражают мысли, и только по этому можно признать, что они имеют причину разумную, а не случайную. Можно взять за правило, что одни только явно разумные явления обнаруживают участие духов. Что же касается до других, то можно считать сто шансов против одного, что они происходят от причин случайных.
§151. Часто случается, что во время дремоты очень внятно слышим произнесённые слова, имена, иногда даже целые фразы, и так громко, что это нас будит. Хотя в некоторых случаях это может быть действительное явление, но этот феномен не имеет ничего достаточно положительного, чтобы нельзя было отнести его также к причине, сходной с той, которую мы изложили в теории галлюцинаций (гл. III и след.). То, что слышат таким образом, не имеет никаких последствий; но было бы совсем другое, если б это случилось во время бодрствования, потому что если бы это было действие духа, то можно было бы обменяться с ним мыслями и регулярно вести беседу.
    Спиритические или пневматофонические звуки производятся двумя совершенно различными способами. Иногда внутренний голос раздаётся в сознании. Несмотря на то, что слова ясны и внятны, в них нет ничего матерьяльного. Иногда же бывают наружные и так же внятно произнесённые слова, точно они сказаны кем-нибудь стоящим подле нас.
    Каким бы способом ни производился пневматофонический феномен, он почти всегда бывает самопроизвольный и только в весьма редких случаях может быть вызван.


1 "La Realite des Esprits et de leurs manifestations, demontree par le phenomene de l'ecriture directe. Par M. le baron de Guldenstubbe; 1 vol. in 8. avec 15 planches et 93 fac-simile. Prix 8 fr., chez Franck, rue Richelieu. Se trouve aussi chez Ledoyen. (A.K.)
2 M-lle Клерон была известной трагической актрисой театра "Комеди Франсэз" в пятидесятых годах прошлого века. В неё безумно влюбился г-н С. из Бретани. Не встречая взаимной страсти, он от огорчения заболел и умер. После того он стал преследовать молодую женщину сильными криками, стуками и даже звуками, похожими на выстрел из ружья. Все эти явления продолжались 2,5 года и происходили в определённый час. Весь Париж занимался этой историей. Г-н С. вёл себя так, как будто он ещё жил. На это и указывает Кардек. (Асгарта)