Психография

 

Глава Тринадцатая



ПСИХОГРАФИЯ


Психография непрямая - Корзинки и дощечки - Психография прямая, или ручная


§152. Спиритическая наука сделала успехи, как и все другие, и даже гораздо быстрее других. Только несколько лет1 едва отделяет нас от тех первоначальных и несовершенных способов, которые названы были "говорящими столами", а мы уже можем сообщаться с духами так же легко и быстро, как делают это люди между собою, и теми же средствами: письмом и словом. Письмо имеет то преимущество, что доказывает более матерьяльным образом участие тайной силы и оставляет следы, которые мы сохраняем, так же как это делаем с нашей перепиской. Первый употребительный способ был дощечки и корзинки, снабжённые карандашом. Вот их устройство.
§153. Мы сказали, что особа, одарённая необходимой для этого способностью, может сообщить круговращательное движение столу или другому какому-нибудь предмету. Возьмём вместо стола корзинку величиной от 4 до 5 вершков в диаметре (будет ли она деревянная или плетёная, это всё равно, вещество не имеет влияния). Если пропустим теперь карандаш сквозь дно корзинки, твёрдо укрепив его, так чтобы очинённый конец его был вне её, и будем держать её в равновесии на конце карандаша, находящегося на бумаге, положив пальцы на край корзинки, то она начнёт двигаться. Но вместо того, чтобы вертеться, она будет водить карандаш по бумаге в разных направлениях и чертить ничего не значащие линии и буквы.
Если дух вызван и захочет сообщаться, то он будет отвечать не ударами, как в типтологии, а писаными словами. Движение коробки является уже не автоматическим, как в вертящихся столах, а разумным. При таком устройстве карандаш, окончив строку, не возвращается назад для начатия новой. Он продолжает двигаться по кругу, так что строки письма представляют спиральную линию, и чтобы прочесть написанное, нужно поворачивать лист несколько раз. Письмо, таким образом полученное, не всегда разборчиво, потому что слова не отделены одно от другого; но медиум, по некоторого рода наитию, разбирает его легко. Из экономии вместо бумаги и карандаша можно употребить аспидную доску и грифель. Мы называем эту корзинку корзинка-волчок. Корзинку заменяют иногда четвероугольной картонной коробочкой. Карандаш составляет её ось, как в игрушке, называемой юлой.
§154. Много других приборов придумано было для той же цели. Самый удобный из них - корзинка с рожком. Устройство её состоит в следующем.
    К корзинке приделывают деревянный наклонный прут, выдающийся с одной стороны корзинки на 2,5 или на 3,5 вершка в положении бугшприта на корабле. Через отверстие, сделанное в конце этого прута, или рожка, продевают карандаш так, чтобы он чиненным своим концом упирался в бумагу. Когда медиум держит свои пальцы на краях корзинки, то весь аппарат начинает двигаться и карандаш пишет, как в предыдущем случае, с той только разницей, что здесь письмо бывает более разборчиво, слова отделены одно от другого и строки идут не спирально, а следуют одна за другой, как в обыкновенном писании, потому что медиум легко может переводить карандаш с одной стороны на другую. Таким образом получаются целые рассуждения в несколько страниц столь же быстро, как если бы писались прямо рукой.
§155. Разумное существо, которое действует здесь, проявляется часто другими знаками, довольно явственными. Дойдя до конца страницы, карандаш самопроизвольно делает движение, чтобы перевернули лист. Если дух хочет отнестись к прежде сказанному им на этой странице или на другой, он ищет это место концом карандаша, как мы это делаем пальцем, и потом подчёркивает эти слова. Если, наконец, дух желает обратиться к кому-нибудь из присутствующих, то конец прута направляется к этому лицу. Для сокращения он выражает часто слова "да" и "нет" знаками утверждения или отрицания, какие мы делаем обыкновенно головой. Если он желает выразить гнев и нетерпение, то бьёт несколько раз концом карандаша и часто ломает его.2
§156. Вместо коробки некоторые употребляют небольшой столик, нарочно для этого сделанный, длиною от 3 до 4 вершков и вышиной от 1,5 до 2; столик этот о трёх ножках, из которых в одну вделан карандаш, остальные две закруглены или оканчиваются костяными шариками, чтобы столик легче двигался по бумаге.
Другие употребляют просто дощечку от 4 до 5 вершков, квадратную, треугольную или овальную. На одном из концов проделано отверстие для вставливания карандаша. Он находится в наклонном положении и одной стороной опирается на бумагу. К той стороне, которая лежит на бумаге, иногда приделывают колёсца для облегчения движения. Понятно, впрочем, что все эти устройства не заключают в себе ничего важного. Самое удобное из них и есть самое лучшее.
    Со всеми этими снарядами всегда почти нужно быть вдвоём, но нет надобности, чтобы другой был одарён медиумической способностью. Он служит единственно для того, чтобы поддерживать снаряд в равновесии и доставить медиуму удобство.
§157. Мы называем психографией непрямое писание, т.е. полученное с помощью этих снарядов, в противоположность психографии прямой, или ручной, т.е. писанию, полученному непосредственно рукой медиума. Чтобы понять этот последний способ, надо дать себе отчёт в том, что происходит во время этого процесса.
    Посторонний сообщающийся дух действует на медиума. Этот последний под его влиянием двигает машинально свою руку, чтобы писать, не имея (как это большей частью бывает) ни малейшего сознания о том, что он пишет. Рука действует на корзинку, а корзинка на карандаш. Таким образом, корзинка не делается разумной. Она становится орудием, управляемым разумной волей. И действительно, она есть не что иное, как ручка карандаша, добавление к руке, посредник между рукой и карандашом. Отнимите её и возьмите карандаш в руку, результат будет тот же, но с механизмом более простым, потому что медиум тогда пишет точно так, как он делает это при обыкновенных условиях.
    Итак, каждый, кто пишет посредством корзинки, дощечки или другого предмета, может писать прямо. Из всех способов сообщения писание рукой, называемое некоторыми невольным писанием, есть, без сомнения, способ самый простой, лёгкий и удобный, потому что не требует никаких приготовлений и как беглое писание представляет все удобства к самым пространным сообщениям. Мы возвратимся к этому предмету, когда будем говорить о медиумах.
§158. При начале явлений, когда имели ещё не столь ясное понятие об этом предмете, многие сочинения вышли под названиями: "сообщения корзинки", "сообщения дощечки", "сообщения говорящих столов" и т.д.
    В настоящее время можно понять, до какой степени эти выражения неудовлетворительны и ложны, не говоря уже о недостаточно серьёзном характере этих сообщений. Действительно, как мы видели, столы, дощечки и корзинки не орудия разумные, хотя и одушевлены на время искусственной жизнью. Они ничего не могут сообщить сами собой. Это значит принимать действие за причину, инструмент за исполнителя. Это всё равно, как если автор поместил бы на заглавном листе своего сочинения, что оно написано стальным или гусиным пером. К тому же эти орудия не составляют необходимости. Мы знали одного господина, который вместо корзинки-волчка, описанной нами, употреблял воронку, в устье которой он вставлял карандаш. Следовательно, можно было бы получать сообщения кастрюли или салатника. Если эти сообщения даны посредством ударов и если удары эти были сделаны стулом или палкой, то это был бы не говорящий стол, а говорящий стул или палка. Здесь важно знать не устройство инструмента, а способ получения сообщений. Если сообщение получено посредством писания, то какая бы вещь ни была ручкой карандаша, для нас это будет психография. Если посредством ударов, - это типтология.
    Так как Спиритизм принимает размеры науки, то ему нужен и язык науки.


1 Говорящие столы явились в 1849 г., а эти строки написаны в 1859 г. (Асгарта)
2 Это верный признак того, что проявившийся дух низкого развития. Высокий дух всегда спокоен и ничем не выражает своих страстей, от которых уже избавился. (Асгарта)