О медиумизме у животных

 

Глава Двадцать Вторая



О МЕДИУМИЗМЕ У ЖИВОТНЫХ



§234. Животные могут ли быть медиумами?
    Часто предлагали этот вопрос, и некоторые факты, повидимому, отвечали на него утвердительно. Это мнение поддерживалось в особенности замечательными признаками ума некоторых учёных птиц, которые как будто отгадывают мысль и вытаскивают из колоды те карты, которые могут служить ответом на предложенный вопрос. Мы наблюдали эти опыты с особенным вниманием, и нас удивляло больше всего искусство, с каким нужно было действовать, чтобы выучить этих птиц. Без сомнения, нельзя отнять у них некоторой доли относительного ума, но нужно признаться, что в этом случае их прозорливость превзошла бы значительно прозорливость человека, потому что никто не может сделать то, что они делают. Нужно было бы относительно некоторых опытов предположить даже, что они обладают даром двойного зрения в большей степени, чем самые лучшие ясновидящие. В самом деле, известно, что ясновидение подвержено изменениям и что оно часто прекращается, между тем как у этих птиц оно было бы постоянно и действовало бы в каждый назначенный момент с правильностью и точностью, которые не встречаются ни у одной сомнамбулы. Одним словом, оно никогда не оставляло бы их.
    Большая часть опытов, виденных нами, была в роде тех, которые делают фокусники, и мы не сомневаемся более, что и здесь употребляются те же средства, а именно: приготовленные известным образом карты. Искусство фокусников состоит в том, чтобы скрывать эти средства, без чего действия их не будут представлять интереса. Но феномен, даже рассматриваемый таким образом, не менее того интересен, и во всяком случае нельзя не удивляться как искусству учителя, так и уму ученика, потому что затруднений, которые нужно преодолевать в этом случае, гораздо больше, чем было бы тогда, если б птица действовала вследствие своих собственных способностей. Заставляя её делать вещи, превосходящие пределы возможного для ума человеческого, этим самым уже доказывают употребление секретных способов. Впрочем, известно, что птицы достигают этой степени искусства не иначе как по прошествии некоторого времени и с помощью особенных и постоянных забот, что было бы вовсе не нужно, если бы здесь действовал только их ум. Всё это не более достойно удивления, как и то, что некоторых птиц выучивают повторять известные звуки или слова.
    То же самое было, когда фокусники хотели подражать феномену ясновидения. Субъекта заставляли делать слишком много для того, чтобы иллюзия могла слишком долго продолжаться. Когда мы присутствовали на сеансе подобного рода, то с первого раза увидели, что это было ничего больше, как весьма несовершенное подражание сомнамбулизму, обнаруживающее незнание самых существенных условий этой способности.
§235. Как бы то ни было относительно вышеупомянутых опытов, но главный вопрос остаётся не разрешённым с другой точки зрения. Как подражание сомнамбулизму не мешает существованию действительной способности, точно так же и подражание медиумизму посредством учёных птиц не будет опровержением возможности медиумизма у птиц и у других животных. Итак, остаётся узнать, способны ли животные, подобно человеку, служить духам посредниками для их разумных сообщений. Повидимому, весьма логично даже предположить, что живое существо, одарённое некоторой долей разума, более годно для этого, чем безжизненное тело, как стол, например; а между тем этого нет.
§236. Вопрос о медиумизме животных разрешается вполне в следующих сообщениях духа, глубокомыслие и мудрость которого можно видеть из его вышеприведённых рассуждений. Чтобы понять достоинство его доказательств, нужно обратить внимание на объяснение, данное им относительно медиума в сообщениях, которые мы привели выше (§225).
    Это сообщение было дано вследствие спора об этом предмете, возникшего в Парижском Обществе спиритических исследований.
    "Я приступаю сегодня к вопросу о медиумизме животных, возбуждённому одним из ваших самых ревностных последователей. Он предполагает на основании аксиомы: тот, кто может больше, может и меньше, что мы можем медиумизировать птиц и других животных и употреблять их в наших сообщениях с родом человеческим. Это есть то, что вы называете в философии или, лучше сказать, в логике "чистым софизмом".
    Вы одушевляете, говорит он, безжизненную материю, т.е. стол, кресло или фортепьяно. Тем более вы должны одушевлять материю, уже одушевлённую, а именно птиц.
    Так знайте же, что при нормальном состоянии Спиритизма этого нет и быть не может.
    Сперва объяснимся хорошенько относительно наших действий. Что такое медиум? Это существо, особа, служащая связью для того, чтобы духи могли легко сообщаться с людьми - духами воплощёнными. Следовательно, без медиума не может быть сообщений осязаемых, умственных, физических, письменных или каких бы то ни было других.
    Есть правило, которое, я уверен, допускается всеми спиритами, а именно: все существа действуют с подобными себе существами так же, как подобные им существа. А какие существа могут назваться подобными духам, как не духи воплощённые или невоплощённые? Неужели вам нужно повторять беспрестанно одно и то же? Извольте, я скажу ещё раз: ваш перисприт и наш черпаются из одной и той же среды, имеют тождественные свойства, одним словом, сходны между собой во всём. Они обладают в большей или меньшей степени свойством взаимного уподобления и притяжения, которое позволяет нам, духам, невоплощённым и воплощённым, вступать весьма скоро и легко во взаимные отношения.
    Наконец, особенное сродство, составляющее принадлежность собственно медиумов, самую сущность их индивидуальности, и в то же время сила особенного излияния тока уничтожают в них всякое сопротивление и восстановляют между ними и нами некоторого рода соединение, которое облегчает наши сообщения. Впрочем, это-то сопротивление материи и мешает развитию медиумизма у большей части тех, которые не обладают этой способностью.
    Люди всегда готовы преувеличивать всё. Одни из них (я не говорю здесь о матерьялистах) не допускают души у животных, другие же хотят приписать им душу, подобную нашей. Зачем смешивать существа, способные совершенствоваться, с существами, неспособными к этому? Нет, нет, будьте уверены, что огонь, одушевляющий животных, дух, заставляющий их действовать, двигаться и говорить на их языке, не имеет, по крайней мере в настоящее время, никакой способности смешиваться, соединяться, сливаться с божественным духом, с эфирной душою, одним словом, с духом, который одушевляет человека, этого царя творения, существенно способного совершенствоваться. Не это ли необходимое условие усовершенствования и составляет превосходство рода человеческого над другими породами земных существ? Итак, знайте, что нельзя уподоблять человеку, который один только способен совершенствоваться сам в себе и в своих произведениях, ни одного существа, принадлежащего к другим породам, живущим на Земле.
    Может ли совершенствоваться произвольно и сознательно собака, умственные способности которой, превышающие способности других животных, сделали её другом человека? Никто не осмелится утверждать этого, потому что собака не содействует прогрессу другой собаки, и та из них, которая дрессирована лучше всех, дрессирована своим хозяином. С тех пор как мир существует, выдра строит свой дом над водою в тех же размерах и следуя тем же неизменным правилам. Соловей и ласточка никогда не делали гнезда иначе, как делали их родители. Гнездо воробья до потопа, точно так же как и гнездо воробья новейших времён, есть всё то же воробьиное гнездо, устроенное при тех же условиях, на том же основании, из травы и разных остатков, собранных весною, в пору любви. Пчёлы и муравьи, эти маленькие республиканцы, никогда не изменялись в своих привычках делать запасы, в своих действиях, в своих обычаях, в своих произведениях. Наконец, паук всегда ткёт своё полотно одинаковым образом.
    С другой стороны, если вы будете искать хижин, построенных из ветвей, и палаток первых времён Земли, вы найдёте на их месте дворцы и замки новейшей техники. Одежды из сырых кож заменены тканями из золота и шёлка. Наконец, на каждом шагу вы встречаете доказательство этого непрерывного движения человечества к прогрессу.
    Из этого постоянного, неизбежного, неопровержимого прогресса рода человеческого и из неподвижности других одушевлённых пород вы должны заключить вместе со мною, что хотя у всех существ, которые живут и движутся на Земле, есть общие начала: дух и материя, но не менее того справедливо, что одни вы, воплощённые духи, подчинены этому неизбежному закону прогресса, который заставляет вас подвигаться всё вперёд и вперёд. Бог поместил животных подле вас как помощников, которые должны кормить, одевать вас, помогать вам. Он дал им известную долю разума, потому что для того, чтобы они могли оказывать вам помощь, им нужна способность понимать, и соразмерил этот разум со служением, возложенным на каждого из них. Но по своей премудрости Он не хотел, чтобы они были подчинены тому же закону прогресса. Какими они были созданы, такими и остались и такими же останутся до пресечения их пород.
    Некоторые говорили: духи медиумизируют и заставляют двигаться бездейственную материю, стулья, столы, фортепьяно. Заставляют двигаться, да, но не медиумизируют. Потому что, повторяю снова, без медиума ни один из этих феноменов не может быть произведён. Удивительно ли, что с помощью одного или нескольких медиумов мы заставляем двигаться бездейственную, пассивную материю, которая именно вследствие своей пассивности, своей инерции и способна приходить в движение, какое мы желаем сообщить ей?
    Для этого нам нужен медиум, это положительно; но нет необходимости, чтобы медиум присутствовал или сознавал это, потому что мы можем действовать с помощью элементов, которые он доставляет нам без ведома своего и независимо от его присутствия, в особенности при явлениях осязаемости или переноса предметов. Наша эфирная оболочка, более невесомая и более тонкая, чем самые невесомые и тонкие газы ваши, соединяясь, смешиваясь с эфирной, но оживотворённой оболочкой медиума, свойство расширения и проницаемости которой, неуловимое для ваших грубых чувств и почти необъяснимое для вас, даёт нам возможность двигать мебель и даже разбивать её в комнатах, вовсе не обитаемых.
    Без сомнения, духи могут делаться видимыми и осязаемыми для животных, и часто страх, испытываемый ими, повидимому, без всякой причины, бывает следствием проявления одного или нескольких духов, не расположенных к особам присутствующим или к тем, кому принадлежат эти животные.
    Часто случается, что лошади не хотят итти ни вперёд, ни назад или останавливаются перед воображаемым препятствием. Будьте уверены, что это воображаемое препятствие есть дух или несколько духов, желающих помешать им итти вперёд. Вспомните ослицу Валаама, которая, видя ангела перед собой и боясь его огненного меча, не хотела двинуться с места. Прежде чем явиться видимым образом Валааму, ангел хотел сделаться видимым только одному животному. Повторяю снова, мы не медиумизируем непосредственно ни животных, ни бездейственную материю. Нам всегда нужно сознательное или бессознательное содействие медиума, потому что нам необходимо соединение тождественных токов, чего мы не находим ни у животных, ни в безжизненной материи.
    Г.Т. говорит, что он магнетизировал свою собаку. Чего же достиг он этим? Он убил её, потому что это несчастное животное умерло после некоторого рода агонии и изнеможения, бывшего следствием его магнетизирования. В самом деле, наводнив её током более высоким, чем тот, который свойствен её природе, он убил её, действуя на неё хотя и медленнее, но подобно тому, как действует молния. Следовательно, так как нет ничего общего между нашим периспритом и эфирною оболочкою животных, то, медиумизируя их, мы убивали бы их внезапно.
    Доказав это, я совершенно признаю, что у животных существуют различные способности, что некоторые чувства, некоторые страсти, тождественные с чувствами и страстями человеческими, могут развиваться у них; что они бывают чувствительны и благодарны, мстительны и ненавистливы, смотря по тому, хорошо ли или дурно обращаются с ними. Это потому, что Бог, все действия Которого совершенны, дал животным, товарищам или слугам человека, качества, необходимые для общественной жизни, качества, которых нет у животных диких, обитающих в пустыне. Но между этим и возможностью служить посредниками для передачи мыслей духов есть целая бездна: различие натур.
    Вы знаете, что мы почерпаем в мозгу медиума элементы, нужные для того, чтобы дать нашей мысли форму осязаемую, уловимую для вас. С помощью своих матерьялов медиум переводит нашу мысль на обыкновенный язык. Какие же элементы нашли бы мы в мозгу животного? Есть ли там слова, числа, буквы, какие-нибудь знаки, подобные тем, которые существуют у человека даже наименее развитого? Между тем, скажете вы, животные понимают мысль человека, они отгадывают её. Да, учёные животные понимают некоторые мысли, но видели ли вы когда-нибудь, чтобы они воспроизводили их? Нет. Заключите же из этого, что они не могут служить нам медиумами.
    Скажу кратко: медиумические явления не могут обнаруживаться без содействия медиумов, сознательных или бессознательных, и только между воплощёнными духами такими же, как и мы, можем мы встречать существ, способных служить нам медиумами. Что же касается до собак, птиц и других животных, приученных исполнять различные упражнения, то это ваше дело, а не наше.

Эраст"

Note. В журнале "Revue Spirite" за сентябрь 1861 года изложены в деталях средства, употребляемые дрессировщиками учёных птиц для того, чтобы заставить их вынимать из колоды желаемую карту.