Об одержании

 

Глава Двадцать Третья



ОБ ОДЕРЖАНИИ



Одержание простое - Омрачение - Порабощение - Причины одержания - Средства преодолевать его


§237. В числе камней преткновения, представляемых практикой Спиритизма, надо поставить на первом плане одержание, т.е. власть, которую иные духи умеют обрести над некоторыми особами. Это могут быть только низшие духи, старающиеся господствовать. Добрые духи никогда не заставляют терпеть насилие. Они советуют, противодействуют влиянию злых и, если их не слушают, они удаляются. Злые же, напротив, привязываются к тем, кто им поддаётся. Если же удастся взять власть над человеком, они соединяются с его собственным духом и управляют им, как совершенным ребёнком.1
    Одержание представляет различные видоизменения, которые необходимо различать и которые зависят от степени насилия и от рода явлений, производимых духом. Слово "одержание" есть термин, так сказать, общий, под которым разумеют все феномены этого рода, главные видоизменения которых: простое одержание, омрачение и порабощение.
§238. Одержание простое бывает тогда, когда злой дух привязывается к медиуму, вмешивается вопреки его воле в получаемые им сообщения, мешает ему сообщаться с другими духами и замещает тех, которых вызывают.
    Нельзя назвать одержимыми тех, которые иногда только бывают обмануты низшим духом. Лучшие медиумы подвергаются этому, в особенности вначале, когда не имеют ещё необходимой опытности, подобно тому как между нами самые честные люди могут быть обмануты мошенниками. Следовательно, можно быть обманутым, не будучи одержимым. Одержание состоит в настойчивости духа, от которого не могут освободиться.
    В одержании простом медиум знает очень хорошо, что он имеет дело с духом-обманщиком, и сам дух не скрывается от него. Он нимало не маскирует своих дурных намерений и своего желания делать неприятности. Медиум без труда узнаёт плутовство, и так как он остерегается, то редко бывает обманут. Итак, этот род одержания только неприятен и имеет то неудобство, что препятствует иметь сообщения с Духами Высшими или с теми, кого любят.
    В эту категорию можно поместить случаи одержания физического, т.е. состоящего в шумных и упорных проявлениях некоторых духов, производящих самопроизвольно стук и всякий шум.2 Мы советуем обратиться для рассмотрения этого феномена к главе о явлениях физических самопроизвольных. (§82 и далее).
§239. Омрачение имеет последствия более важные. Это иллюзия, произведённая прямым действием духа на мысль медиума, которая парализует некоторым образом его суждения относительно сообщений. Медиум омрачённый не видит, что его обманывают; дух обладает искусством внушить ему слепое доверие к себе, которое препятствует медиуму видеть хитрость и понимать нелепость всего, что он пишет, даже тогда, когда другим эта нелепость бросается в глаза. Ослепление это может дойти до того, что заставит его видеть нечто возвышенное в языке самом смешном. Весьма ошибаются те, которые думают, что этому роду одержания могут подвергаться только люди простые, необразованные и лишённые здравого суждения. Люди самые умные, самые образованные и рассудительные в других отношениях не защищены от омрачения, что может служить доказательством того, что это заблуждение есть действие посторонней причины, влияние которой они испытывают.
    Мы сказали, что последствия омрачения гораздо важнее. Действительно, посредством этой иллюзии дух ведёт того, кого он успел подчинить себе, как слепого, и может заставить его принять учение самое странное, теории самые ложные за единственное выражение истины; ещё более он может возбудить его к поступкам смешным, предосудительным и даже опасным.
    Легко понять всё различие, существующее между простым одержанием и омрачением. Понятно также, что духи, производящие эти явления, должны быть различных характеров. В первом случае привязывающийся к вам дух есть создание несносное только своей настойчивостью, от которого желают скорее избавиться. Во втором же случае это совсем другое.
    Чтобы дойти до таких результатов, дух должен быть существом ловким, хитрым и чрезвычайно лицемерным, потому что он может заставить верить подлогу не иначе, как приняв на себя личину мнимых добродетелей. Великие слова, сострадание, смирение и любовь к Богу служат ему вспомогательным средством. Но сквозь всё это неминуемо просвечивают некоторые признаки его низкой степени развития, и нужно быть омрачённым, чтобы этого не заметить. Поэтому-то он опасается людей, которые слишком ясно видят, и его тактика заключается почти всегда в том, чтобы внушать своему медиуму удаление от всякого, кто мог бы открыть ему глаза. При этих условиях, избегая противоречий, он уверен, что будет всегда прав.
§240. Порабощение есть стеснение, которое совершенно уничтожает волю того, кто ему подвергся, и заставляет его действовать независимо от своего желания. Одним словом, он находится под совершенным игом.
    Порабощение может быть нравственное и телесное. В первом случае порабощённый бывает побуждаем к решениям часто нелепым и предосудительным, которые вследствие некоторого рода иллюзии он считает благоразумными. Это нечто вроде омрачения.
    Во втором случае дух действует на органы матерьяльные и производит невольные движения. Такое порабощение обнаруживается у медиума пишущего в силу непреодолимого желания писать даже в самые неблагоприятные минуты. Мы видели таких, которые за неимением пера или карандаша делали вид, что пишут пальцем повсюду, где только они находились, даже на дверях и на стенах, будучи на улице.
    Порабощение телесное простирается иногда ещё далее. Оно может побудить к действиям самым смешным. Мы знали одного человека, немолодого и некрасивого, который под влиянием одержания этого рода был принуждён непреодолимой силой стать на колени перед одной девушкой, на которую он не имел никаких видов, и просить её руки. Иногда он чувствовал сильное давление в спину и под коленами, которое принуждало его, несмотря на его сопротивление, становиться на колени и целовать землю в публичных местах, на виду целой толпы. Этот человек считался между своими знакомыми сумасшедшим. Но мы совершенно убедились в противном, потому что он вполне сознавал смешную сторону того, что делал против своей воли, и страдал от этого ужасно.
§241. В прежнее время называли беснованием власть, которую обнаруживали злые духи, когда влияние их доходило до помрачения умственных способностей. Беснование для нас будет синонимом порабощения. Если мы не принимаем этого термина, то по двум причинам: во-первых, потому, что этот термин указывает на верование в существа, сотворённые для зла и вечно преданные злу, тогда как есть только существа, более или менее несовершенные, которые все могут улучшиться. Во-вторых, потому, что он заключает в себе идею о власти постороннего духа над телом человека, вроде какого-то сожития, между тем как это одно только насилие. Слово порабощение выражает вполне эту мысль.
    Итак, у нас нет бесноватых3 в обыкновенном смысле этого слова, а есть только одержимые, омрачённые и порабощённые.
§242. Одержание, как мы сказали, есть один из камней преткновения медиумизма и чаще всех встречается. Нужно всеми силами стараться преодолеть его, потому что, кроме личного неудобства, которое может быть следствием его, оно служит совершенным препятствием к получению сообщений хороших и истинных. Так как одержание, в какой бы степени оно ни было, всегда есть действие насилия, а насилие никогда не может происходить от доброго духа, то из этого выходит, что все сообщения, полученные через одержимого медиума, имеют подозрительный источник и не заслуживают никакого доверия. Если по временам встречается в них что-нибудь хорошее, то его можно принять, но всё остальное, хоть сколько-нибудь сомнительное, следует отбрасывать.
§243. Признаками одержания служат:

  1. Настойчивость духа сообщаться волей или неволей, посредством писания, слуха, типтологии и прочего и употребление им усилий на то, чтобы другие духи не могли сообщаться.
  2. Иллюзия, которая, несмотря на ум медиума, мешает ему узнавать ложное и смешное в сообщениях, получаемых им.
  3. Уверенность в непогрешимости и непременном тождестве духов, которые сообщаются и которые под почтенными и уважаемыми именами говорят вещи ложные и нелепые.
  4. Доверие медиума к похвалам духов, сообщающихся с ним.
  5. Расположение удаляться от тех, которые могут дать полезные советы.
  6. Принятие в дурную сторону критики относительно получаемых им сообщений.
  7. Беспрерывная и непреодолимая потребность писать.
  8. Физическое принуждение, господствующее над волею медиума и заставляющее его действовать или говорить независимо от его желания.
  9. Упорный шум и опрокидывание мебели, чему медиум бывает причиной или предметом.

§244. Имея в виду опасность одержания, спрашивают, хорошо ли быть медиумом. Не эта ли способность производит одержание? Одним словом, не доказательство ли это спиритических сообщений? Наш ответ прост, и мы просим обдумать его хорошенько.
    Не медиумы, не спириты создали духов, а духи сделали так, что есть спириты и медиумы. Так как духи не что иное, как души человеческие, то, следовательно, духи существуют с тех пор, как существуют люди; и поэтому они во все времена оказывали на человечество своё спасительное или вредное влияние.
    Способность медиумическая служит для духов средством проявлений. За неимением же этой способности духи употребляют множество других способов, более или менее тайных. Итак, было бы заблуждением думать, что духи оказывают своё влияние не иначе как только через письменные или словесные сообщения. Это влияние оказывается ежеминутно, и те, которые не занимаются духами и даже не верят в них, подвержены ему так же, как и другие, и даже больше других, потому что они не имеют противодействия.4
    Медиумизм есть средство для духа обнаруживать себя. Если это злой дух, он всегда выскажется, как бы ни был он лицемерен. Следовательно, можно сказать, что медиумизм позволяет видеть своего врага, стать с ним лицом к лицу и побеждать его собственным его оружием. Без этой способности дух действует в темноте и, пользуясь своею невидимостью, может делать много вреда. К скольким несчастным поступкам бывают побуждаемы некоторые, тогда как они могли бы легко избегнуть этого, имей они средство открыть истину! Неверующие, вовсе не подозревая того, говорят справедливо, выражаясь о человеке, упорно совращающемся с истинного пути: "злой гений ведёт его к погибели".
    Таким образом, изучение Спиритизма, вместо того чтобы давать власть злым духам, должно рано или поздно, когда распространится больше, иметь результатом уничтожение этой власти, доставляя каждому средство быть осторожным относительно их внушений, и тот, кто поддастся их влиянию, будет сам повинен в этом.
    Правило общее: кто получает дурные спиритические сообщения, письменные или словесные, тот находится под дурным влиянием. Это влияние действует на него, будет ли он писать или нет, то есть будет ли он медиумом или не будет, верит ли в духов или не верит. Писание даёт возможность увериться в свойствах духов, действующих на него, и одолевать их, если они злы, чего можно достигнуть с большим успехом ещё, когда узнаешь причину, заставляющую их действовать. Если он так ослеплён, что сам не может понимать, тогда другие могут открыть ему глаза.
    Одним словом, опасность заключается не в самом Спиритизме, потому что он, напротив, может служить поверкою и предохранять от той опасности, которой мы подвергаемся беспрестанно, не зная сами того. Опасность эта заключается в горделивой наклонности некоторых медиумов слишком легкомысленно считать себя исключительными орудиями Высших Духов и в некоторого рода омрачении, которое не дозволяет им понимать всех глупостей, какие через них передаются. Даже те, кто сами не медиумы, могут подвергаться той же опасности.
    Представим сравнение. Человек имеет тайного врага, которого он не знает и который распускает о нём разные клеветы и всё, что только может изобрести самая гнусная ненависть. Он видит, что состояние его расстраивается, друзья удаляются, семейное счастье колеблется. Не имея возможности открыть руку, наносящую ему эти удары, он не может защищаться и падает. Но вот этот тайный враг пишет к нему и, несмотря на свою хитрость, высказывается. Тогда враг открыт, потерпевший может уличить его и улучшить своё положение. Такова роль злых духов. Спиритизм даёт нам возможность их узнавать и изобличать.
§245. Причины одержания изменяются сообразно с характером духа. Иногда это бывает мщение особе, на которую он мог жаловаться во время своей жизни или в другом существовании. Часто он не имеет другой причины, кроме желания сделать зло. Так как он страдает, то желает и других заставить страдать. Он находит некоторого рода наслаждение мучить их, делать им неприятности. Поэтому нетерпение, которое обнаруживает медиум, утомлённый его неотвязчивостью, побуждает его к новым усилиям, потому что это цель его, между тем как терпением его можно утомить. Раздражаясь, выказывая досаду, человек делает именно то, чего дух хочет. Эти духи действуют иногда из зависти и ненависти к добру. Вот почему они нередко простирают свои злонамеренные виды на самых честных людей.
    Один из них пристал, как банный лист, к почтенному семейству знакомому нам, которого, впрочем, ему не удалось обмануть. На вопрос, почему он привязался к почтенным людям, а не к людям дурным, таким же, как он сам, он отвечал: "Эти последние не возбуждают во мне зависти."
    Другие бывают до такой степени низки, что руководятся чувством трусости, заставляющей их пользоваться моральной слабостью особ, которые неспособны противиться им. Один из них, поработивший молодого человека весьма ограниченного ума, на вопрос о причине такого выбора отвечал нам: "Я чувствую сильную потребность мучить кого-нибудь. Умный человек оттолкнул бы меня. Вот я и привязался к дураку, который не противопоставляет мне никаких добродетелей."
§246. Есть духи, привязывающиеся без всякой злобы, имеющие в себе нечто доброе, но занятые своею мнимой учёностью. Они имеют свои цели, свои системы относительно наук, политической экономии, морали, религии, философии. Они хотят, чтобы мнения их были господствующими, и с этой целью ищут медиумов легковерных, которые приняли бы их с закрытыми глазами и которых они омрачают, чтобы помешать им отличать истину от лжи. Это самые опасные духи, потому что они не останавливаются перед софизмами и могут распространять утопии самые смешные. Так как им известно влияние великих имён, то они не стесняются украшать себя именами, пред которыми все преклоняются. Они не останавливаются даже перед святотатством, называют себя Иисусом, Девой Марией или именами уважаемого святого. Они стараются ослепить напыщенным языком, скорее высокопарным, чем глубокомысленным, наполненным техническими терминами и украшенным громкими словами милосердия и морали. Они остерегаются подавать дурные советы, потому что знают хорошо, что это обличило бы их. Вследствие этого те, которых они обманывают, ревностно защищают их, говоря: "Вы видите очень хорошо, что они не говорят ничего дурного."
    Но мораль есть для них не что иное, как паспорт. Они меньше всего заботятся о ней. Прежде всего они хотят господствовать и передавать свои идеи, как бы неблагоразумны те ни были.
§247. Духи-систематики вообще имеют страсть писать. Поэтому они ищут медиумов, которые пишут легко и которых они стараются, с помощью омрачения, сделать орудиями послушными и в особенности восторженными. Они почти всегда бывают многословны, плодовиты и недостаток качества вознаграждают количеством. Они находят удовольствие диктовать своим медиумам объёмистые сочинения, запутанные и часто малопонятные, которые, к счастью, никаким образом не могут быть прочитаны многими. Духи, истинно возвышенные, бывают воздержанны в словах. Они говорят много в самых кратких выражениях. Поэтому чрезмерная плодовитость тоже всегда бывает подозрительна.
    Нужно быть очень осторожным относительно печатания подобных сообщений. Утопии и эксцентричности, которыми они часто бывают наполнены и которые противны здравому рассудку, производят весьма плохое впечатление на особ, мало знакомых с нашим Учением, давая им ложное понятие о Спиритизме, не говоря уже о том, что они делаются орудием, с помощью которого враги Спиритизма стараются обратить его в смешную сторону. Между этими сообщениями есть такие, которые, не имея в себе ничего дурного, могут быть рассматриваемы как неосторожные, неблаговременные или неуместные.
§248. Случается довольно часто, что медиум может сообщаться с одним духом, который привязывается к нему и отвечает за тех, которых призывают через посредство этого медиума. Это не всегда бывает одержание, потому что может зависеть от недостатка гибкости в медиуме и от особенного сродства его с известным духом. Одержание собственно бывает тогда только, когда дух навязывается сам и удаляет других по своей воле, что никогда не может быть делом доброго духа. Вообще дух, овладевающий медиумом с целью господствовать над ним, не терпит критического разбора своих сообщений. Когда он видит, что их не принимают или оспаривают, то не удаляется, но внушает медиуму мысль уединиться и часто даже приказывает ему это. Всякий медиум, оскорбляющийся критикой сообщений, получаемых им, есть эхо одержащего его духа, а дух этот не может быть добр, как скоро он внушает ему непоследовательную мысль избегать критики. Уединение медиума всегда бывает вредно для него, потому что он тогда не имеет никаких средств для проверки получаемых сообщений. Он не только нуждается в мнении посторонних лиц, но ему нужно ещё изучение всевозможных сообщений, чтобы сравнивать их. Ограничиваясь теми, которые он получает сам, как бы они ни казались ему хороши, он всегда подвергается опасности обмануться относительно их достоинства, не говоря о том, что он не может всё знать и что они почти всегда вращаются около одного и того же предмета. (§192, медиумы исключительные).
§249. Средства к уничтожению одержания изменяются смотря по тому, какой характер оно принимает. Существенной опасности нет ни для одного медиума, вполне убеждённого, что он имеет дело с духом-обманщиком, как это обыкновенно бывает в одержании простом. Это неприятно только для него. Но потому именно, что это ему неприятно, дух и не отстаёт от него и старается беспокоить его. В этом случае необходимо сделать две вещи: во-первых, доказать духу, что его понимают и что ему невозможно нас обмануть; во-вторых, истощить его терпение, показывая ему, что мы терпеливее его. Если он совершенно убедится, что напрасно теряет время, то он кончит тем, что удалится, как делают обыкновенно несносные люди, которых не слушают.
    Но этого не всегда бывает достаточно, и одержание может продолжиться очень долго, потому что между духами этого рода есть весьма упорные, для которых месяцы и годы ничего не значат. Медиум должен, между прочим, искренно обращаться к своему ангелу-хранителю и к добрым духам, которые ему симпатизируют, и просить их помочь ему. По отношению к одержащему духу, как бы он ни был дурён, следует держать себя строго, но благосклонно и победить его добрыми поступками, молясь за него. Если он действительно очень развратен, то будет сначала смеяться над этим. Но постоянно действуя на него моралью, можно достигнуть наконец того, что он смягчится. Это значит принять на себя обязанность обратить его на путь истинный, обязанность часто трудную и даже неприятную, неблагодарную, но в самом затруднении её и состоит заслуга, и если эта обязанность хорошо исполнена, то она доставляет высокое удовольствие, заключающееся в сознании добросовестно исполненного долга милосердия и часто того, что погибавшая душа возвращена на путь добра.
    Равно необходимо прекращать всякое письменное сообщение, как скоро замечают, что оно происходит от злого духа, не принимающего никаких увещаний, для того чтобы не доставить ему удовольствия видеть, что его слушают.
    В иных случаях полезно бывает совершенно перестать на некоторое время писать. Во всём этом нужно сообразоваться с обстоятельствами. Но если медиум пишущий может избегнуть этих сообщений, прекратив писание, то этого не может сделать медиум слышащий. Одержащий дух своими грубыми и непристойными выходками иногда преследует его ежеминутно, и он не имеет даже возможности закрыть уши. Надо признаться, впрочем, что некоторые особы забавляются неприличными выражениями подобных духов, и вместо того, чтобы стараться заставить их молчать и наставлять их, оне их поощряют и возбуждают, смеясь над их глупостями. Наши советы могут касаться тех, которым они нужны.
§250. Итак, каждому медиуму, не дающемуся в обман, угрожает только неприятность, а не опасность, потому что он не может быть обманут. Но совсем другое бывает при омрачении. Тогда власть духа над тем, которого он успел омрачить, не имеет границ. Остаётся делать одно - это стараться убедить его, что его обманывают, и омрачение его обратить в простое одержание. Но это не всегда легко сделать, а иногда даже вовсе невозможно. Влияние духа может быть так сильно, что делает омрачённого совершенно глухим ко всевозможным убеждениям, и это ослепление может дойти до того, что когда дух делает какую-нибудь важную ошибку против науки, то медиум начинает сомневаться, не наука ли ошибается.
    Как мы сказали, он вообще весьма дурно принимает советы. Критика раздражает его, оскорбляет и заставляет иметь предубеждения против тех, которые не разделяют его восторга. Подозревать его духа есть в глазах его почти святотатство, а этого-то духу и нужно, потому что он желает, чтобы пред его словом преклоняли колена.
    Один из наших знакомых был необыкновенно омрачён злым духом. Мы вызвали этого духа, и он после различного хвастовства, видя, что не может обмануть нас насчёт своего тождества, сознался, наконец, что он не тот, чьё имя принял на себя. Когда его спросили, для чего он преследует этого человека, он отвечал следующее, что верно обрисовывает характер этого рода духов:
    - "Я искал человека, над которым бы мог властвовать. Я нашёл его и потому не оставляю."
    - Но если ему откроют глаза, он тебя прогонит.
    - "Это мы ещё посмотрим!"
    Так как нет слепых хуже тех, которые не желают видеть, то когда убедятся в бесполезности всех попыток открыть глаза омрачённому, самое лучшее - оставить его с его иллюзиями. Нельзя вылечить больного, который старается поддержать свою болезнь и находит в ней удовольствие.
§251. Порабощение телесное часто отнимает у одержимого всю силу воли, необходимую для того, чтобы одолеть злого духа, и потому нужно бывает посредничество третьего лица, действующего или с помощью магнетизма или силой собственной воли. Из-за невозможности иметь содействие со стороны одержимого это лицо должно взять власть над духом. Но так как преимущество это может быть только нравственное, то оно доступно лишь тому, кто стоит в нравственном отношении выше одержащего духа, и власть его будет тем сильнее, чем выше его нравственность, потому что тогда он повелевает духу, который принуждён бывает склоняться перед ним. Вот почему Иисус имел такое могущество изгонять так называемых тогда "демонов", т.е. одержащих злых духов.
    Мы можем дать здесь только общие советы, потому что нет никакого матерьяльного способа, никакой формулы, никаких священных слов, которые имели бы силу прогонять одержащих духов. Часто у одержимого недостаёт необходимой силы тока. В таком случае магнетическое действие хорошего магнетизёра может быть большой помощью. Впрочем, всегда полезно бывает просить через верного медиума советов у Высших Духов или у своего ангела-хранителя.
§252. Нравственные несовершенства одержимого часто бывают препятствием к его освобождению. Вот замечательный пример, который может служить назиданием для каждого.
    Несколько сестёр в продолжение многих лет были жертвами весьма неприятных проделок. Их платья были беспрестанно разбрасываемы по всем углам дома и даже на крыше, изрезанные и изорванные, как бы тщательно их ни запирали. Эти дамы, жившие в маленьком провинциальном городке, никогда не слыхали о Спиритизме. Сначала оне, естественно, думали, что это проделки какого-нибудь шалуна, но упорство явлений и принимаемые самими дамами предосторожности разуверили их в этом предположении. По прошествии долгого времени, следуя совету некоторых особ, оне сочли нужным обратиться к нам, чтобы узнать причину этих беспорядков и средство избавиться от них, если это возможно. Причина была несомненна, но средство довольно затруднительно. Дух, проявившийся таким образом, был, очевидно, злонамеренный. При вызове он оказался весьма злым и не доступным никакому доброму чувству. Однако молитва, повидимому, имела полезное влияние. Но после некоторого времени отдыха беспорядки снова начались.
    Вот совет, который дал по этому поводу один Высший Дух:
    "Самое лучшее, что могут сделать эти дамы, это просить своих духов-покровителей не оставлять их. И я не могу сказать им ничего лучшего, как посоветовать обратиться к своей совести и разобрать, всегда ли оне исполняли закон любви и милосердия к ближним. Я не говорю о милосердии к бедным, но о милосердии языка. К несчастью, оне не умеют обуздывать язык свой и не оправдывают своими поступками желание своё избавиться от того, кто их мучит. Оне слишком любят осуждать ближнего, и дух, одержащий их, отплачивает им, потому что он часто подвергался их осуждениям при жизни.
    Впрочем, если оне улучшатся, то ангелы-хранители их снова приблизятся к ним и одного их присутствия будет достаточно, чтобы прогнать злого духа, который привязался особенно к одной из них, потому что ангел-хранитель её должен был удалиться, видя её предосудительные поступки и дурные мысли. Им нужно молиться о тех, которые страдают, в особенности упражняться в добродетелях, предписываемых Богом всякому сообразно с его положением."
    На замечание наше, что слова эти кажутся нам немного строгими и что, может быть, нужно смягчить их для передачи, дух прибавил:
    "Я должен был сказать то, что сказал, и так, как я сказал, потому что эти особы имеют привычку думать, что оне не делают ничего дурного языком своим, между тем как оне делают им очень много зла. Вот почему нужно поразить их ум так, чтобы это было для них серьёзным предостережением."
    Отсюда вытекает весьма важное правило, что нравственные несовершенства дают доступ одержащим духам и что вернейшее средство избавиться от них состоит в том, чтобы привлечь к себе добрых духов посредством добродетельной жизни. Добрые духи имеют, без сомнения, больше могущества, чем злые, и одной воли их достаточно для того, чтобы удалить последних. Но они помогают только тем, которые содействуют им своим старанием улучшиться. В противном случае они удаляются и оставляют свободное поле злым духам, которые делаются также в некоторых случаях орудием наказания, потому что добрые духи с этой целью и позволяют им действовать.
§253. Впрочем, нужно остерегаться приписывать непосредственному действию духов все неприятности, какие могут случиться. Эти неприятности часто бывают следствием беспечности или непредусмотрительности.
    Один земледелец написал к нам однажды, что в течение двенадцати лет у него постоянно случаются несчастья с его скотом. То коровы его пропадают или не дают молока, то падают лошади, овцы или свиньи. Он служил молебны, заказывал обедни, делал заклинания, и ничто не помогало от этого зла. Тогда, на основании деревенских предрассудков, он решил, что его скот был околдован. Думая, вероятно, что мы одарены большим могуществом относительно заклинаний, чем священник его деревни, он обратился к нам за советом. Вот ответ, который мы получили:
    "Смертность или болезнь скота, принадлежащего этому человеку, происходит от того, что конюшни его заражены и что он не велит их переделать, не желая тратить денег."
§254. Мы окончим главу эту ответами духов на некоторые вопросы, служащие дополнением тому, что мы уже сказали.

  1. Почему некоторые медиумы не могут избавиться от привязанности к ним злых духов и почему добрые духи, которых они призывают на помощь, недостаточно сильны, чтобы удалить злых и сообщаться самим?
        - "Не у добрых духов недостаёт силы, а сам медиум часто не так силён, чтобы им содействовать. Его натура легче поддаётся известным отношениям. Ток его соединяется скорее с одним духом, чем с другим. Это-то и даёт такую сильную власть тем, которые желают употребить это во зло."
  2. Между тем есть, кажется, особы очень достойные, безукоризненной нравственности, которым, несмотря на это, низшие духи препятствуют сообщаться с добрыми?
        - "Это испытание. Но, впрочем, кто сказал вам, что сердце их не запятнано злом? что гордыня не скрывается под наружным видом доброты? Эти испытания, показывая одержимому слабость его, должны обратить его к смирению.
        Есть ли на Земле человек, который мог бы назваться совершенным? И тот, кто имеет все наружные признаки добродетели, может иметь ещё много скрытых недостатков, старую закваску несовершенства. Так, например, вы говорите о том, кто не делает никакого зла, кто честен в своих общественных отношениях, что это отличный и достойный человек. Но знаете ли вы, что все эти добрые качества не омрачены гордыней? Что в основании их не скрывается эгоизм? Что он не скуп, не завистлив, не клеветник и не имеет в себе других недостатков, не замеченных вами потому только, что вы не были поставлены с ним в необходимые для этого отношения? Самое верное средство одолевать влияние злых духов состоит в том, чтобы приблизиться, насколько возможно, к природе добрых."
  3. Одержание, препятствующее хорошим сообщениям, которые медиум желал бы получить, всегда ли служит признаком его недостоинства?
        - "Я не сказал, чтобы это был признак недостоинства, но препятствие, мешающее некоторым сообщениям. Он должен стараться уничтожить это препятствие, без чего все его просьбы, все мольбы останутся безуспешными. Недостаточно того, чтобы больной сказал своему доктору: дайте мне здоровье, я хочу быть здоровым. Доктор ничего не может сделать, если сам больной не будет исполнять того, что следует."
  4. В таком случае лишение сообщения с известными духами можно считать некоторого рода наказанием?
        - "В некоторых случаях это может быть действительно наказанием, так как возможность сообщения с ними есть награда, которую вы должны стараться заслужить." (См. Потеря и временное прекращение медиумизма, §220).
  5. Нельзя ли также преодолеть влияние злых духов, поучая их нравственно?
        - "Да, этого не делают, но этим-то и не стоит пренебрегать. Часто это - обязанность, возлагаемая на вас, которую вы должны выполнить с милосердием и религиозностью. Посредством мудрых советов можно возбудить в духах раскаяние и ускорить их усовершенствование."
    - Каким образом человек может иметь в этом отношении более влияния, чем сами духи?
        - "Развращённые духи сближаются с людьми, которых они желают мучить, охотнее, чем с духами, от которых они стараются удалиться насколько возможно. Во время этого сближения с людьми, когда они встречают таких, которые их поучают, они сначала не слушают их и насмехаются над ними. Потом, если те умеют взяться за дело, они кончают тем, что смягчаются. Высшие Духи не иначе могут говорить им, как во имя Бога, и это их пугает. Человек, разумеется, не имеет большей власти, чем Высшие Духи, но язык его более соответствует их натуре, и, видя влияние, которое он может иметь на низших духов, он лучше поймёт взаимные обязательства, существующие между небом и землёй.
        Впрочем, влияние, которое человек может иметь на духов, бывает сообразно со степенью его нравственного совершенства. Он не может подчинить себе Высших Духов, ни даже тех, которые, не будучи высшими, добры и благосклонны, но может подчинить духов, стоящих ниже его в нравственном отношении." (См. §279).
  6. Порабощение телесное, дошедшее до известной степени, может ли иметь последствием помешательство ума?
        - "Да, некоторого рода помешательство, причина которого неизвестна свету, но которое не имеет никакого отношения к обыкновенному помешательству. Между теми, которых считают сумасшедшими, есть много порабощённых. Им нужно нравственное лечение, так как, врачуя телесно, их делают действительно сумасшедшими. Когда доктора хорошо ознакомятся со Спиритизмом, тогда они будут уметь делать это различие и вылечат больных больше, чем с помощью своих душей."5 (См. §221).
  7. Что должно думать о тех, которые, видя какую-нибудь опасность в Спиритизме, полагают, что лучшее средство предупредить эту опасность заключается в запрещении спиритических сообщений?
        - "Если они могут запретить некоторым особам сообщаться с духами, то не могут воспрепятствовать невольным проявлениям, обнаруживающимся в присутствии этих особ, потому что они не властны ни уничтожить духов, ни помешать их тайному влиянию. Это похоже на детей, которые, закрывая себе глаза, воображают, что их не видят. Было бы безумием желать воспретить то, что обещает принести большую пользу, потому только, что неосторожные люди могут употребить его во зло. Напротив, лучшее средство предупредить эти неудобства состоит в том, чтобы заставить основательно изучить предмет."

1 Во всяком спиритическом кружке много порабощённых. Это надо иметь в виду распорядителям кружков. Порабощение в тяжёлой форме весьма печальное явление. (Асгарта)
2 Речь идёт о полтергейсте. (Й.Р.)
3 Это опровергнуто самим Кардеком (см. "Revue Spirite", 1863, decembre). (Асгарта)
4 Как говорили древние, "praemonitus, praemunitus", т.е. кто предупреждён, тот вооружён, и, соответственно, в данном случае наоборот: кто не подозревает и не догадывается, тот безоружен и беззащитен. (Й.Р.)
5 Речь идёт о так называемом "душе Шарко" и прочая. (Й.Р.)