Спиритические собрания и общества

 

Глава Двадцать Девятая



СПИРИТИЧЕСКИЕ СОБРАНИЯ И ОБЩЕСТВА


О собраниях вообще - Об обществах собственно - Предметы изучения - Соперничество между обществами


О собраниях вообще


§324. Спиритические собрания могут представлять большие выгоды тем, что они дают возможность просвещаться обоюдным обменом мыслей, вопросами и замечаниями, которые каждый может делать и которыми все пользуются. Но чтобы извлечь из них всю желаемую пользу, они требуют особенных условий, которые мы сейчас рассмотрим. Так как всякое собрание есть собирательное целое, то всё, что касается собраний, есть естественное следствие предыдущих наставлений. Они должны принимать такие же предосторожности и предохранять себя от тех же камней преткновения, как и частные лица. Вот почему мы поместили эту главу в конце книги.
    Спиритические собрания могут иметь совершенно различные характеры, смотря по предложенной ими цели, а потому и условия их, сообразно с этим, должны быть различны. Они могут быть легкомысленные, опытные или поучительные.
§325. Собрания легкомысленные состоят из людей, которые видят в явлениях одну лишь забавную сторону, которых занимают шутки духов легкомысленных, больших любителей подобных собраний, где они свободно могут выказать себя и потому не упускают этого случая. Там-то предлагаются вопросы о различных пустых вещах, заставляют духов предсказывать будущее, испытывают их прозорливость, заставляя угадывать возраст или что лежит в кармане, раскрывать пустые секреты и тысячи других вещей такой же важности.
    Эти опыты не имеют последствий, но так как духи легкомысленные иногда бывают очень умны и вообще нрава лёгкого и весёлого, то часто производят весьма любопытные вещи, которыми наблюдатель может воспользоваться. Но кто не видал ничего более и будет судить о мире духов по этому образцу, тот составит себе идею столь же ложную, как судящий об обществе большого города по обществу некоторых его кварталов. Простой здравый смысл говорит, что духи возвышенные не могут являться в эти собрания, в которых зрители столь же мало серьёзны, как и действующие лица. Если желают заниматься пустыми вещами, то надо призывать прямо духов легкомысленных, как призывают фокусников, чтобы забавлять общество. Было бы святотатством вызывать туда уважаемых лиц и мешать священное со светским.
§326. Собрания опытные имеют главным предметом произведение явлений. Для многих это зрелище более любопытное, чем поучительное. Неверующие выходят оттуда скорее удивлёнными, чем убеждёнными, если не видели ничего другого, и все их мысли обращены на то, чтобы открыть секрет этих явлений, потому что, не отдавая себе ни в чём отчёта, они легко предполагают во всём этом обман. Совсем другое относительно тех, которые изучили предмет. Они заранее понимают возможность, и явления положительные определяют или окончательно утверждают их убеждение. Если бы тут был обман, они в состоянии были бы открыть его.
    Невзирая на это, такого рода опыты имеют свою пользу, которую никто не будет опровергать, потому что они открыли законы, которыми управляется невидимый мир, и для многих они неоспоримо составляют могущественную причину убеждения. Но мы утверждаем, что одни они точно так же не могут посвятить в учение Спиритизма, как обозрение замысловатого механизма не может доставить знание механики, если не знают её законов. Во всяком случае, если бы они были ведены методически и благоразумно, то от них можно было бы ожидать гораздо большего результата. Мы сейчас возвратимся к этому предмету.
§327. Собрания поучительные имеют совсем другой характер, и так как в них можно почерпнуть истинное поучение, то мы остановимся далее на условиях, которые должны сопровождать их.
    Первое условие - быть серьёзным в строгом смысле этого слова. Надо быть вполне убеждённым, что духи, к которым желаем обратиться, имеют особенный характер. Высокое не может быть соединено с тривиальным, ни добро со злом. Если желают получить что-нибудь хорошее и полезное, надо обращаться к добрым духам. Но недостаточно только просить добрых духов, необходимо поставить себя в благоприятные условия, чтобы они соблаговолили явиться, потому что Духи Высшие не явятся в собрание людей легкомысленных, точно так же как не пришли бы они туда и во время своей земной жизни.
    Общество может быть серьёзным только при одном условии: заниматься единственно полезным, отбросив всё остальное. Если оно ищет феноменов необычайных лишь из любопытства или для препровождения времени, то духи, которые их производят, могут явиться, но зато другие удалятся. Одним словом, какого бы характера ни было собрание, оно всегда найдёт духов, готовых содействовать его намерениям.
    Итак, серьёзное собрание уклонилось бы от своей цели, если бы оставило поучительное для занимательного. Явления физические, как мы сказали, имеют свою пользу. Желающие их видеть могут итти в собрания, занимающиеся проведением опытов. Желающие понимать их пусть идут в собрания поучительные: и таким образом и те, и другие могут пополнять своё спиритическое образование, как при изучении медицины одни идут на лекции, другие в клинику.
§328. Спиритическое образование состоит не в одних только нравственных поучениях, преподаваемых духами, но требует также и изучения явлений. К последнему принадлежит теория всех феноменов, изыскание причин и, как следствие этого, определение того, что возможно и что невозможно, - одним словом, наблюдение всего того, что может подвинуть науку вперёд. Но было бы ошибочно думать, что факты ограничиваются одними лишь необыкновенными феноменами, что одни только те, которые поражают наши чувства, достойны внимания. Они встречаются на каждом шагу в сообщениях разумных, и люди, собравшиеся для изучения, не будут пренебрегать ими. Эти факты, которых невозможно исчислить, являются во множестве от случайных обстоятельств. Они хотя не столь заметны, но не менее того в высшей степени интересны для наблюдателя, который находит в них или подтверждение известного уже начала, или открытие начала нового, которое даст ему возможность проникнуть далее в тайны невидимого мира. Это та же философия.
§329. Собрания поучительные, между прочим, в высшей степени полезны для медиумов разумных явлений, для тех в особенности, которые имеют твёрдое желание усовершенствоваться и которые не входят туда с нелепой уверенностью в своей непогрешимости. Один из самых опасных камней преткновения в медиумизме, как мы сказали, есть одержание и омрачение. Медиумы могут заблуждаться совершенно чистосердечно в отношении достоинства получаемых ими сообщений, и понятно, что поле бывает открыто для духов-обманщиков, когда они имеют дело со слепым. Для этого они удаляют своих медиумов от всякого контроля, в случае нужды они даже заставляют их ненавидеть тех, кто бы мог образумить их. С помощью уединения и омрачения они легко могут заставить тех принять всё, что им угодно.
    Мы не перестанем повторять, что тут не только есть камень преткновения, но даже опасность. Да, мы говорим: большая опасность. Единственное средство избегнуть её - это подчиниться контролю людей беспристрастных и благосклонных, которые, обсудив сообщения хладнокровно и непредвзято, могут открыть глаза и заставить заметить то, чего без них сами бы не увидели.
    Каждый медиум, опасающийся этого суждения, стоит уже на пути к одержанию. Тот же, который воображает, что свет существует для него одного только, уже порабощён. Если он принимает в дурную сторону замечания, если отвергает их, раздражается ими, тогда не остаётся никакого сомнения относительно дурных свойств духа, который помогает ему.
    Мы сказали, что медиум может не иметь нужных сведений, чтобы понимать заблуждение. Он может позволить обмануть себя громкими словами и высокопарным языком, быть увлечён софизмами, и всё это от чистого сердца. Поэтому за неимением собственных познаний он должен со всею скромностью обращаться к другим, придерживаясь поговорки, что четыре глаза видят лучше, чем два, и что никто не может быть в собственном деле судьёю. С этой-то точки зрения собрания могут быть весьма полезны для медиума, если он будет достаточно благоразумен, чтобы слушать мнение других, потому что там могут находиться люди, которые видят яснее его, могут схватить оттенки часто незаметные, через которые дух изобличает свою низкую степень развития.
    Итак, каждый медиум, искренно желающий не быть обманутым, должен стараться войти в серьёзные собрания и приносить туда всё, что он получает, в частности принимать с признательностью критический разбор полученных им сообщений и даже просить об этом. Если он подвержен влиянию духов-обманщиков, то самое верное средство избавиться от них состоит в том, чтобы доказать им, что они не могут его обмануть. Впрочем, медиум, который раздражается критикой, поступает весьма необдуманно, потому что его самолюбие здесь нимало не затронуто. Он говорит не своё и, следовательно, не может отвечать за это точно так же, как если бы он читал стихи дурного поэта.
    Мы остановились на этом предмете потому, что если это камень преткновения для медиума, то также и для собраний, которые не должны легко вверяться всякому посреднику духов. Содействие медиума одержимого или омрачённого будет для них более вредно, чем полезно. Поэтому они не должны принимать его. Мы полагаем, что достаточно распространялись об этом предмете, чтоб уничтожить всякую возможность ошибиться относительно характера одержания, если сам медиум не может его заметить. Самый явный признак его есть, без сомнения, убеждение, что один прав против всех. Медиумы одержимые, не сознающиеся в этом, подобны больным, которые, обманываясь насчёт своего здоровья, умирают от того, что не прибегли к пособию целебных средств.
§330. Серьёзное собрание должно заботиться о том, чтобы удалять духов-обманщиков. Оно ошибётся, если будет считать себя предохранённым от них своею целью и качеством своих медиумов. Оно достигнет этого только тогда, когда само будет в благоприятных для того условиях.
    Чтобы понять вполне, что происходит в этом случае, мы просим обратиться к тому, что мы сказали выше в §231, о влиянии среды. Каждого члена собрания нужно представить себе как бы окружённым некоторым числом невидимых спутников, сходных с ним по характеру, вкусу и склонностям. Следовательно, каждый входящий в собрание вводит с собой духов, симпатизирующих ему. Смотря по их числу и их свойствам, эти спутники могут производить на собрание и сообщения влияние хорошее или дурное.
    Совершенное собрание было бы то, в котором все члены, одушевлённые одинаковой любовью к добру, вводили бы с собой одних лишь духов добрых. За недостатком совершенства лучше будет то, в котором добро будет преобладать над злом. Это так логично, что не требует дальнейших пояснений.
§331. Общество есть собирательное целое, свойства и качества которого суть сумма качеств и свойств его членов; оно будет иметь тем больше силы, чем однороднее будут его элементы. Если вполне поняли всё, что мы сказали (§282, вопр.5) о том, каким образом духи узнают о нашем вызове, то легко поймут, как важна совокупность мыслей присутствующих. Если наша мысль достигает духа так же, как нас достигают звуки голоса, то двадцать особ, соединённых одним намерением, непременно будут иметь больше силы, чем одна особа. Но дабы все эти мысли устремились к одной цели, надо, чтобы оне звучали в один тон, чтобы оне сливались, так сказать, в одну мысль, чего не может быть без сосредоточения их.
    С другой стороны, дух, являющийся в среду совершенно симпатичную ему, сам действует свободнее, находя только одних друзей. Он является туда охотнее и бывает расположен отвечать. Кто следил с некоторым вниманием за спиритическими разумными явлениями, тот может убедиться в этой истине.
    Если мысли разнородны, то происходит столкновение идей, неприятное для духа и, следовательно, вредное для явлений. То же самое происходит с человеком, который должен говорить в обществе. Если он чувствует, что все мысли ему симпатичны и благосклонны, то впечатление, производимое ими, действует на его собственные идеи и даёт им более энергии. Единодушие этого содействия производит на него какое-то магнетическое влияние, которое увеличивает его силы, тогда как равнодушие или неприязнь смущают и стесняют его.1 Так актёры бывают наэлектризованы рукоплесканиями. Духи же более впечатлительны, чем люди, и должны ещё больше подвергаться влиянию среды.
    Следовательно, всякое спиритическое собрание должно стремиться к возможно большей однородности. Понятно, что мы говорим о тех собраниях, которые желают достигнуть результатов серьёзных и истинно полезных. Если же хотят только получать сообщения, не заботясь о качестве тех, кто их даст, то очевидно, что все эти предосторожности излишни, но тогда не должно жаловаться на достоинство сообщений.
§332. Так как сосредоточение и общность мыслей составляют самое существенное условие всякого серьёзного собрания, то понятно, что слишком большое число присутствующих должно составлять самое важное препятствие к однородности. Для этого, без сомнения, нет определённого числа, и понятно, что сто особ достаточно сосредоточенных и внимательных будут находиться при лучших условиях, чем десять рассеянных и шумных. Но очевидно также, что чем число будет больше, тем труднее соединить все эти условия. Впрочем, доказано опытом, что небольшие согласные кружки всегда благоприятнее для хороших собраний, и это зависит от тех же причин, на которые мы сейчас указали.
§333. Есть ещё одно условие, которое не менее важно, - это правильность в назначении времени собраний. Во всех собраниях есть всегда духи, которых можно назвать обычными. Под этим названием мы разумеем не духов, находящихся везде и вмешивающихся во всё, но духов-покровителей или тех, к которым там чаще обращаются.
    Не должно думать, чтобы их единственным занятием было слушать нас. Они имеют свои обязанности и могут находиться в условиях неблагоприятных для вызова. Когда собрания бывают в определённые дни и часы, тогда и духи сообразно с этим располагают свои занятия, и редко случается, чтобы они не являлись. Есть даже такие, которые доводят точность свою до крайности. Они негодуют на малейшее замедление, и если они сами назначают минуту для беседы, то вы будете напрасно призывать их несколькими минутами раньше.
    Однако же прибавим, что хотя духи предпочитают точность, но Высшие Духи не так взыскательны. Требование строгой точности есть всегда признак низкой степени развития, как всё мелочное. Ради полезной цели они могут являться и являются даже охотно и не в назначенные часы. Но ничто не вредит так хорошим сообщениям, как вызывание духов когда вздумается и в особенности без серьёзного намерения. Так как они не обязаны подчиняться нашим капризам, то они могут не исполнить нашего желания, и тогда-то другие занимают их место и принимают их имена.


Об обществах организованных


§334. Всё, что мы сказали о собраниях вообще, относится, естественно, и к обществам, правильно устроенным. Однако последние должны бороться ещё с особенными затруднениями, происходящими от самой связи, соединяющей членов между собой. Так как несколько раз спрашивали мнение наше об их устройстве, то мы изложим его здесь в немногих словах.
    Спиритизм, едва рождающийся,2 слишком различно оценён ещё, слишком мало понят в своей сущности большей частью своих последователей, чтобы представлять твёрдую связь между членами того, что могло бы назваться обществом. Эта связь может существовать только между теми, которые видят в нём нравственную цель, понимают её и прилагают к себе. Между теми, которые видят в нём одни лишь явления более или менее любопытные, прочная связь невозможна. Малейшее различие в способе воззрения может разделить их. Совсем другое относительно первых, потому что на нравственный вопрос нельзя смотреть двояко, и потому нужно заметить, что, где бы они ни встретились, взаимная доверенность влечёт их друг к другу. Обоюдная благосклонность, царящая между ними, изгоняет стеснение и неловкость, порождаемые обидчивостью, гордыней, каковые оскорбляются малейшим противоречием, и наконец эгоизмом, который всё относит к себе. Общество, в котором нераздельно господствовали бы подобные чувства, в котором собирались бы с целью пользоваться наставлениями духов, а не в надежде видеть явления более или менее любопытные или для того, чтобы сделать господствующим своё мнение, такое общество, говорим мы, было бы не только прочно, но и неразрушимо.
    Затруднение соединить многие однородные начала в этом отношении заставляет нас сказать, что в видах пользы Учения и для блага самого дела спиритические собрания должны более хлопотать о том, чтобы размножаться небольшими группами, нежели стараться составлять большие общества. Эти группы, сносясь между собой, посещая друг друга, сообщая взаимно свои наблюдения, могут с настоящего времени составить основание большого спиритического семейства, которое соединит со временем все мнения и всех людей в одном чувстве братства, запечатлённого христианским милосердием.
§335. Мы видели, как важно единство чувств для получения хороших результатов. Этого единства тем труднее достигнуть, чем многочисленнее собрание. В небольших кружках лучше знают друг друга и потому могут быть более уверены в их составных элементах. Молчание и сосредоточение мыслей достигаются легче, и всё в них происходит, как в большой семье. Многочисленные собрания по разнообразию элементов, из которых они составлены, мешают единодушию.
    Они требуют особенных помещений, денежных средств и административной обстановки, бесполезных в небольших группах. Различие характеров, идей, мнений там выступает явственнее и представляет для духов, склонных к смутам, большую возможность посевать раздор.
    Чем многочисленнее собрание, тем труднее удовлетворить всех. Каждый желает, чтобы занятия производились сообразно с его мнением, чтобы преимущественно занимались теми предметами, которые более интересуют его. Некоторые думают, что звание члена даёт право вменять в обязанность каждому иметь одинаковый с ним взгляд на вещи. Из этого рождаются мелкие неудовольствия, причина неловкого положения, которое рано или поздно приведёт к разъединению, потом к совершенному распадению - участи всех обществ, какую бы цель они ни имели.
    Небольшие кружки не подвержены подобным неудобствам. Падение большого общества составляет явный вред для Спиритизма, и его враги не преминули бы им воспользоваться. Распадение же небольшой группы проходит незамеченным. Притом же если одна группа уничтожается, то двадцать других возникают на её месте. Двадцать групп от пятнадцати до двадцати человек получат более и сделают больше для распространения, чем одно собрание, состоящее из трёхсот или четырёхсот особ.
    Скажут, без сомнения, что члены общества, которые будут действовать так, как мы сказали, не будут испытанными спиритами, потому что первая обязанность, налагаемая Спиритизмом, есть милосердие и благосклонность. Это совершенно справедливо, и потому те, которые так действуют, скорее спириты только по названию. Они наверное не принадлежат к спиритам третьей категории (см. §28); но кто же говорит, чтобы они вообще были какие-нибудь спириты? Здесь представляется одно довольно важное рассуждение.
§336. Не должно забывать, что Спиритизм имеет врагов, которые стараются ему препятствовать и смотрят на его успехи с негодованием. Самые опасные не те, которые нападают явно, а те, которые действуют в тени. Они ласкают одною рукою и раздирают другой. Эти зловредные существа являются везде, где надеются сделать зло. Так как они знают, что согласие составляет силу, то стараются его расстроить, бросая семена раздора. Кто поручится, что те, которые сеют в обществах смущение и несогласие, не суть агенты, умышленно возбуждающие беспорядки?
    Можно сказать с уверенностью, что они - спириты ни истинные, ни хорошие. Они никогда не могут быть полезны, а всегда могут делать много зла. Понятно, что они гораздо более имеют возможности втереться в многочисленные собрания, чем в небольшие кружки, где все знают друг друга. С помощью тайных интриг, проходящих незамеченными, они поселяют сомнение, недоверие и нерасположение. Под видом лицемерного участия в деле они критикуют всё, составляют тайные общества, собирают партии, которые скоро разрушают гармонию целого. Этого-то они и стараются достигнуть. Перед такими людьми говорить о милосердии и братстве то же, что говорить с умышленно глухими, потому как истинная их цель состоит в том, чтобы уничтожить эти чувства как главное препятствие их действиям.
    Такое положение дел неприятно во всяком обществе, а ещё более в обществах спиритических, потому что если оно не производит разрыва, то бывает причиною посторонних занятий, несовместимых с сосредоточением и вниманием.
§337. Если собрание идёт дурным путём, скажут некоторые, то люди благомыслящие и благонамеренные не имеют ли право критиковать и должны ли оставлять зло, не говоря ни слова, и одобрять его своим молчанием? Без всякого сомнения, это их право, даже более, это обязанность их. Но если их намерения действительно хороши, то они выразят свои замечания благоприятно, с благосклонностью, открыто, а не украдкою. Если же их не слушают, они удаляются, потому что нельзя предполагать, чтобы тот, кто не имеет какого-нибудь скрытого намерения, силился бы оставаться в обществе, в котором делаются вещи неприятные для него.3
    Следовательно, можно постановить правилом, что тот, кто в спиритическом собрании производит беспорядки или разъединение, явно или тайно и какими бы то ни было средствами, есть или возмутитель, или, по меньшей мере, весьма дурной спирит, от которого следует избавиться как можно скорее. Но самые обязательства, связывающие всех членов, часто препятствуют этому. Вот почему следует избегать обстоятельств неразрывных. Хорошие люди всегда обязаны достаточно; злонамеренные же всегда слишком обязаны.
§338. Кроме явно злонамеренных людей, проникающих в собрания, есть ещё такие, которые, по своему характеру, вносят с собой смуту везде, где только показываются. Надо быть как можно осмотрительнее относительно новых элементов, вводимых в общества. Самые вредные в этом случае не те, которые не знают предмета, и даже не те, которые не верят. Убеждение приобретается только опытностью, и есть люди, чистосердечно желающие просветиться.
    Больше всего должно остерегаться людей, имеющих свои предубеждения, сомневающихся во всём, даже в очевидности, гордецов, которые воображают, что они одни имеют право на просвещение, хотят, чтобы их убеждения были господствующими, и смотрят с презрением на всякого, кто думает не так, как они. Не обманывайтесь их мнимым желанием просветиться. Многие из них были бы весьма недовольны, если бы их заставили сознаться, что они ошибались; остерегайтесь этих несчастных говорунов, которые всегда желают быть первыми, и тех, которые находят удовольствие в одних противоречиях. И те, и другие заставляют себя терять время безо всякой пользы для них же самих. Духи не любят бесполезных слов.
§339. Видя необходимость избегать всякой причины беспорядков и развлечений, формирующееся спиритическое общество должно обратить всё своё внимание на меры, могущие лишить нарушителей порядка средств вредить обществу и облегчить возможность удалять их. Небольшие собрания имеют надобность в одном только, очень простом правиле дисциплины, необходимом для порядка сеансов. Общества же, правильно организованные, требуют устройства более полного. Лучшим из них будет то, в котором управление будет менее сложно. И те, и другие могут извлечь всё, что найдут для себя полезным, из устава Парижского Общества спиритических исследований, прилагаемого нами далее.
§340. Общества малые или большие, равно как и все собрания, какой бы важности они ни были, должны бороться ещё с другою опасностью. Нарушители порядка находятся не только в среде их, но и в невидимом мире. Как есть духи-покровители обществ, городов, народов, точно так же есть духи злонамеренные, привязывающиеся к группам и к отдельным лицам. Они прежде всего нападают на слабейших, более доступных, которых стараются сделать своими орудиями и мало-помалу опутывают массы. Их злобная радость бывает соразмерна числу тех, которых они успели поработить.4
    Следовательно, каждый раз, как только кто-нибудь попадёт в расставленные сети, надо признать присутствие врага, как волка в овчарне, и в таком случае должно принимать меры предосторожности, потому что более чем вероятно, что тот усилит свои попытки. Если не отнимать у него охоты энергичным сопротивлением, то одержание сделается как бы заразительной болезнью, которая обнаруживается у медиумов искажением медиумизма, а у других враждебными склонностями, развращением нравственного чувства и нарушением гармонии.
    Так как самое сильное средство против этого зла есть милосердие, то его-то они и стараются подавить. Поэтому не должно дожидаться, чтобы зло сделалось неисцелимым. Не должно даже выжидать первых его симптомов, но надо стараться предупредить его. Для этого есть два верных средства, если их употреблять как следует: сердечная молитва и внимательное наблюдение малейших признаков, обнаруживающих присутствие духов, усердно помогающих тем только, которые сами содействуют им своим упованием на Бога. Другое же показывает злым духам, что они имеют дело с людьми ясновидящими и достаточно здравомыслящими, которых нельзя обмануть.
    Если один из членов подвергнется одержанию, то с первых же признаков все усилия должны быть направлены к тому, чтобы раскрыть ему глаза, без чего зло может усилиться, и стараться привести его к убеждению, что его обманывают, и возбудить в нём желание содействовать тем, которые хотят освободить его.
§341. Влияние среды есть следствие натуры духов и образа действия их на живые существа. Из этого влияния каждый может извлечь самые благоприятные условия для общества, желающего приобрести себе симпатии добрых духов и получать только хорошие сообщения, удаляя от себя духов злых. Эти условия заключаются в нравственном расположении присутствующих. В них входит следующее:

  1. совершенное единство намерений и чувств; взаимная благосклонность между всеми членами;
  2. отречение от всякого чувства, противного истинному христианскому милосердию;
  3. единственное желание просветиться и усовершенствоваться поучениями добрых духов и пользоваться их советами;5
  4. исключение всех тех, которые, прося сообщений у духов, имеют целью только удовлетворение любопытства;
  5. сосредоточение и почтительное молчание во время разговоров с духами;
  6. мысленное участие всех присутствующих в призыве духа, которого вызывают;
  7. содействие медиумов, принадлежащих к собранию, с отречением от всякого чувства гордыни, самолюбия и первенства, с единственным желанием быть полезными.

    Неужели эти условия так трудны, что их невозможно встретить? Мы не думаем этого. Напротив, мы надеемся, что собрания истинно серьёзные, существующие уже в разных местах, умножатся, и не колеблемся сказать, что Спиритизм будет обязан своим распространением более всего им. Соединяя людей честных и добросовестных, они заставят умолкнуть критику, и чем чище будут их намерения, тем более они будут уважаемы даже противниками.
    Когда насмешка, касается добра, она не возбуждает уже смеха, она делается презренной. В собраниях этого-то рода истинная симпатическая связь и взаимные обязательства установятся сами собой и будут содействовать общему успеху.
§342. Было бы заблуждением думать, будто собрания, в которых занимаются одними физическими явлениями, не входят в состав этого братского круга и исключают всякую серьёзную мысль. Если они не требуют таких строгих условий, то не остаются также без наказания те, которые присутствуют в них легкомысленно и думают, что влияние присутствующих ничего не значит. Доказательством противного служит тот факт, что часто явления этого рода, даже вызываемые самыми могущественными медиумами, не могут производиться в некоторых средах. Следовательно, и здесь есть неблагоприятные влияния, и эти влияния могут заключаться только в разнородности или враждебности чувств, которые ослабляют усилия духов.
    Физические явления, как мы сказали, приносят большую пользу. Они открывают обширное поле для наблюдателя, потому что развёртывают перед ним целый ряд необыкновенных феноменов, последствия которых неисчислимы. Следовательно, собрание может заниматься ими с весьма серьёзной целью. Но оно не достигнет её ни в отношении учения, ни в отношении средства убеждения, если не поставить себя в благоприятные условия. Первое из них заключается не в вере присутствующих, а в их желании просветиться, без всякой скрытой мысли, без предварительного намерения отвергать даже очевидность. Второе - в небольшом числе присутствующих, чтобы избежать смеси разнородных элементов. Если физические явления производятся вообще менее развитыми духами, то не менее того они исполняют волю Провидения, и добрые духи помогают им всякий раз, когда предвидят полезный результат.


Предметы изучения


§343. Когда вызывают своих родных и друзей, кого-нибудь из знаменитых лиц, чтобы сравнить их загробные мнения с теми, которые они имели при жизни, то часто затрудняются поддерживать разговор, боясь впасть в пустые, общие места. Многие, между прочим, думают, что "Книга Духов" истощила уже все нравственные и философские вопросы. Это заблуждение. И потому небесполезно указать источник, из которого можно почерпать предметы для наблюдения, так сказать, бесконечные.
§344. Если вызывание знаменитых людей и Высших Духов чрезвычайно полезно в отношении их поучений, то вызывание духов обыкновенных не менее приносит нам пользы, несмотря на то, что они неспособны разрешать вопросы возвышенные. Вследствие своего несовершенства они описывают самих себя, и чем менее растояние, отделяющее их от нас, тем более мы находим в них соотношения с нашим собственным положением, не говоря уже о том, что они представляют нам часто характеристические черты, в высшей степени интересные, как мы объяснили это в §281, говоря о пользе частных вызовов. Следовательно, это неисчерпаемый источник наблюдений, если обращать внимание даже только на людей, которых жизнь представляет какие-нибудь особенности относительно рода смерти, возраста, хороших или дурных качеств, счастливого или несчастного положения на Земле, привычек и умственного состояния.
§345. С духами возвышенными рамки изучения расширяются. Кроме вопросов психологических, которые имеют свои пределы, можно предлагать им множество нравственных задач, простирающихся до бесконечности, относительно всех положений жизни; относительно того, как лучше поступить в известных обстоятельствах, относительно наших взаимных обязанностей. Достоинство наставлений, получаемых по какому-нибудь предмету - нравственному, историческому, философскому или научному, - совершенно зависит от состояния духа, которого спрашивают. Мы сами должны уже судить об этом.
    Кроме вызываний, собственно самопроизвольные сообщения представляют также бесконечное число предметов для изучения. Нужно только выжидать предмета, о котором духу вздумается говорить. В этом случае несколько медиумов могут работать одновременно. Иногда можно просить об этом известного духа. Большей же частью выжидают тех, которые сами пожелают явиться, и дух часто является совершенно неожиданно. Эти сообщения могут потом возбудить множество вопросов, предмет которых уже подготовлен таким образом. Они должны быть разбираемы со вниманием, чтобы изучить все мысли, заключающиеся в них, и судить, носят ли оне на себе печать истины. Такой разбор, сделанный со строгим вниманием, есть, как мы сказали, лучшее средство к предохранению себя от вторжения духов-обманщиков. С этой целью, равно как и для наставления других, можно читать сообщения, полученные вне собрания. Таким образом представляется неисчерпаемый источник предметов серьёзных и поучительных.
§346. Занятия каждого сеанса могут быть распределены в следующем порядке:

  1. чтение спиритических сообщений, полученных в последнее заседание, переписанных начисто;
  2. различные донесения: переписка; чтение спиритических сообщений, полученных вне заседаний; рассказы о явлениях, касающихся Спиритизма;
  3. исследовательские работы: самопроизвольные сообщения; различные вопросы и нравственные задачи, предлагаемые духам; вызывания.
  4. сообщения: критический и аналитический разбор различных сообщений; рассуждения о различных пунктах спиритического Учения.

§347. Формирующиеся группы часто бывают останавливаемы в своих занятиях отсутствием медиумов. Медиумы суть действительно главные элементы спиритических собраний, но они не составляют элемента незаменимого, и напрасно думали б, что за неимением медиума нечего и делать. Разумеется, те, которые собираются с единственной целью делать опыты, не могут обойтись без медиума, как музыканты во время концерта без инструментов. Но те, которые имеют в виду серьёзное изучение, найдут тысячи предметов для своих занятий столь же полезных, как если б они могли действовать сами собой.
    Впрочем, и собрания, имеющие медиумов, могут случайно лишиться их, и было бы очень жаль, если б они думали, что в этом случае им остаётся только разойтись. Сами духи могут от времени до времени ставить их в это положение, чтобы научить их обходиться без них. Мы скажем более: чтобы извлекать пользу из их наставлений, необходимо посвящать некоторое время обсуждению их. Учёные общества не всегда имеют под рукой инструменты, необходимые для наблюдения, а между тем они не затрудняются находить предметы для своих рассуждений. В отсутствие поэтов и ораторов литературные общества читают и разбирают творения древних и новых авторов. Общества религиозные рассуждают о Священном Писании. Спиритические общества должны делать то же самое, и они извлекут большую пользу для своего развития, учреждая заседания, на которых читалось бы и разбиралось всё, что может относиться к Спиритизму: и "за", и "против". При этих спорах, в которые каждый вносит своё рассуждение, открываются истины, которые при частном чтении остались бы незамеченными.
    Рядом с сочинениями специальными, газеты и журналы представляют множество фактов, рассказов, событый, примеров добродетелей и пороков, возбуждающих чрезвычайно важные нравственные вопросы, которые может разрешить один Спиритизм только, и этим доказывается ещё раз, что он касается всех отраслей общественного порядка.
    Мы утверждаем смело, что спиритическое общество, которое расположит свои занятия таким образом, доставая необходимые для этого материалы, не найдёт достаточно времени для непосредственных сообщений с духами. Поэтому мы советуем обратить внимание на этот предмет всем истинно серьёзным собраниям, которые больше ищут просвещения, чем препровождения времени. (См. §207 в главе об образовании медиумов).


Соперничество между обществами


§348. Собрания, занимающиеся исключительно разумными сообщениями, равно как и те, которые занимаются физическими явлениями, имеют свои миссии. Но ни те, ни другие не были бы проникнуты духом Спиритизма, если б смотрели недружелюбно друг на друга, и то из них, которое бросило бы первый камень раздора, доказало бы этим самым, что оно находится под дурным влиянием. Все должны, хотя и различными путями, содействовать общей цели, состоящей в разыскивании и распространении истины. Их соперничество есть не что иное, как действие гордыни. Доставляя оружие противникам Спиритизма, оно может вредить делу, повидимому защищаемому ими.
§349. Эти последние рассуждения прилагаются одинаково ко всем группам, которые могут не соглашаться между собой в некоторых пунктах Учения. Как мы сказали в главе о противоречиях, несогласия эти касаются большей частью вещей маловажных, часто даже одних выражений. Потому было бы непоследовательно отделяться вследствие того, что не совершенно одинаково думают. Но было бы ещё хуже, если б различные группы или общества одного города смотрели друг на друга с завистью.
    Понятна зависть между соперниками, которые могут матерьяльно вредить один другому. Но когда нет никакой спекуляции, то зависть есть не что иное, как мелочное соперничество самолюбия. Так как нет общества, которое могло бы соединять в себе всех последователей, одушевлённых чистосердечным желанием распространять истину, имеющих одну моральную цель, то единственное соперничество, могущее существовать между ними, должно состоять в том, чтобы более делать добра.
    Общества, которые думали бы, что они одни обладают истиной, пусть докажут это, приняв девизом: любовь и милосердие, потому что это девиз всех истинных спиритов. Хотят ли они превозноситься возвышенностью духов, помогающих им? Пусть докажут это возвышенностью получаемых ими сообщений и приложением, какое они сами делают из них - вот непогрешимый критерий, определяющий, какое общество идёт лучшим путём.
    Некоторые духи, более завистливые, чем последовательные, стараются иногда передать странные и неудобоприложимые системы с помощью уважаемых имён, принимаемых ими на себя. Здравый рассудок скоро определяет достоинство этих утопий, но до того времени они могут сеять сомнения и недоразумения между последователями; это часто бывает причиной временных несогласий. Кроме описанных нами средств оценить их, есть другой критерий, определяющий их достоинство - это число их приверженцев. Рассудок говорит, что система, встречающая наиболее сочувствия в массах, должна быть ближе к истине, чем та, которая отвергается большинством и с каждым днём теряет своих приверженцев. Итак, будьте уверены, что если некоторые духи запрещают разбирать свои поучения, то потому только, что сами понимают слабость их.
§350. Если Спиритизм должен, как возвещено, произвести преобразование человечества, то это может совершиться не иначе как посредством улучшения масс, которое делается постепенно, с помощью улучшения отдельных лиц. Какая польза верить в существование духов, если это верование не делает лучшим, более благосклонным и снисходительным к своим ближним, более смиренным, более терпеливым в превратностях жизни? Какая польза скупцу быть спиритом, если он скуп попрежнему? Гордецу, если он всё ещё занят самим собой? Завистливому, если он не перестаёт завидовать?
    Следовательно, всё человечество может верить в проявления духов и нисколько не продвигаться вперёд. Но не таковы намеренья Божьи. Все серьёзные спиритические общества должны стремиться к цели Провидения, соединяя вокруг себя всех, имеющих одинаковые чувства. Тогда меж ними восстановятся союз, симпатия, братство, а не тщеславие, пустое соперничество самолюбия, заключающееся больше в словах, чем в сущности. Тогда они будут сильны и могущественны, потому что будут опираться на несокрушимое основание: добро для всех. Тогда они будут уважаемы и заставят умолкнуть глупые насмешки, потому что будут говорить во имя евангельской морали, уважаемой всеми.
    Таков путь, по которому мы старались вести Спиритизм. Знамя, открыто водружаемое нами, есть знамя христианского спиритизма и спиритизма всего человечества. К нему стекаются уже люди со всех точек земного шара, понимая, что это якорь спасения, оплот общественного порядка, вестник новой эры для человечества. Мы приглашаем все спиритические общества содействовать этому великому делу. Да протянут они братски друг другу руку с одного конца мира в другой - и они заключат тем зло в нерасторгаемые оковы.


1 Здесь более чем уместно вспомнить слова апостола, который по этому же поводу говорит, что всё дело в единомыслии, в единодушии, в гармонии. (Й.Р.)
2 Писано в 1860 г. (Асгарта)
3 Так поступил в последние годы жизни сэр Артур Конан-Дойль, выйдя из Лондонского Общества психических исследований, деятельность которого стала откровенно враждебна делу Спиритизма. (Й.Р.)
4 Здесь и далее, по сути дела, описано то, что произошло впоследствии в фашистской Германии: гигантский спиритический эксперимент тёмных оккультных сил. Эти силы, проявлявшиеся первоначально в тайном мистическом обществе "Фуле" (или "Туле"), медиумом в котором был Гитлер, через этого медиума и его аколитов постепенно подчинили своей воле практически весь немецкий народ и стремились после этого к власти надо всей планетой. Как можно видеть, с таким тёмным спиритизмом шутки плохи, ибо слишком много ещё для него на нашей планете питательного материала. (Й.Р.)
5 Кто убеждён, что Высшие Духи проявляются с целью содействовать нашему усовершенствованию, а не для нашего развлечения, тот поймёт, что они должны удаляться от особ, которые ограничиваются тем, что восхищаются их слогом, не извлекая из этого никакой пользы для себя, и судят о привлекательности сеанса по степени интереса, какой представляет он сообразно с их частными вкусами. (А.К.)