Предисловие к новейшему русскому изданию

 

ПРЕДИСЛОВИЕ К НОВЕЙШЕМУ РУССКОМУ ИЗДАНИЮ


    Фактом является и останется им уже навсегда то, что сегодняшней медициной добыты новые данные, которые недвусмысленно показывают, что после смерти тела существование личности продолжается. Под "медициной" мы, естественно, разумеем никак не врачей советских больниц и поликлиник или членов Академии медицинских наук Совсоюза. Мы имеем в виду исследования учёных-медиков мирового класса. Всякий человек, следящий за достижениями современной медицины в этой области, назовёт имена Рэймонда Моуди, Элизабет Кюблер-Росс, Майкла Сабома, Джорджа Ритчи, Корлисса Озиса и многих других.
    Точно таким же фактом осталось и то, что учёные, жившие в конце XIX века и серьёзно изучавшие проблемы в области, называемой ими "спиритизмом", пришли, среди многого прочего, к тем же самым выводам.
    Факты эти и выводы, из них вытекающие, несомненны, касаются каждого из нас, и касаются весьма близко. Тем не менее большинство людей проявляет к этому очень мало интереса. И делается обидно за это большинство. Человек не понимает, не чувствует и не видит. Словно слепой проходит он мимо сокровища, которое теперь открыто, показано, доступно. Заметь, посмотри и возьми себе эту драгоценность, которую тебе дарят и которая сделает тебя лучше и счастливее (что одно и то же). Что тебе мешает? Что тебя задерживает? Сейчас не надо, как когда-то, вступать ради этого в тайные мистические общества и приносить страшные клятвы, не нужно, как прежде, этому "верить", а довольно только не полениться, посмотреть да малость подумать - и понимание (или, как говаривали в прошлые эпохи, - "вера") придёт неизбежно, придёт само собой. А без этого, человек может прожить всю жизнь, прожить её кое-как, и умереть, так и не узнав в своё время, какое сокровище он упустил.
    С древнейших времён люди верили в существование души, в её бессмертие и даже, как указывается в некоторых источниках, общались с духами "умерших". Скептик на это скажет, что человеку, якобы, во все времена нравилось верить в чудеса. Но, позвольте, что называет он "чудом"? Чудом он называет то, что "сверхъестественно", а сверхъестественно для него всё то, что "противоречит законам природы". Он, видите ли, оказывается, знает законы Природы настолько хорошо, что может решать, что им соответствует, а что противоречит. Он даже не замечает, что подобным суждением ставит пределы могуществу самой Природы, а происходит именно это, когда он, исходя из своего "всеведения" решает, что Природа сделать может, а что ей сделать уже никак не под силу.
    Особый вес такие суждения приобретают, когда человек, выдвигающий их, носит звание учёного. Но в действительности подобная установка всего менее научна и означает лишь несдержанность невежественного ума. Для подобных критиков весь Спиритизм сводится к сомнительным сеансам с "кручением блюдец" и "верчением столов". И невдомёк многомудрым, что они всего более походят здесь на того простака, который бы искренне верил, будто вся физика заключается лишь в падении яблока на землю, и считал бы это своё суждение по поводу физической науки не подлежащим дальнейшему развитию и истолкованию фактом. Именно такова логика наиболее воинствующего скептицизма, на поверку оборачивающегося самым беспомощным легковерием.
    Подобному воплощённому критерию истины мы можем предложить только одно: пусть-ка он попробует доказать, будто существование духов и их общение с так называемыми "живыми" людьми противоречит законам Природы и что всё это не является и не может являться одним из её прекрасных и восхитительных законов! Но пусть он не пытается доказывать это одним только голым отрицанием, которое не является аргументом, или утверждениями типа: "этого не может быть, потому что это невозможно", ибо таковые ничего не доказывают, кроме бессилия самого теоретика. Увы! господа, после всех его попыток сделать это окажется, что он не в состоянии привести ни одного весомого довода. За все те годы, что существует эта проблема, никто из наших предшественников, ни мы сами не встретили скептика, рассуждения которого заслуживали бы серьёзного анализа. Поэтому в борьбе с нами они избрали не путь рассуждения, а совершенно иной: более или менее искусную дезинформацию и, как то делалось в Стране серпа и молота, силовое затыкание рта своим оппонентам.
    Между тем, реальность спиритических феноменов не вызывает ни малейшего сомнения у открытых и непредвзято мыслящих умов, пожелавших потратить некоторое время на изучение сути вопроса. В ту пору, когда вещи эти серьёзно изучались, неподложность их или, вернее, невозможность подложности была засвидетельствована авторитетными учёными и целыми учёными комиссиями, которые стремились как раз не доказывать реальность этих явлений, но убедиться в том, что они на самом деле не существуют. Однако сила очевидности убеждала даже их, при всём их скепсисе, и у многих из них хватило научной добросовестности стать на сторону истины, а не своих предубеждений. Следует при этом учесть, что, поступая так, они многим рисковали, ибо их научный авторитет мог сильно пошатнуться в глазах их учёных коллег. Но факты, как известно, упрямая вещь. В этой связи сэр Вильям Баррэт, пионер английского спиритизма, писал: "Скептицизм, отказывающийся признать очевидность множества фактов, происходящих у него перед глазами, всего менее может быть признан здоровым. Такой скептицизм нуждается во вмешательстве врача."
    По поводу реальности спиритических явлений В.Ф.Войно-Ясенецкий, выдающийся русский медик (он же архиепископ Лука), высказался следующим образом: "Как бы ни относиться к спиритизму, нельзя не признать несомненность этого факта." Что там говорить! Даже сам насмешливый и скептичный Шопенгауэр не счёл в своё время возможным сомневаться в реальности этих явлений, ибо прекрасно знал, что они не такая уж редкость.
    Сэр Артур Конан-Дойль, человек аналитического и рационального склада ума, около 50 лет жизни посвятил изучению Спиритизма, который он на английский манер называл "спиритуализмом". По поводу сомнений и скепсиса в реальности этих явлений он писал: "Мы достигли теперь такой точки, когда дальнейшие доказательства становятся излишними и когда вся тяжесть сомнений и опровержений целиком ложится на тех, кто отрицает существование этих явлений. Но как раз те люди, которые требуют доказательств, как правило, никогда не дают себе труда ознакомиться с теми многочисленными доказательствами, которые уже есть. Похоже, каждый считает, будто весь предмет должен быть пересмотрен заново потому только, что лично ему требуются какие-то сведения."
    Мы утверждаем, что Спиритизм есть философия, выводы и гипотезы которой заставляют задуматься всякого образованного и серьёзного человека. Идея души, лежащая в его основе, неразрывно связана с идеей её бессмертия, и обе оне суть естественное следствие идеи Бытия Божьего. Преступление марксизма-ленинизма, равно как и всякого материализма, состоит в том, что он, чрез безбожие, пытается лишить Человека его духовной сути и его первородного права на бессмертие, с тем чтоб превратить его попросту в "кусок мяса". Но Спиритизм указывает Человеку на его истинную природу, говоря ему, что он есть не тело, но дух.
    В целом же недоумение иных читателей вполне можно понять, ведь если они воспитывались и выросли в лоне материалистической и марксистской идеологии, то многие вещи должны были выпасть из круга их внимания или выглядеть суевериями. Поэтому вначале, по необходимости, немного коснёмся вопроса о том, что, собственно, такое "спиритизм".
    "Спиритизмом" в XIX веке назвали религиозно-философско-научное движение, которое возникло в результате ознакомления людей с особого рода феноменами, так называемыми спиритическими манифестациями, или, явлениями. Надо однако признать, что такой взгляд весьма поверхностен и отдаёт марксистским подходом, который всякое возникшее в обществе явление пытается объяснить историческими причинами и вписать его во временной поток. По отношению к Спиритизму такой подход был бы совершенно неверен. Дело в том, что движение, возникшее в XIX веке, правильнее было бы именовать не "спиритизмом", а "неоспиритизмом", "новейшим спиритизмом", ибо "спиритизм" не есть какое-то изобретение XIX века, с ним же и закончившееся. Спиритизм, строго говоря, существовал всегда по той простой причине, что природа человека всегда была тою же, и, стало быть, связанные с нею явления и законы существовали всё то время, что существует человечество. Сведения об этих явлениях доносят дошедшие до нас древнейшие, древние и средневековые памятники письменности. Все эти явления естественным образом вписывались в жизнь людей и были одной из её естественных составляющих. Но понимание их природы было вотчиной магов, мистиков, оккультистов, жрецов и духовенства (вернее сказать, той части последнего, которая ещё владела эзотерическим знанием). Когда же наступил так называемый "век просвещения", то человечество просто почувствовало и осознало себя в совершенно новом качестве. Но одной из особенностей этого ощущения и самосознания было нежелание со стороны передовых умов эпохи признать реальность, стоящую за мистикой и оккультизмом. Так им тогда было удобнее, и это ограничение, действительно, в какой-то мере было необходимо. Но тем не менее, из-за одного только игнорирования, явления, существующие объективно, исчезнуть не могли. И вот, когда они вновь заявили о себе, а случилось это в 1847 году, в Соединённых Штатах (феномен сестёр Фокс), тогда началось их рационалистическое осмысление и освоение, получившее название "спиритизма", от латинского слова "spiritus", что значит "дух".
    В двадцатом веке к вещам этим изменился подход и сдвинулась точка отсчёта (как раз это обстоятельство вполне можно объяснить историко-социологическими причинами), однако явления изучаются - и это называется уже "парапсихологией". Сейчас, по завершении этого века механического суеверия, мы переживаем такую пору, когда всё становится на свои места и возможно будет также понята ошибочность парапсихологии и её методов, и тогда Спиритизм снова станет называться "спиритизмом" и наконец займёт в жизни человечества подобающее ему место. Такова история вопроса.
    У спиритического Учения имеются две стороны, как бы две части. Одна из них - это лежащая в его основе философско-нравственная концепция, выраженная в "Книге Духов" Аллана Кардека, а впоследствии продолженная и развитая в иных его работах и работах других исследователей. И вторая - это теория спиритических явлений, имеющая сугубо прикладное значение; она была первоначально сформулирована в "Книге Медиумов" Алланом Кардеком и по ходу времени также дополнялась другими исследователями. Обе стороны Учения могут рассматриваться и как дополняющие одна другую, и в то же время - как самостоятельные. Так философско-нравственная концепция нисколько бы не пострадала, если бы теории манифестаций и вовсе не существовало; со временем однако, из одной только этой концепции, стала бы ясна возможность и необходимость существования этих манифестаций, и люди, пожелавшие бы применить теорию на практике, убедились бы в её справедливости. И, с другой стороны, люди, ничего не знающие о философской концепции, но успешно занимающиеся практикой, если бы они были достаточно внимательны и вдумчивы, в конце концов всё равно бы, в итоге весьма долгого ряда лет, пришли к созданию философско-нравственной концепции.
    Разговор о последней составляет отдельную большую тему, и мы в данном случае затрагивать её не станем, а ознакомимся вкратце с некоторыми проблемами практической стороны Спиритизма: рассмотрим характер установленных опытным путём феноменов и приведём некоторые достойные внимания примеры.
    Вся спиритическая практика основана на признании того факта, что человек есть не тело, но душа, и что после смерти тела душа продолжает свою жизнь в иных, отличных от земных условиях. Помимо того, в основе этой практики лежит знание о том, что душа умершего с душами, временно воплощёнными в человеческое тело, общаться может только при строго определённых условиях, изучение которых представляет собой особый раздел спиритической теории и практики. Этого раздела мы пока что также касаться не будем, ограничимся лишь простым указанием на то, что в любом общении существуют свои законы, и один из этих законов выдвигает необходимость в посреднике. Так, когда вы говорите с собеседником, то такими посредниками вам служат ваши органы речи, воздушная среда и ваши с собеседником органы слуха. Если вы общаетесь с этим же собеседником на значительном расстоянии, то в роли таких посредников, помимо предыдущих, могут выступить два телефонных аппарата и сложная система кабелей, их соединяющая. Когда же вы желаете общаться непосредственно с обитателями мира иного, то вам также необходим посредник, и посредник этот называется "медиумом".
    В "Книге Медиумов" Кардека, а также в работах Крукса и других исследователей перечисляются и объясняются самые разные по своему характеру спиритические манифестации. К ним относятся: вращение столов и иных предметов, левитация предметов и живых существ (в том числе и людей), принесение предметов (так называемые "аппорты", при этом расстояние и даже размер предмета не играют большой роли), телекинез, самостоятельная (без контакта с человеческими пальцами и каким иным агентом) игра музыкальных инструментов, чтение мыслей, предсказания, психография (или "автоматическое письмо", когда рука пишущего медиума находится под водительством проявляющегося духа и записывает мысли последнего, как если бы она была его собственной рукою), отпечатки человеческих рук и лиц в расплавленном парафине без контакта с участниками эксперимента, появление полупрозрачных и светящихся рук, лиц и фигур (эти феномены получаются обычно в полумраке), эктоплазмические материализации (это продолжение предыдущего феномена, когда появившаяся человеческая фигура начинает уплотняться, всё сгущается, пока не приобретает наконец все признаки реального человеческого тела, а затем в конце манифестации начинает всё разрежаться, покуда не растворится, не растает в воздухе, как уносимый ветром туман), "прямые голоса" и многое-многое другое.
    Аллан Кардек является классиком Спиритизма, и всякое обсуждение этой темы без знания выдвинутых в его работах идей будет лишь пустым и никчёмным разговором, кто бы его ни вёл. Это всё равно, что обсуждать проблемы математики, не зная, кто такие Пифагор, Эвклид, Фалес, Ньютон, Эйлер, Гаусс, Лобачевский, и что сделано ими.
    Книги Кардека, на наш взгляд, так же мало нуждаются в рекомендациях, как и "Библия", как и "Бхагавад-Гита", как "Веды" или "Упанишады". Оне посвящены самой важной и загадочной проблеме, волнующей человечество на протяжении всей его истории: есть ли жизнь после смерти? И если да, то какова она и что тогда такое смерть? Для чего вообще мы здесь? Эти вопросы и многие другие подобные волнуют каждого нормального человека, мимо них нельзя пройти, от них нельзя отмахнуться, от них никуда не укрыться, они касаются и затрагивают всех и каждого. Ответ на них можно найти, читая "Книгу Духов" Кардека и другие его работы. Эти книги могут быть очень полезны русским читателям, особенно тем из них, кто оказались совершенно незнакомы с идеями нематериалистической психологии или имеют с ней лишь весьма поверхностное знакомство. Книги эти могут быть с негодованием отвергнуты лишь теми, кто ничего, кроме марксизма или, с другой стороны, ортодоксального православия, не знают и знать не желают. Таким людям, разумеется, уже ничем нельзя помочь: они сделали свой выбор на период этой жизни и должны претерпеть то, что он с собой налагает. Но другие не потеряют времени даром, читая их.
    "КНИГА МЕДИУМОВ" Аллана Кардека, а также, согласно подзаголовку, "Руководство для Медиумов и Вызывателей Духов" является непосредственным продолжением "КНИГИ ДУХОВ" того же автора. Не хотелось бы выглядеть ортодоксом, но всё-таки, пожалуй, приходится сказать, что знакомиться с этой работой следует лишь после того, как усвоены идеи, изложенные в первой. Если в "КНИГЕ ДУХОВ" излагается главным образом философско-нравственная сторона карденистского учения, т.е. его концепция, его основа, то "КНИГА МЕДИУМОВ" посвящена в основном только его практической стороне и содержит указания на то, как следует правильно подступаться к этому деликатному и довольно-таки опасному делу - медиумизму - и каких ошибок, характерных для начинающих и разного рода дилетантов, иначе говоря, легкомысленно настроенных людей, адепту и серьёзному исследователю нужно избегать. При этом автор не раз подчёркивает, что если философско-нравственная концепция имеет смысл и не теряет своей значимости и без этой практической стороны, т.е. спиритических феноменов, то практическая сторона, будучи лишена этой философско-нравственной концепции, лишается всякого смысла и ценности, пока концепция эта не будет из неё восстановлена.
    Нам также необходимо считаться с особенностями восприятия, бытующими у современного читателя, и поэтому мы говорим: читателю нет надобности пугаться слова "медиум", которое в переводе на современный язык означает "экстрасенс". Так, например, пресловутая Ванга - типичный медиум. В соответствии с этим и слово "спиритизм" можно с определёнными оговорками перевести современным термином "парапсихология". Да, именно так. И в предлагаемом труде имеет место классификация и объяснение природы целого ряда так называемых "парапсихологических" явлений, столь любезных современному читателю, хотя всё это и оборачивается для атеистически думающих людей довольно неприятной стороной. В целом же, все общие замечания, касающиеся характера первой книги и условий её возникновения, относятся и к этой второй.
    Структура книги. Книга состоит из введения и двух частей. Части делятся на главы, главы - на параграфы, структура параграфов произвольна: это может быть лишь один абзац текста либо несколько абзацев, а также комментарии и диалоги-интервью с духами, поделённые на вопросно-ответные пункты с соответствующими арабскими цифрами.
    Первая часть - "Предварительные понятия" - является философской основой этой практической части. Она в особенности совершенно необходима тем, кто незнакомы с "КНИГОЙ ДУХОВ". Здесь Кардек, устраняя недомолвки и двусмысленности, распространённые в обиходе, разъясняет, какова, собственно, природа духов, кто они такие суть и почему совершенно необходимо, чтобы они существовали в природе Целого. Затем он переходит к рассмотрению вопроса о том, что следует считать чудесным и сверхъестественным и чем оно на самом деле является. После этого автор рассматривает различные типы мировоззрений в смысле того, насколько и в какой мере они препятствуют постижению духовного Учения, а также разъясняет, как следует переубеждать человека, всегда отталкиваясь конкретно от его мировоззрения, поскольку для материалиста и атеиста следует выбирать один ряд аргументов, тогда как для верующего, и в особенности ортодоксально верующего, - совершенно иной. В последней главе предварительной первой части автор рассматривает всякие иные попытки дать объяснение спиритическим явлениям. После такого рассмотрения несостоятельность этих попыток становится непредубеждённому читателю вполне ясной.
    Собственно "книга медиумов" начинается с большой второй части - "спиритических явлений", или "манифестаций", как их называет по-французски сам Кардек. Здесь приводится классификация этих явлений, исходя из их природы, т.е. способности духов влиять на материю и характера проявления медиумической способности у людей. Описание явлений богато проиллюстрировано примерами и комментариями самих духов. Затем рассматриваются медиумические способности человека и все проблемы, связанные с медиумизмом. После всестороннего рассмотрения широкого круга вопросов, входящих в эту тему, автор посвящает две главы противоречиям, мистификациям и шарлатанству, каковые встречаются в этой области, как и во всех иных областях человеческой деятельности. Далее автор говорит о задачах и назначении обществ, занимающихся спиритическими исследованиями, а также приводит в качестве примера Устав "Парижского Общества спиритических исследований".
    Завершают книгу спиритические послания, трактующие о характере и задачах Учения, о медиумизме, о спиритических сеансах, а также, опять-таки для примера, приводятся спиритические сообщения, признанные подложными, так как подпись, стоящая под ними, находится в явном несоответвии с характером самих сообщений или манерой подачи в них материала. Наконец всё замыкает краткий спиритический словник.
    Суеверие, предрассудок и невежество - близнецы-братья, препятствующие сегодня признанию и становлению Спиритизма как официально признанной науки. Но их, шаг за шагом, оттеснят свет Разума и стрелы Истины. Это - дело лишь ближайшего будущего, и научный мир вновь вступит в законное владение своим древним наследием. Для этого от нас теперь требуется лишь беспристрастное и точное исследование методов спиритической науки средствами различных других наук. И вовсе не потому, что спиритические истины нуждаются в подтверждении со стороны научных авторитетов, но просто из-за того, что некоторые учёные позволяют себе оспаривать их, не приводя при этом весомых доводов и фактов.
    Cмысл данной книги для современного читателя в том, что ему предлагается - прибегнем к помощи аллегории и аналогии - познакомиться с некогда разработанной оптимальной моделью велосипеда, которая однако впоследствии оказалась утеряна и совершенно забыта, в результате чего изобретательская мысль пошла по откровенно тупиковому пути, когда вместо надувных резиновых колёс велисипеду были приделаны колёса каменные, которые потом к тому же из круглых сделали восьмигранными и наконец квадратными. Таково именно истинное положение дел в современной парапсихологии, и вот пришло время осознать, что мы давно уткнулись головой в стенку и топчемся на месте, тогда как следует повернуть к истокам, к той точке, где мы сошли со своего - и предначертанного нам - пути.

 

Йог Раманантата, философ-спирит
04.05.91.