САМОЕ СЛАБОЕ ЗВЕНО

Письмо XV

САМОЕ СЛАБОЕ ЗВЕНО
   

2 июня 1917
   В архивах Учителей Мудрости хранится, помимо всего прочего, информация, касающаяся прошлого и будущего этой страны. Эти сведения привлекли бы к себе большое внимание, будь они опубликованы в газетах в период национального кризиса.
   О своей демократической миссии Америка уже знает; но она еще ничего не знает о другой, не менее важной своей миссии — миссии подготовки мира к восприятию духовной культуры. Я не имею в виду религию — в обычном понимании этого слова; я говорю о культуре духа любви — о той идее любви, которая была заимствована, хоть и в искаженном виде, из учения Иисуса из Назарета, но все равно утрачена, поскольку была слишком горячей для сердец, охлажденных эгоистичными трудами, направленными на достижение материального благополучия.
   В мирах, лежащих выше физического, Америка взяла на себя своего рода долг, обязательство; его ни в коей мере не следует рассматривать как "сокровища на небесах"; но когда этот долг будет полностью выплачен, он может обернуться настоящим духовным сокровищем. Я говорю о целых армиях душ, когда-то населявших эту страну на правах вольных собственников. Впоследствии они были вытеснены и лишены права наследования этой земли наступавшей на их вигвамы и охотничьи угодья цивилизацией.
   Эти души, по крайней мере — многие из них, хотели бы вернуться. Многие уже вернулись, но они так и будут продолжать оставаться разрушительной силой до тех пор, пока им не будет предоставлена возможность каким-то образом жить и далее той вольной жизнью, к которой они привыкли. Теперь, когда они живут в телах белых людей, и требуют себе гражданские права, наравне со всеми остальными, их уже не так-то просто уничтожить. Они разбросаны на всем протяжении этой огромной страны — от одного побережья до другого. Вы можете распознать их по орлиным глазам, скуластым лицам, свободной походке и любви к свободе. Они с трудом приживаются на фабриках и в конторах. Из них выходят непокорные клерки и мечтательные рабочие. Многие из них смогли проникнуть в ваш освещаемый солнцем мир как дети европейских иммигрантов, поскольку они считают, что для них проще войти в плоть и кровь какой-угодно, но только не англо-саксонской расы, несмотря на все свободолюбие англо-саксов.
   Но вполне возможно, что наступит время, когда эти иностранные телом и всё ещё первобытные душой американцы, повинуясь инстинкту, взбунтуются против давящих на них со всех сторон сдерживающих влияний, когда они вновь захотят жить как и раньше на природе, даже если реализация этих планов будет представляться им столь же сложной, как, например, достижение царства небесного.
   Приближается время, когда этой стране как никогда раньше потребуется любовь; когда фраза — "живите и давайте жить другим" — должна будет стать не просто афоризмом, но законом. И те, кто стремится к свободной жизни на Природе, смогут получить эту свободу. Только в больших городах возникнут сложности с решением этой проблемы.
   Я вовсе не пытаюсь вселить страх в сердца американцев. Напротив, я хочу сделать им нечто вроде инъекции против страха.
   Kолеса локомотива цивилизации до сих пор продолжают вращаться. Хотя Космическому Оку достаточно было бы один раз моргнуть для того, чтобы они остановились.
   Америка спасется. И спасение придет к ней в тот час, когда над ней нависнет наибольшая опасность. Что это будет за наибольшая опасность? Над этим вы должны подумать сами.
   Научитесь смотреть на всё глазами Планетарного Духа. Ваш кругозор слишком узок. Для вас центр всех вещей — это книги, стоящие на полках в вашей библиотеке; но центр вещей расположен в сердце, а сердце есть у всего. Если вы будете думать не о себе, а обо всей расе, ваше сердце станет больше; вы научитесь видеть глазами сердца, а тот, кто видит глазами сердца, — мудрее, чем все историки и прогнозисты-аналитики.
   Мир должен быть подготовлен для любви. В планах на будущее следует учитывать интересы всех людей — всех мужчин, женщин и детей. Нельзя пренебрегать ничьими интересами, поскольку крепость цепи определяется крепостью самого слабого звена в ней. Крепким должно быть каждое звено.