ПОРЯДОК И ПРОГРЕСС

Письмо XVIII

ПОРЯДОК И ПРОГРЕСС
   

18 июля 1917
   Наша задача — проводить в жизнь те изменения, которые неминуемо должны произойти. Мы стараемся не допустить резких перемен.
   Вы в своем мире не имеете ни малейшего представления о том, какими способностями и возможностями мы здесь обладаем. Мы можем внушать людям мысли, так и не давая им возможности догадаться, как эти мысли у них появились. Когда в их разуме неожиданно вспыхивает какая-нибудь идея, им кажется, что они сами додумались до нее; но неожиданные идеи, как правило, приходят извне. (Одну из них, например, я внушил вам сегодня утром, а затем быстро удалился, чтобы вы не успели узнать меня. Почему я убежал? Да потому, что я хочу, чтобы вы всегда полагались только на свое собственное суждение.)
   Как раз сейчас мы стараемся приучить Америку с уверенностью смотреть в будущее — в свое упорядоченное и мирное будущее, которое наступит после заключения мира в Европе.
   Вы, возможно, уже догадались, что здесь у нас много таких людей, кто заботится о будущем всего мира. Оставив свои физические тела, люди, однако же, не перестают беспокоиться. Многие здесь считают, что мир приближается к катастрофе. Они всегда боялись этого и при жизни, когда жизнь, по их мнению, начинала меняться к худшему; и сейчас они с такой же готовностью воспринимают каждое затруднение как предзнаменование грядущего краха и хаоса.
   По всей Америке есть много мужчин и женщин, которые предвещают — и многие с высоких трибун и церковных амвонов — скорую гибель общества, которая, якобы, последует после войны. Успокойте свои возбужденные сердца! Общество не погибнет. С некоторыми элементами общественной жизни после войны, конечно же, постепенно будет покончено, ну и бог с ними! Но общество уже добилось достаточно большого прогресса — и в техническом, и в интеллектуальном плане, и свалить его теперь не так-то просто.
   Не тревожьтесь. Будьте бдительны, но не тревожьтесь. Авраам Линкольн однажды предотвратил территориальный раскол, а следовательно — и возможное ослабление этой страны; но и сейчас и он сам, и другие точно так же стараются предотвратить духовный раскол, последствия которого могли бы быть еще более разрушительными.
   Нет, мы вовсе не хотим, чтобы все ваши полезные изобретения и сооружения, которые еще могут пригодиться в будущем, были выброшены на свалку из-за безрассудной жестокости и несдержанности. Все полезное должно быть сохранено. А все, что бесполезно для будущего, можно переделать и применить к пользе.
   Человечество не привыкло к резким скачкам. Ему привычнее последовательно переставлять ноги одну за другой, уверенно продвигаясь вперед. В прошлом человек старался больше исправлять и переделывать, а не отказываться в одночасье не только от своих общественных институтов, но даже и от своей одежды. Выбрасывалось только то, что действительно было изношено до крайности. То же самое и с нашей финансовой, и с нашей социальной системами — их следует исправлять, а не отбрасывать. Не думаете же вы, что мы опять вернемся к вампуму? Конечно же, нет!
   И здесь у нас существует довольно сильное течение (в основном, представленное теми, кто раньше населял этот континент), направленное на то, чтобы упростить жизнь в Америке. Но Америка больше не является изолированной страной. У нее есть теперь свое место в республике наций.
   Некоторые души, как правило — те, что жили раньше в телах американских индейцев, хотели бы вновь сделать Америку страной вигвамов и лагерных костров, потому что они хотят вернуться домой, а сложность современной американской жизни пугает их.
   Но здесь есть учителя — и некоторые из них — краснокожие — которые могут научить отсталые души лучшей приспособляемости.
   Я уже говорил, что существует сила, стремящаяся повернуть развитие Америки вспять. Но я говорил также, чтобы вы отнеслись к этому факту без всякой паники, Ведь и в вашем мире тоже есть реакционеры.
   Влияние нашего мира на ваш — своеобразно, но заметно. Однако большинство из тех живущих здесь людей, кому небезразличны судьбы мира, стремятся вести его вперед, а не назад. Мир будет продолжать идти вперед.
   Да, душам, которые вы называете "отошедшими в мир иной", тоже не чужда организованность. Они понимают, что имея цель и программу, они будут обладать бóльшим влиянием. Когда началась война, здесь поднялся большой переполох, но теперь постепенно все приходит в норму. Отдельные умы все более сплачиваются. Многие из тех, кто обладает здравым смыслом и хоть немного разбирается в политике, читают лекции то тут, то там, где только возможно собрать аудиторию. Это еще одна причина, по которой мои визиты стали столь редкими. Сейчас я занят, как никогда раньше. Зная, что вскоре наступит время, когда я смогу, наконец, отдохнуть от своих нынешних трудов, стараюсь использовать свои силы на полную мощность. Поскольку те, кого мне удается убедить в том, что Америка и другие страны все-таки движутся вперед (и должны двигаться вперед к еще более великим свершениям), в свою очередь стараются убедить в этом и других. В последний месяц я был так занят, как никогда не был загружен ни один земной лектор. Перемещаясь из одного места в другое — из города в город, из штата в штат, я по нескольку раз на дню выступал перед сотнями людей. Однажды утром я читал лекцию в Сан-Франциско, ближе к полудню в тот же день — в Нью-Йорке, в два часа пополудни — в Новом Орлеане, а вечером — в Бьютте (штат Монтана). Я, к счастью, не должен подстраиваться под железнодорожное расписание, и не должен оплачивать проезд.
   Верьте мне, мы спасем Америку, и спасем мир. Ведь за нами стоят Учителя, а они никогда не позволят миру погибнуть.
   Я бы не хотел, чтобы вы знали, насколько близок к катастрофе был мир (и неоднократно) на протяжении последних трех лет. Но теперь силы преднамеренного зла, с которыми мы боролись, уже рассеяны; и хотя полностью они не уничтожены, их влияние уже далеко не то, что раньше. Чего нам следует теперь опасаться, так это безрассудства тех, кто верит, что несет миру добро — безрассудства разного рода фанатиков, агитаторов и паникеров, искажающих и извращающих изначально верные замыслы своими бредовыми, а то и явно вредоносными идеями.
   Порядок, порядок, и еще раз порядок! Вот к чему должен стремиться мир в период реакции, который неизбежно наступит после войны. С реакцией вам придется считаться; но это будет лишь краткий отдых для измученных сердец, которым вскоре вновь придется перейти к созиданию.
   Именно в этот период созидания я более всего рассчитываю на Америку, поскольку она будет не так истощена, как прочие члены великого мирового братства. Но именно в Америке в это время возникнет одна опасность. Я говорю вам об этом сейчас, чтобы опасность эта не застала вас врасплох, и чтобы вы не теряли бдительности.
   Будьте бдительны, но не перестраховывайтесь.
   И верьте в то, что Учителя Жизни так или иначе помогут вам преодолеть и это испытание.