ФЕДЕРАЦИЯ НАЦИЙ

Письмо XIX

ФЕДЕРАЦИЯ НАЦИЙ
   

9 августа 1917
   Настало время и Америке присоединиться к остальному миру и занять свое место в федерации наций. Если она установит прочный союз с Англией, то им удастся уберечь мир от опасности новой войны.
   Прошлая изоляция Америки полностью соответствовала её интересам: ей необходимо было развиться до её нынешнего состояния, не подвергаясь никаким вмешательствам извне, и не вмешиваясь, в свою очередь, ни в какие международные конфликты. Свободная и одинокая, она так и не стала частью громоздкой, скрипучей машины международной дипломатии и интриг. Но теперь она уже полностью самостоятельна, и, выражаясь языком политиков, её характер уже сформировался. Можно сказать, что Америка уже собрала необходимый кворум, и теперь имеет право голоса на всемирных совещаниях и всемирных выборах.
   В прошлом для нее многое сделали Англия и Франция, и теперь её очередь постараться для них. Ведь именно они сформировали её культуру и больше всех повлияли на её дух; теперь на их дух будет влиять Америка.
   Когда накануне вы читали о том, что наши солдаты не только воюют, но и работают во Франции, стараясь хоть как-то помочь тамошним крестьянам и фермерам, вы испытывали большое удовлетворение; вы помните, вероятно, о том, что я говорил вам еще до вступления Америки в войну, — что наши соотечественники отправятся во Францию, чтобы работать, работать и работать там ради восстановления этой страны.
   И это еще только начало. И во время войны, и после нее наши люди будут все активнее участвовать в восстановлении Европы.
   Скоро там возникнет потребность в работе нового типа — нового для нас.
   То, что многие нации объединяются ради общего дела, — весьма знаменательно. Отсюда остается только один шаг до объединения всех наций ради достижения единой цели.
   Сила возмущения в мире должна утихнуть, так же как утихла сила расовой ненависти а она и в самом деле уже истощилась. Далее война будет продолжаться уже без той ярости, которая имела место в начале её. Мы растем, поскольку таково наше предназначение, и даже в Нью-Йорке уже не чувствуется той ярости, которая кипела там пару лет назад. Она ослабла и в Англии, и во Франции, и в Германии. К войне сейчас относятся как к обычной малоприятной обязанности, от которой все желали бы поскорее отделаться. Когда в ней уже никто не будет видеть никакого смысла, она прекратится.
   А сейчас меня интересует, какое место займет Америка в федерации государств.