ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД

Письмо XXV

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД
   

1 февраля 1918
   Я несколько раз заглядывал к вам в течение последних нескольких недель. Рад, что вам выпала, наконец, возможность отдохнуть.
   Слишком амбициозные и энергичные люди обычно недооценивают пользу подобного пассивного отдыха. Даже машина не может работать без периодического отдыха и смазки. Так же и душа, какой бы неистово деятельной она ни была, не может эксплуатировать свое тело и свой мозг слишком долго, не давая им возможности остыть. Фермер знает, когда ему следует оставить свое поле под паром.
   "После войны" желательно, чтобы солдаты, довольно долго занимавшиеся одним и тем же трудом — ратным делом — получили бы время для отдыха, перед тем как вновь влиться в сутолоку промышленного производства; своего рода — восстановительный период, когда они могли бы ничего не делать. Позвольте им хоть ненадолго отключиться от всех проблем и насладиться свежим ветром и ароматом безмятежности; и результатом этого отдыха станет возрожденная жажда деятельности, которая вновь возвратит их на заводы и фабрики. Если мир потеряет их на несколько недель, это не будет для него большой потерей.
   В предстоящие годы наибольшее количество отдыха придется на долю Америки. В Европе после войны будет иметь место вполне понятная усталость, и Америка ни в коей мере не проиграет, даже если немного спустит пары.
   Час пассивного отдыха иногда бывает столь же полезен, как и час активной работы. Именно в часы так называемого пассивного отдыха мы размышляем, познаем самих себя, строим воздушные замки, которые на деле являются нашими рабочими планами на будущее. Фантазия — вещь хорошая. При жизни на земле я часто фантазировал, и вот сейчас мои фантазии служат мне в качестве рабочего плана построения моего будущего, коим я сейчас как раз и занимаюсь. Я хотел вернуть себе нечто, что было утеряно, и вот — я это вернул. Вы хотите знать, что именно? Ну что ж, я скажу вам. В прошлой жизни я достиг весьма больших высот мастерства. Но затем меня постиг долговременный регресс. Я мечтал о том, чтобы вновь обрести потерянное, и здесь мне это в значительной мере удалось.
   И если бы мое сознание не сохранило в себе яркий образ моих фантазий, я не смог бы здесь добиться такого прогресса в восстановлении утраченного.
   Я говорил здесь недавно с одной своей старой приятельницей — очень дорогим и близким мне человеком, она перешла сюда год, или два тому назад — и мы оба пришли к выводу, что наши фантазии — самое большое наше достижение в предыдущих земных жизнях.
   Она сейчас тоже наслаждается восстановлением потерянного, и думаю, что с течением времени она даже сможет догнать меня. Да, восстанавливая таким образом свою память, можно вспомнить даже, что когда-то ты обладал способностями Адепта.
   Моя приятельница сказала мне как-то со смехом, что с прибытием сюда она уже успела понастроить столько планов, что на их реализацию не хватит и вечности.
   "Можешь заняться их реализацией, — посоветовал я ей, — а вечность — всегда в твоем распоряжении".
   Она посмотрела на меня так, как когда-то на земле, я очень хорошо помню этот её взгляд, и сказала:
   "Похоже, что время придумали для рабов, а вечность — для хозяев".
   Она тоже довольна тем, что перешла сюда. В течение долгого времени она занималась одной и той же работой, и теперь рада переменить её на другую.
   Вам интересно, помогает ли она мне? Нет, не помогает, если, конечно, не считать за помощь радость от возобновления нашего общения. Да и чего ради она станет помогать мне, или я ей? У каждого из нас — своя работа.
   Но вы в своем мире должны помогать друг другу чем только можете; а мы здесь в одинаковой степени помогаем друг другу уже тем, что мы есть. И должен сказать, это очень большая помощь — иногда быть вместе.
   Кстати, какое это само по себе замечательное выражение — "быть вместе"! Какая поэзия! Не работать вместе, не вместе развлекаться, но просто быть. Вы, наверное, чувствуете эту радость, когда находитесь рядом с другом, которого очень любите. Не нужно слов для того, чтобы передать это наслаждение. Словесная передача всегда ограничивает истинное чувство. Безмятежное бытие! Даже птицы могут наслаждаться им; даже роза может поведать вам секрет этого наслаждения.
   Однажды на земле я слышал, как сплетники заочно укоряли одну красивую женщину за то, что она абсолютно ничего не делает. Ну и что с того? Роза ведь тоже не шьет на машинке и не пишет статей в газету.
   Радость возвращается в ваш мир. Она очень долго отсутствовала. Быть просто ради того, чтобы быть — этот принцип приобретает новое значение для тех, кто радуется уже тому, что он жив.
   Пройти через все опасности этой долгой войны и при этом не перестать "быть" — разве этого не достаточно для того, чтобы вызвать восторг души.
   Тем людям, которые прошли всю эту войну, с самого её начала, не следует надоедать чрезмерным вниманием, когда они, наконец, вернутся домой, чтобы отдохнуть от тягот военной жизни. Они заслужили себе это право. И когда они будут рассказывать вам о войне, внимайте им с уважением. Ради вас они прошли через тень смерти. И если Бог сохранил их в числе активных клеток Своего тела, значит Он все еще нуждается в них; но это вовсе не означает, что они должны теперь ежеминутно работать на вас. Какое-то время и вы можете для них потрудиться. А когда они отдохнут, они присоединятся к вам в вашем труде.
   Прошлым вечером я слушал разговор двух солдат, и вот что они говорили друг другу:
   — А что ты будешь делать, Джон, когда всё это закончится?
   — Каждое утро я по целому часу буду валяться в ванной — в теплой, мыльной воде; а потом буду звонить своим знакомым девчонкам — всем подряд, буду пить чай и слушать их болтовню. А ты что будешь делать?
   — А я просто буду держать свою жену за руку и смотреть на неё.
   Ну что скажете — пустая болтовня? Это смотря, что считать пустой болтовней. Мне, например, этот разговор показался очень важным.
   Однажды после той мелкой перепалки, которая была у нас с Испанией, я слышал, как одна активная женщина говорила, что с тех пор, как её муж вернулся с Кубы, он уже абсолютно ни на что не годен.
   "Ну что ж, — сказал я, — зато на Кубе он был годен на многое".
   Испано-Американская война!
   Муха перед слоном, если сравнить её с этой войной.
   И немцы тоже устали. Так что после войны вам не придется слишком напрягаться, чтобы не отстать от них.