ПОИСК ДОБРОВОЛЬЦЕВ Письмо XXIX

ПОИСК ДОБРОВОЛЬЦЕВ

Февраль 1918
   День или два после того, как Америка объявила себя в состоянии войны, я осуществил путешествия по этой стране, изучая обстановку, сложившуюся к этому времени в обоих мирах. И до этого исследования я имел общее представление о том, что сейчас происходит в обоих мирах; но я хотел освежить свои впечатления, поскольку в голове у меня зрел грандиозный план. В течение своей земной жизни я много раз говорил себе, что у меня есть грандиозный план; иногда мне частично удавалось реализовать его, иногда нет. Но на этот раз я решил, что промашки не будет.
   Когда в результате своих исследований я пришел к выводу, что все необходимые материалы уже имеются в наличии, я отыскал великого человека, духа, — называйте его как угодно.
   Затем мы, уже вместе, разработали план нашей кампании. Основные его пункты были следующие:
   Сохранение — здесь должны были быть задействованы негативные силы.
   Строительство — с помощью позитивных сил.
   Координация — с использованием как негативных, так и позитивных сил.
   Мы собрали группу обладающих сильным разумом и сильной волей мужчин и женщин, находящихся здесь уже достаточно долго, чтобы уметь не только хорошо ориентироваться в этом мире, но и влиять на мысли живущих в материальном мире людей. Мы разослали их по разным местам, где они должны были думать, думать и думать, находясь вблизи сенаторов, конгрессменов, крупных промышленников и просто людей с улицы. Им следовало таким образом внушать людям мысли о сохранении продуктов, денежных средств и прочих материалов, необходимых во время войны.
   Прочие же наши сподвижники, преисполненные любовью к Америке как к месту своего последнего рождения, бродили по стране толпами, исподволь заражая своим патриотическим энтузиазмом сердца и умы миллионов людей, уже привыкших рассматривать Америку как нечто само собой разумеющееся. Они распевали патриотические песни, и хотя земные люди не могли слышать их пения, сам дух его все-таки передавался им; так что нашим людям удалось многого достичь.
   Затем другие — наиболее мудрые из числа прежних лидеров человечества — занялись ликвидацией беспорядка и подавлением недовольства, вызванных войной. И если где-то собиралась группа разглагольствующих о мире одичавших "идеалистов", чтобы возобновить свою болтовню, тут же рядом с ними появлялся один из этих невидимых аудиторов и подавлял их энтузиазм, вызываемый их же собственными вредоносными высказываниями.
   Я надеюсь, что не очень наскучу вам, если изложу во всех деталях этот тщательно разработанный нами план помощи. Но мы задействовали здесь более миллиона человек, вызвавшихся помогать нам до тех пор, пока в их помощи будет оставаться необходимость. Вам, возможно, покажется, что миллион помощников для нации численностью более ста миллионов человек — это не так уж много; но один активный работник на сотню человек — это совсем не плохо, поскольку каждый из них ещё может выбрать себе помощников из числа земных людей.
   Генералы этой вспомогательной армии отчитывались о проделанной работе перед её главнокомандующим и получали от него в свою очередь много непонятных приказов. Однако, никто не сомневался в его мудрости, и результаты вновь и вновь подтверждали его правоту.
   Однажды, когда я намеревался отправиться на Север, он приказал мне отправиться на Юг, и уже в пути я понял, для чего мне следовало отбыть в обратном направлении.
   Любопытно, отчего это в последние месяцы перед различными законодателями в их капитолиях так и не "появлялись призраки". А может, все-таки появлялись. Но люди уже начинают привыкать думать о нас без боязни. И это еще одно положительное следствие войны. Желая заглянуть за черту в поисках тех, кого они любили, люди могут иногда сталкиваться с Учителями, и даже с ангелами тех, кто был ими любим. И эти встречи углубляют их разум.
   
В городе ... произошел один забавный случай (с моим участием). Там живет некий "пацифист", имеющий влияние на определенный круг лиц. И однажды, когда он опять начал "философствовать" в присутствии нескольких человек (так как публично он не выступал), я обнаружил, что нашептывая ему в ухо ответы на его собственные вопросы удивительным для него образом, я могу совершенно сбить его с толку. Поскольку, как это ни странно, он меня действительно слышал. Но в возможность общения между мирами он не верил, и потому решил, что у него начались "слуховые галлюцинации", и обратился к врачу, который сказал ему, что тот чересчур много размышляет о войне. Доктор, который сам пацифистом не был, посоветовал нашему другу заняться орнитологией.
   Да, он молод, и будет оставаться молодым в течение еще многих инкарнаций.
   Мы тоже внесли свою лепту в организацию призыва. Тех, кому и так предстояло быть призванными, мы просто ободряли; но бывали и такие, кому было достаточно одного лишь посланного нами сна, или подсказанной нами мысли, чтобы наставить их на правильный путь; а когда молодой человек знает, что его страна ведет войну, этот правильный путь приводит его обычно к воротам ближайшего призывного участка.
   В городе ... был один парень, чье сердце сжималось от ужаса, когда он читал о Франции и о происходящих там сражениях. Он боялся призыва. Крепышом его нельзя было назвать. Он работал счетоводом в банке, и потому мышцы его ног были развиты слабо. Да и пищеварение у него было неважное. Потому-то он и решил, что хороший солдат из него не получится.
   Но однажды, когда он во сне перенесся в наш мир, я встретил его и предложил ему немного прогуляться вместе со мною. Вы решили, что я показал ему поле сражения? Что вы, нет! Я перенес его на поле для учений. Вы, возможно, подумали, какой смысл был мне вести его туда ночью; но на этот раз мне просто повезло, парень уснул днем. И я помог ему взглянуть сверху на покинутый им на некоторое время мир; мы глядели на поле для учений. Ему это было интересно.
   А на следующий день работа над гроссбухом показалась ему скучнее, чем обычно. К тому же он случайно услышал, как одна девушка беседуя со своей подругой через окошко кассы, сказала, что желтолицый клерк никогда не был её идеалом мужчины, и что ей больше нравятся солдаты.
   Когда он отправился прогуляться после работы, я последовал за ним и привлек его внимание к марширующим по улице пехотинцам, сопровождаемых к тому же неплохим оркестром. Парень вернулся домой, посмотрел на себя в зеркало, и обнаружил, что его лицо от работы в банке действительно стало желтоватым. И тут он вспомнил, что он к тому же еще и клерк.
   Вот так он и попал в армию.
   Вы, возможно, спросите, почему я потратил столько времени только лишь ради того, чтобы завербовать одного малоинтересного юношу в военную паству Дяди Сэма, когда у нас есть столько вспомогательных работников, которые могли бы этим заняться. Дело в том, что двадцать лет тому назад я был знаком с отцом этого парня, и некоторые его слова натолкнули меня на решение, которое благотворно повлияло на всю мою дальнейшую жизнь.
   Когда этот парень вернется, он уже не будет желтолицым, да к тому же он будет героем, а не клерком.
   Я привык возвращать долги.