СТРОИТЕЛИ

Письмо VII

СТРОИТЕЛИ

22 марта 1917
   Я обещал дать вам совет относительно того, как Америке можно восстановить равновесие. Направьте свой излишек золота на восстановление разрушенной Европы. Дайте ей кредиты и дайте пищу. Те, кто работает в поле, отдайте Европе часть своих продуктов. Те, кто строит, приложите свои руки там, где они будут нужны. Те, кто не чувствует себя здесь спокойно, — вернитесь в Европу, где вы родились на свет. Сделав это, вы обретете новые интересы и новые взгляды. А новые интересы и новые взгляды — это новая жизнь. Не бойтесь идти на жертвы. Говоря это, я имею в виду две цели: воздействие на внешний мир и воздействие на самого себя.
   Работать на идеал иногда бывает даже практичнее, чем работать на так называемую реальность.
   Мои слова о восстановлении Европы вы можете воспринимать либо как практический совет, либо как совет идеалистический — в зависимости от вашей точки зрения. Он идеален, потому что Европа действительно нуждается в восстановлении; но в то же время и практичен, поскольку именно сейчас Америке необходимо направить свои мысли на что-либо внешнее. Этот совет мы обычно даем тем индивидуумам, которые чересчур сосредоточены на самих себе. Сейчас кругом царит такая неудовлетворенность и неопределенность, что Дух расы, заботящийся о благе всей расы в целом, может использовать всё, что способно привлечь к себе внимание широких масс людей, заставить их позабыть о себе.
   Дайте в долг свои деньги Европе, и не требуйте никаких ростовщических процентов. Хотя, какой-то процент все-таки можно взять, поскольку деньги обладают способностью к накоплению, и всякий трудящийся достоен награды, даже если это — трудящееся золото. Пусть это будут милосердные кредиты под низкие проценты, способные ослабить ужасное налоговое бремя, свалившееся сейчас на плечи европейцев и умножающее их недовольство и уныние.
   Пусть многие из вас посетят Европу, чтобы увидеть своими глазами, что может сделать со страной война; что она могла бы сделать и с вашей страной, если бы вы опрометчиво сделали себя мишенью для чужаков, желающих силой отобрать у вас то, что вы так умело накопили.
   Поезжайте туда, и вы увидите собственными глазами и сами ясно почувствуете дух самопожертвования и преданности своей нации, ободрявший европейцев в течение всей этой долгой войны. Они смогли вновь обрести свои души, вам же это пока еще не удалось.
   В этой стране есть много инженеров, чей труд сейчас более необходим в Европе, чем у себя дома. Здесь есть специалисты во всех областях науки, и там они теперь нужнее, чем здесь. Специалистов у нас предостаточно. Мы вполне можем позволить себе поделиться ими.
   Стройте корабли. Побольше кораблей. Займите людей делом. Поставьте перед ними цель. Не позволяйте им пребывать в праздности. Бездействующий мозг — мастерская дьявола. Если нет работы — найдите её. Всегда найдется, чем можно заняться. Стройте корабли.
   Теперь относительно управления железными дорогами и прочими коммунальными услугами. Грядущий государственный контроль над ними был возвещен уже тогда, когда возникла угроза забастовки — настолько мощной — что будь эта угроза реализована, всей стране снова пришлось бы ходить пешком. Таким образом все общественные предприятия, остановка которых угрожала бы жизни всей страны и всех людей, должны быть поставлены под контроль государства. Это не социализм, и никакой иной "изм". Так что те, кто всё ещё обращает внимание на эти глупости, не должны беспокоиться. Можно найти способ, который не вызовет у них недовольства.
   Думайте о благе целого, ведь вы — его части, и не сможете процветать, если целое будет бедствовать. Это не ханжество. Это что-то вроде биологии расы. Глядя на вас, я вижу вас единым огромным существом и обращаюсь к вам, как к существу, расовому организму, а не как к отдельным индивидам. Все клетки расового организма должны работать слаженно. Считайте расу единицей сознания. Присоедините себя к единому сознанию расы. Оставайтесь индивидуальностями, пожалуйста, но будьте индивидуальными частями целого. Установите равновесие в отношениях с другими индивидуумами — позитивными и негативными.
   Поставьте себе целью восстановление Европы. Предоставьте возможность множеству неудовлетворенных тружеников отправиться работать в Европу. Вы можете сказать, что после демобилизации у Европы будет достаточно рабочих рук; но слишком много их все равно не будет. А сделав это, вы убьете разом двух зайцев: и работа будет сделана быстрее, и на самих работников она произведет благоприятный психологический эффект.
   Мне хотелось бы методом внушения передать вам представление о том, в каком состоянии пребывает сейчас мое сознание. Мне хотелось бы, чтобы вы воочию убедились в том, что разделение — это смерть, а единение — жизнь.
   Я говорил о государственном контроле над железными дорогами, но это только начало. Государственный контроль должен быть установлен даже над распределением продуктов. Начните постепенно, с отдельных вещей. Весь мир будет развиваться в этом направлении — такова его судьба. И колеса этой колесницы невозможно остановить.
   Служите, если надеетесь выжить, — таким должен быть ваш лозунг. Вы не сможете выжить, если не посвятите себя служению, — все вы. Самая лучшая клетка — та, что служит организму расы. Такою мне представляетесь и вы.
   Буквально несколько слов о нервных заболеваниях. Да, это связано с тем, о чем я только что говорил. Когда война, наконец, закончится, напряжение, в котором люди жили все эти годы, резко ослабнет. Разум человеческий начнет возвращаться в свое нормальное состояние, но процесс этот потребует времени. Он не сможет приспособиться к изменившимся условиям немедленно. Слишком долго мозг мужчин и женщин стимулировала необходимость согласованных действий, а это стимулятор такой же сильный, как, скажем, кофеин. И когда они вновь окажутся предоставленными самим себе, произойдет резкое уменьшение нагрузки.
   Или же, напротив, небывалый восторг подтолкнет их к разного рода эксцессам. Вы видели когда-нибудь умалишенных, которые никогда не отдыхают, которые потеряли способность отдыхать? Они ходят туда-сюда, топают ногами, заламывают руки. Многие мужчины и женщины после войны будут похожи на них. Нет никаких сомнений в том, что будет наблюдаться избыток любвеобильного возбуждения, и лучшей панацеей от этого является работа.
   И опять таки, после нескольких лет войны, когда, каждый раз просыпаясь утром, люди не были уверены в том, что им удастся дожить до вечера, они могут сохранить свою привычку бояться. Сама мысль об отдыхе, расслаблении будет их пугать. И в результате они будут склонны обратиться к каким угодно источникам возбуждения, лишь бы они могли заменить им прежние стимулы, к которым они успели привыкнуть.
   В этом заключается вторая причина, по которой я желал бы, чтобы американцы приняли непосредственное участие в восстановлении Европы. Не потому, что американский рабочий флегматичен, вовсе нет; но потому лишь, что американский рабочий ничего не боится (кроме, разве что, потери работы и следующего за этим голода), и следовательно — будет вселять уверенность и надежду во всех, кто его окружает. Американец любит ощущать себя лидером, и как еще он может наилучшим образом реализовать эту свою потребность, если не воодушевляя своих товарищей?
   Вы не представляете себе, да и не можете представить, какая великая депрессия разразится сразу же после войны, хоть и на короткое время. Это будет передышка, освобождение. После войны полоса отлива сменяется периодом небывалой активности; но рассмотрим сперва эту полосу отлива.
   Вы — в Америке — непременно почувствуете её. Вы уже свыклись с тем, что золото само плывет к вашим берегам. И когда его поток начнет сокращаться, вам придется бороться со страхом, который будет вызван этим сокращением. Питательной средой для всеобщей паники, как и для индивидуального страха, является массовость.
   Единство мира становится все более ощутимым, и то, что влияет на одну его часть, влияет и на весь мир в целом.
   После войны повсеместно наблюдается также и обострение психического восприятия. Это хотя и не плохо само по себе, но тоже имеет свою опасную сторону. Повсюду начнут появляться пророки — истинные и самозванные, предлагая различные средства врачевания тела и души.
   И потому я беру на себя смелость советовать всем, кто обнаружит в себе какие-либо психические способности — подумайте дважды, прежде чем заявите об этом во всеуслышание. Это дает знать о себе пробудившееся в вас новое чувство; но подобно тому, как обретение зрения на ранней стадии своей эволюции безусловно таило в себе опасностей не меньше, чем достоинств, так и пробуждение этого нового чувства на первых порах может оказаться опасным. Не пытайтесь ускорить развитие этого чувства, но и не старайтесь отделаться от него. Помните, что хотя со временем это чувство и должно стать совершенно привычным, поначалу оно, как и любое другое новое чувство, будет, зачастую, передавать вам искаженную картину. Оно будет вызывать как истинные восприятия, так и ложные. Если человек, впервые раскрыв глаза, увидит безобидное дерево, он может принять его за страшное чудовище.
   Сдержанность во всем, умеренность во всем, даже в похвальном стремлении действовать. Взвешенность и соразмерность. Прежде чем воспринять что-либо — убедитесь в правильности этого, проверьте его либо рассуждением, либо интуицией, раз уж вы не можете ждать практического подтверждения. Взвесьте и оцените даже мои собственные слова, так же как взвешивали бы вы слова самого дикого из нынешних предсказателей. Боритесь с истерией. Вполне возможно, что волна истерии прокатится по всему миру.
   Когда одна революция следует за другой, напуганные люди могут прийти к выводу, что во всей вселенной нет абсолютно ничего стабильного, что весь мир катится в пропасть, и что они не в силах спастись от вселенского хаоса, который им мерещится. И тогда они, вполне возможно, начнут жить одним днем, стараясь выжать максимум удовольствий из текущего момента. Сдержанность, сдержанность!
   Я вижу, что женщины боятся рожать детей из-за неуверенности в завтрашнем дне. Я вижу, что мужчины боятся жениться, потому что не уверены, что им удастся сохранить свой домашний очаг. Я вижу, что фермеры боятся сеять, потому что не уверены, что смогут потом собрать урожай. И вновь я повторяю вам, не бойтесь.
   Если вы посеете, то непременно пожнете. Если женитесь, то непременно построите свой дом. Если заведете детей, раса защитит их, к тому же вы сами — часть этой расы.
   Сдержанность и бесстрашие!