ИУДА И ТИФОН

Письмо XXXII

ИУДА И ТИФОН


   

27 апреля 1915

   Я говорил вам о распятии, через которое проходит сейчас душа расы. А теперь я хочу рассказать об Иуде, который продал эту расу за тридцать сребренников.
   Читатель этой книги, будь ты иудаистом, христианином, индусом или магометанином, если тебе хоть что-нибудь известно о процессе инициации души, то ты должен знать, что евангелическая драма — неважно, исторический ли это факт или миф, трактуй её сам, как тебе хочется — это правдивое описание процесса посвящения.
   И неотъемлемой частью этого процесса является предательство Иуды. Без него чаша горечи не была бы полна, а она всегда должна быть наполненной до краев, пьет ли её душа расы, душа отдельного человека, или же душа Христа.
   "Отец мой, для чего Ты меня оставил?" — эти слова были на устах многих искалеченных солдат на этой страшной Голгофе, на которой оказалась распята вся раса.
   Все эти трудные месяцы — с августа и до весны — раса несла свой тяжелый крест, и теперь в апреле её пригвоздили к этому кресту и оставили умирать. На кровоточащие брови надвинут терновый венец, гвозди вонзились в ступни и ладони, вместо воды поднесен уксус, и теперь с миллионов губ срывается крик: Или, Или, лама савахфани!"
   Предательства Иуды никак нельзя было избежать, как и деяния Тифона. Не будь Иуды, история была бы неполной. Если бы Тифон не убил Осириса, не смог бы восстать Гор — его сын.
   Но, несмотря на всё это, я все-таки стою здесь — спрятавшись за завесой невидимого, как, возможно, сказали бы некоторые недоброжелатели — и прошу мир смягчить ужасную кару Иуде, насколько это будет в его власти. Вспомните, не сам ли Он сказал на кресте: "Отче, прости им, ибо не ведают, что творят"?
   Ничто из Нагорной Проповеди, ничто из священных писаний Востока, ничто в анналах всего мира не может сравниться по своему величию и духовной значимости с этими восемью словами — "Отче, прости им, ибо не ведают, что творят!"
   Те, кто грешат сейчас против расы, действительно не ведают, что они творят. Они опьянены яростью разрушения, они обезумели от сознания собственной вины; но они не могут знать всего того, что они делают. Только посвященные души среди немцев смутно догадываются, что на самом деле натворила Германия.
   И все же я говорю вам — прощайте и жалейте их, ибо им выпала ужасная роль, и страдания их будут безмерны.
   Пусть не пугает вас то, что тысячами гибнут ваши братья по крови, и даже когда вы почувствуете, что вы тоже убиты своею духовной сопричастностью, помните, что в конце концов должно восторжествовать Добро, потому что раса находится сейчас на стадии подъема. И кровь её пролита не напрасно.
   Разве не знала человеческая раса, делясь хлебом с Германией во время последней вечери, что именно Германия предаст ее? Раса знала.
   И подсознательные сущности людей в том страшном июле знали и видели в снах, что близится тяжкое испытание. Помните? Еще до того, как эта драма разразилась на Голгофе народов, она уже успела отзвучать во многих наиболее чувствительных душах.
   О том, что Германии суждено предать мир, было заранее написано в ее душе; но если мир и дальше будет продолжать ненавидеть ее за это предательство, в сердце человеческой расы откроется рана, которая будет болеть еще тысячу лет. "Отче, прости им, ибо не ведают, что творят".
   Признать необходимость существования зла в системе Космоса еще не значит примириться с этим злом. Простить грешника — не значит умалить его грех. Несовершенный разум неспособен понять суть ужасного Закона равновесия сил, и потому Стражи священного знания до сих пор были столь сдержанными в своих публичных высказываниях.
   "Необходимо, чтобы зло приходило в этот мир; но горе тому, через кого зло приходит", в тысячах церквей повторялись эти слова; но вторая половина этой фразы всегда понималась гораздо лучше, чем первая "Необходимо, чтобы зло приходило в этот мир".
   Будучи тем, что она есть, Германия никак не могла не предать расу накануне этого распятия. Было предначертано, что раса человеческая должна быть предана, и ни одна другая нация, кроме Германии, не могла сделать этого.
   Тифон должен был убить Осириса, повинуясь закону своего собственного бытия. И теперь Изида — великая Мать, Женское Начало Мира — стеная, бродит по земле, разыскивая части тела своего мужа.
   А части эти разбросаны на тысячи миль по всей линии фронта. Изида и в самом деле осталась вдовой.
   И коль скоро каждый человек является воплощением великого Архетипа, то есть сейчас и человек, ставший воплощением Предателя. Это — Вильгельм Германский.
   Болезнь, долгое время разъедавшая его мозг и послужившая одной из причин его мании величия, стала тем уязвимым местом, местом, не охраняемым светильниками магического круга Европы, через которое в мир смогли проникнуть силы зла. Истинно: горе тому, через кого приходит зло!
   И говоря теперь, что мир не должен ненавидеть нацию, которую Зло избрало своею пособницей, я вовсе не призываю проявлять сентиментальную слабость, когда скорое завершение всех этих событий станет уже очевидным. Но мир хотя бы в целях самозащиты должен сделать так, чтобы Германия никогда больше не смогла повторить своего предательства. Конкретные пути достижения этой цели я оставляю на усмотрение специалистов, ибо я всего лишь скромный дух и говорю с вами, сидя в своем безопасном убежище за завесой невидимого.