СОВЕТЫ "СЕКРЕТАРЮ"

Письмо XXXVIII

СОВЕТЫ "СЕКРЕТАРЮ"


   

11 мая 1915

   Вы сможете принести нам гораздо большую пользу, если не отступите перед чувством скорби, вызванным этим кризисом и охватившим ныне весь мир.
   Каждый день старайтесь возвыситься до уровня духа, подняться над физическим миром, над желаниями астрального плана, над низшим уровнем разума и так далее, все выше и выше, к Источнику всей жизни и всей мудрости.
   Каждый день специально выделяйте время для этого упражнения. Используйте иудаистское заклинание, которым вы пользовались и раньше, а чтобы придать ему силу, совмещайте его с занятиями йогой, в которых у вас также имеется большой опыт. Такое сочетание двух систем придаст вам еще большую силу, поскольку оно позволяет избежать слишком тесной идентификации истинной сущности с какой-либо конкретной расой или какой-либо эпохой, что неизбежно ограничивало бы ваши способности. Оккультное развитие и оккультные способности принадлежат всем эпохам и всем расам. Знание новой Расы, которая вот-вот должна появиться, будет включать в себя все системы прошлого, извлекая из каждой то, в чём она превосходит все остальные.
   Не скатитесь опять в то болото депрессии, из которого мне пришлось вас сегодня вытаскивать. Вам вовсе не обязательно умирать тысячу раз, для того чтобы понять, что такое смерть. Мне же кажется, что вы и так слишком глубоко погрузились в пучину вселенской скорби. Так что восстаньте духом, хотя бы немного.
   Ваше сострадание не станет менее искренним, даже если вы не будете умирать от жалости каждый день.
   Ваша настоящая работа начнется только после войны, когда мир сможет и захочет прислушаться к учению о братстве. Не сгорите раньше времени, — вот вам мой совет и совет моего Учителя, который передает вам его через меня.
   Учителя тоже очень обеспокоены этим кризисом, однако же Они не теряют присутствия духа. Они знают, что после бури должно наступить затишье, и не утрачивают своей веры.
   Как сможете вы помочь кому-либо, если постоянно будете находиться в состоянии той ужасной депрессии, что охватила вас в последние дни? Вам не следует обращаться за помощью к кому бы то ни было, кроме нас. Вы знаете, где нас найти. И поэтому ваш долг укреплять слабеющий дух и слабеющую веру тех, кто не получил еще тех гарантий, которые получили вы.
   Это письмо — не упрек, но урок для вас. Я вовсе не призываю вас вернуться к эгоистичному покою, отстранившись от всех бедствий сегодняшнего дня, и позабыв о судьбах мира. Я сам никогда не забываю о мире. Я тружусь днем и ночью. Но какую пользу я бы смог принести тем истерзанным войной душам, которые попадают к нам сюда, если бы всякий раз при встрече с ними начинал рыдать? Да никакой. Напротив, я стараюсь, чтобы они становились сильнее, видя мою силу, и воодушевлялись моей надеждой.
   И если я говорю вам, что настоящая ваша работа начнется только после войны, это отнюдь не значит, что в данный момент вам вовсе ничего не следует делать. Ничего подобного. Вы можете сделать многое, причем в обоих мирах. Но если вы сами будете умирать от ран, которые здесь увидите, и если вы позволите, чтобы вас затянуло в омут отчаяния, то как же вы будете вытаскивать из него других?
   Я не могу повторять каждый раз, что эта война — инициация для мира. Из пепла старого мира восстанет новый, просветленный мир мир-феникс. И мне бы хотелось, чтобы и вы восстали вместе с ним.
   Агония не может длиться вечно. Сейчас она особенно ужасна, но это значит только то, что уже близка развязка.
   Когда я говорил вам, что здесь вопрос уже решен, это вовсе не означало, что и на земле война должна окончиться уже через пару дней. Изучите причину и следствие. Вспомните самые различные взлеты и падения, подчиненные закону цикличности. Приливная волна должна истощить свои силы, ударившись о берег, и только потом она начинает сползать обратно в море.
   Сохраняйте спокойствие. Сохраняйте веру, как хранят её Те, чья задача — поддерживать веру во всем человечестве.
   Когда вы говорите, что будете страдать до тех пор, пока страдает мир, вы говорите так, как и подобает нашему ученику, и другого решения мы не приемлем. Но помните, что, страдая, человек должен оставаться сильным. Мы не хотим, чтобы вы уклонялись от приобретения опыта; но вы должны овладеть этим опытом и использовать его, а не допускать, чтобы он овладел вами и использовал вас.
   Когда я недавно писал вам об Америке, разве я не упомянул об "Американце, который стоит на страже этой ночью", о старом Аврааме Линкольне, который отринул Небеса, ради того, чтобы охранять и защищать ту землю, за которую отдал жизнь? Пусть мысль об этом придаст вам сил и уверенности.
   И у других стран, которые вам дороги, тоже есть свои невидимые стражи. Свои Охранители есть даже у той страны, которую вы не любите, и они следят за тем, чтобы эта страна не зашла настолько далеко, чтобы не суметь потом вернуться в лоно человеческого братства. Там тоже есть души, которые прекрасно понимают, что их страна уже достигла того предела, превысить который — значит окончательно превратиться в изгоя среди других народов. Даже в Америке есть немцы, которые это осознают. И если бы я сейчас назвал для примера имена некоторых из них, вы были бы очень удивлены.
   Хорошо, что американские немцы могут ощутить негативное отношение американцев к этому недавнему акту пиратства в нейтральных водах. Пусть это заденет их за живое. Для них это единственный способ усвоить этот урок.
   Неужели вы думали, что диктуя вам эту книгу, которая должна быть опубликована после войны, я внушал свои мысли только вам одной? Нет, я внушаю свои мысли и другим людям тоже.
   Через несколько дней после того, как я рассказал вам о стоящем на страже Аврааме Линкольне, одна газета опубликовала на своих страницах рисунок, изображающий президента Вильсона, за спиной которого стоит призрак великого Линкольна. Думаете, это простое совпадение? Нет, не совпадение. Просто я внушал свои мысли и мысли стоящих за мной Учителей еще и другим умам, помимо вашего. Я — труженик астрального мира. Влиять на умы людей — это одна из возложенных на меня обязанностей, и потому мне приходится часто перемещаться с места на место, чтобы быть там, где я необходим; но я нигде больше не пробовал писать так, как пишу сейчас с вашей помощью. Правда, я пытался это делать, но без особого успеха. Редко можно найти хорошего "секретаря", который мог бы писать под диктовку из другого мира, ибо он должен уметь отличать мысли диктующего от своих собственных мыслей, объективных и субъективных, а также обе эти категории мыслей от мыслей безответственных существ, любящих совать свой нос в земные дела.
   Вы хотите знать, почему я не рассказываю вам больше никаких историй? Расскажу обязательно, но не ранее своего следующего визита.