ПУТЬ К ПОНИМАНИЮ

Письмо IV

ПУТЬ К ПОНИМАНИЮ


   

13 марта 1915

   Прежде чем начать описывать новые ужасы, я бы хотел сообщить вам, что из всех этих кошмаров, в конце концов, появится Красота, какую мир не знал за весь цикл своего существования.
   Она появится не сразу, поскольку многое еще придется сделать; но для тех, кто хочет идти к ней, путь уже открыт.
   Это утверждение покажется нелепым еще не переродившемуся духовно человечеству, тем более сейчас, во время войны, когда каждая из воюющих сторон во весь голос заявляет о своей правоте, призывая проклятья на головы своих противников. Но, как это бывает во всех конфликтах, обе стороны неправы, хотя одна из них все-таки менее неправа, чем другая. И та сторона, которая победит а победит сторона менее неправая должна будет понять и простить своего противника, прежде чем продолжить путь к своему великому будущему.
   Хотя международные организации терпят сейчас временное фиаско, я все-таки предвижу, что их ждет большое будущее. Сейчас они просто пребывают в состоянии шока, все эти пацифисты, социалисты и прочие, кто стремится к достижению идеала вселенского братства.
   Даже сейчас, несмотря на состояние конфликта, постарайтесь распространить свое понимание и свою любовь на тот народ, который вы считаете своим врагом. И не пытайтесь достичь понимания, просто повторяя, что он несет с собой зло. Это еще не понимание. Зло есть в каждом человеке. Постарайтесь понять этот народ, представив себя на время его частью. Поставьте себя на место этих людей; представьте себе, что вы оказались в одиночестве — пусть даже по своей собственной вине — против всего мира.
   (Вы немного отклонились от дела, подумав, что никогда не оказались бы в таком положении, когда всему миру пришлось бы ополчиться против вас в целях самозащиты. Вы в этом уверены?)
   Пытаясь вникнуть в сознание этого "враждебного" народа, вы уже ставите себя в подобное положение. И я вам советую делать это время от времени, чтобы вы смогли стать центром, началом, первой мельчайшей частичкой того международного взаимопонимания и взаимопрощения, которое должно стать если не всеобщим, то по крайней мере широко распространенным для того, чтобы вечно провозглашаемое, но так никогда толком и не понятое Вселенское Братство, смогло хотя бы начать проявляться в этом отнюдь не братском мире.
   Если все эти массы воюющих людей, долгое время искренне считавших, что они следуют этому идеалу, попытаются сейчас заключить мир друг с другом, если они научатся уважать чужие идеалы, как бы они не отличались от их собственных, то уже сейчас может появиться сила, способная приблизить окончание войны и уменьшить число людей, которым суждено погибнуть из-за противостояния их идеалов национальной гордости и патриотизму.
   Возвращение от ненависти к любви и от критики к пониманию, которое последует за официальным объявлением мира, позволит всем этим конфликтующим духовным сообществам (если, конечно, они этого захотят) начать действовать в согласии друг с другом. Даже если члены этих сообществ не смогут решиться на это сразу из-за своей узколобой гордости и неспособности забыть все те резкости, которыми они обменивались в прошлом; если они окажутся слишком трусливыми, чтобы взять назад свои прежние слова и публично признать друг друга братьями, то пусть они хотя бы в глубине души начнут думать по-другому. И может быть, со временем у них прибавится мужества, и какой-нибудь решительный лидер объявит своей пастве, что те люди, с которыми они когда-то сотрудничали со всем доверием и любовью, возможно, пытаются следовать тем же самым идеалам, только своим собственным путем.
   Не думаю, что дальнейшее освещение этой темы будет способствовать лучшему ее пониманию, так что все эти замечания можно трактовать просто как прелюдию, легкое вступление к той тяжелой истории, которую я собираюсь вам рассказать.