История и классификация явлений психизма

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЯВЛЕНИЯ ПСИХИЗМА

Глава 1. История и классификация явлений психизма

История

      Вопросам истории психизма посвящен ряд работ {171-5}. Явления психизма известны с глубокой древности. Намек на них усматривают в наскальных изображениях в Ласко и Альтамире (20 тысяч лет до нашей эры). Психизм был в арсенале египетских и халдейских жрецов. У Гомера и Демокрита встречаются упоминания о явлениях явно психического характера. Оракулы, пифии и сибиллы греков и римлян являются примерами попыток использования способности к предвидению. Плиний младший описал ряд спонтанных психических явлений. Тибетские ламы и факиры Индии издавна использовали психизм в ритуальных и практических целях, равно как и колдуны и маги средневековой Европы [16]. Основываясь на свершениях Христа, делают вывод, что он был исключительно одаренным сенситивом [326, 940]. Жизнеописания христианских апостолов и святых содержат свидетельства о явлениях психизма-левитациях, образовании стигматов и т.п. [698 ]. И более поздняя история христианства дает примеры использования психизма в практике культа и случаев его проявлений в виде так называемых «чудес» при массовых экзальтациях во время богослужений [700, 861, 1148 ]. Ярким примером культового использования психизма является основание секты мормонов в США сенситивом Смитом [319]. Описания Э. Сведенборгом экскурсий своего сознания явились стимулом к появлению еретической секты. Пророчества Нострадамуса, целительство Ф. Месмера и его последователей — примеры «гражданского» направления использования психизма [391, 611 ]. Полагают, что М. Де Бирон одним из первых приблизился к пониманию психизма [598 ] и что Л. Толстым были самостоятельно осмысленны и описаны («Анна Каренина», 1877 г.] некоторые проявления психизма еще до того, как они стали предметом систематического изучения парапсихологии (предчувствия, вещие сны, обмен мыслями во сне, неслучайные совпадения) [1323 ].
      Началом современного периода в истории психизма обычно считается 1848 год, когда произошли явления («Рочестерские стуки»), возбудившие волну широкого общественного интереса к этой области. Начало же научного исследования психизма обычно приурочивают к организации Лондонского общества для психических исследований (ОПИ) в 1882 году, а вслед за ним, в 1885 году, такого же общества в США (АОПИ) {163-4}. На первом этапе изучения психизма именно эти организации провели наиболее
внушительные по объему и систематичности исследования. В составе ОПИ, в качестве его председателей и членов, побывало 3 нобелевских лауреата, 10 академиков и 9 других видных ученых [653]. В результате систематической работы уже в 1906 году ОПИ собрало, рассмотрело, частично обобщило и опубликовало 142500 случаев различных проявлений психизма [605].
      Значительную работу по изучению психизма с четко выраженным научным уклоном провело также французское ОПИ. Для деятелей этого общества, наиболее выдающимся из которых был нобелевский лауреат профессор Ш. Рише, исходный скептицизм был присущ в неменьшей степени, чем для членов ОПИ. Однако и во Франции все исследователи психизма, которые лично проводили научные эксперименты, были вынуждены изменить свое мнение. Так, профессор Рише, который всегда тревожно прислушивался к мнению консервативных научных кругов, опасаясь за свое реноме, вынужден был в конце концов заявить: «Факты психических явлений установлены с научной несомненностью и их совокупность образует собой объект изучения новой области науки — метапсихики». По его мнению, до тех пор, пока такое изучение не проведено, следует воздерживаться от пояснений и тем более от отрицаний: «Как эти явления ни невообразимы, надо воздержатьтся от их отрицания: мы не понимаем, не объясняем, но констатируем. Многое нам кажется нелепым, но все это существует» [934]. Еще яснее выразился доктор Ж. Грассе: «Реальность явлений психизма совершенно неоспорима, сомневаться в этом могут лишь те, кто слеп к очевидности, глух к доводам рассудка и тупо придерживается кодекса своей веры (или неверия, что то же самое)» [512].
      В подкрепление своих свидетельств многие исследователи обращаются к опыту стран Ближнего Востока и особенно Индии,
где издавна знакомы с явлениями психизма
[1240]. Но и в западных странах за последнее столетие накоплено множество сведений о психических явлениях. Каждый из номеров многочисленных журналов, часть которых перечислена в списке литературы, содержит сообщения о разнообразных проявлениях психизма. Некоторые журналы систематически публиковали результаты проверки своими сотрудниками присланных в редакцию сообщений о проявлениях психизма, а также отклики читателей, знакомых с опубликованными случаями. Обилие информации не должно удивлять, если вспомнить, что по некоторым оценкам число лиц, активно занимавшихся вопросами психизма, в отдельные периоды времени превышало 50 млн. человек [1223].
      В последние десятилетия преимущественное развитие получили лабораторные исследования психических явлений. В связи с этим Л. Раин делит историю изучения психизма на три периода — доэкспериментальный (до 1930 года), ранний экспериментальный (1930—1950 годы) и современный экспериментальный (после 1950 года) [1490]. Именно на проведение лабораторных исследований направлены основные усилия парапсихологии — науки, изучающей психические явления.
История ее становления и развития излагается в работах {12-5}. Шолагают, что уже к 1940 году она сформировалась, как отдельное научное направление. В настоящее время вопросами парапсихологии занимается за рубежом большое число организаций, некоторые из которых указаны в таблице 1.
       Для выполнения лабораторных экспериментов ряд организаций разрабатывает специальную аппаратуру — механизмы для фиксации заданных и угаданных значений и счетчики их серий; устройства для автоматической постановки задач на базе генераторов случайных чисел (ГСЧ) и, среди них — ГСЧ на основе радиоактивного распада; устройства для автоматического выбрасывания фишек при опытах по психокинезу и многие другие приспособления, способствующие облегчению и объективизации психических опытов [1290, 1480, 1495]. Примером строгого применения к изучению явлений психизма современных научных методов эксперимента и обработки результатов может служить работа [48а ]. К выполнению экспериментов, требующих большого числа участвующих, привлекаются добровольцы, преимущественно из числа учащихся школ и высших учебных заведений [1281 ]. Внимательно отрабатываются правила подбора субъектов для экспериментов и приемы, обеспечивающие успешность последних [744]. Специально рассмотрена проблема исключения артефактов при экспериментах [303].
       В СНГ вопросами парапсихологии занимаются отдельные группы заинтересованных в предмете лиц, работающих безвозмездно, на общественных началах. За рубежом существует по-видимому преувеличенное мнение о развитии исследований психизма в Союзе [456, 653]. Встречаются утверждения, что «Россия лидирует в парапсихологии» и что ею открыты «новые виды энергии» [820, 821 ]. Упоминают о «возрастании интереса к парапсихологии» в нашей стране [1182]. Г. Банерджи на основании десятидневного пребывания в СССР сообщает в работе «Парапсихология в России» о 9 центрах, где, как он утверждает, ведутся работы по парапсихологии [1267 ]. Более сдержанно оценивается состояние изучения психизма в СНГ в книгах [527, 661 ] и статьях {13-4}, авторы которых посетили нашу страну. В них упоминается о работах Л. Васильева по телепатии и о их прекращении после установления неэлектромагнитной природы связующего агента; об отрицании реальности телепатии в БСЭ и других публикациях; о скептичности аудитории на парапсихологической конференции в Москве в 1968 году. Но сообщается также и о лично наблюдавшихся авторами опытах психокинеза с сенситивами Б. Ермолаевым и Н. Кулагиной (Михайловой). О парапсихологии в СНГ упоминается также в работах [221, 574 ]. Издан перечень научных и популярных книг, статей и аннотации, касающихся психизма, опубликованных у нас [790].
      Некоторые исследователи выражают разочарование однообразием и малой результативностью современного лабораторного направления психических исследований, получившего развитие в ущерб изучению спонтанных явлений и медиумизма [1075, 1094, 1475]. Они обращают внимание на необходимость более углубленного изучения исследований прошлого столетия, которые по многим направлениям опереждают современные работы [217, 608, 1281 ]. И. Стивенсон, присоединяясь к этому мнению, замечает, что и результаты лабораторных опытов вполне достоверны лишь для их исполнителей и могут ставиться скептиками под сомнение наравне со спонтанными явлениями [947, 1280]. Один из основателей лабораторного направления работ Д. Раин также предостерегает от одностороннего увлечения ими и пренебрежения изучением спонтанных проявлений психизма, представляющих собой «произведения природы» [735, 1472 ].
      Наряду с изучением явлений психизма, научные организации и отдельные исследователи уделяли много усилий популяризации получаемых сведений и насаждению правильных представлений о наблюдаемых явлениях. Основным средством для этого служила печать, но, кроме того, читались публичные лекции с демонстрацией результатов опытов и самих явлений. В этом ряду следует отметить выступления академика Бутлерова, а также лекции, которые в течение полугода читал в Париже профессор Шренк-Ногцинг для научных кругов и передовой интеллигенции с демонстрацией фотографий, кинофильмов и весьма показательных натурных проявлений психизма [497]. Они имели значительный резонанс, но круг ознакомленных составил все же незначительную часть общества, и доложенные сведения были с течением времени забыты. Интенсивную лекционную деятельность развил А. Конан Дойль. Наряду с систематическим чтением лекций в Англии, он совершил лекционные турне по Австралии и (дважды) по США {14-4}. Но его выступления имели скорее пропагандистский, чем научный характер.
      Были получены официальные заключения целого ряда научных и административных комиссий, создававшихся для проверки фактов психизма, например:
      — научная комиссия, организованная в Варшаве профессором Ж. Охоровичем для проверки явлений, получавшихся с выдающимся сенситивом Станиславой Томчик [799];
      — ряд научных комиссий, организованных профессором Ш. Рише и другими французскими учеными [1236];
      — Миланская научная комиссия с участием ряда профессоров из разных стран и А.Н. Аксакова, имевшая целью проверку явлений, получаемых с выдающимся сенситивом сомнительной репутации Е. Паладино [698 ];
      — комиссии, создававшиеся административными органами для Расследования явлений психизма, сопровождавшихся пожарами, убытками и другим вредом, в том числе: расследование случая «преследования» семьи казака Щапова в Оренбургской губернии; случай разорения мужика Каплуха; расследования «неспокойствий слободе Липцах [5]; судебные разбирательства исков в связи с убытками от «неспокойствий» в Италии, Австрии, Швейцарии и т.п. Все названные и многие неназванные здесь расследования выявили реальность психических явлений. Исключением явилась печальной памяти комиссия Менделеева.

Классификация

      В литературе можно встретить подразделение психических явлений на следующие два класса, в зависимости от агента их вызывающего: 1) явления парапсихические, обусловленные действием самого сенситива, «непознанными потенциями его организма», как теперь принято говорить, а вернее — действием его П (это будет ясно из дальнейшего изложения) и 2) явления медиумические, связанные с действием отдельной от сенситива сущности (П другого живого или П0 отшедшего человека), для которой он является медиумом (посредником). В начале научного изучения психизма большинству его явлений приписывали медиумическое происхождение. Лишь постепенно сформировалось представление, что в ряде случаев возможно их парапсихическое объяснение, что гипотезу о проявлении медиумизма следует выдвигать в последнюю очередь, когда все другие объяснения несостоятельны, и что в каждом отдельном случае утверждение о вмешательстве П0 должно специально доказываться. В связи с этим Ф. Майерс предлагал заменить термин «медиумизм» и «медиум» на «автоматизм» и «автоматист», поскольку «посредничество» предполагает вопрос о связи со сторонним сознанием решенным, а не спорным [1409]. Однако, это не привилось, поскольку автоматизм — название одного из многих проявлений психизма, используемых в медиумизме. Наше исследование приводит к выводу, что любое психическое явление может быть обусловлено действием как П, так и П0, и поэтому подразделять явления психизма на указанные два класса, а тем более описывать их отдельно (как делалось ранее многими), неосновательно.
   
   Не менее часто явления психизма подразделялись на «физические», приводящие к изменениям в окружающей вещественной среде, и «психические», суть которых выявляется по смыслу получаемых сообщений. Ж. Максвелл, например, в обширной работе [96] предложил подобную классификацию. Несовершенство такой классификации довольно очевидно. Бросается в глаза представительство одних и тех же психических явлений в обоих разделах. Например, стук, как «физическое» явление и его «психическое» значение — указание буквы; видение фантома, как «физического» объекта и слышание его речи, как «психического» проявления и т.п. Подобными же недостатками обладают и другие предлагавшиеся классификации, сходные с этой. В отличие от них Ш. Рише предложил в работе [934] подразделять явления психизма на явления субъективные (телепатия; ясновидение разных видов; чтение мыслей и т.п.) и явления объективные (психокинез и стуки; материализации; преследования и неспокойствия и т. д.). Но, по-видимому, целесообразнее всего положить в основу классификации явлений психизма природу этих явлений. Мы попытались выдержать этот принцип при составлении классификации, представленной в таблице 2. Психические явления подразделены в ней на восемь разделов.
      Внечувственное восприятие. Как показывает название раздела, он объединяет явления, при которых получается информация об окружающем, недоступная для органов чувств. Эти явления подразделены на две группы. К первой из них (психическое проникновение) отнесены восприятия, не имеющие аналогов в показаниях органов чувств. Перцепции, в какой-то мере аналогичные обычным видению и слышанию, образуют вторую группу явлений этого раздела (ясновидение и яснослышание). Соседствует с двумя этими группами явление «перемещения органов чувств», когда имеется видимость, что восприятие осуществляется не предназначенным для этого органом (зрение кожей рук и т. п.). Все феномены этого раздела представляют собой проявления перцептивных способностей П — тех восприятий, которыми ему предстоит пользоваться в состоянии П
0.
   
   Экстериоризация сознания. Так принято называть психическое явление, при котором познающая сущность четко осознает свою разобщенность с организмом. В этом состоянии может осуществляться ясновидение, в частности, дальновидение, от которых экстериоризация отличается осознанием разобщенности. Явления экстериоризации подразделены на спонтанные, т.е. возникающие самопроизвольно, без воздействия на сенситива, и на стимулированные воздействием на него со стороны или его собственными усилиями. К этому разделу относятся переживания при клинической смерти и предсмертии, привлекшие к себе наибольшее внимание общества.
      Психическое влияние. Между разными явлениями этого раздела нет принципиального различия — во всех них (кроме самовлияния) проявляется способность сознаний к волевому воздействию друг на друга и к дистанционной связи. В первую группу (влияние) выделены такие общепризнанные явления, как самовлияние (пример — аутотренинг) и гипноз. В отличие от них, реальность телепатии (второй подраздел) оспаривается официальной наукой, тогда как многие парапсихологи крайне преувеличивают телепатические потенции в поисках альтернативы признанию реальности существования П0.
   
   Автоматизм. Явления автоматизма (действия сенситива, неуправляемые им) подразделены на две группы — на действия, несущие смысл (граматология), и на действия, лишенные такового. Первые из них являются наиболее широко используемым инструментом медиумизма и поэтому имеют для данной работы первостепенное значение. Явления ксеноглоссии и автоматизма младенцев и детей выделены особо (хотя и они могут осуществляться любым из трех перечисленных над ними способов) потому, что в них проявляется осведомленность, превышающая нормально возможную.
      Психокинетика и психодинамика. Раздел охватывает психические явления, связанные с генерированием силовых полей и с фиксацией их воздействия. Выделение этого раздела из круга психических явлений обосновано не вполне строго, так как действие силовых полей, конечно, имеет место и при всех других проявлениях психизма. Но здесь оно является определяющим, лежит на поверхности феномена. Явление аккумуляции психической энергии, в реальности которого нет полной уверенности, выделено в отдельный подраздел.
      Материализация и дематериализация. Этот раздел, охватывающий наиболее поразительные явления психизма, в свое время был предметом пристального внимания исследователей, но оно было, в основном, направлено на медиумическую сторону дела, а другие научные аспекты явлений остались неизученными. Данное упущение теперь трудно восполнить, так как в настоящее время материализационные явления крайне редки. Они подразделены нами на две группы — на явления, явно или неявно связанные с образованием фантомов (фантомогенез) и на проявления нарушений непроницаемости вещества.
      Неспокойствия и преследования (полтергейст). Специфика этих явлений состоит в отсутствии явной связи с живым действующим лицом — эта связь часто выявляется лишь в результате специального исследования. Этим оправдывается выделение этих явлений в отдельный раздел.
      Метапсихика животных. Необходимость обособления этого рода явлений не требует особых пояснений.
      В последующих главах явления психизма излагаются весьма кратко. Дать их подробное описание в составе этой книги невозможно из-за ограниченности ее объема. Это и не обязательно, так как они неоднократно и подробно описаны в литературе, ссылки на которую мы даем.
      Ввиду важности, повторяем еще раз, что цель последующего краткого описания явлений психизма двоякая. Во-первых, дать лицу, намеренному решить для себя вопрос о существовании П0, общее представление о всей области психических явлений1 с тем, чтобы он мог вполне сознательно воспользоваться методикой доказательства, изложенной в третьей части книги. Вторая побудительная причина состоит в том, что при обозрении различных явлений психизма выясняется закономерная связь их между собой и со сведениями медиумизма, излагаемыми во второй, третьей и четвертой частях, что способствует достижению глубокого личного убеждения в справедливости выводов, к которым приводят и методика доказательства и обобщение данных предшествующих исследований.
      Явлениям психизма посвящена обширная литература. Наряду с работами, в которых подробно рассматриваются отдельные явления психизма и отдельные аспекты этих явлений, имеются курсы и справочники, претендующие на систематический охват всей их совокупности {15-24 и 4-20}. Много работ посвящено характеристике личностей, фигурирующих в истории психических исследований, в том числе особо одаренных сенситивов {16-5}. Освещается польза, которую могли бы принести психические исследования для деловой жизни, медицины, науки и религии при должном внимании к ним и разумной оценке получаемых результатов [926, 1087]. Публикуются свидетельства большого числа выдяющихся личностей, подтверждающих по собственному опыту реальность психических явлений [879, 880 ]. С этими публикациями контрастируют осудительные писания, преимущественно исходящие из церковных и научных кругов {384-5}. Содержащиеся в них критические замечания анализируются в парапсихологических изданиях с целью выявления и устранения слабых мест в своих исследованиях. Признается справедливость указаний на отсутствие приемлемой теории явлений, применение несоответствующей математики, зачастую неправильное планирование экспериментов. Несправедливыми считаются утверждения, что признание реальности психических явлений в корне противоречит принципам современной науки, является маскировкой культа сверхъестественного псевдонаучными одеждами и целиком базируется на общей ненадежности экспериментальных данных. Отмечают также, что не способствует познанию явлений психизма подход к ним с предвзятых философских позиций, при котором не выводят заключения из наблюдаемых фактов, а принимают или отвергают факты, в зависимости от их соответствия исповедуемой доктрине [283, 425, 648 ].


1 Хотя лично ему, почти наверное, доведется стать свидетелем лишь незначительной и наименее впечатляющей их части.