Проведение опытов и помехи им

Глава 14. Проведение опытов и помехи им

Проведение опытов

       За многие десятилетия накоплен значительный объем сведений об особенностях проведения медиумических опытов. Исходя из этих данных, ряд авторов пробовал определить условия, благоприятствующие опытам. Их выводы, в общем, находятся в согласии между собой и могут быть обобщены следующим образом.
       Благоприятствуют проведению опытов возвышенная местность, сухость и электризация воздуха, температура порядка +2 - +25 С, нормальное атмосферное давление, а дождь и ветер препятствуют /326, 1198/.
       Рекомендуется для опытов комната площадью не менее 20 м2 и высотой 4 м, хорошо освещенная при "психических" опытах и затемненная — при "физических", снабженная в первом случае столом без металлических частей /96/.
       Советуют тщательно проветривать помещение перед опытами, а некоторые рекомендуют курить в нем ладаном /103, 1232/.
       Для облегчения вступления в связь с отшедшим считают полезным иметь при опытах его вещи, посещать перед опытом его могилу, проводить опыты в родном для него месте — в родной ему стране, лучше всего — в привычной обстановке его дома, ибо "дома ближе к сердцу"' {225 — 6}. Опыты в казенной обстановке обычно бывают неуспешными /4, 10, 1067/.
       Советуют перед опытами думать об отшедшем, приход которого желателен, привлекать его "методом направленного сна", терпеливо ждать его появления опыт за опытом {226 — 5}.
       Религиозные авторы советуют проводить опыты с верой в Бога и с молитвой, помечать эмблемой веры (крест и т.п.) планшеты, листы записей бесед {227 — 6}.
       Считают полезной при опытах мелодичную негромкую музыку, способствующую гармонизации настроений участников; в прежние времена было принято напевать хором; немелодичная и громкая музыка вредит {228 — 5}.
       Высказываются мнения, что условия опытов влияют на их результативность лишь в той мере, в какой они могут доставлять неудобство медиуму /1214/. Наш личный опыт показал, что успешность опытов в первую очередь зависит от дееспособности медиума и от наличия П0, заинтересованного в ком-либо из присутствующих. Условия, в которых происходит опыт, имеют подчиненное значение. Случались успешные опыты на открытом воздухе днем, а ночью — в палатке, при слабом свете и под дождем и, наряду с этим, опыты, полностью безуспешные в наилучших условиях комфортабельной квартиры. О том же говорит и работа /70/.
       Полагают, что успешность опытов в значительной степени зависит от самих участников — от их убеждений, настроения и поведения. Считают желательным, чтобы участники были здоровы, не стары, выдержаны, терпеливы, наблюдательны и сведущи в явлениях психизма /497/. Приносят вред горестное настроение и оплакивание, не говоря уже о недостойном поведении с открытой демонстрацией насмешливого отношения и антагонизма, тогда как разумная критическая выжидательная позиция не противопоказана; априорный скепсис, даже подсознательный, подавляет психизм и приводит к невысокой эффективности многих научных исследований, а вера способствует успеху, о чем говорит опыт магии и религии {229 — 9}. Желательно хорошее настроение участников, нестесненность, доброе, эмоциональное отношение к П0, серьезное, внимательное и уважительное восприятие их высказываний и ненавязчивое с ними обращение (терпеливо дожидаться доказательств, а не вымогать их) /131, 497, 1218/. Недопустимы две противоположные ошибки — противиться явлениям, отталкивать все приходящее или с жадностью их призывать, все принимая бездумно: нужно спокойно, внимательно и критично наблюдать и точно фиксировать происходящее /585/.
       Особые требования предъявлялись к участникам групповых опытов. В этом случае большое значение придавалось величие группы и подобру ее участников. Оптимальным считался состав из 5 — 6 мужчин и женщин, с равными числами пассивных и активных, рассудочных и эмоциональных участников и с четко выраженным руководителем группы /147, 1198, 1229/. Участие в группе скептически настроенных, но не априори антагонистичных субъектов не противопоказано, а тупых, инертных индивидуумов и ожесточенных антагонистов — совершенно нежелательно /99, 131/. Обычно успешным групповым медиумическим опытам предшествовал длительный подготовительный период, во время которого психические явления могли не наблюдаться, но происходил незримый процесс гармонизации членов группы, выявлялись и заменялись нежелательные участники. Многие исследователи считали весьма полезным образовывать при групповых опытах "магическую цепь" — кольцо положенных ладонями на стол и соприкасающихся рук, — но предостерегали против ее разрыва до окончания действия, из-за возможной опасности этого для участников /103, 1198/. Другие исследователи полагали, что эффективность цепи рук преувеличивается и что основное значение имеет "духовная цепь" — гармоничная согласованность участников /70, 96/.
       К групповым действиям обычно прибегают при отсутствии четко выраженного медиума или при желании получить эффектные психические явления — бесконтактное перемещение предметов, их левитацию, стуки и т. п. При наличии четко выраженного медиума и когда нет претензий на получение внешних эффектов, а цель опытов заключается в получении информации, нет смысла вовлекать в опыт большое число участников, что и затруднительно при обычно применяемых при слабом медиумизме устройствах (указатель букв, медиумоскоп и т. п). Опыт показывает, что в этом случае оптимальным является действие медиума совместно с одним "сработавшимся" с ним участником. Подключение дополнительных участников мало что дает, так как эффективность действия увеличивается незначительно (если увеличивается), а съем показаний затрудняется. Достаточно одаренный медиум может действовать и один, но действие рядовых медиумов иногда оказывается при этом неудовлетворительным. В числе участников опытов не должно быть субъектов, тормозящих медиумичекое действие, что проверяется по его ослаблению при подключении участника к медиуму. Если эта проверка выполнена, то нетрудно убедиться прямым опытом, что смена партнера медиума не влияет на получаемые сообщения, лишь несколько изменяя интенсивность действия. Поэтому напрасно участник порой спешит "подключиться" к медиуму как только вступит в разговор интересующий его П0 — это совершенно необязательно. Более того, не влияет или слабо влияет на ход сообщения даже замена медиума на приблизительно равноценного1.
       Многие считают полезным обеспечивать постоянство не только состава участников опытов, но и сроков их проведения. Рекомендуют проводить опыты 1 — 2 раза в неделю в определенное время и полагают, что в этих условиях можно заранее договориться с П0 о следующей встрече, и его неявка может быть следствием либо занятости, либо запрета {230 — 5}. Мы старались придерживаться этого правила, но без отчетливого успеха. На вопрос, какие сроки им удобны, давались неопределенные ответы:
       "Я здесь не своя". "Пусть будет так, как Бог захочет" Опыты нередко были безрезультатными или быстротечными: "Я говорил уже — не все от меня зависит. Вы не обижайтесь, пожалуйста, но я сейчас ухожу".
       Часто затрагивается вопрос, допустимо ли беспокоить отшедших вызовами и следует ли вообще общаться с ними? Некоторые отвечают, что не следует, так как общение может повредить П0, задержав их эволюцию, направленную к отходу от всего земного {231 —5}. Учитывая длительность эволюции и краткость земной жизни, можно предположить, что это утверждение является надуманным. И сообщающиеся на вопрос, не может ли им повредить общение с живущими, отвечали отрицательно:
       "О каком вреде ты спрашиваешь? В разговорах с тобой мое счастье"
       "Без общения я бы тосковал без тебя в десять раз сильнее".
       П0 являются не по вызовам, а в зависимости от своего желания и наличия свободного времени: "Сегодня я к вам ненадолго" и сами устанавливают длительность общения:
       "Я устал, мне скоро надо уходить". "Мое время истекло".
       Проведение опытов осложняется тем, что обе сообщающиеся стороны скованы необычными условиями диалога — его медлительностью, разобщенностью собеседников, поразительностью самого факта общения, непониманием условий, в которых находится сообщающийся, и его новой природы /4, 49, 786/. Если на медиума пытаются одновременно влиять несколько П0 (а это случается), это дополнительно запутывает, как и неосознанное взаимовлияние П0, П медиума и П участников {235 — 16}. Из-за трудностей сообщения П0 легко теряются, пасуют перед потоком вопросов, поэтому не рекомендуется забрасывать их вопросами и перебивать их высказывания {236 — 5}. Правда, по нашим наблюдениям, они не всегда инициативны в разговоре. Некоторые авторы советуют просить П0 подумать над заданным вопросом ("записать" его), если он затрудняется сразу на него ответить, и тогда, через некоторое время, он хорошо отвечает на него /1228/. У нас было много случаев, когда П0 через некоторое время вспоминали забытое и давали ответы на вопросы, ранее оставшиеся без ответа.
       Бывали случаи, когда П0 одновременно, или почти одновременно, сообщался через двух или нескольких медиумов, находящихся в разных, иногда удаленных друг от друга местах {237 — 4}. Подобные случаи, с которыми и нам приходилось сталкиваться, а также узнавание сообщающимся событий, происходящих в данное время в удаленном месте, демонстрируют несвязанность П0 пространством: подобно мысли он может одновременно находиться в разных местах или быстро перемещаться между ними {238 — 4}. Вполне обычен противоположный случай — когда через одного медиума, сменяя друг друга сообщаются несколько П0 или образуется очередь П0, желающих говорить. Бывало, что через двух медиумов сообщались два П0, переговариваясь между собой во время беседы, или через одного медиума шел разговор с группой П0 /634/. При наших опытах П0 поочередно включался по нашей просьбе в собеседования, которые одновременно велись через двух медиумов.
       Судя по нашим и литературным данным, сообщающиеся, участвующие в данном опыте ("находящиеся на одном проводе"), "видят" друг друга и могут общаться, даже если они принадлежат разным планам /324, 1211, 1212/. Это подтверждается наличием помех, которые Женя способен создавать другим сообщающимся, но противоречит утверждениям Финеаса о том, что "низшие" П0 не видят при опытах "высших", а лишь ощущают их свечение ("из-за различия вибраций") /320/. Вне опытов общение разноплановых П0 по-видимому затруднено. На наши просьбы пригласить к следующему опыту другого П0 был обычен ответ: — "Не могу, я его не вижу". Но есть и сообщения, что разноплановые П0 изредка имеют возможность встречаться /91/. Общение одноплановых П0 не затруднено. Такие сообщающиеся, познакомившись при наших опытах, свидетельствовали об общении между собой и вне опытов:
       "Она светлая, очень красивая и добрая. Нам хорошо вместе".
       "Мы все очень подружились. Ходили вместе встречать моего вновь пришедшего брата".
       В работах по медиумизму большое место уделяется описаниям проведения материализационных опытов. Так как, по сути дела, эти опыты касаются не столько медиумизма, сколько психизма, и вероятность осуществления их в наше время очень мала, мы ограничимся тем, что было сказано по этому вопросу в первой части книги.

Помехи

       Помехи, с которыми приходится встречаться при медиумических сообщениях, интенсивны и многообразны. В предыдущем изложении мы уже касались затруднений, обусловленных самим существом медиумизма — трудность самовыражения через посредника и управления чужим организмом. Упоминали мы и о помехах, внешних по отношению к сообщающимся. Рассмотрим их здесь более подробно, так как без умения распознавать их и, по возможности, исключать их влияние, трудно рассчитывать на успешное использование медиумизма.
       Часто встречается помеха, обусловленная "захватом линии связи"— внедрением в сообщение какой-либо сторонней сущности, общение с которой нежелательно и неинтересно. Иноща вмешательство остается нераспознанным и приводит к искажению получаемых сообщений. В этом видят одну из возможных причин чередования лжи и правды в сообщениях {209 — 7}. Но порой "вставки" явно выделяются, как, например, в случае глупого вмешательства Жени:
       "А где моя мелавая новая простынь?" "Женя, не мешай!" "Люблю шутить".
       К сожалению, это не всегда так просто. Иногда вмешивающиеся, неспособные складно говорить, черпают слова из подсознания и сознания медиума, а при большой одаренности медиума — заимствуют их и у других участников опыта. В итоге этого, вмешательства могут стать трудно различимыми. Даже неудачные попытки вмешательства затрудняют для П0 сообщение. Они часто жалуются на это:
       "Фу, Женя зашумел!" и т. п.
       Частым стимулом к вмешательству является склонность многих низменных П0 к неумным шуткам и мистификациям. Опасность мистификаций при медиумизме — издавна установленный факт {210 — 28}. Еще апостол наставлял: "Не всякому духу верь" /77/. В чем причина этого? Очевидно в том, что людей глупых и аморальных всегда было больше, чем умных и добропорядочных. Некоторые исследователи медиумизма рекомендуют относиться к мешающим П0 с тактом и терпением, спокойно урезонивать их, стараться постепенно перевоспитать и обратить их таким путем в своих помощников {211 — 6}. Мы пробовали следовать этим указаниям, но без ощутимого успеха.
       Благоприятствуют вмешательствам мистификаторов попытки участников вызвать какого либо П0. Соответствующий пример мы уже приводили. Выявить обман удается, если П0 неизвестен медиуму:
       Участник просит явиться своего отца. "Слушаю". "Кто говорит? "Отец родной твой". "А как тебя зовут? "Николай".
       Это верно: медиум знал отчество вопрошающего, т.е. имя его отца, а известное медиуму известно и сообщающемуся через него.
       "А по отчеству?" "Семенович".
       Это неверно. Попытки П0 угадать отчество не привели к успеху, так как оно было неизвестно медиуму. Если бы медиум знал вызываемого или обеспечивал чтение мыслей участников, распознать обман было бы трудно. Отсюда общее правило: если медиум не очень одарен, то мистификация может быть обнаружена по неспособности сообщающегося дать правильный ответ на вопрос, который должен быть известен П0, за которого он себя выдает.
       Удобный повод для вмешательства представляют также обычные в обывательском медиумизме вызовы "великих" П0 — например, Наполеона в былые дни, Пушкина и Ленина — в наши. Легковерие и слабое развитие участников этих опытов приводили к столь характерным для бытового медиумизма пошлости, вздорности и комичности сообщений, принимаемых за высказывания "высоких" П0. Отсюда правило для участников медиумических опытов — "Бояться великих имен" {212 — 9}. Некоторые мистификаторы, и Женя в их числе, вменяют свои выдумки себе в заслугу: "Бог мне велел и я вас дурю". Но гораздо чаще они кажутся бессмысленными.
       Наряду с умышленным обманом, существенной причиной затруднений при сообщениях является неустойчивость мнений П0 и их склонность к необоснованным утверждениям и даже к выдумкам. Возможно, это связано с тем, что окружение П0 зависит от их воли, желаний и потому подвержено изменениям при смене настроений, к чему живущие не привыкли. Недаром мир П0 часто называют "миром желаний". Мы получили много примеров такой неустойчивости. Так, один из сообщающихся, личность положительная и обычно доброжелательная, после перехода стал осуждать своего родственника, которого очень любил при жизни и который платил ему тем же:
       "Он мною ложно воспользовался, моею любовью. Он насквоь фальшивый. Узнал это после смерти".
       "В угоду ему ты мне не ставишь памятник" и т. п. фантазии.
       Со временем его антагонизм прошел так же, как и возник — без видимых к тому оснований — и сменился естественным дружественным отношением. Можно предположить, что первое время после перехода П0 неуверенно оценивают информацию своего внечувственного восприятия, что и приводит к ошибкам. В литературе можно найти много сходных примеров. Имели место и случаи злостных измышлений. Так, в работе /465/ сообщается о случае, когда сообщающийся клеветал на сына медиума, пытался поссорить его с отцом, а когда обман открылся, ограничился извинением: "Прости, я тебя обманул". В другом случае целая группа П0 усердно заботилась о делах экспериментатора и одаривала его советами. Когда выяснилось, что эти советы направляли его дела в невыгодную для него сторону, П0 объяснили, что им было указано так говорить для его блага, ибо "невзгоды улучшают, закаливают человека" /1217/. Ввиду возможности обмана, опытные исследователи медиумизма рекомендуют остерегаться следовать советам П0, а также учитывать, что они часто аллегоричны — не всегда следует понимать их буквально /103, 585/. О вреде излишней доверчивости при медиумизме написана специальная книга /788/. Но случаи злонамеренного обмана со стороны П0 сравнительно редки. Гораздо чаще обман является следствием желания П0 показаться более знающим, чем это есть на самом деле, и его склонности к фантазиям, выраженной больше, чем у живых людей, поскольку в их мире воображение — созидательная сила {215 — 5}. Вряд ли справедливо утверждение А. Кардека — "Высокие отшедшие всегда правдивы, а низкие — лживы". Слова всех надо тщательно взвешивать.
       Замечено, что обычно П0 охотно обещают, но плохо выполняют обещания — не являются в назначенные сроки2, не помогают установить связь с другими П0 и т.п. /60, 96/. Возможно, это связано с избытком желаний и недостатком способности к их осуществлению.
       Наряду со склонностью к фантазиям, П0 иногда проявляют противоположный недостаток — пользуются мыслями медиума, если трудно собраться со своими — "говорю, что вижу" — /1249/.
       Сказанное здесь о помехах, исходящих от П0, в полной мере может быть отнесено и к П людей, участвующих в медиумическом опыте, в первую очередь к П медиума. Самопроизвольное вмешательство П медиума (без ведома сознания медиума) в сообщения, получаемые при медиумических опытах, представляет собой помеху, возможность которой всегда надо учитывать. Было много случаев, когда предполагаемые сообщения П0 на поверку оказывались фантазиями П медиума {216 — 17}. Один из примеров этого мы уже приводили в главе 10. Это — выявленные К. Фламмарионом измышления его П, сообщенные от лица Галилея при опытах автоматического письма /461/.
       Очень показателем также случай фантазий П сенситива Э. Смит (настоящее ее имя — К. Мюллер), изученный и описанный профессоров Т. Флурнуа {217 — 5}. Смит действовала в состоянии транса. Она воображала, что является медиумом (но не была им, так как не обеспечивала связи с отшедшими), что гид ее — Жозеф Бальзамо (Калиостро), и что она рассказывает о своих прошлых воплощениях, в числе которых были Мария Антуаннета3, индийская принцесса и жительница Марса. Описаны ее приключения в Индии и при французском дворе и жизнь на Марсе. Измышлены детальные сведения о марсианских городах, иллюстрированные картинками, имеющими земной вид, странные конструкции марсианских часов, и, что самое удивительное, — закономерно сформированный марсианский язык. Последнее Флурнуа считает демонстрацией поразительных нераскрытых возможностей человеческого подсознания. Аналогичным примером склонности П к "драматургии" можно считать детально разработанное описание строения мироздания и "властей", управляющих им, изложенное в книге [13а]. Оно явилось результатом "озарений" Д. Андреева — по-видимому, спонтанных распахиваний занавеса, отделяющего сознание от подсознания.
       Яркие примеры склонности П к фантазиям дали опыты А. Де Роша по стимулированному внушением прослеживанию предшествующих и будущих "воплощений" сенситива {218 — 5}. Общее с предыдущим случаем состоит в бессознательном состоянии испытуемого, которое способствует активности его П. В "будущее" испытуемый отправлялся поперечными пассами, при чем "проходил" через смерть и описывал свои переживания при этом, а в "прошлое"— продольными пассами, через переживания своего "рождения". Попадая в перерывы между своими "воплощениями", сенситив "видел" в полутьме много П0, но общаться с ними ему было запрещено. При многократных повторениях своих путешествий в "прошлое" и "будущее" сенситив каждый раз давал совершенно идентичные описания. В отдельных случаях прослеживание прошлых "существований" продолжалось до времен, предшествовавших нашей эпохе. При этих опытах француженка — конторщица становилась индийской принцессов (как и Э. Смит!) и начинала говорить, якобы, по-индийски (уверенности в идентичности языка нет); девушка 18 лет чувствовала себя четырехлетним ребенком и теряла стыдливость; мужчина "становился" женщиной и наоборот. События действительной жизни сенситивов, вплоть до раннего детства, описывались вполне верно. Утверждалось, что реинкарнирующий П0 внедряется в младенца, когда тому 14 месяцев, и что По умершего некоторое время витает над телом. Повторяемость и жизненность повторных описаний прошлых и будущих "существований" привели вначале экспериментатора к убеждению в их правильности. Первые сомнения возникли из-за неправдоподобно частого следования "перевоплощений". Некоторые показания о "прошлых жизнях", а с течением времени — и о "предстоящей", удалось проверить, и все они оказались ложными. Сделан вывод, что имели место стойкие фантастические измышления П испытуемого. В наши дни многие сенситивы охотно берутся "читать" прошлые реинкарнации всех, интересующихся этим. Возникает опасение, что эти сведения не более основательны, чем в описанных здесь случаях.
       С изложенными примерами стимулированных гипнозом фантазий П имеют много общего переживания заключенного Морелли, положенные в основу повести Д. Лондона "Смирительная рубашка" (иначе "Межзвездный скиталец"). В его случае стимулятором служили физические мучения, а не гипноз, но результат был тот же. Ему представлялось, что при кризисах сознания он переживал свои предшествующие существования — дикаря, пирата, рыцаря, сельского мальчика... Через несколько лет после свидания с Лондоном Морелли, продолжавшего сидеть в тюрьме, посетил А. Конан Дойль. Маорелли заверил его, что пережитое им — действительность, соответствующая изложению Лондона. /318/. Это лишнее подтверждение яркости и стойкости образного воображения П — свойства, которое становится столь действенным и важным в жизни П0.
       Недвусмысленно свидетельствует о деятельности П случай, когда медиум под гипнозом подробно описывал свое "предшествующее воплощение" в XIV веке. Некоторые сведения удалось сверить с историческими источниками и они оказались верными! Но в дальнейшем выяснилось, что сообщения медиума — это пересказ повести, прочитанной им в детстве и полностью забытой /378, 1426/. Этот случай приводят в доказательство того, что память П мощнее, чем память сознания. Интересен он и как пример склонности П идти иногда в своих фантазиях по пути наименьшей затраты сил — пользоваться готовым сюжетом, вместо того, чтобы заново выдумывать. В этом П подобен сообщающимся, когда они заимствуют слова и мысли из тезауруса медиума. Нам же всего важнее этот случай, как пример доступности для П информации, добытой чувственным путем. Это вывод, наряду с заключением о недоступности для сознания сведений, полученных внечувственным путем (то есть о наличии раздельных памяти П и памяти сознания), мы учли при изложении третьей части книги.
       В качестве примера внедрения в медиумическое сообщение сведений, заимствованных у участника опыта, можно привести случай, когда, казалось бы, оставленные незамеченными сведения из газеты, кроссворд в которой решал участник, перекочевали позднее в сообщение, полученное через медиума /1064/.
       Мы наблюдали три случая, когда поступление сведений от П медиума было несомненным. Общее для них состояло в том, что во всех случаях медиум действовал индивидуально, без помощи участников.
       В первом случае медиум пользовался автоматическим письмом. Получаемые пространные сообщения отличались запутанностью, повторением непонятных слов ("шар" и др.) и замкнутостью на событиях жизни медиума. Попытки наших собеседников общаться, через него были неудачными и они отрицательно отзывались (через других медиумов) о способностях этого медиума:
       "У нее душа сорвана. Раба шаров".
       В двух других случаях медиумы пользовались двигательным автоматизмом. Первый медиум был наделен психокинетической способностью и бесконтактно перемещал указатель букв. Сообщения шли от "высочайших" личностей, вплоть до самого "господа Бога", отличались нелепостью и напыщенностью. Предвещались события, невероятность которых не вызывала сомнений. Второй из этих медиумов с большой быстротой складывал пространные и связные сообщения от привычных для него персонажей: "духа жизни", "духа любви" и "Елены Блаватской"— якобы, его гида. Содержание сообщаемого сводилось к обсуждению бытовых проблем медиума и чтению морали присутствующим в соответствии с убеждениями медиума.
       Изложенные случаи подтверждают, что П участников медиумического опыта являются потенциальным источником помех. Неучет этого часто приводил в прошлом к серьезным заблуждениям, ярким примером которых являются ошибки А. Кардека и его школы, а также их русских эпигонов, недооценивших ненадежность автоматического письма4. Следует также еще раз обратить внимание на то, что бессознательное состояние сенситива — будь оно спонтанным (транс) или стимулированным (гипноз) — благоприятствует неконтролируемой самодеятельности П. Это наводит на мысль, что использование сильного медиумизма, для которого характерно это состояние, противопоказано в случаях, когда важно не обилие информации, а ее надежность. Мы учли это при разработке методики доказательства существования П0.

Запреты

       При первых же контактах с П0 выявляется их скованность запретом разглашения целого ряда сведений. Эта ситуация не нова: она неизменна на всем протяжении истории медиумизма. В чем истинная причина этих ограничений, можно только догадываться. В. Джемс предположил, что "Бог поставил под запрет всю область психизма, чем и объясняется упорное неприятие его людьми" /981/. Сообщающиеся высказываются о причинах запретное™ неопределенно, ссылаясь на "закон", на "запреты Бога" или приводя туманные аргументы, вроде таких:
       "Есть сферы запретные для нас, так как в нас еще много человеческих чувств" /118/.
       "Будете все знать, немудрено вам будет достойно жить" /1220/.
       Ясно одно, что наличие цензуры и постоянно действующих узаконений, есть явное доказательство существования в мире П0 организованного и жестко руководимого общества. Мы получили наглядное свидетельство этого, когда, после нашего активного участия в медиумическом опыте с большим числом присутствующих, нам было сказано:
       "Надо спрашивать и лекции не читать без разрешения, иначе вас лишат связи".
       Это не было "властями" забыто: когда через несколько месяцев один из опытов случайно получился многолюдным и шумным, вновь был сделан выговор:
       "Нельзя делать лекций! Балаган делал. Тебя уже предупреждали. Прошу тебя, не гневай Бога".
       Некоторые авторы пишут, что сообщавшиеся с ними П0 старались убедить их в своей самоличности и доказать ее {219 — 5}. Примечательно, однако, что все это было безрезультатно. По нашим же наблюдениям, П0 остерегаются давать ответы, которые прямо ведут к установлению их самоличности, а также сообщать конкретные сведения об окружающем их мире. По-видимому, это им запрещено, о чем они иногда и сами говорят:
       "Об этом не велено говорить". "Правда об этом запрещена".
       Эти сведения более успешно собираются по крохам из неспровоцированных высказываний сообщающихся, чем в результате ответов на прямо поставленные вопросы /103, 1207, 1209/.
       Подытоживая имеющиеся данные, можно перечислить сведения, по-видимому, находящиеся под запретом:
       сведения об устройстве мира П0 и условиях жизни в нем {220 — 15};
       сведения о подробностях жизни данного П0 и об особенностях его работы /6, 90, 1224/;
       ответы на вопросы, способствующие установлению самоличности П0, а, следовательно, и самого факта существования мира их обитания {221 — 6};
       сведения, способствующие незаконному обогащению живущих — о кладах, выигрышах и т. д. /4, 43, 634/;
       активное вмешательство в жизнь живущих путем помощи им практическими советами {222 — 5}.
       Сообщающиеся помнят о запретах. Они или уходят от ответов, или отвечают заведомо ложно, или одергивают вопрошающего:
       "Давай говорить о другом".
       "Больше, чем уже знаешь, от нас не узнаешь, ибо нам Господь ничего не открывает" /103/.
       "Не расспрашивай о нашей жизни, мне нельзя о ней говорить".
       Явно вырисовывается желание "властей" предотвратить утечку конкретных, наиболее интересных для живущих сведений и ограничить сферу контакта эмоциональным общением с близкими. Ограничение связи проявляется и в том, что значительное число отшедших лишено общения с живущими. Однако, осуществляется цензура не вполне надежно, что позволяет думать о человеческом, а не божественном ее установлении. О многом отшедшие мимоходом проговариваются. В свое время имели место и целенаправленные попытки отшедших деятелей психизма наладить контакт между мирами {223 — 5}. В результате несовершенства цензуры, просачивания сведений, получен материал, обобщенный в четвертой части этой работы, позволивший наметить абрис мира П0, их свойств и их жизни. Обобщение основано на сведениях, полученных медиумическим путем. Гораздо более подробные данные теософии и оккультизма использовались лишь для сравнения, поскольку они, в отличие от медиумических сведений, практически не допускают личной проверку: путь к ней затруднен необходимостью развития особых свойств своей личности. К сожалению, медиумические сообщения часто воспринимают некритично и не учитывают возможность их искажения различными помехами.


1 О степени влияния медиума на сообщения см. главу 12.
2 Однако, C1 неукоснительно являлась на празднования годовщин ее свадьбы и на поминки.
3 По словам Д. Юма, среди прошлых воплощений сенситивов, веривших в реинкарнацию, ему встречались "дюжина Наполеонов, десяток Марий Антуаннет, но ни одного простого Джона" /585/. (Прим. Вемза)
      Очевидно, что приводя это высказывание Юма, Вемз немножко кривит душой, ибо ему известна серьёзная литература по реинкарнации, где нет упоминаний о перевоплощении наполеонов и марий антуаннет, - подавляющее большинство исследуемых вспоминают о жизни обычных людей, чьи имена история не сохранила. Тем не менее, иногда даже такая информация может подтверждаться историческими источниками (см. книгу Раймонда Муди "Жизнь до жизни", в особенности историю отряда Доннера в 1846 г.). (webmaster)
4 Как нам представляется, разум нашего уважаемого автора, говоря его собственным языком, сам подчинён его П, а, проще говоря, собственным эмоциям и заблуждениям. Практически любому, кто прочёл книги Кардека хоть раз, не составит труда найти пассажи, где выражаются мысли духов, поражающие своей мудростью не только простого читателя, но и самого французского автора. В этом случае по Вемзу получается, что подсознание, откуда медиум якобы целиком черпает идеи, более разумно и сознательно, чем само сознание, что звучит абсурдно. См. далее нашу статью "О спиритическом сциентизме". (webmaster)