Вера в продолжение жизни

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО РЕАЛЬНОСТИ ПОСМЕРТНОЙ ЖИЗНИ

       В предыдущих разделах книги мы ознакомили читателя с инструментами, которые могут ему понадобиться при решении вопроса о существовании П0. В этой части ему будет предложен эмпирический способ логически обоснованного доказательства существования посмертной жизни. Использовав его каждый сможет лично убедиться в том, что вопрос о существовании П0, являющийся главным вопросом естествознания и личной судьбы человека, решается однозначно, положительно и окончательно. Однако, для проведения необходимых для этого опытов требуется немалая затрата усилий и времени. Чтобы пойти на это, лицо, заинтересовавшееся проблемой посмертной жизни, должно иметь уверенность, что эта проблема не была разрешена ранее, и осознать, что воспрепятствовало ее решению. Иначе ему трудно будет понять, в чем состоит преимущество излагаемого нового подхода и критически воспринять его. Поэтому, чтобы подготовить к сознательному выполнению экспериментов читателя, не изучившего обширную и не всегда легко доступную литературу, мы предпосылаем изложению методики доказательства краткое обобщение результатов, полученных при многочисленных попытках сторонников и противников гипотезы о существовании П0 склонить чащу весов в свою сторону. Этому обобщению посвящены вторая и третья главы данной части. Их изложению предшествует краткий обзор представлений о посмертной жизни, существовавших в разных странах и в разные периоды истории. Цель обзора состоит в том, чтобы обратить внимание читателя на сходство представлений о существовании П0 даже в разобщенных обществах, что позволяет думать о реальности стимула этих представлений. В главе 16 собраны гипотезы, которые выдвигались критиками медиумизма для объяснения его проявлений без привлечения представлений о посмертной жизни. Этот раздел мы считаем очень важным, так как лишь предвосхищая критику, можно правильно спланировать и провести доказательный эксперимент. В главе 17 собраны возражения адептов медиумизма на эту критику и доводы, которые они выдвигали в подтверждение своих представлений. Приводятся также примеры случаев, которые рассматривались сторонниками медиумической гипотезы, как доказательства существования П0. Этот подход к доказательству теперь называют "анекдотическим". Показано, как соображения, изложенные в главе 16, применяются критиками медиумизма для развенчания подобных случаев и что можно против этого возразить с позиций медиумизма. Далее в главе 17 рассматривается ряд методик, которые предлагались для доказательства существования посмертной жизни, и причины неудач их реализации. Лишь после этих вводных разделов в главе 18 сообщается методика доказательства и требования, выполнение которых необходимо для ее успешного применения. Излагается и пункт за пунктом подробно поясняется алгоритм методики доказательства.
       Имеет смысл подчеркнуть одно немаловажное обстоятельство. При всех предшествующих исследованиях для доказательства существования П0 привлекались наиболее одаренные сенситивы и использовались наиболее эффектные психические явления. Но такие сенситивы редки и поэтому опыты оказывались невоспроизводимыми и их результаты воспринимались с недоверием. В противоположность этому, для предлагаемой нами методики требуется слабая, повседневно встречающаяся психическая одаренность, что делает реализацию опыта доступной любому заинтересованному лицу.
       Вероятно, не будет излишним разъяснить, что читатель, сомневающийся в реальности явлений психизма, не должен опасаться, что его сомнения помешают ему провести опыты, необходимые для доказательства существования П0. При этих опытах он будет лично наблюдать проявления психизма, используемые при доказательстве, и останутся в стороне все прочие, пусть сомнительные для него явления, описание которых нами дано для полноты освещения вопроса. Автору книги также не довелось наблюдать большинства явлений психизма. Правда, у него нет сомнений в их реальности. Он считает, что огромный опыт предшествующих исследований и совпадение данных взаимонесвязанных источников информации убедительно доказывают существование явлений психизма. Споры могут идти лишь о механизме этих явлений.

Глава 15. Вера в продолжение жизни

       Убеждение в том, что существование человека не прекращается с его смертью, а в той или иной форме продолжается после нее, бытует среди людей с времен самой седой древности. Уже неандертальцы 50000 лет тому назад хоронили своих покойников с утварью, предназначенной для использования в будущей жизни /1192/. Убеждение в существовании П0 входит в состав почти всех религий. Приверженцы религий это представление не доказывают, а утверждают, как это присуще вере. Атеисты — верующие другого знака — эту идею столь же бездоказательно отрицают, объясняя ее всеобщность всеобщим же стремлением преодолеть страх смерти. Действительно, общность веры в посмертную жизнь даже у полностью разобщенных во времени и пространстве народов показывает, что исток ее один. Однако, поскольку существование П0 и возможность связи с ними нами доказаны, можно думать, что основная причина веры в посмертную жизнь состоит в существовании медиумической связи с миром П0, начиная с самых отдаленных времен и до наших дней. Известно, что китайцы использовали медиумизм уже за 600 лет до нашей эры; знали его и ранние христиане; в верованиях австралийских аборигенов присутствуют представления о посмертной жизни, явно исходящие из медиумического источника /323/. При общности веры в посмертную жизнь, представления о ее конкретной форме в разные времена и у разных народов не были идентичными. Имеются исследования, специально посвященные их изучению /438, 576, 679/.
       Следует возразить против отнесения представлений о посмертной жизни к области мистики. Люди склонны воспринимать мистически все непонятное. В эпоху дикости почти все явления природы приписывались действию таинственных сил, многочисленных специальных божеств. С познанием природы круг суеверия постепенно суживался и сейчас ограничен лишь явлениями психизма — и то лишь для людей наиболее консервативных. Непредубежденное же естествознание полагает, что нет чудес, нет мистики, есть лишь непознанное. Все наблюдаемое — это проявления Природы, но она сложнее и менее изучена, чем теперь принято думать.
       Для примитивных религиозных верований было характерно сугубо натуралистическое понятие о П0. Его обычно представляли себе, как подобие человека, постоянно пребывающее у своей могилы и нуждающееся в пище, которой старались его обеспечить, не столько из любви к нему, сколько из опасения возможного возмездия за невнимание. В дальнейшем вырисовалось представление об отдельном от земли мире П0, где отшедшие продолжают свои земные занятия. Исходя из этого убеждения, вместе с покойником захоронялись всевозможные предметы его обихода, иногда даже животные и рабы. Убеждение в том, что П0 есть копия живущего, привело кое-где к мысли, что лучше умирать в расцвете сил и к обычаю у некоторых племен убивать стареющих родителей (экономика играла в этом, вероятно, значительную роль). В отдельных случаях представления о П и П0 усложнялись — существовала вера в наличие нескольких (до 7) душ разных свойств. Китайцы, например, полагали, что одна из душ, злая и опасная, требующая приношений, остается у могилы, а души умственная и чувственная пребывают в семейном доме, вливаясь в состав фамильной души. По-видимому, представление о примогильной душе связано с наблюдением сенситивами эфирных двойников у могил. Представление же о фамильной душе — один из примеров культа коллективного По, который распространился во многих странах наряду с убеждением в существовании индивидуального П0. Это — духи города и рода (лары) у римлян (полной уверенности в существовании индивидуального П0 у них не было); фамильная душа у китайцев и греков; мировая душа индусов; дух рода у славян. Славяне верили, что умерший возрождается в потомках и что дух рода вечен. Смерть поэтому не страшила их. При похоронах род праздновал свое обновление, траур сочетался с весельем. Отзвуки этого можно видеть в обычае поминок у православных /121/.
       Со временем представления о посмертной жизни усложнились возникновением идеи о зависимости посмертной судьбы от содеянного при жизни —о расплате за грехи и о воздаянии за добро. Уже древние перуанцы верили в существование души и в ее посмертную жизнь хорошую для добрых и плохую для злых, — проходящую на разных планах мира П0 /16/. Не менее значительные видоизменения представлений произошли под воздействием возникших идей о реинкарнации и метампсихозе (см. главу 23).
       Очень яркой была вера в посмертную жизнь у друидов и галлов. Они были непоколебимо убеждены, что она их ожидает и мыслили ее как непреложную и радостную реальность. Смерть представлялась им как переход от земной жизни с ее заботами и злом к посмертной жизни в мире любви, в кругу дорогих и близких людей. Отсюда чрезмерное презрение галлов к смерти, часто гибельное для них, но отсюда же и добродетели, которые их отличали. Показателем их убежденности была их готовность давать взаймы с возвратом на том свете. Религия их включала представление о метампсихозе, как шествии совершенствующейся души по восходящей линии: растения — животные — человек — мир П0 (понимание метампсихоза, отличное от других религий). Признавали они и реинкарнацию — повторения жизни вначале на земле, а затем и на иных небесных телах /35, 438/.
       Общеизвестно огромное внимание к посмертной жизни в древнем Египте, где земная жизнь рассматривалась как подготовка к посмертной, причем могилам уделялась бблыпая забота, чем жилищам, а широко развитые представления о метампсихозе привели к культу священных животных. В религиозной обрядности использовались явления психизма. Сообщают, что египетские жрецы не только владели навыками индивидуального и массового гипноза, но и умением выводить П из тела, создавать материализованные фантомы и даже посещать иной мир. Порядки в этом мире, по вере египтян, были жесткие — над каждым отшедшим немедленно вершился окончательный посмертный суд и он навеки ввергался в ад или допускался в рай. Верования народов Мессопотамии (Вавилон) сходны, но мягче. И у них окончательный посмертный суд, но есть и третья возможность, подобная чистилищу христиан, а пребывание в аду — лишь до "конца мира", после которого для всех наступает всеобщее счастье. Присутствует и идея реинкарнации. Многое из этих верований заимствовало более позднее христианское вероучения. Считают, что религиозные традиции Ближнего Востока (Египет, Вавилон) послужили истоком западноевропейского оккультизма в той же мере, как для теософов — религиозная философия Индии /147/.
       Религии Индии прошли сложный путь изменений и ветвления {240 — 6}. Вначале существовала вера в фамильную душу, затем и в индивидуальную. Возникло представление о посмертной жизни П0 и его постепенной эволюции без реинкарнации. В дальнейшем присовокупилось представление об аде и о возможности различного пути П0 в зависимости от его "качества": в ад, на небеса (или Слияние с мировым духом) или вновь на землю, для повторной жизни с целью улучшения качества П0. Идея о возможности постепенного совершенствования души путем реинкарнации присутствует во многих направлениях религиозной философии Индии, для которой характерно параллельное развитие и сосуществование противоречивых систем взглядов. Цель повторной жизни формулируется как искупление грехов прежних воплощений ("кармы"). Чем тяжелее груз прошлого, тем тягостнее должна быть искупительная жизнь. В этом одно из объяснений смысла каст. Наряду с изменением общих идей, изменялся и пантеон богов — от начального политеизма с обожествлением сил природы и поклонением сотням богов, через поочередное их возвеличение (генотеизм) к монотеизму, который не нашел, однако, окончательного преобладания и свелся к иерархии множества божеств.
       Главное вероучение Индии — брахманизм, достигший расцвета к 500 году до нашей эры, в дальнейшем разделился на три главные ветви — буддизм, индуизм и ламаизм, размежевавшиеся преимущественно по различию представлений о П0 и его эволюционном пути /116/. По исходному верованию буддистов, П сразу реинкарнирует, следовательно, П0 и посмертной жизни, как таковой, нет. В дальнейшем буддизм разделился на ряд ветвей, одной из которых является ламаизм, и, в ряде случаев, его исходное представление о судьбе По было изменено введением представлений о наличии посмертной жизни с возмездием и возданием за совершенное при жизни /116/. По убеждению индуистов, П0 существует, и его последовательные воплощения разделены межреинкарнационными периодами, в течение которых П0 проходит по эволюционным ступеням посмертного мира /1065/. При этом П0 сознателен лишь до той поры, пока уровень его совершенства отвечает требованиям проходимой им ступени эволюции, и становится бессознательным на недоступных ему высотах.
       Представления о структуре посмертного мира и самой души в индийской теологии разработаны очень детально. Интересно, что мнения об этих предметах в религиях разных стран имеют черты сходства. Примером могут служить понятия религий Индии и Египта о духовной структуре человека, сопоставленные в таблице 9.

Таблица 9

Представления религий Индии и Египта о структуре человека

"Тела" человека Названия компонент
Индия Египет
Физическое тело Rupa Xa
Энергетическое тело ("жизненность") Jiva Hati
Астральное тело Linda Charira Tet
Чувственная душа Kama Rupa Xaib
Умственная душа Manas Sahu
Духовная душа Booddhi Ra
Божественный дух Atma Ka

        Догма о реинкарнации, как пути к достижению посмертного совершенства, проникла и в учение неоплатоников /243/. Присутствует она и в представлениях Пифагора, видимо, синтезированных из египетских и халдейских учений, а потому близких современному оккультизму. В живом человеке утверждается наличие П, после смерти выступающего как П0 с некоей "оторочкой астрала", где запечатлено прошлое и будущее индивидуума. Участь совершенных П0 — окончательное блаженство, несовершенных — реинкарнация. Сны связываются с выходами П из тела. Так же думали и инки /35/.
       Не вполне однозначно формулируется вера в посмертную жизнь в иудейской религии. Она содержит представление о полусознательном П0, связанном с телом. Он счастливо спит, если тело покоится в священной земле Израиля, и проявляется, если тело захоронено в ином месте. С этим сосуществуют представления, послужившие основой христианской религии — о посмертном счастье избранных, соединяющихся с предками, с народом Бога, тогда как недостойные пребывают в могиле вплоть до пришествия Мессии, воскресения и Страшного Суда. Предполагают, что не вполне четкое изложение вопроса о судьбе П0 связано с потерей ключа к символической записи Кабаллы, где, якобы, содержатся идеи, заимствованные евреями у египтян до исхода из Египта /112/. Говорят и о символической закрытости Библии и делают попытки ее расшифровки. Отмечают, что Библия содержит множество описаний проявлений психизма /838/. Отношение к ним Библии и Талмуда подвержено изменениям. Магия, гадание, некромантия запрещаются, целительство же не возбраняется, даже с использованием колдовства. Предвидение трактуется, как естественная способность людей. Вообще же полной определенности в отношении к психизму в иудейском вероучении нет, как и в вопросе о посмертной жизни: в некоторых случаях запрещенное разрешается, много оговорок /216/.
       Христианское вероучение обнаруживает черты явного заимствования из вышеназванных источников. Та же посмертная оценка отшедшего и направление его в рай, ад или чистилище, вплоть до страшного суда (аналог халдейского конца мира) с оставлением грешных в аду на вечные муки. Но реинкарнации, как средства совершенствования души, не предусматривается — эволюция происходит в чистилище, вплоть до воскресения мертвых и страшного суда. По христианским представлениям структура души самая простая — она нематериальна и бессмертна. Это мнение о душе называют платонически-картезианским. Кроме него выделяют еще два основных взгляда — реконстуционализм, иначе веру в реинкарнацию души, и представление о ней, как об астральном П0 в форме живого тела /464/.
       Современные спиритуалисты считают, что убеждение в неустранимой посмертной расплате за грехи привнесено в христианство толкователями учения (церковью) и является грубым искажением учения Христа, "о чем он непрестанно скорбит" /320/. Некоторые из спиритуалистов выступили в роли реформаторов христианства — "устаревшей веры 3000-летней давности" {239 — 5}. В Англии и США действовали церкви спиритуалистического направления с попытками коллективного использования медиумизма. В основном же христианская церковь антагонистична к медиумизму, хотя отдельные ее представители и сейчас полагают, что при серьезной постановке он мог бы быть союзником церкви /757/.
       Для адептов медиумизма характерно светлое, оптимистичное представление о посмертной жизни. Но есть и исключения. Некоторых она пугает, они высказывают опасения, что она может быть отнюдь не такой привлекательной, как считает большинство /970/. Обычно подобные мысли возникают у лиц, пытающихся решить вопросы посмертной жизни умозрительным путем и не располагающих практическим опытом в области медиумизма.
       Разуверившись в возможности доказательства существования П0 по причинам, о которых мы уже упомнали и будем еще говорить в следующих главах, многие теперь полагают, что посмертная жизнь является предметом веры, а не знания /433, 1041, 1372/. Наша задача состоит в том, чтобы опровергнуть это представление.