Метод доказательства существования посмертной жизни.

Глава 18. Метод доказательства существования посмертной жизни.

Описание методики

       Для получения искомого доказательства используется медиумизм. Могут заметить, что механизм медиумизма не выяснен, достоверность его явлений не доказана и что поэтому предпринимается "изучение незнаемого с помощью неизвестного". В какой-то степени это так: используется прием, плодотворно применяемый в различных областях науки и техники, называемый "методом черного ящика", при котором эмпирически исследуется и затем используется зависимость сигналов на выходе четырехполюсника от сигналов на его входе, причем его устройство может оставаться неизвестным.
       Эксперименты реализуются в форме диалога с сообщающимися через медиума. Таким образом, используется тривиальная для медиумизма процедура. В то же время, по своему существу, методика отличается четырьмя особенностями. Поясним их.
       Доказательство, основанное на использовании медиумизма, опирается на эксперимент. При постановке научных опытов в первую очередь встает вопрос о наличии и величине помех, препятствующих выявлению изучаемого эффекта (величины отношения сигнала к шуму). Как показано в предыдущих главах, помехой доказательству существования П0 являются предполагаемые психические способности П медиума. Неудача предшествующих попыток доказательства обусловлена тем, что эти способности при опыте не проверялись, а при последующей критике результатов предполагались неограниченными. Первая особенность излагаемой методики состоит в том, что существование помех и их интенсивность проверяются в каждом опыте.
       Для успешного проведения любого научного опыта, помехи необходимо устранить или ограничить. Своеобразие помех при использовании медиумизма состоит в том, что они прямо связаны с одаренностью медиума: чем она выше, тем больше оснований приписывать получаемые результаты деятельности подсознания медиума. Отсюда видна бесперспективность привлечения к экспериментам высокоодаренных медиумов, что и доказал опыт предшествующих исследований. Но не было исследовано, что может дать снижение используемой одаренности. Для выяснения этого мы изучили, какова связь медиумической одаренности с другими формами психизма сенситивов. Исследование дало благоприятный результат. Выяснилось, что способность к медиумическому действию является наиболее распространенным видом психической одаренности, что возможна медиумическая связь через лиц, не проявляющих или слабо проявляющих другие формы психизма. Этим была обоснована целесообразность придания излагаемой методике ее второй отличительной черты, заключающейся в использовании слабой медиумичности. Это обеспечивает методике такое важное преимущество, как воспроизводимость. Слабая медиумичность представляет собой распространенное свойство, тогда как одаренные медиумы редки, и опыты с ними для большинства лиц неосуществимы. Между тем, как мы уже не раз говорили, вопрос о посмертной жизни настолько важен, что интересующиеся им люди не склонны верить словам, а хотят лично убедиться. Воспроизводимость методики предоставляет им такую возможность.
       Третья особенность методики состоит в том, что психическая одаренность медиума экспериментально проверяется и, путем подбора медиума, устанавливается не превышающей допустимой величины.
       Четвертой особенностью является невозможность получения при использовании данной методики положительного ответа на вопрос о существовании П0 в результате обманных действий медиума. Напомним, что объяснение обманом со стороны медиума — это первое, что обычно приходит на ум критикам медиумических опытов. В нашем случае, даже если обман не исключен, он не может повлиять на цель опытов — установление существования П0.
       Доказательством существования посмертной жизни служит установление "самоличности" сообщающегося П0, т.е. того, что сообщающийся — это именно тот отшедший, в качестве которого он предстает. Учитывая это, а также изложенные особенности методики, ей дано название "Метод установления самоличности П0 способом контролируемого ограничения медиумичности".
       Самоличность сообщающегося устанавливается обычным в практике медиумизма способом, соответствующим пункту 14 таблицы 10: от сообщающегося получают сведение, которое может знать представляемое им лицо, не могут знать медиум и другие участники опыта и их подсознания, и истинность которого может быть проверена. Производится проверка неспособности медиума к получению указанных сведений из сторонних источников внечувственным путем. В этих условиях их получение через неинформированного медиума устаналивает самоличность П0. Однако, получить от П0 сведение, неизвестное не только медиуму, но и связанному с отшедшим участнику опытов, очень нелегко по причинам, которые были рассмотрены в главах 12 и 14. Для этого может потребоваться такая большая затрата труда и времени, что заставит отступить мало усердных. Поэтому методика предусматривает снижение медиумичности до уровня, исключающего возможность психической связи лиц, участвующих в опыте ("чтения мыслей"). Если при этом медиум —лицо постороннее для П0 и участников опыта, что предусматривается методикой, то любое правильное сообщение, полученное от П0 и безусловно неизвестное медиуму, есть доказательство самоличности П0, даже если оно известно участнику опыта. Такое сведение легко получить при разговоре П0 с близким ему участником (события прошлой жизни, имена близких людей и т.п.). Это обеспечивает воспроизводимость методики.
       Выбор вида используемого медиумизма предопределяется необходимостью его малой интенсивности. Из многочисленных явлений психизма при слабом медиумизме реализуется лишь три: двигательный автоматизм, автоматическое письмо и типтологическая техника. Использование медиумов, впадающих в транс, а также способных к психокинезу и материализациям, исключается, как заведомо чрезмерно одаренных: они будут отсеяны по ходу опытов. О недостатках автоматического письма было указано в главе 10. Они делают его мало пригодным для установления самоличности П0. Типтологическая техника мешкотна и требует сработавшейся группы участников, что затрудняет организацию опытов. Наиболее пригоден для использования при слабом медиумизме двигательный автоматизм. Он привлекателен относительно слабым вовлечением П медиума в сообщение. При нем естественно объединяются усилия участников и виден вклад в действие каждого из них. Это позволяет оценить медиумичность каждого из участвующих в опытах, выявить среди них медиумов и обеспечить оптимальный подбор действующих вместе лиц. При этом виде медиумизма достигается приемлемая скорость сообщения. В опытах можно применять самые различные устройства, о которых было сказано в главе 10, например, показанные на рисунках 1 и 2. Указываемые буквы желательно произносить вслух и записывать на магнитную пленку, тогда ничто не теряется и не искажается.
       Для облегчения интерпретации результатов опыта и обеспечения однозначности и ясности выводов желательно проводить опыт с возможно меньшим числом участников. Медиум невысокой одаренности обычно не очень успешно действует один. Кроме того, поскольку он должен быть незнаком сообщающемуся, трудно ожидать, что он один привлечет ожидаемого П0. Самое же главное, что при действии одного медиума нельзя исключить возможность влияния его П на сообщения. Поэтому проведение опытов с действием одного медиума нежелательно, а оптимальным является участие в опыте двух лиц — медиума и одного участника. И тот, и другой должны удовлетворять ряду требований.
       Медиум не должен быть осведомлен об участнике, его прошлом, его семье и окружении. Его психическая одаренность должна быть ограниченной — он не должен обладать выраженными способностями внечувственного восприятия — предвидения, ретровидения, психометрического проникновения и т.п. В то же время он должен быть способен к автоматическим движениям и проявлению в них внешнего по отношению к нему сознания. Много людей, в особенности женщин, наделены такими ограниченными медиумическими способностями. Весьма желательна пассивность медиума — лучше, если он не будет знать цели и программы проводимых опытов, то есть будет орудием, а не заинтересованным участником опыта. Для проведения полного цикла опытов следует подобрать двух — трех таких медиумов.
       Участник не должен обладать выраженной медиумичностью. Вместе с тем он не должен "гасить" действие медиума или ощутимо ослаблять его. Случаи такого отрицательного влияния нередки. Они бывают обусловлены или психологическим фактором (резкий антагонизм предубежденного лица, боязнь суеверного человека и т.п.), или необъясненными пока особенностями конституции участника. Очень важно, чтобы участник имел потенциального сообщающегося — близкого ему отшедшего, с которым он горячо желал бы установить контакт, и который, предположительно, тоже желал бы этого. Реализуются ли эти их желания, покажет только опыт, но предпосылки должны быть. Поэтому целесообразно привлекать к опыту участников, потерявших в недалеком прошлом любимых ими и любивших их лиц. В ходе опытов могут еще понадобиться во всем подобные основному, резервные участники. Все участники  должны быть опробованы на дееспособность с отобранными медиумами. Резервные участники не должны быть знакомы не только с медиумами, но и с основным участником. Их роль в опытах станет ясной при рассмотрении алгоритма методики.
      Исходная информационная схема опыта показана на рисунке 4. При ее составлении принято, что интеллекты участвующих в опыте лиц разделены на сознание и подсознание (П) и что медиумическая связь осуществляется на уровне подсознаний. Последнее следует из неосознанности автоматических действий. Допущение, что за эти связи ответственно сознание (отдельно или вместе с подсознанием), равносильно по своим следствиям предположению о неразделенности сознания и подсознания. Это предположение позволило бы существенно упростить информационную схему опыта и интерпретацию его результатов, но от него приходится отказаться, так как оно противоречит фактам.
       В остальном схема не требует особых пояснений. Принцип ее построения прост — предположена возможность взаимосвязи обоих, участвующих в опыте подсознаний, и доступность им всех мыслимых источников информации. При составлении схемы приняты следующие обозначения:
       С — сообщающийся;
       М, У — медиум и участник; их сознания;
       Пм, Пу — процессоры (подсознания) медиума и участника;
       П0 — процессор отшедшего;
       ВИИ — внешние источники информации;
       ТИИ —телепатические источники информации.
       В соответствии с информационной схемой, относительно сообщающегося (С) могут быть сделаны следующие предположения:
       С = Пм -> ВИИ; С = Пу -> ВИИ; сообщения формирует П медиума (или участника, что, в принципе, возможно, хотя и менее вероятно) из сведений, извлекаемых из любых внешних источников информации — подсознаний живущих людей, документов, психометрических следов, "астральных архивов" и всего прочего, о чем говорилось в предыдущих главах;
       С = ПМ->  ТИИ; С = ПУ-> ТИИ; из всей совокупности внешних источников информации выделен случай получения сведений от конкретных людей телепатическим путем, поскольку он допускает опытную проверку;
       С = Пм; личность сообщающегося и все сведения есть продукт фантазии подсознания медиума;
       С = Пу; такое же предположение относительно подсознания участника.
       Во всех перечисленных случаях действует подсознание лица, участвующего в опыте. Различаются эти предположения смелостью допущений о способностях подсознания: в первом случае оно извлекает что угодно откуда угодно, во втором — проникает в любое подсознание, в двух последних — ограничено возможностями своей фантазии.
       С = П0; сообщения поступают от отшедшего; доказательством этого предположения решается проблема о существовании посмертной жизни;
       С = П01; открытое или обманное замещение П0 другим отшедшим; часто случается при опытах, может быть с выгодой использовано и не влияет на конечный результат;
       Два следующих последних случая отрицают предположение о действии медиумизма:
       С = М; сообщение сознательно фабрикуется медиумом — обманщиком;
       С = У; то же — сознанием участника, в порядке мало понятного самообмана.
       Все эти предположения экспериментально проверяются в ходе опытов, положительным завершением которых является утверждение С = П0 и отрицательным — С <> П0.
       Суть излагаемой методики установления самоличности П0 может быть определена, как поэтапная проверка (и, при необходимости, — дискриминация) медиумичности, обеспечивающая последовательное упрощение информационной схемы за счет исключения гипотетических источников информации, вплоть до уровня, позволяющего получить однозначный ответ на поставленный перед исследованием вопрос.
       На основании вышеизложенного может быть сформулирована следующая краткая характеристика методики:
       С = М;
       Проверяемые гипотезы: С = П0; С = П01 ; С = Пм; С = Пу; С = Пм -> ВИИ; С = Пу -> ВИИ; С = Пм -> ТИИ; С = Пу -> ТИИ; С = М; С = У.
       Условия опыта:
       самоличность П0 устанавливается экспериментально, путем действия двух лиц — медиума и участника;
       используется двигательный автоматизм;
       медиум обладает ограниченной психической одаренностью;
       участник лишен медиумичности, но не гасит явление;
       медиум не осведомлен об участнике и обстоятельствах его жизни;
       сообщающийся заявляет о себе, как о П0 лица, близкого участнику и незнакомого медиуму;
       подбирается по 2 — 3 участника и медиума, удовлетворяющих перечисленным условиям.
       Алгоритм методики изложен в таблице 12 и ниже поясняется в порядке следования его пунктов.

Пояснение алгоритма

       Пункт 1. Данный пункт имеет целью проверку соответствия медиума требованиям к нему. Работа начинается с проверки его дееспособности. Медиум дееспособен, если при его участии происходят автоматические движения, приводящие к получению осмысленного сообщения. Это не всегда имеет место — бывает, что движения интенсивны, но бессмысленны. Для неопытного медиума это иногда может служить указанием на его склонность к проявлению иной формы психизма. При дееспособности медиума осмысленные движения обычно начинают происходить спустя 10 — 20 минут ожидания, при условии, что имеется сущность, желающая вступить в сообщение. Последнее во многом зависит от участника. По этой причине, а также потому, что в одиночестве некоторые медиумы действуют слабо, лучше производить проверку одаренности медиума в паре с подобранным для опыта участником. Во время ожидания медиуму не следует напрягаться и сосредоточиваться на своей задаче, желательна его пассивность. Участник может думать о лице, с которым он надеется установить связь. Опыт желательно проводить в привычной для ожидаемого сообщающегося обстановке. Если, несмотря на ожидание, связь не устанавливается, исследуются три возможные причины этого: 1) участник затрудняет действие медиума или "гасит" его; 2) из-за недостаточной "светимости" медиума или своей занятости П0 не реагирует на открывшуюся возможность контакта; 3) ожидаемый сообщающийся недоступен1. Предположения проверяются путем испытания медиума в отдельности и поочередно с резервными участниками, а также путем повторения опытов в последующие дни.
       Если заведомо медиумичного лица в поле зрения нет, можно попытаться выявить его среди лиц, согласных участвовать в экспериментах, путем испытания их дееспособности в различных сочетаниях. Таким путем, в итоге перебора значительного числа лиц, могут быть подобраны медиумы и участники, подходящие по своим исходным данным для проведения экспериментов.
       В процессе работы с выявленными медиумами устанавливаются критерии их пригодности для проведения экспериментов — управляемость, о которой можно судить по быстроте и связности передачи сообщений, и светимость, проявляющаяся в безотказности установления контакта с П0. Оценке качеств медиумов могут помочь суждения П0 о них. П0 нередко отзываются о светимости медиумов:
       "Он — яркий луч". "Я люблю его свет".
       Говорят они и о том, хорошо ли им видно через медиума:
       "У тебя какие-то помехи". "С ней лучше всего видно". "Через него слабо видно, он туманит весь фон".
       Судят они также об управляемости медиума и замечают вмешательства его П:
       "С нею мне очень легко и хорошо". "В тот раз многое шло от медиума".
       Содействие П0 может помочь в проведении опытов и им не следует пренебрегать. Но не надо оповещать их о цели опытов, так как она относится к числу запрещенных тем (см. главу 14).
       После того, как дееспособность медиума установлена, можно приступать с ним к продолжению опытов. Но поиск новых медиумов и их проверку следует продолжать. Они могут понадобиться, если основной медиум будет отсеян в ходе опытов, а также при выполнении отдельных пунктов алгоритма и для повторения всего цикла опытов с другим составом участвующих.
       Пункт 2. Задачей данного этапа работ является установление соответствия участника пяти требованиям к нему: 1) незнакомство с медиумом; 2) наличие потенциального сообщающегося; 3) возможность связи с ним; 4) соответствие медиуму; 5) отсутствие медиумичности.
       Соответствие участника первому и второму требованиям обеспечивается при тщательном подборе медиумов и участников. Доступность сообщающегося проверяется путем многократных повторных опытов с разными медиумами. Не следует проявлять поспешность и жалеть усилий для установления связи, так как наличие близкого участнику сообщающегося имеет решающее значение для успешности опытов. Методика основана на получении ответов на зондирующие вопросы, которые могут быть известны участнику, но должны быть неизвестны медиуму, что трудно осуществить со случайным П0. Если же П0 близок участнику, то облегчается выбор вопросов, безусловно неизвестных медиуму и предположительно известных П0. При отсутствии близкого П0 приходится полагаться на случай и ждать появления "случайного визитера", способного дать сведение, неизвестное участвующим в опыте и допускающее проверку. Такого случая можно долго ждать.
       Соответствие участника медиуму проверяется при работах по первому пункту: при его подключении к медиуму, автоматические движения должны облегчаться, во всяком случае не ослабляться и, тем более, не гаситься.
       Очень внимательно должна быть проверена медиумичность участника. Вначале проверяется, что при его подключении к другим неодаренным участникам не возникает автоматических движений. Что именно проверяемый участник является причиной движений, проверяется путем его отключения: если при этом движения прекращаются, а при поочередном отключении других участников пусть слабо, но продолжаются, то испытуемый медиумичен и его нельзя использовать в качестве участника, а следует опробовать в соответствии с пунктом 1 на пригодность к роли медиума. Но чаще всего испытуемый выдерживает эту проверку. В этом случае следует продолжить выявление его слабой медиумичности. Для этого на азбучный круг ставят прозрачную кювету, наливают в нее кипяток и опускают на него плавающий указатель букв, которого испытуемый касается рукой. Вода и высокая температура способствуют проявлению медиумичности. Если она проявится в этих условиях (автоматические движения, приводящие к получению сообщения), то не исключено, что этот участник будет отсеян после исполнения пункта 8. Это произойдет, если зачатки его медиумичности разовьются за время опытов. Случаи постепенного раскрытия медиумической одаренности не так уже редки, поэтому, при наличии выбора, данного участника лучше не привлекать к опытам, а иметь в виду на роль медиума.
       После выявления пригодного для опытов участника с ним начинается дальнейшее выполнение алгоритма. Но подбор участников следует исподволь продолжать — они будут нужны для повторения всего цикла опытов со сменой состава исполнителей. При отсутствии участников, полностью удовлетворяющих требованиям, следует подобрать 1 — 2 дополнительных участника, хотя бы и не имеющих своих сообщающихся, но подходящих по другим показателям: в них может встретиться необходимость при выполнении отдельных пунктов алгоритма.
       После того, как экспериментально установлена немедиумичность участника, может быть упрощена информационная схема, показанная на рисунке 4, за счет исключения гипотетических связей Пу — ВИИ и Пу — П0, возможных лишь при медиумичности участника. Так как участник опыта является лицом, стремящимся разрешить лично для себя вопрос о существовании посмертной жизни (иначе ему незачем участвовать в опытах), то абсурдно подозревать его в сознательном обмане. Поэтому предположение С = У должно быть исключено. После сделанных упрощений информационная схема принимает вид, показанный на рисунке 5.
       Пункт 3. На данном этапе проверяется истинность демонстрируемой сенситивом медиумической одаренности. Нам ни разу не пришлось столкнуться с нечестностью медиума. В принципе же она может проявиться двояко — умышленным скрытием своих медиумических способностей или, наоборот, имитацией отсутствующей одаренности.
       Случай сознательного преуменьшения медиумом своих способностей мало вероятен. Трудно себе представить, что могло бы явиться стимулом для подобного обмана. Выявить его трудно. Он может повлиять на результат опытов лишь при понимании медиумом логики доказательства и при его обдуманной злонамеренности, а именно, если он при выполнении пунктов 4 — 8 скроет возможность получения им правильного ответа, а на этапе II даст его. Таким путем им будет создана обманчивая видимость получения ответа от П0, а не от другого источника из числа показанных на рисунке 5. Чтобы полностью исключить маловероятную возможность такого обмана, алгоритм предусматривает повторение всего цикла опытов с другим медиумом. Необходимая для подобного обмана высокая одаренность — редкое явление, ее сочетание с злонамеренностью — совсем маловероятно, а повторная встреча с этим сочетанием — невероятна вполне. Если не ставить медиума в известность о цели и порядке опытов, их повторение будет излишним.
       Случай сознательного преувеличения медиумом своих способностей, вплоть до имитации отсутствующей одаренности, более понятен. Здесь стимулом может быть желание выделиться, заработать и т.п. Опасение фальсификации медиумических явлений всегда заботило экспериментаторов. Р. Ходжсону понадобилось, например, несколько лет работы с Э. Пайпер, чтобы увериться в ее безусловной честности. Но излагаемая методика построена так, что имитация медиумом отсутствующих способностей не может повлиять на конечный результат опытов, поскольку он получается из ответов на вопросы неизвестные медиуму, а вероятность дать правильный ответ на самый простой вопрос путем догадки ничтожна. Но вызвать потерю времени подобный обман может. Он предотвращается проверкой, предусмотренной данным пунктом алгоритма. Истинность медиумизма устанавливается по факту получения от сообщающегося через медиума сведений, неизвестных последнему и доступных проверке, например, известных участнику. Обычно это ответы на вопросы участника, неизвестные медиуму, но это могут быть и самопроизвольные высказывания сообщающегося. Даже имя сообщающегося может явиться необходимым сведением.
       При положительном результате данной проверки, гипотеза С = М исключается. Информационная схема, соответствующая проведению опыта при истинном медиумизме, показана на рисунке 6. Тем, что медиум способен на истинные проявления, возможность обмана с его стороны не исключается, но делается невероятной, так как лишается стимула. Повторим, что обман не может повлиять на результат опытов, а лишь затянет их, что, конечно, тоже нежелательно. Нам не встречались подобные маловероятные случаи.
       Пункт 4. Данный и следующий за ним пункты посвящены экспериментальной проверке реальности предположений, которые обычно выдвигаются для опровержения доказательности медиумических опытов. Напомним, что они сводятся к наделению подсознания медиума склонностью выдавать себя за П0 и способностью выискивать необходимые для этого сведения в самых разных источниках2 с помощью своего GESP. Эти источники обозначены на информационных схемах как ВИИ — "внешние источники информации" — кладезь любых — бывших, настоящих и будущих — сведений обо всем и всех. Предположение о связи П медиума с ВИИ проверяется путем задавания сообщающемуся3 зондирующих вопросов, ответы на которые, по мнению участников опытов, неизвестны ни им, ни их подсознаниям, ни П0, под именем которого выступает сообщающийся. Задаваемые вопросы должны быть простыми и допускать проверку ответа. Не следует задавать вопросы о будущем, на которые сообщающиеся любят отвечать, но преимущественно неверно.
       Следует пояснить требования к зондирующим вопросам. О том, что ответы на них не должны быть известны "по мнению участников", а не вообще, сказано ввиду наличия представлений о взаимосвязанности и сверх-информированности подсознаний, о которых мы говорили в главе 16. Их правильность или ложность здесь может не обсуждаться: если сообщающийся правильно ответит на вопрос, неизвестный участвующим в опыте и предполагаемому П0, медиум заменяется на менее способного, чему бы ни приписывать получение сведений — связи с ВИИ с помощью GESP медиума или "взаимооткрытости и взаимосвязанности" подсознаний.
       Надо также разъяснить возникновение требования, чтобы ответ на вопрос не был известен П0. Реальность существования последнего еще не доказана, но уже является альтернативой гипотетическому существованию ВИИ. Поэтому ответ можно приписать им обоим и лишь невозможность знания его отшедшим докажет, что его источник — ВИИ. Необязательна сложность испрашиваемых сведений — это могут быть и имена, и мелочи быта, но неизвестные участвующим и П0. Наоборот, даже ксеноглоссия — не доказательство ВИИ, если не исключено, что сообщается П0 иностранца.
       Могут предположить, что, поскольку П медиума стремится персонифицировать данного П0, то он склонен извлекать из ВИИ только необходимые для этого сведения и ничего больше. Практика медиумизма опровергает это предположение. "Наполеоны" обывательских сеансов не знают родного языка и главных событий своей жизни. Мистификатор пытается выдать себя за ту или иную личность, проявляет настойчивость и желание, но бессилен проявить нужные для этого простейшие знания. Мы дадим этому примеры при обсуждении седьмого пункта.
       Пункт 5. Этот пункт выполняется так же, как и предыдущий. Разница лишь в том, что зондирующие вопросы ориентируются на определенных людей, безусловно знающих на них ответы, участвующим неизвестные. Они не будут получены при слабом медиумизме.
       После выполнения пяти пунктов алгоритма информационная схема принимает вид, показанный на рис. 7. Источник ВИИ/ТИИ сохранен на нем, как напоминание о принципиальной возможности обращения П медиума к нему в ходе дальнейших опытов. Выполняя их, надо внимательно искать среди результатов признаки действенности этого источника. Нам никогда не удавалось их обнаружить.
       Может сложиться впечатление о медлительности алгоритма, поскольку в каждом пункте он при неуспехе возвращает к началу. Но фактически, в части пунктов 4 и 5, это не так. Высокоодаренные медиумы встречаются редко, а ординарные медиумы не отсеиваются при выполнении этих пунктов. Выдержат ли это испытание одаренные медиумы, мы не знаем, так как не встречались с ними. Опыт парапсихологии показывает, что проявления психизма даже выдающихся сенситивов слабы и нерегулярны — не сравнимы с тем, что требуется для объяснения явлений медиумизма действием GESP медиума. Скорее всего, предположение о действии GESP — это "бумажный тигр", страшный лишь для его создателей.
       Пункт 6. Выясняется, доступно ли для П медиума его сознание, т.е. реальна ли связь Пм — М. Как показано в таблице 12, дальнейший ход опытов не зависит от решения этого вопроса. Оно будет использовано на дальнейших этапах алгоритма. Решение основано на получении от сообщающегося (кем бы он ни был) ответов на мысленные вопросы, задуманные медиумом (слова, числа, фразы и т.п.) или на его устные вопросы, ответы на которые известные лишь ему (последнему случаю соответствуют в таблице 12 данные в скобках). Ответ почти всегда будет получен — за исключением редких случаев особо слабой медиумичности (например, при действии под влиянием горячей воды) или при нежелании сообщающегося отвечать. Если одаренность медиума чрезмерно низка, ответы могут быть сбивчивы. Поэтому недостаточная одаренность медиума может затруднить проведение опытов, тем более, что из-за слабой "светимости" медиума, сообщающийся может не заметить его намерение приступить к опыту. Так что для данной методики необходим некоторый оптимум медиумической одаренности.
       Как видно из изложенного, доступность сознания медиума для сообщающегося — характерный признак медиумической одаренности. Он был замечен и другими исследователями {255 — 6}. Этот признак не использован для проверки медиумов по пункту 1 лишь потому, что давая вопрос и получая ответ, медиум действует в одиночестве и нельзя проверить, получил ли он ответ или просто повторяет задуманное. Поэтому каждый опыт, взятый в отдельности, не решает вопроса, поставленного в пункте 6. Лишь совокупность ряда опытов, проведенных с разными медиумами, дает уверенность, что связь С — М (а, значит, и ее часть Пм — М) существует. Иногда открытость сознания медиума для сообщающегося выявляется непредумышленно в ходе разговора. Например, при разговоре через нового медиума было сказано:
       "В первый раз вижу латинский язык".
       Выяснилось, что медиум — эсперантист, даже думает на эсперанто. Сообщающийся принял эсперанто за латинский язык. Другому медиуму было сказано о его сыне:
       "Молодец, малыш". — "Не такой уж он маленький". "Да, 148 см". Оказывается, в этот день медиум измерял рост сына.
       Замечено, что сообщающиеся иногда извлекают сведения из открытого для них сознания медиума и преподносят их, как свои /6/. Бывает, что они прямо об этом говорят:
       "Беру, когда вижу нужное".
       Связь Им — М — односторонняя. Подсознание для сознания закрыто. Это видно из того, что медиум не руководит своими автоматическими действиями — они принудительны. Если ближайший кусок сообщения и проскакивает в уме "сознательного" медиума, то как императив. Односторонность связи является доводом в пользу предположения о расслоенности сознания на собственно сознание и подсознание (П). Наличие связи Пм — М устанавливается в результате выявления реальности связи С — М, где С = П0 или П, или Пм. В дальнейшем мы приведем доводы в пользу того, что наличие односторонней связи подсознания с сознанием — всеобщее свойство. Отсюда следует, что медиумическая одаренность обусловлена не прерогативой медиума на эту связь, а лишь способностью его П служить транслятором для сторонних П и П0 и для собственных фантазий.
       После выполнения пункта 6 информационная схема изменяется лишь тем, что отмечается реальность связи Пм — М (рис. 8). Подчеркнем еще раз, что это изменение получено вне связи с тем, что считать источником сообщений — П0 или П медиума.
       Пункт 7. Этот пункт алгоритма ключевой. Если проверки соответственно пунктам 4 и 5 имели целью опровержение беспочвенных представлений и являлись формальностью, так как отрицательный их результат был заранее известен, а выполнение пункта 6 не влияло на ход доказательства, то проверка по пункту 7 определяет пригодность для опытов испытуемой пары М + У и не всегда — заканчивается положительно4. При дальнейшем выполнении алгоритма эту проверку следует время от времени повторять для контроля неизменности медиумичности лиц, участвующих в опыте, так как возможность ее изменений не исключена, хотя и не очень вероятна.
       Выполняется данный пункт подобно пункту 6, но на этот раз вопросы задает участник. Опыт упрощается и делается особенно показательным в случаях, когда в сообщения вмешивается мистификатор, пытающийся выдать себя за другого. Соответствующий пример дан в таблице 13.
       Неспособность сообщающегося дать правильный ответ свидетельствует о том, что медиумичность не превышает допустимого предела и опыты могут быть продолжены. Наоборот, получение от неосведомленного сообщающегося5 правильного ответа есть признак недопустимого избытка медиумичности и необходимости заменить одного или обоих участвующих в опыте. Подобный результат демонстрирует наличие связи С — У. Могут быть три причины этого: 1) избыточная медиумичность участника (действует канал С — Пу —У, рис.4); 2) сверходаренность медиума, приводящая к телепатической связи между Пм и Пу (канал С — Пм — Пу — У, рис. 8); 3) чрезмерная медиумичность пары М + У (тот или иной из названных каналов). Определить, какой из случаев имеет место можно, испытав основных участника и медиума с резервными в различных сочетаниях. Чтобы успешно осуществить это, сообщающийся должен согласиться не прерывать опыта из-за этих замен. Это один из нередких в медиумизме примеров, когда на сообщающегося приходится смотреть, как на вполне определенную личность и привлекать его к активной помощи в опытах.
       Судя по нашему опыту, необходимость замены участвующих в опыте из-за проникновения сообщающегося в сознание участника — редчайшее явление при использовании ординарных медиумов. Этим наглядно опровергаются предположения, которые вынуждены выдвигать критики медиумической гипотезы для ее развенчания. По сравнению с удивительными способностями, которыми они наделяют Пм, здесь от него6 требуется ничтожно мало: позаимствовать сведение у рядом сидящего участника, у которого оно на языке. Но и это оказывается невозможным! В данном случае бездействуют и те зачатки ясновидения, которые проявляли при опытах отдельные сообщающиеся (пример — счет Женей денег в наугад взятой пачке). Очевидно, мысли — хуже зримый объект, чем вещи. Важно также подчеркнуть, что ясновидение проявлял сообщающийся, но отнюдь не Пм: в отсутствие сообщающегося медиумы не обнаруживали никаких признаков подобной одаренности.
       Отсутствие связи С — У в принципе возможно из-за ее разрыва на участках либо У — Пу, либо Пу — Пм, либо на обоих. Многое противоречит первому предположению, в том числе и результаты опытов по пункту 6, а также результаты изучения сомнамбулизма и медиумизма, которые мы уже не раз упоминали. И в случаях множественности сознаний "нижележащая" личность всегда осведомлена о "вышележащей". Доводы против предположения, что разрыв связи С — У происходит на участке У — Пу, весьма весомы.
       Но оно допускает и опытную проверку. Ей посвящен следующий пункт алгоритма7.
       Пункт 8. Неосведомленному сообщающемуся участник задает устные вопросы, ответы на которые не может знать медиум, но обязан знать Пу — например, об имени самого участника, его ребенка, матери, жены и т.п. Неспособность сообщающегося ответить на них свидетельствует о разрыве связи на участке Пу — Пм. Если предположить, что Пу не знает даже этих сведений, то его нельзя рассматривать, как источник какой-либо информации и тогда его следует удалить с информационной схемы, что для доказательства равноценно предположению о разрыве связи на участке Пу — Пм.
       После успешного завершения опытов по пунктам 7 и 8, информационная схема приходит к виду, показанному на рис. 9. Связь Пм — Пу на ней устранена. Предполагаемый источник информации ВИИ, ТИИ снят со схемы, так как после опытов по пунктам 7 и 8 возможности Пм ограничены уровнем, заведомо исключающим вероятность связи с этим источником. Связь У — Пу показана как предполагаемая, поскольку проверка ее реальности не предусмотрена алгоритмом, так как это не влияет на ход доказательства. По существу же вся совокупность данных не оставляет сомнений в ее реальности.
       Пункт 9. Цель опыта состоит в опровержении предположения, что сообщающийся — это продукция подсознания участника, некая конструкция, таящаяся в нем. Строго говоря, предшествующие опыты исключают такое предположение, поскольку доказано отсутствие связи Пу — Пм, необходимой для проявления указанной предполагаемой конструкции через медиума. Однако, представление, что близкий участнику сообщающийся — это не П0, а образ, выращенный в глубинах Пу в противовес горю и тоске разлуки с отшедшими, очень распространено. Поскольку имеется возможность наглядно продемонстрировать неправомерность этого предположения, соответствующий опыт стоит произвести. Осуществлять его следует с близким участнику По. Алгоритм предусматривает два варианта осуществления опыта:
       1. Убеждаются, что сообщающийся продолжает разговор и после замены близкого ему участника и даже после его ухода (об этом следует предупредить П0 и получить на то его согласие). Такие опыты часто удаются.
       2. Договариваются с сообщающимся, чтобы он проявился через медиума в назначенное время, в отсутствии близкого ему участника. Подобные опыты удаются значительно реже, хотя в литературе описывается очень много подобных случаев.
       Результат опытов по пункту 9 отражен на рисунке 10 устраненном возможности того, что С = Пу.
       Пункт 10. Предположение о том, что даже в условиях ограниченного психизма сообщающийся представляет собой продукцию Пм, опровергается неинформированностью медиума и результатами предшествующих опытов и является еще менее вероятным, чем такое же предположение относительно Пу. Поэтому его проверку, предусмотренную данным пунктом алгоритма, следует рассматривать, как подтверждение уже установленного факта. Как и в предыдущем случае, возможны два варианта проверки:
       1. Убеждаются, что смена медиума в ходе разговора с сообщающимся не приводит к его прекращению (если это было согласовано с сообщающимся). К такому же выводу приводит сличение проявлений сообщающегося через разных медиумов, демонстрирующее сохранение основных черт личности сообщающегося и присущих ему выражений (примером могут служить таблицы 7 и 8) 8. Подобные опыты легко осуществляются.
       2. Просят сообщающегося проявиться через незнакомого медиума, в другом обществе, даже в другом городе. В литературе есть сообщения об успехе подобных опытов.
       После выполнения пункта 10 информационная схема приходит к виду, показанному на рис. 11 9.
       Отдельность сообщающегося от медиума ярко выявляется в нередких случаях, когда один и тот же сообщающийся почти одновременно проявляется через разных медиумов в разных местах, даже в разных городах, а также случаи, когда новый участник "приводит" к медиуму своего сообщающегося. В то же время несвязанность сообщающегося с медиумом отнюдь не исключает влияния Пм на сообщения (об этом см. главу 12) и возможность его вмешательства в них, вплоть до попыток выдать себя за П0. Но он будет разоблачен, как любой другой мистификатор (см. пункт 7).
       Пункт 11. Цель данного пункта, которым завершается алгоритм, состоит в установлении того факта, что сообщающийся, выступающий от имени П0, и есть данный (или представляющий его) П0, иначе говоря, в установлении самоличности П0. Этим завершается доказательство, так как выявление существования хотя бы одного отшедшего утверждает реальность посмертной жизни и возможность общения с отшедшими, т.е. истинность гипотезы медиумизма, на что и были направлены опыты.
       Доказательство возможно и сравнительно легко достижимо потому, что в условиях, характеризуемых схемой на рис. И, любой правильный ответ сообщающегося на вопрос, заведомо неизвестный медиуму и его подсознанию и входящий в компетенцию П0, от имени которого выступает сообщающийся10, является доказательством его самоличности. Знание ответа участником не имеет значения, раз выяснено, что связей У и Пу с Пм нет. Итог опыта иллюстрируется схемой, показанной на рисунке 12.
       Близкое знакомство П0 с участником облегчает получение необходимых ответов, так как любой их разговор на темы, чуждые медиуму, может дать соответствующие данные (имена, события и т.д.), правильность которых, ввиду осведомленности о них участника, не требуется проверять. Пример такого разговора приведен в таблице 13. Этим обеспечивается воспроизводимость методики, являющаяся одним из ее преимуществ. Действительно, получить доказательный ответ на зондирующий вопрос, неизвестный обоим участвующим в опыте, очень трудно, поскольку цензура на подобные вопросы строга и выяснение правильности ответа трудоемко. Нам ни разу не удалось получить правильный ответ на прямо поставленный вопрос и лишь в единичных случаях доказательный ответ был получен в ходе разговора, когда его значение не было осознанно сообщающимся (как в случае "Женя играет в спортлото" — гл.12). Результат, хотя и скромный, но успешнее, чем полученный А.Н. Аксаковым в работе /6/, когда ему за 25 сеансов так и не удалось получить от сообщающегося доказательство его самоличности. Больший успех наших опытов обеспечило предвосхищение и устранение в их ходе предположений о роли подсознаний участников опыта в получении доказательных ответов. Как легко возникают и как трудно устраняются подобные подозрения, ярко показал Аксаков в той же работе /6/, свидетельствующей о чрезвычайной осторожности, скрупулезности и самокритичности этого превосходного исследователя.
       Однако, и в благоприятных условиях завершающего этапа эксперимента получение положительного результата сопряжено с затруднениями. Возможные причины их указаны в столбце II таблицы 12. Это 1) Запреты на доказательные ответы. 2) Вмешательство нежелательных П01, оттесняющих нужного собеседника. Иногда их можно использовать в опыте, но чаще они ему мешают. Не всегда удается их сразу отличить от П0 по неспособности к правильным ответам, и это вызывает путаницу и задержку. 3) Вмешательство Пм также возможно и во всем подобно предыдущему. Считают, что возможность его возрастает с увеличением одаренности медиума /43/. 4) Забывчивость сообщающегося. Это самая существенная помеха. Создается впечатление, что интеллект П0 ослаблен и лишь эмоции — любовь, отвращение, симпатия, антипатия — сохраняются в полной мере. Может быть это ошибочное впечатление, обусловленное затрудненностью связи. Но что бесспорно — это ослабление памяти сообщающихся. Наблюдается картина, полностью противоположная той, которую рисуют критики медиумизма: не неудержимое проникновение П медиума в самые сокровенные и удаленные хранилища информации, а тягостные попытки угнетенного сознания П0 извлечь из своей ослабленной памяти сведения, которые, казалось бы, невозможно забыть: имя ближайшего друга, основополагающие профессиональные сведения и т. п.11. Но забытое после многих усилий иногда вспоминается, что характерно и для забывчивости живущих. Процесс вспоминания часто растягивается на многие дни. Приведем примеры:
       "Жену N помнишь?" "Марина". "Нет, это жена его брата". П0 не мог вспомнить имени жены N. Но через несколько дней без напоминания сказал: "Ее звали Лиля" и радовался, что вспомнил.
       "Кому передать от тебя привет?" "Гале Грушевской". "Она за рубежом. Может быть подруге детства, помнишь ее?" "Забыла"., "Жили с ней в одном доме". "Тамара Кносс". "Фамилия неверная". "Это девичья" (верно, участник не знал ее!). "А сейчас какая?". "Не помню".
       В этих опытах сообщающиеся не могли отвечать на вопросы, неизвестные тем П0, кого они представляли, а также на умственные вопросы участников, слова же, задуманные медиумами, называли правильно. Медиумы ответов на вопросы участников не знали, поэтому в этих условиях всякий правильный ответ сообщающегося, несмотря на его обыденность, являлся доказательством самоличности П0 (таблица 13). Следует подчеркнуть, что доказательства самоличности часто чередуются в диалоге с доказательствами отсутствия чтения мыслей участника, пример чего дан в таблице 13. Их одновременность делает доказательство самоличности П0 особенно убедительным, предотвращая предположение, что получение положительных и отрицательных ответов есть результат колебаний способности Пм к чтению мыслей участника, а не осведомленности и памяти П0 о спрашиваемом.
       Этим мы заканчиваем изложение методики опытов, доказывающих справедливость гипотезы медиумизма. Алгоритм требует повторения всего цикла опытов с другим медиумом, чтобы исключить возможность злонаправленного скрытия сенситивом своих способностей (см. пункт 1). Это несомненная перестраховка, но повторение полезно — оно укрепит уверенность в правильности достигнутого знания.
       При исполнении алгоритма, изложенного в таблице 13, последовательно рассматриваются и устраняются возражения, обычно возникающие у лиц, пытающихся установить самоличность отшедшего, а, следовательно, и реальность посмертной жизни. Вообще же, продумав всю процедуру, читатель согласится с тем, что для установления самоличности отшедшего вполне достаточно получить материал, подобный приведенному в таблице 13: неполучение ответов на вопросы, известные участнику, не только указывает на отсутствие чтения его мыслей медиумом, но и на недейственность гипотетических источников информации ВИИ и ТИИ, тогда как получение ответов на вопросы, неизвестные медиуму, хотя бы и известные участнику, свидетельствует в этих условиях об истинности медиумичности, а знание существа этих вопросов сообщающимся — о самоличности отшедшего, а отсюда — о существовании посмертной жизни. Быстрота же чередования получения и неполучения ответов исключает предположение об их зависимости от колебания уровня медиумичности. Но ограничиться в качестве доказательства рекомендацией получения подобного материала было бы неправильно, так как необдуманнные и не изжитые возражения, всплывая в разнобой по ходу дела, воспрепятствовали бы экспериментатору достичь полной убежденности.
       Могут задать вопрос — все ли возможные возражения опровергает выполненное доказательство? На него приходится ответить отрицательно.
       Не исключена возможность, что сообщающийся — это не П0, самоличность которого устанавливается, а П01 — транслятор информации, которую он получает от П0. Причиной этого может быть неспособность П0 сообщаться через медиума, заставляющая его обратиться к помощнику. О таких случаях писали. Правда, обычно посредничество не скрывается. Часто в качестве посредника выступает гид медиума, примеры чего приводились в главе 13. Поскольку возможность посредничества в принципе не исключена, она указана на рис. 12. Но посредничество не влияет на конечный результат опытов: неважно, как проявляется П0 — непосредственно или через посредника, важно, что отшедшие существуют.
       Служители церкви не оспаривают существования отшедших но склонны объяснять медиумические явления проделками бесов, направленными к нашей погибели /109 и др./. Демоны сочиняют сообщения, выдерживая их в духе, присущем данному П0, они же выступают под видом мистификаторов, в нужные моменты имитируют незнание, а когда надо — извлекают сведения из любых источников, и в итоге — создают видимость того, чего на самом деле нет. Таким путем они на протяжении столетий вводят в заблуждение миллионы людей, причастных к медиумизму. Можно перефразировать это и так: не демоны, а Пм, следуя чьим-то приказам, представляются незнающими, изображая П01, и знающими, создавая образ П0. Для осуществления этого П любого медиума наделено всеведением и способностью проникать в мысли и намерения экспериментаторов, чтобы пресекать их. Видимость их ограниченной осведомленности — игра, обман. Возражать против этого бесполезно — там, где выступает шаловливый бог, логике, исследованию и знанию — не место.
       Ничего разумного противопоставить выводу о существовании П0 нельзя. Он соответствует многим фактам, проясняя их взаимосвязь: данным психологии о многослойности сознания; экспериментальным данным о зачатках в рядовом человеке способности к внечувственному восприятию; разнообразным явленниям психизма; тысячелетней истории так называемых сверхестественных и мистических, а в действительности — естественных и реалистических явлений; логике изложенного здесь простого опыта.
       Нам неоднократно удавалось доводить до положительного результата изложенные эксперименты, соблюдая все требования алгоритма, установив таким образом с несомненностью факт существования П0. Но не в этом ценность нашего вклада. И до нас многим исследователям удавалось получать доказательства реальности посмертной жизни {256 — 5 и др.}. Положительный результат наших опытов лишь немногим увеличивает массив втуне лежащих свидетельств. Значение данной работы мы видим в том, что в ней впервые дана методика воспроизводимого эксперимента, основанная на простой, ясной и приводящей к однозначному результату логике, Раньше предлагалось верить, мы же предлагаем проверить. Если раньше скептик мог ставить под сомнение опыт прошлого, то теперь он уже не в праве априорно отрицать: приходится потрудиться, а потрудившись — убедиться, какие бы предубеждения и привычные догмы ни препятствовали этому. Способ дан.
       Поскольку вопрос о существовании П0 решается положительно, целесообразно рассмотреть те немногие сведения о свойствах П0 и их мира, которые можно извлечь из личного опыта автора и вековых материалов медиумизма. Их изложению посвящена слет дующая, четвертая часть книги. Возможно, эта информация покажется скудной, однако мы думаем, что здесь важен и интересен любой просвет, поскольку он ведет во вновь открывающийся неизученный мир, в котором предстоит жить. Мы надеемся, что противоречивость некоторых данных послужит стимулом к постановке экспериментов, направленных на разрешение вопросов, остающихся сегодня спорными.


1 Напоминаем — не всем П0 доступна связь с земным планом.
2 Сознательная и подсознательная память живущих, документы и книги, ретроспекция и психометрия прошлого и т.п.
3 Или получения от него самопроизвольных соответствующих высказываний.
4  О возможности отрицательного результата свидетельствуют, например, опыты Р. Гера и Ш. Рише, которые требовали мысленной связи сообщающегося (а, значит, и медиума) с участником /43, 934/.
5 Разумеется, необходимо удостовериться, что сообщающийся — не тот П0, который может знать ответы.
6  Если предположить, как всегда делают критики медиумизма, что сообщающийся — это П медиума.
7 Случай одновременного разрыва на участках У — Пу и Пу — Пм по результату идентичен случаю разрыва одного участка Пу — Пм и поэтому отдельно не проверяется..
8  Надежность связи и ряд других ее особенностей могут при этом, конечно, измениться.
9  По сути дела, мы имели право перейти к этой схеме уже после выполнения пунктов 7 и 8.
10 Получение ответов на предположительно неизвестные ему вопросы вызвало бы предположение о выступлении под его именем П01 а также заставило бы вернуться к пунктам 4 и 5.
11 Конечно, это не всегда так.