Теории психизма

Глава 8. Теории психизма

       Свою важнейшую задачу парапсихологи видят в том, чтобы ввести парапсихологию в круг официально признанных наук. Одной из причин, по которым парапсихологии отказывают в этом, является отсутствие общепринятой и достаточно развитой теории явлений психизма. Поэтому не прекращаются попытки такую теорию создать. Парапсихологическая литература изобилует предположениями теорий {137— 116}. Но, ввиду малой обоснованности и произвольности, это в лучшем случае гипотезы.
       Созданию адекватной теории препятствует ряд причин, одна из которых — робость: парапсихологи запуганы наскоками ученых скептиков и смущены "мистичностью" объекта своих исследований. Отсюда боязнь выйти за рамки представлений, узаконенных официальной наукой. Мы уже приводили примеры, когда явления, необъяснимые действием известных силовых полей (психокинез, термозащищенность и т.д.), пытаются свести к проявлению этих полей вопреки очевидности. Вместо активного использования средств медиумизма, многие отмежевываются от этой области, которая считается сакраментальной /1329, 1372, 1375/. Но без привлечения понятий о П и П0, проявлениями которых, по сути дела, и занимается парапсихология, не может быть выяснена сущность исследуемых явлений, а, тем более, построена правильная теория. Препятствует этому и пренебрежение опытом прошлого, отличающее парапсихологию от всех других наук. Пренебрежение даже афишируют, утверждая, что научное изучение психизма началось с 1950 года, а раньше был период "анекдотический" /1490/. Между тем, основные данные о психизме были получены в это "анекдотическое" время крупными исследователями, имена которых мы уже не раз называли, тогда как наши современники, в большинстве своем, все более и более углубляются в изучение деталей нерешенной проблемы. Итог всего этого образно резюмировал профессор С. Чари из Мадраса: "поле исследований парапсихологии усеяно телами умерших и умирающих теорий".
       В качестве общей черты многих теорий психизма можно указать на склонность к употреблению квантовой механики. В качестве основания для этого называют случайность и невоспроизводимость явлений психизма1. Это неверная предпосылка. Случайность и невоспроизводимость - не исконные свойства психических явлений, а лишь видимость- следствие влияния многих неучтенных факторов на протекание этих сложных и не до конца понятых процессов. Для многих теорий психизма характерно также навязывание природе закономерностей, соответствующих произвольно выработанной аксиоматике. При этом фактически наблюдает "странность" (например, частота совпадений взаимонесвязанных событии превышающая вероятную) "объясняется" путем наделения природы каким-либо, не менее странным, свойством (например способностью продуцировать явления пачками, сериями), по сути дела неявно предполагающим наличие высшей направляющей воли.
      Вследствие изложенных причин, ценность существующих теорий психизма невысока. Это делает нецелесообразным их подробное рассмотрение а большое их количество препятствует их полному изложению. Поэтому мы ограничились приведением самых кратких сведений о них, собранных в таблице 5. За основу при составлении таблицы мы приняли обзор Р.Рао /1507/, сохранив его классификацию теорий. Этот обзор, охватывающий 20 основных теорий, в таблице 5 несколько дополнен.
       Рао справедливо констатирует, что в парапсихологии не выработана парадигма - общепринятое положение, утверждающее модель явления и, хотя бы, временное решение проблемы. Поэтому нет руководящего принципа для отбраковки теорий и существует их набор. Этот набор подразделен на три группы по принципу общности модели. Рао выделяет физическую, умственную или виталистическую и акаузальную модель. Это подразделение сохранено в таблице 5. Для сокращения письма в ней используется принятое в парапсихологии сокращение: psi - психизм. Ряд исследователей считает психизм, по существу своему, нефизичным (Г.Прайс, Д. Райн). С этой точки зрения введение физической модели неоправданно. Но многие теперь полагают, вместе с А.Кестлером, что этот взгляд устарел, так как "новая ядерная физика не менее оккультна, чем психизм"2. Чужое горе - слабое утешение в несчастьи, тем не менее, мы еще не раз увидим, как свое непонимание исследователи психизма извиняют путаницей в других областях науки. Так или иначе, но Рао физическую модель ввел, и мы следуем за ним.
      Просматривая таблицу 5, читатель заметит, что большинство теорий не касается основных вопросов о том, что же такое психизм, где истоки энергии, проявляющейся в его явлениях, и что это за энергия, а занимаются вместо этого попытками применить тот или иной формализм, разработанный при изучении вещества, к процессу передачи и преобразования этого неизвестного начала. Это, конечно, неплодотворно. При этом, как обнаружил профессор С.Чари /299/, некоторые авторы /Уайтмэн, Доббс и др./ проявляют недостаточное проникновение в логику используемого математического аппарата, сочетая, например, теорию информации, основанную на аксиоматике Буля, с квантовой статистикой, отвергающей требование этой аксиоматики о коммутативности (в теории Уолкера — пункт 5 таблицы — это противоречие примирено введением "скрытых переменных"). Чари полагает, что для предотвращения нарушения причинности в пространственно-временном континууме следовало бы обеспечить системно-теоретический подход, постулировав для психизма свою "информационную сеть" с не-Булевыми элементами вероятностной логики /299, 824/. Он считает, что нет оснований применять в психизме квантовую механику, неклассическую теорию вероятности, Булевы алгебры и т.п., что это неплодотворно /298/. А С. Брауде заявил: "Применение теории информации к немеханической области придает ей (в данном случае — психизму) внешнюю респектабельность, но приводит к путям мышления, не выдерживающим критики" /1332/. А. Кестлер полагает, что поиск аналогий между psi и квантовой теорией "микрофизики" лишь уводит парапсихологию от объяснения макроэффектов психизма: "квантовая теория — часть модели Вселенной, но не обязательно — самой Вселенной"; рассмотрение всех процессов, как случайных, вероятностных — демонстрация неспособности выявить их причину /824/. Наряду с этим, Кестлер считает плодотворным для понимания психизма привлечение принципов неопределенности и дополнительности, представлений об относительной единовременности событий, таких подходов к явлениям, в которых учитывается возможность нарушения причинности (принцип исключений Паули, парадокс Эйнштейна-Подольского-Розена и др.), и теорий, предусматривающих акаузальность — синхронизм наряду со случайностью событий /650/3. В общем же, среди исследователей психизма превалирует мнение о необходимости исходить при объяснении его явлений из представлений квантовой теории. Основания к этому видят в признании явлений психизма случайными, в нарушении причинно-следственных закономерностей и в необходимости учета влияния наблюдателя на наблюдаемое, что приводит к принципиальной необъективности наблюдений мира {138 — 9}: "Мир психизма сходен с миром теории относительности и квантовой теории" /1509/. Полагают, что такой подход будет способствовать признанию психизма наукой, поскольку "неэвклидова геометрия, релятивистская физика и квантовая механика подготовили ученых к восприятию необычного" /981, 1484/: "Абсурдность квантовой физики делает приемлемой абсурдность психизма" /824/. Думают, что рад положений современной физики "мистичен" не менее, чем психизм: отрицательные масса и энергия; дуализм волна-частица; сказочные свойства "физического вакуума"; антидетерминизм... /651/, а также, что современная наука знает такие объекты, как поля, не менее "нематериальные", чем объекты психизма /728/. Эта аргументация не вызывает сочувствия. Она базируется на в корне неверных, как мы уже отмечали, представлениях о случайности и принципиальной невоспроизводимости явлений психизма и использует наиболее спорные положения официальной науки, явный агностицизм которой есть следствие ошибочных представлений о структуре вещественного плана4.
      Наибольшее внимание парапсихологов привлекли теории Уолкера и Шмидта (пункты 5 и 7 таблицы 5), использующие современный формализм и, к тому же, обещающие некоторые расчетные возможности. Уолкер сравнил эти две теории и обнаружил расхождение их предсказаний /1513/. Из теории Шмидта следует, что эффективность психокинетического воздействия не зависит от предшествующих попыток его осуществления, по данным же Уолкера - находится в прямой связи. Разброс имевшихся экспериментальных данных был столь велик, что Уолкер не смог определить исходя из них правильность того или другого расчета — для этого требуются дополнительные, специально спланированные опыты. Д. Исааке отметил, как существенный недостаток теории Уолкера, делающий ее, вероятно, несостоятельной, неправильную оценку им роли наблюдателя в акте восприятия психического явления: восприятие осуществляется, приводя к коллапсу вектора состояний, на подсознательном уровне, а не на уровне осознания, как предположил Уолкер. Весь процесс протекает в подсознании, причем, в случае психического влияния, коллапс вектора может вызвать не только сендер, но и перцепиент, ибо последний связан обратной связью с сендером /723/. Более положительную оценку встречает у Исаакса "унифицированная шестимерная квантовая геометродинамика" Б. Хейма, не включенная в таблицу 5 из-за отсутствия сведений о ней, также как и вариант теории Уолкера, усовершенствованный Р. Маттуком на основании опытов по психическому воздействию на металл /562, 1258/. В этих теориях предполагается, что энергия для психокинетических эффектов поступает за счет упорядочения всегда существующего "шума" волей сенситива, делающей "микропосылы" шума когерентными, суммирующимися. Поэтому, чем выше уровень шума, тем вероятнее наблюдение ПК, и чем итнтенсивнее явление ПК, тем оно реже наблюдается /723, 824, 1509/. Исааке предложил проверить это предположение на криогенных мишенях: психически воздействовать на металл, постепенно охлаждая его для уменьшения шума /723/.
       Как следует из таблицы 5, в вопросе о природе психизма нет единства. Меньшинство считает, что психизм "физичен", т.е. объясним закономерностями вещественного мира /1990/. Доказательство этого видят в наследуемости психической одаренности (она часто фамильна, значит связана с ДНК) и в психизме животных. Большинство же считает, что психизм "нефизичен", ибо подчинен не закономерностям пространственно-временного континуума, а собственным законам, более сложным, чем биологические, которые, в свою очередь, сложнее физических {139 — 6}. Заметим здесь, что спор о том, "физичен" или "нефизичен" психизм, не имеет смысла. Изучение вещественного плана показало, что все его сущности являются проявлениями единой энергии. Сейчас мы узнали, что воля воздействует на вещество, то есть, что имеется связь психической энергии с энергией вещественного плана. Связь же требует общности, поэтому вряд ли можно сомневаться в энергетическом монизме мироздания.
       Следует отметить, что некоторые теории, наряду с неправильными допущениями, содержат положения, правильно отражающие особенности психического плана: многомернбсть пространства (пункт 6 таблицы 5); существование П и П0 (пункты 12, 13, 14, 24); объединенное действие П0 на окружение (пункт 13)5.
       Кроме перечисленных в таблице 5 теорий психизма, был высказан ряд предположений об этом предмете.
       По мнению профессора В.Н. Пушкина, психические процессы имеют голографическую природу. Корпускулярно-волновой дуализм он предположил присущим и макрообьектам, а клеткам и молекулам мозга приписал способность фиксировать "волновые поля" наблюдаемых объектов. При "освещении" зафиксированной волновой картины соответствующим излучением, генерируемым по приказам сознания, возникают "голографические изображения" — психические образы, в точности соответствующие объектам внешнего мира, как это свойственно голограммам. Природа гипотетического излучения не поясняется. Единственное, что о нем можно сказать, — это что оно обязано быть очень коротковолновым, чтобы обеспечить достаточно четкую голографическую запись на таких микрообъектах, как клетки и даже молекулы. Предусматривается способность не только фиксировать, но и проектировать модели образов (для планирования поведения), причем и проектирование и считывание осуществляются в динамике, в движении /52а/. Изложенная гипотеза представляет собой попытку объяснить механизм отображения сознанием окружающего мира. Этот механизм применим и для объяснения парапсихических явлений, что объединяет парапсихологию с психологией в единое целое в соответствии с замыслом В.Н. Пушкина.
       "Психобиофизист" М. Тодешини получил уравнение, "охватываюшее физические, биологические, психологические и психические явления" /316/. Ознакомиться с этим достижением нам не удалось.
      Ряд авторов, включая Г. Путхоффа и Р. Тарга, пытались объять предвидение "опережающими потенциалами" (обычно отбрасываемое решение уравнений для электромагнитных волн) /128, 824/ Несостоятельность этого подхода показана в опубликованных Отзывах на работу /128/. Она подтверждается тем, что эффективность предвидения слабо зависит от отдаленности во времени (Т) предчувствуемого, а не пропорциональна Т-2, как следовало бы из этой теории.
       Высказано предположение, что многие процессы психики, которые наука считает "нормальными", на поверку окажутся паранормальными, выполняемыми с участием П: "Обычное сознание более чудесно, чем все явления психизма" /1484/; "Психизм — это расширение естественных способностей человека" /1402/.
       Ставится вопрос: мысль — продукт мозга или мозг — канал притока сознания? /916/. На него пробует ответить нейрохирург профессор У. Пенфилд /842/. В течение многих лет он пытался выяснить, какую часть мозга можно считать ответственной за явления разума, и не нашел ее: "В мозгу нет участка, ответственного за решения, веру...". Он пришел к выводу, что мозг —это исполнитель, а не руководитель, что существует "нечто", отличное от организма, со своей особой энергией, способностью к прямому сообщению, планированию, принятию решений, вынесению оценок хорошо — плохо, реально — иллюзорно, надежда — отчаяние и т.п. Это "нечто"6 продуцирует разум. Разум и мозг связаны, но полунезависимы. Мозг же —это ЭВМ. Он реализует решения, принятые разумом, но сам не способен их выносить; обладает памятью и исполняет программы; принимает показания органов чувств, преобразуя их в понятия, выражаемые словами; оценивает обстановку и соответственно действует; хранит информацию, блокируя ненужную и пропуская в сознание нужную /558, 842/.
       Л. Райн, проанализировав 1000 случаев проявлений психизма, заключила, что паранормальная информация поступает сначала в подсознание, а уже из него, путем -различных психологических процессов, — в сознание /930, 1465/. Д. Ревделл неправильно утверждал, что отличие явлений психизма от "нормальных" явлений состоит в их "неэнергетичности" — в отсутствии передачи энергии /893/. По другим прредставлениям, мозг является трансформатором физической энергии в психическую, проявляющуюся в явлениях психизма /608/. Было высказано предположение, что при явлениях психизма происходит "направленное излучение частиц" (например, нейтронов), результатом чего является психокенез; это предположение было опровергнуто путем прямых измерений потоков частиц /1481/.
       Философ Г. Мерфи заключил, что для объяснения психизма применимы три теории: 1) монизм Спинозы: разум и вещество — одно и то же, две стороны одного явления; каждому физическому явлению отвечает психическое и наоборот; 2) дуализм Декарта: вещество и разум навечно разделены; приказы разума управляют веществом; 3) эфирная теория Майерса-Ньюболда: мир психических явлений расположен между вещественным и трансцедентным; поэтому он физически бездействен7 /777/.

       Заканчивая обзор явлений психизма уместно спросить — уверились ли их исследователи в реальности изучаемых явлений? За малыми исключениями ответ дается положительный. При подходе к явлениям психизма их исследователи были в своем большинстве исходно скептичными. Этим можно объяснить, что многие из них, исключив все сомнения в реальности явлений, которые они лично исследовали, продолжали выражать недоверие к явлениям, известным им лишь понаслышке. Но много и неопределенных оценок. Они — плод избыточной осторожности исследователей, часто говорящих: "вот я получил то-то, а уж вы сами судите, что из этого следует", или "полученные нами свидетельства слишком сильны, чтобы их отвергнуть, но недостаточны, чтобы признать реальным это поразительное явление; надо продолжать исследования" /1487/. Это мало обязывающее заключение настолько распространено, что может считаться характерным для парапсихологии. Столь же распространено и неправильное представление о том, что "полная доказательность достижима лишь в математике, а в иных науках возможно лишь персональное знание" /1280/. Цель данной работы — опровергнуть его.
       Отрицательные оценки реальности отдельных явлений часто являются следствием принципиального подхода автора. Скажем, А. Харди утверждает, что дистанционная передача мыслей осуществляется путем телепатии, а ясновидение не играет при этом роли, а мнение Райна — противоположно /658/. Отсюда противоположность их признаний и отрицаний. Отрицательные суждения часто исходят от лиц, лично не участвовавших в исследованиях и рассуждающих умозрительно. Так, врач Г. Гейне утверждает, что все явления психизма и медиумизма (о которых она судит с чужих слов) объясняются чисто физиологически: "макрофаги образуют в организме химическую коммуникационную систему" /569/. В противоположность этому, заядлый скептик, иллюзионист Р. Гудини, лично ознакомившись с явлениями из практики сенситивов Юма и Дидье, подтвердил их безусловную подлинность и паранормальность /1382/.
       Проведенный опрос широких кругов лиц показал, что 2/3 ученых и половина неспециалистов признают наличие внечувственного восприятия; наиболее скептичны психологи: "нет пророка в отечестве своем" /1401/. Среди обывателей распространено отвращение к психизму, "боязнь" его, опасение скрытых от них непонятных сил /1002/ Д.Белов предлагал для убеждения скептиков создать комплекс доказательств реальности psi, в том числе "паранормальные предметы" (например, цепь колец из дерева разных цород) и методику производства простых, воспроизводимых и показательных опытов /239/. Касаясь общей оценки парапсихологии, С. Криппнер пишет что столетний опыт исследований не сделал парапсихологию наукой, поскольку не создана общепринятая теория и не получен должный фонд доступных проверке повторяющихся и формально зафиксированных результатов /1002/. Тем не менее парапсихология постепенно прокладывает свой путь и научные круги начинают поворачиваться к ней лицом. Наряду с этим положительным аспектом популяризации парапсихологии и вообще психизма, наблюдаются и отрицательные аспекты, особенно в США. В их числе отмечают избыточную популярность курсов по "исправлению умов" медитацией (общество "Mind control", охватывающее 60000 человек); призывы к практическому использованию астрологии и алхимии; неквалифицированные опыты экзорсизма; бездумное следование оккультизму и тому подобные примеры суеверия, мистики и превдонаучности /712/. Большое внимание привлекают и часто ассоциируются с парапсихическими такие вопросы, как НЛО, Бермудский треугольник, снежный человек, Несси и т.д. Некоторые парапсихологи отрицают причастность этих вопросов к психизму /1509/. Другие полагают, что эти объекты, равно как и чудесные исцеления, плачущие и кровоточащие статуи и портреты, являются "паранормальными творениями разума людей" — частично материализованными мыслеобразами /1005/. Некоторые парапсихологи приложили руку к исследованию НЛО, о чем имеется ряд публикаций {141-6}. Профессор А. Пухарич и И. Сандерсон утверждают, что лично обследовали "летающие тарелки" /888, 1509/. Затруднительно сейчас судить, где кончается достоверное и начинаются фантазии. Лучше говорить о том, что изучено и прекращать речь там, где данных мало. Вообще же, необходимо помнить, что чем меньше знаний, тем больше мистики и таинственности. В древности все явления природы объяснялись мистически, для каждого из них был свой отдельный бог. С развитием науки, с познанием природы, круг суеверия постепенно сужался. Явления психизма сейчас включают в этот круг лишь неосведомленные обыватели и консерваторы от науки. Непредубежденное же естествознание говорит: нет чудес, нет мистики, есть лишь непознанное. Все наблюдаемое принадлежит Природе, но она сложнее и менее изучена, чем принято думать.


1 О таких стимулах, как модность и наукообразность можно лишь догадываться.
2 При ознакомлении с пятой частью книги читатель увидит, что "оккультность" ядерной физики - плод недоразумения.
3 Автор не может со всем этим согласиться.
4 Эти вопросы обсуждаются в пятой части данной работы.
5 Правильным является представление о формировании того, что окружает сообщество По, в результате объединения их волевых посылов, но отнюдь не представление о взаимосвязанности П: как показывает опыт, это положение данной теории является ошибочным.
6 П, по нашей терминологии.
7 Явное несоответствие наблюдениям.